Понедельник , 26 Сентябрь 2022
Домой / Новейшая история / Саур-могила — «Маленький Сталинград»

Саур-могила — «Маленький Сталинград»

Рождение «Миус-фронта».

В начале Великой Отечественной войны Красная армия уходила из Донбасса в два этапа.

В октябре 1941 года гитлеровцы заняли Сталинскую (Донецкая) область, и южный фронт на несколько месяцев стабилизировался в этом районе по линии Дебальцево-Чистяково-Дьяково.

Чистяково — это нынешний Торез. От него до Саур-Могилы по прямой всего 15 км, в ноябре 1941 года фашисты двинули свои войска на Ростов. На большей части Восточного Донбасса развернулись ожесточённые бои, Красная армия не оставляла ни одно село без упорных боев.

Жестокие бои шли за Саур-Могилу — господствующую высоту Донецкого кряжа, круто обрывающегося на стороне, обращенной к Приазовской низменности — Таганрогу, Ростову.

Захватив Восточный Донбасс гитлеровцы понимали, что Красная Армия ещё вернётся, поэтому фашисты сразу приступили к строительству мощных оборонительных укреплений, получившие название «Миус-фронт».

Опираясь на множество высот на левом берегу степной речки Миус, немцы строили глубоко эшелонированную оборону, оборудованную полевыми фортификационными сооружениями. Оборонительные укрепления позволили гитлеровцам легко отразить первую попытку Красной армии прорвать их оборону в декабре 1941 года.

В ожидании грандиозной битвы под Курском (05.07.1943 по 23.08.1943 г.) немецкое командование продолжало строительство в степях Донбасса фортификационных сооружений «Миус-фронта», превратив их мощную линию обороны, поражающую воображение.

Глубина гитлеровских укреплений местами доходила до 11 км. Всего для обороны было задействовано почти 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров.

Вторая линия немецкой обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик и через населённые пункты Красный Кут, Мануйловка, Андреевка.

Третья линия обороны проходила по правому берегу реки Кальмиус, к востоку от Сталино, Макеевки и Горловки. Эти укрепления в боях задействованы не были, но и по сей день кое-где можно увидеть их — стоят! Свой оборонительный рубеж на Миусе немцы называли «Маленький Сталинград»

Гитлеровцы построили мощные артиллерийские позиции, цепи дотов и дзотов, пулемётные гнёзда, их количество доходила до 20-30 на квадратный километр. Фашисты заминированы поля. Ширина минных полей была не менее 200 метров. Были прорыты траншеи, противотанковые рвы и выставлены проволочные заграждения.

Для строительства укреплений использовались рельсы, лес со складов на шахтах, разбирались дома местных жителей. По утверждениям историков, в земляных работах участвовало местное гражданское население, включая женщин, детей и стариков, — обычная нацистская практика.

На оперативных штабных картах Саур-Могила была обозначена, как высота с отметкой 277,9 метра. На вершине кургана располагался наблюдательный пункт 6-й армии вермахта (группа Холлидт).

«Миус-фронт» надежно защищал южный фланг германской обороны на Восточном фронте.

В июле 1943 года почти одновременно с Курской битвой началась Донбасская наступательная операция Красной армии с 17 по 31 июля 1943 года.

За годы войны советские военачальники многому научились у своих противников. В том числе и умению прорывать оборону в одном месте сверхмощным бронированным кулаком. 17 июля 1943 г. советские войска внезапной атакой трёх гвардейских механизированных корпусов (с Севера на Юг: 1-й, 4-й и 2-й г.м.к.) при поддержке 31-го гвардейского стрелкового корпуса прорвали фронт на глубину до 10 км и заняли плацдарм на западном берегу реки Миус, в районе сёл Степановка и Мариновка. В состав занятого плацдарма входила и — Саур-Могила -высота 277,9 м, ставший частью нашего плацдарма, который за две недели боев с фашистами расширить не удалось.

Для ликвидации угрозы немецкое командование срочно перебросило из-под Курска авиацию и несколько танковых подразделений с других участков южного направления. В частности, из-под Харькова были переброшены в район Степановки танковые дивизии СС «Дас Райх» и «Тотенкопф».

С 18 по 31 августа 1943 года в районе степного кургана Саур-Могила на штурм шли три полка 5-й ударной армии. Неся потери даже большие, чем ожидаемые при штурме укрепленных высот, советские войска стремились овладеть стратегически важной высотой.

