Четверг , 20 Июнь 2024
Домой / Русский след в мире / Русский философ Иван Ильин

Русский философ Иван Ильин

Иван Александрович Ильин родился 9 апреля (28 марта по старому стилю) 1883 года в Москве. Родители будущего философа были образованными, религиозными людьми и стремились дать сыну хорошее воспитание и образование.
Его отец, Александр Иванович Ильин, принадлежал к дворянскому роду, служил губернским секретарём присяжного поверенного Округа Московской судебной палаты, он был крестником императора Александра II, убитого революционерами-террористами. До конца своей жизни Александр Иванович чтил покойного императора.
Его мать, Екатерины Юльевны Швейкерт происходила из российских немцев. Она приняла православие перед венчанием и вместо Каролины Луизы фон Штадион стала зваться православным именем — Екатерина Юльевна Ильина.

Учился Иван сначала пять лет в 5-Московской гимназии, а затем три года в 1-Московской гимназии, среди питомцев которой были Тихонравов, Владимир Соловьев, Милюков. По воспоминаниям одноклассника:

Ильин был «светлый блондин, почти рыжий, сухопарый и длинноногий; он отлично учился… но, кроме громкого голоса и широкой непринужденной жестикуляции, он в те время как будто ничем не был замечателен. Даже товарищи его не предполагали, что его специальностью может стать и стала — философия.»2

В 1901 г. Иван закончил гимназию с золотой медалью, получив прекрасное классическое образование. Ко времени поступления на юридический факультет Московского университета Иван Ильин знал церковнославянский, греческий, латинский, немецкий и французский языки.

С детских лет Ильин мечтал заниматься филологией и философией, но по настоянию отца он, как и старшие братья, занялся юриспруденцией. 15 июля 1901 г. Ильин подал прошение ректору Московского университета о зачислении его на юридический факультет, такую возможность давал ему блестящий аттестат. В университете он получил фундаментальную подготовку по праву, которое изучал под руководством выдающегося философа-правоведа П.И. Новгородцева3. Один из учителей будущего философа в университете так характеризует его:

«Ильин проявляет совершенно выходящую из ряда трудоспособность, соединенную с величайшей преданностью избранной им специальности. Его приходилось не побуждать, а останавливать в занятиях, опасаясь за его переутомление от чрезмерной работы».

О глубоком интересе Ивана Ильина к философии свидетельствуют его кандидатские сочинения об идеальном государстве Платона и об учении Канта о «вещи в себе» в теории познания, а также шесть сочинений, которые он подал в период 1906-1909 гг.—
«О «Наукоучении» Фихте Старшего издания 1794 г.»,
«Учение Шеллинга об Абсолютном»,
«Идея конкретного и абстрактного в теории познания Гегеля»,
«Идея общей воли у Жан-Жака Руссо»,
«Метафизические основы учения Аристотеля о Doulos Fysei»4, «Проблема метода в современной юриспруденции ».

По окончании университета Ильин был удостоен диплома первой степени, а в сентябре 1906 г. на заседании юридического факультета по предложению князя Е.Н.Трубецкого он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию5.

В 1906 году Ильин женился на Наталии Николаевне Вокач, которая занималась философией, искусствоведением, историей и была духовно близка ему и разделяла с ним все невзгоды его жизни.

В 1909 г. Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права и после пробных лекций был утвержден в звании приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Московского университета. С 1910 г. он стал членом Московского психологического общества; в журнале «Вопросы философии и психологии» вышла сто первая научная работа «Понятия права и силы».

В конце 1910 года вместе с женой Ильин уехал в научную командировку и провёл два года в Германии, Италии и Франции. Он работал в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Геттингена, Парижа, выступал с докладами на семинарах Г.Риккерта, Г.Зиммеля, Д.Нельсона, Э,Гуссерля.
В Берлинском университете Ильи подготовил диссертацию о философии Гегеля. Работая над Диссертацией, Ильин далеко выходил за рамки обычных требований к текстам.

«Не хочется подходить к ней, как к академическому испытанию и отодвигать на второй план её научно-творческий характер. Хочется, чтобы она была Leistung, а не смазанная магистерская компиляция. Мечтаю издать её потом по-немецки; ибо знаю хорошо, что она так же, как и моя последняя работа о Фихте,— никому не будет нужна в России. А в Германии, может быть, кому-нибудь и сгодится.
Главное стремление мое — обуздать в работе формально-методологический, все разлагающий и распыляющий в анализе подход, который мне легок и свойственен, и сделать то, что труднее и важнее: дать синтетически построяющее вскрытие»— писал он7.

По возвращении в Москву Иван Ильин продолжает работу в Московском университете. Начинают выходить его философские работы: «Идея личности в учении Штирнера.
«Опыт по истории индивидуализма» (1911),
«Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте Старшего. Опыт систематического анализа» (1912),
«Шлейермахер и его «Речи о религии» (1912),
«О любезности. Социально-психологический опыт» (1912),
«О возрождении геге-лианства» (1912),
«Философия Фихте как религия совести» (1914),
«Основное нравственное противоречие войны» (1914), «Духовный смысл войны» (1915),
«Философия как духовное делание» (1915),
«Основы законоведения. Общее учение о праве и государстве» (1915).
Были опубликованы также шесть больших статей о философии Гегеля, вошедшие потом в знаменитую двухтомную монографию, изданную в 1918 г. и ставшую его диссертацией — «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека», которую он блестяще защитил, получив при этом сразу две степени: магистра и доктора государственных наук.

Февральская революция 1917 г. поставила перед Ильиным серьезную проблему, рухнул государственный строй его Родины; он — учёный-юрист; каково его отношение ко всему происходящему? Ильин определяет его в пяти небольших, но важных брошюрах, опубликованных между двумя революциями семнадцатого года в издании «Народное право».
В пяти брошюрах Ильин сформулированы свои взгляды на основы правового государства, на пути преодоления революции как временного общественного беспорядка в стремлении к новому, справедливому социальному строю.

«Всякий порядок жизни имеет известные недостатки, и, по общему правилу, устранение этих недостатков достигается посредством отмены неудовлетворительных правовых норм и установления других, лучших. Каждый правовой строй должен непременно открывать людям эту возможность: совершенствовать законы по закону, т.е. улучшать правовой порядок, не нарушая правового порядка. Правовой строй, который закрывает эту возможность для всех или для широких кругов народа, лишая их доступа к законодательству, готовит себе неизбежную революцию» пишет он8.

После октябрьской революции 1917 года Ильин читал лекции на юридическом факультете Московского университета и в других высших учебных заведениях Москвы. Он активно противостоял официальной политике, отстаивал принципы академической свободы, подвергавшиеся в те годы попранию. Его позиция была чётко определена; позже он писал:

«Уходят ли от постели больной матери? Да ещё с чувством виновности в её болезни? Да, уходят— разве только за врачом и лекарством. Но, (уходя за лекарством и врачом, оставляют кого-нибудь у её изголовья. И вот у этого изголовья мы и остались. Мы считали, что каждый, кто не идёт к белым и кому не грозит прямая казнь, должен оставаться на месте»9.

Революция 1917 года для Ивана Ильина стала верхом катастрофического развития общественных процессов. Социализм и коммунизм он не принимал. Именно ему принадлежат строки:

«Социализм по самой природе своей завистлив, тоталитарен и террористичен; а коммунизм отличается от него только тем, что он проявляет эти особенности открыто, беззастенчиво и свирепо».

В этой трагической обстановке И.А.Ильин написал «Учение о правосознании»10, стал председателем Московского Психологического общества (он был избран в 1921 г. на место скончавшегося Л.М Лопатина). Последнее из публичных выступлений Ильина состоялось весной 1922 г. на общем собрании Московского Юридического общества, где обсуждались основные задачи правоведения в России в свете революции 1917 г., последовавшей за ней гражданской войны и победы большевиков.
Ильин считал, что правильно сформулировать задачи русского правоведения могут те, кто от начала и до конца наблюдая этот исторический процесс на месте, те, кто видел

«и старое со всеми его недугами и во всей его государственной силе, и безмерное испытание войны, и упадок инстинкта национального самосохранения, и неистовство аграрного и имущественного передела, и деспотию интернационалистов, и трёхлетнюю гражданскую войну, и психоз жадности, и безволие лени, и хозяйственную опустошенность коммунизма, и разрушение национальной школы, и террор, и голод, и людоедство, и смерть…   Конечно, опыт, полученный нами, не есть просто опыт правовой и политический: он глубже — до уровня нравственного и религиозного; он шире — до объёма хозяйственного, исторического и духовного вообще11.

Мыслитель считал, что в СССР русский народ является самым угнетенным, что Православная Церковь находится на грани выживания, и поэтому не может быть никакого снисхождения к существующей большевистской власти.    Советская власть вполне справедливо видела в нём серьезного идеологического противника.