30 августа 1943 г., обойдя немецкие боевые порядки в окрестностях высоты, советские разведчики установили на вершине Саур-Могилы красный флаг. А на следующий день командующий южным флангом немецкого Восточного фронта Манштейн отдал приказ отходить на новую линию обороны — на реке Волчьей, что на границе с Запорожской областью. Иначе его группировка могла неминуемо попасть в окружение и превратиться из «Маленького Сталинграда» в «Донбасский котёл».

Немецкие контратаки начались 29 июля. На Степановку наступала дивизия «Тотенкопф». Советские войска создали в окрестностях села мощный оборонительный рубеж, оснащенный большим количеством противотанковых орудий 76,2 мм, минными полями и проволочными заграждениями. Упорные бои продолжались 30 и 31 июля. Части СС несли крупные потери, но продолжали атаковать. За ходом боев у Степановки внимательно следил сам командующий южным флангом Восточного фронта фельдмаршал Э. фон Манштейн.

31 июля Манштейн прибыл в штаб командующего 6-й армией Холлидта и приказал прекратить атаки, поскольку танковые части СС остро требовались на других участках фронта. Однако командир танкового корпуса СС П.Хауссер настоял на завершении начатого.

Штурм высоты начался 1 августа в 04:00. После артподготовки с применением реактивных миномётов и под прикрытием дымовой завесы на высоту устремились гренадеры СС. Последовал многочасовой рукопашный бой, в результате которого к 16:00 советская пехота была вытеснена с вершины. Однако уже через несколько минут началась советская контратака силами нескольких стрелковых полков. Лишь удар пикировщиков «Штука» и пулемётный огонь нескольких подоспевших немецких танков помешал советским воинам вновь занять высоту.

Упорные бои с участием крупных танковых и моторизованных сил с обеих сторон шли и на других участках плацдарма. В результате к 1 августа гитлеровцам удалось ликвидировать прорыв и вновь выйти на рубеж реки Миус в районе сёл Куйбышево и Дмитровка. На несколько недель на Миус-фронте наступило затишье.

Повторный штурм Саур-Могилы советскими войсками был начат 18 августа 1943 года в 06:00 по московскому времени. В штурме участвовали части 96-й гвардейской Иловайской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин.

Штурму предшествовала двадцатиминутная артподготовка с использованием всей дивизионной артиллерии и залпы дивизиона «катюш». Также была использована воздушная поддержка штурмовиков “Ил-2”.

295-й стрелковый полк под командованием героя Советского Союза Андрея Максимовича Волошина наступал по западным скатам кургана.

293-й полк под командованием подполковника Свиридова наступал по юго-восточным скатам кургана. 291-й стрелковый полк наступал по южным скатам кургана. Правый фланг наступления был прикрыт частями 34-й гвардейской стрелковой дивизии. Левый фланг наступления был прикрыт частями 127-й дивизии полковника Крымова.

295-й стрелковый полк занял высоту 183,0, чем нарушил оборону противника.

29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев в направлении хутора Саурмогильский (теперь село Сауровка) с участием огнемётных танков и САУ оттеснила фашистов.

В ночь с 29 на 30 августа дивизионная разведка под командованием младшего лейтенанта Шевченко с третьей попытки обошла заслоны неприятеля и установила на вершине красный флаг. В разведывательной вылазке участвовало всего 17 человек: младший лейтенант Шевченко; старшина И.Веремеев; старшина Сергей Кораблёв; рядовые И.Дудка, Г.Бондаренко, Н.Иванов, И.Алешин, А.Гаин, С.Селиванов, Н.Симаков, К.Калиничев, Н.Черепов, И.Гавриляшин, К.Петряков, В.Лобков, Меркулов, В.Кобзев. Немцы 12 раз атаковали наш отряд на вершине кургана. Отряд удерживал свои позиции в течение суток, дав возможность перегруппироваться нападающим. Чтобы не попасть под артобстрел, бойцы сделали из окровавленной рубашки лейтенанта Шевченко флаг и обозначили своё присутствие. После смерти лейтенанта Шевченко отрядом командовал Веремеев. К первой группе пробилась вторая под командованием полковника А.А.Сошальского. Лейтенант Шевченко посмертно был награждён орденом Красного знамени.

Высота Саур-Могилы была взята утром 31 августа 1943 года.

За отличие в бою при взятии Саур-Могилы Семён Самуилович Левин был награждён орденом Красного Знамени.

31 августа немецкая группа войск западнее Таганрога, 29-й АК, прорвался вдоль побережья Азовского моря на запад через боевые порядки советского 4-го кавалерийского корпуса. Командующий группой «Юг» Эрих фон Манштейн, наконец, получил разрешение Гитлера на отвод из Донбасса войск группы «Юг», над которой к этому времени нависла угроза окружения и уничтожения. В этом случае выдвинутый далеко на восток «язык» левого края 6-й армии Холлидта, опирающийся флангом на позицию у Саур-могилы, становилось бессмысленно удерживать, в расчёте на контрудар на юг с целью отсечения глубоко прорвавшихся войск Южного фронта.

Тактическое значение   опорного пункта у Саур-могилы для немцев было утеряно, создалась угроза окружения, советские войска выходили за спиной 6-й армии Холлидта к Красноармейску, всё отчётливей для немецкого командования замаячил призрак нового котла, «донецкого», «Сталинграда» — и в ночь с 31 августа на 1 сентября высота Саур-могилы была оставлена. Отступление гитлеровцев обнаружила наша разведка под утро, перед началом очередного штурма.

О преследовании немецких заслонов мы узнаём из донесения командира 96-й стрелковой дивизии как взятие высоты и выполнение поставленной командованием боевой задачи (в донесении командира 271-й стрелковой дивизии «дипломатично» указано о «выходе на плато высоты 278, Саур-Могилы». Далее командиром 271-й дивизии было организовано преследование отступающего противника, вплоть до создания подвижных групп на автотранспорте артполка дивизии, по воспоминаниям ветеранов дивизии и, в частности, начштаба 3-го батальона 865-го стрелкового полка капитана Розмарицы Романа Федотовича).

В опубликованном рассказе командира 96-й сд Левина конца 1960-х годов роль 271-й дивизии, в трёхдневных штурмах существенно преуменьшена. Она, как и её «сосед», непосредственно все эти дни штурмовала юго-западный склон высоты, последовательно введя в бой оба стрелковых полка, и потеряв до половины личного состава (от боевого состава на момент начала атак). Именно 3-й батальон 271-й дивизии вышел первым на рубеж атаки после взятия Григорьевки (Калиновки, по старым картам) и попытался «с ходу» взять «проклятый пупырь» 28 августа, но натолкнувшись на плотный пулемётно-миномётный огонь, откатился к балкам и стал окапываться. Местность для наступления была крайне неблагоприятна, так как лощины и балки перед цепью высот были открыты в сторону противника, и защищали от его огня слабо. Вышедшая к отрогам высот 127-я сд 28 августа командующим 5-й ударной армии была смещена влево, а её место заняли более «свежие» на тот момент полки 271-й сд.

Дань подвигу и воспоминания участников сражений 1943 г.

На боковых сторонах пилонов высечены наименования войсковых частей и соединений, которые принимали участие в освобождении Донбасса.

После Великой Отечественной войны комплекс на Саур-Могиле стал ассоциироваться с нашей Великой Победой, с войной, с подвигом дедов. Он даже попал на флаг Шахтерского района Донецкой области как самая яркая местная достопримечательность.

Посещение Саур-Могилы 9 мая на День Победы и 8 сентября на День Освобождения Донбасса разного рода делегациями, не говоря уже о жителях близко к ней расположенных Тореза, Снежного, Шахтерска, Амвросиевки, стало делом просто обязательным.

Ветераны Великой отечественной войны и участники сражений 1943 года приезжают на Саур-Могилу, чтобы встретиться с однополчанами, почтить память павших в бою товарищей по оружию, возложить цветы к памятнику… Вспомнить те сражения и рассказать о них молодёжи.

Одним из самых страшных впечатлений штурмов Саур-Могилы 1943 года у бойцов были воспоминания о том, как они ползли по крутому склону кургана вверх, к немецким дзотам, а фашисты выбрасывали из амбразур гранаты. Вид катящейся сверху навстречу, подпрыгивающей гранаты, и ожидание, когда она разорвётся — у твоей ли головы, на спине ли, или на соседе — остался кошмаром у многих выживших участников тех боёв… Для защиты от пуль и осколков залёгшие на склонах бойцы использовали тела своих убитых товарищей… «Кто хоть однажды видел это — тот не забудет никогда…»

Из фотокопии записной книжки командующего 5-й ударной армии, хранящейся в музее г. Амвросиевка, видно, как в течение 28-31 августа командование тасовало подразделения разных полков и дивизий в ходе практически беспрерывных атак высоты 278.