Шесть раз большевики подвергали Ильина аресту, дважды его судили (30 ноября 1918 г. на Президиуме Коллегии Отдела по борьбе с контрреволюцией и 28 декабря 1918 г. в Московском Революционном Трибунале12), и оба раза он был оправдан за недостаточностью обвинения и амнистирован.  Последний раз его арестовали 4 сентября 1922 г. и обвинили в том, что он

«с момента октябрьского переворота до настоящего времени не только не примирился с существующей в России Рабоче-Крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности»13.

26 сентября 1922 года Ильин и его жена оказался в списке высылаемых из Советской России учёных, философов и литераторов отправились из Петрограда на так называемом «философском» пароходе в Штеттин, в Германию.

В Берлине начался новый этап жизни Ивана Ильина, длившийся 16 лет. Вместе с другими русскими эмигрантами он включился в работу по организации Религиозно-философской академии, философского общества и журнала.
В январе 1923 г. в Берлине на открытии Русского научного института Ильин произнёс речь, изданную позже отдельной брошюрой «Проблема современного правосознания». Он стал профессором Берлинского института, читал лекции на курсе энциклопедии права, истории этических учений, введения в философию и в эстетику на русском и немецком языках.

В 1923-1924 гг. Иван Ильин стал деканом юридического факультета Берлинского института, в 1924 г. избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете. Именно в это время Ильин проявил себя как выдающийся православный русский философ. Он участвовал в издании сборника «Россия и латинство» (1923 г.). Философ категорически выступил в защиту православия перед попытками Католической церкви масштабно внедриться в Россию в период, когда Русская Православная Церковь подвергалась гонениям.

Заграницей Ильин очень много писал и печатался.  Читал лекции Ильина о русских писателях, о русской культуре, об основах правосознания, о возрождении России, о религии и церкви, о советском режиме, с которыми он около 200 раз выступал в Германии, Латвии, Швейцарии, Бельгии, Чехии, Югославии и Австрии в 1926-1938 гг. С 1925 г. за рубежом начинают выходить его крупные философские работы:
«Религиозный смысл философия. Три речи» (1925),
«О сопротивлении злу силою» (1925),
«Путь духовного обновления. (1935),
«Основы художества. О совершенном в искусстве» (1937).
Ильин закончил книгу «О тьме и просветлении. Книга художественной критики. Бунин — Ремизов—Шмелев», но не нашёл для неё издателя, книга вышла только в 1959 г. Вышли в свет его знаменитые брошюры:
«Родина и мы» (1926),
«Яд большевизма» (1931),
«О России. Три речи» (1934),
«Творческая идея нашего будущего»(1937),
«Основы христианской культуры» (1937),
«Основы борьбы за национальную Россию» (1938),
«Кризис безбожия» (1951) и др.

Центральное место в жизни Ильина занимали тесно связанные между собой политика и философское творчество. Он входил в редакцию парижской газеты «Возрождение», редактируемой П.Б.Струве, активно публиковался в «Русском инвалиде», «Новом времени», «Новом пути», «России и славянстве», «России» и других эмигрантских изданиях.

В 1927-1930 гг. Ильин был редактором-издателем журнала «Русский колокол» (вышло 9 номеров). Он участвовал в работе Российского Зарубежного съезда весной 1926 г., поддерживал тесную связь с Русским Обще-Воинским Союзом (РОВС), принимал участие в Сент-Жюльенском съезде, организованном в 1930 г. Русской Секцией Международной Лиги борьбы с III Интернационалом.
Несмотря на то, что Ильин был одним из идеологов Белого движения и активно включился в политическую жизнь, в своей политической философии он основывался на внепартийных принципах надпартийности, он никогда не был членом ни одной политической партии или организации.

Ильин великолепно понимал, что Западу не нужна сильная Россия. Он писал:

«Не следует закрывать себе глаза на людскую вражду, да ещё в исторически-мировом масштабе. Неумно ждать от неприятелей доброжелательства. Им нужна слабая Россия, изнемогающая в смутах, в революциях, в гражданских войнах и в расчленении.

Им нужна Россия с убывающим народонаселением, что и осуществляется за последние 32 года. Им нужна Россия безвольная, погруженная в несущественные и нескончаемые партийные распри, вечно застревающая в разногласии и многоволении. Неспособная ни оздоровить свои финансы, ни провести военный бюджет, ни создать свою армию, ни примирить рабочего с крестьянином, ни построить необходимый флот. Им нужна Россия расчлененная, по наивному «свободолюбию» согласная на расчленение и воображающая, что её «благо» – в распадении. Но единая Россия им не нужна».

Иван Александрович Ильин за всю свою жизнь написал более сорока книг и трехсот статей на русском и на немецком, которым владел в совершенстве.

Исходя из православного понимания истории, он утверждал, что все современные войны и бедствия человеческие происходят из-за потери «цивилизованной Европой» христианской веры:

«Если человек верит только в чувственные наслаждения, принимая их за главнейшее в жизни, их любя, им служа и предаваясь, то он сам превращается постепенно в чувственное существо, в искателя земных удовольствий, в наслаждающееся животное; и это будет выражаться в его лице и в его походке, смотреть из его глаз и управлять его поступками…

Если человек верует в Бога или хотя бы в божественное начало, проявляющееся в земных явлениях и обстояниях, то божественные содержания становятся для него жизненным центром и в созерцаниях, и в поступках, чем-то важнейшим и главнейшим, любимым, искомым, желанным и уже в силу одного этого – всегда присутствующим в душе обстоянием».

Ильин очень рано сумел распознать подлинное лицо нацизма. Через полгода после прихода Гитлера к власти в 1934 г. Ильин был уволен из Берлинского университета за отказ вести преподавание в соответствии с партийной программой национал-социалистов. В 1938 г. гестапо наложило арест на все его печатные труды и запретило ему публичные выступления. Философу, лишенному всех источников существования, грозила голодная смерть или заключение в концлагерь. Иван Александрович решил покинуть Германию и переехать в Швейцарию.

Хотя на его выезд из Германии был наложен запрет, ему удалось получить визы для себя и своей жены благодаря счастливым случайностям, в этом он усматривал промысел Божий. В июле 1938 г, Ильины уехали в Швейцарию. Швейцарские власти приняли беглеца, запретили ему всякую политическую деятельность и даже хотели выдворить обратно в Германию по причине, что «Ильин не имеет самостоятельного дохода». Ивана Ильина спас великий русский композитор Сергей Рахманинов, он просто дал 4 тысячи франков, и Ильины обосновались в пригороде Цюриха Цолликоне.  Об этой услуге Иван Ильин всегда вспоминал со слезами на глазах.
В Швейцарии Ильину была запрещена политическая деятельность, но он продолжал работать, в течение шести лет он писал для РОВСа 215 выпусков бюллетеней заочных чтений, только для единомышленников, которые он подписывал псевдонимом Юлиус. После его смерти эти политические статьи были изданы в двухтомнике «Наши задачи»(1956). В те годы, размышляя о Родине, Ильин написал:

«…Моё единственное утешение вот в чём: если мои книги нужны России, то Господь сбережет их от гибели, а если они не нужны ни Богу, ни России, то они не нужны и мне самому. …моё честолюбие в том, чтобы мои книги после моей смерти ещё долго строили Россию. Ибо я живу только для России».

Особое место среди произведений Ильина занимает труд, завершённый в 1943 году «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», в которой Ильин мощно раскрылся, как настоящий православный человек.
Над всей планетой Земля неслась буря Второй Мировой войны, а Ильин писал о любви, о человеке, о величии Божием:

«Сердце зрит во всем Божественное, радуется и поет; и светит из той глубины, где человечески личное срастается со сверхчеловечески-божественным до неразличимости: ибо Божии лучи пронизывают человека, а человек становится Божиим светильником. Тогда сердце вдыхает из Божиих пространств и само дарит любовь каждому существу, каждой пылинке бытия и даже злому человеку».

В 50-е годы Ивану Александровичу удалось закончить и издать произведение—«Аксиомы религиозного опыта» (1953), над которым он работал более 33 лет, два тома исследований по религиозной антологии с обширными литературными добавлениями.

Выходят в свет его многочисленные работы на немецком языке. Среди них следует отметить «триптих философско-художественной прозы — сочинения, связанные единым внутренним содержанием и замыслом:
1.«Ich schaue ins Leben. Ein Buch der Besinnung» (Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий).
2. «Das verschollene Herz. Ein Buch stiller Betrachtungen» (Замирающее сердце. Книга тихих созерцаний) (1943),
3. «Blick in die Ferne. Ein Buch der Einsichten und der Hoffnungen» ( Взгляд вдаль . Книга размышлений и упований) (1945).

«Эти три книги представляют собой совершенно своеобразное литературное творчество: это как бы сборники не то философических эскизов, не то художественных медитаций, не то просветительно-углубленных наблюдений на самые разнообразные темы, но проникнутые одним единым творческим писательским актом — «ВО ВСЕМ ВИДЕТЬ И ПОКАЗАТЬ БОЖИЙ ЛУЧ»— писал его ученик Р.М.Зиле14.