В 1967 году при встрече однополчан на открытии мемориала начальники штабов трёх полков 96-й и 271-дивизий, принимавших участие в тех боях за высоту, искренне недоумевали, рассматривая крутой южный скат кургана, «как мы шли туда, прямо в лоб, почему было бы не обойти…» вспоминает участник боёв за высоту комсорг третьего батальона 271-дивизии старший сержант С.Т.Ашихмин.  Из-за больших потерь в полку на второй день штурма он принял командование 8-й стрелковой ротой, в которой осталось около 30% списочного состава. Старший сержант С.Т.Ашихмин дошел до Берлина и вернулся с Победой в свою родную Амвросиевку.

По воспоминаниям ветеранов 271-дивизии, после неудачного непрерывного штурма 29 августа, ночью в тыл противнику, сделав крюк в 2 км через позиции соседа справа, ушла разведгруппа 96-й сд младшего лейтенанта Шевченко, перед высотой встретившись с полковой разведгруппой старшины Кораблёва. По мнению ветеранов, группам могла быть поставлена боевая задача в качестве штурмовых групп атаковать дзоты на высоте с тыла. Объединившись под командой Шевченко, бойцы вышли с тыла в район северо-восточного ската, к самой вершине, но с наступлением рассвета были замечены, приняли бой, смогли вывести из строя лишь крайние дзоты в полосе 96-й сд и заняли круговую оборону, вывесив сигналом для своих товарищей под высотой окровавленную сорочку раненого командира, так как в 6 утра, как им было известно, должна была начаться артподготовка для нового штурма. Артподготовка, с возможной коррекцией, всё же была проведена и батальон 96-й стрелковой дивизии, возглавленный замкомдивизии полковником Сошальским, пробился по юго-восточным скатам к своим бойцам, однако развить успех не удалось.

Немцы использовали авиацию, уверенно работавшую по высоте (дзоты, в которых засели их пулемётчики, были в несколько накатов и выдерживали прямое попадание 250-кг авиабомб и снарядов калибра дивизионной артиллерии), САУ и огнемётные танки. К середине дня 31 августа из-за больших потерь (погибли, в частности, и дважды раненый Шевченко, и Сошальский, и майор Филатов, капитан Иванов) высоту пришлось оставить.

Вечером 31 августа, с наступлением темноты, подразделения 271-й сд начали выдвижение к скатам высоты для предутреннего нового штурма, но около полуночи со стороны противника внезапно начался шквальный артиллерийско-миномётный огонь, не менее часа. Войска 271-стрелковой дивизии, выдвинутой к высоте слева 127-дивизии и 96-дивизии приготовились к отражению мощного контрудара противника, однако через пару часов ожидания и разведки выяснилось, что это был заградительный огонь для обеспечения отхода немецких войск с рубежа. К рассвету заслоны немцев на высоте и за ней были сбиты, и организовано преследование противника, 127-й сд на Снежное, на восток, 271-й, нащупавшей «хвост» отходящего противника, — на север, в направлении Чистяково (Торез), 96-й сд на запад, в направлении Иловайска (дивизии прошли высоту «перекрёстно»).

В начале 1970-х годов была исправлена ошибка в описании штурма, относительно участия в нём бойцов 271- стрелковой дивизии, в материалах музея на Саур-Могиле.

Через несколько дней после занятия высоты из близлежащих сёл были мобилизованы местные жительницы. Им были выданы марлевые повязки на лицо и они три дня собирали трупы павших при атаках 28—31 августа. Тела на жаре уже разлагались. После сбора трупов они были уложены в штабеля и сожжены, останки (кости) захоронены где-то перед высотой, со стороны пропитанного кровью южного склона. Данные на погибших рядового и сержантского состава не устанавливались, место захоронений останков после кремации не было отмечено и ныне неизвестно.

«Когда забывают войну, начинается новая,
память — главный враг войны»
Аристотель.

 

 

 

Когда забывают войну, начинается новая...
Мемориальный комплекс Саур-Могила

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*