Русским вариантам этих книг Ильин дал иные названия:
1. «Огни жизни. Книга утешений»,
2. «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний»
3. «О грядущей русской культуре».
Вторую книгу он полностью закончил, работал над третьей, но издателей при жизни не нашел — «Поющее сердце» издала его жена только в 1958 г.
Ильин пытался закончить и книгу «О монархии», готовил к изданию «Путь к очевидности», приводил в порядок другие работы.

Иван Александрович Ильин отошёл ко Господу 21 декабря 1954 года.Похоронен Иван Александрович в Цолликоне под Цюрихом. На плите, стоящей на могиле Ильина и его жены, она умерла через 8 лет (30 марта 1963 г), высечена эпитафия:
Alles empfunden
So viel gelitten
In Liebe geschauet
Manches verschuldet
Und wenig verstanden
Danke Dir, ewige Gute!

Всё почувствовано
Так много выстрадано
Узрено в любви
Немало взято на душу
Постигнуто немногое
Спасибо Тебе, вечная Доброта!
(Перевод с нем. А.В.Михайлова).

Жизнь философа была тернистой, но светлой. Ильин переносил удары судьбы стойко и подвижнически, сохраняя любовь к России и веру в ее возрождение.

«Его философский путь был труден. Его жизненный путь, вероятно, ещё труднее. И мне кажется, что верной своей спутнице Наталии Николаевне Ильиной на горький вопрос: «долго ли ещё маяться?» он мог ответить как неистовый Аввакум: «до самой смерти, матушка16

Архив Ильина его друзья переправили в США. Исследователь его творчества Н.П.Полторацкий15 сделал очень много для издания новых и переиздания старых трудов замечательного русского философа.

После падения советской власти творения Ильина стали печатать в России, и оказалось, что он нам нужен и актуален для наших дней.

В 2005 году прах Ивана Ильина перезахоронили в России, а его архив ныне хранится в Московском государственном университете. Ильин, по воле Божией, наконец-то, вернулся домой.

ПРИМЕЧАНИЯ.

1. По материнской линии И.А.Ильин — немецкой крови; его дед, Юлиус Швейкерт (фон Штадион, г. Виттенберг), был коллежским советником. Имя деда Ильин выбрал в качестве псевдонима для некоторых своих работ на немецком языке.

2. Вишняк М. Дань Прошлому. Нью-Йорк. 1954. С.40.

3. О своем учителе после его кончины И.А.Ильин написал полные благодарности    строки.    См.: Памяти    П.И. Новгородцева.— «Русская мысль». Прага-Берлин, 1923/24, Кн. IХ-ХП. С 369-374. О духе, царившем в школе П.И. Новгородцева, он вспоминал: «О каждом он заботился индивидуально, добывая стипендии, уроки, разрабатывая темы, щедро ставя свою подпись на библиотечных карточках. Сочинение давалось за сочинением; медленно возрастало здание духовной индивидуальности» (Там же. С. 373).

4. Учение Аристотеля о «рабстве от природы» (Аристотель, Политика, I).

5.   См. ЦГИА г. Москвы, ф. 418, оп. 463, д, 36, л. 119.

6.   Евгения Герцык, родственница жены Ильина Наталии, вспоминает. «Двоюродная сестра не была нам близка, но — умная и молчаливая — она всю жизнь делила симпатии мужа, немного ироническая к его горячности. Он же благоговел перед её мудрым спокойствием. Молодая чета жила на гроши, зарабатываемые переводом: ни он, ни она не хотели жертвовать временем, которое целиком отдавали философии. Оковали себя железной аскезой — всё строго расчислено, вплоть до того, сколько двугривенных можно в месяц потратить на извозчика; концерты, театр под запретом, а Ильин страстно любил музыку и Художественный театр» (Герцык Е. Воспоминания. Париж, 1973. С.153-154). Вместе они перевели работу Г.Зиммеля «О социальной дифференциации» (М., 1908), а также книгу Эльсцбахера «Анархизм» и два трактата Руссо, которые не удалось издать. Ильин посвятил жене свои основные труды.

7. Письмо к Л.Я.Гуревич от 13 авг. 1911 г.— ЦГАЛИ, ф. 131, оп. 1, ед.хр. 131, л. 2-4. Leistung — строго, основательно выполненная работа (нем).

8. См:   Порядок   или   беспорядок?   Изд-во «Народное право», сер. «Задачи момента., № 3. М., 1917. С. 4-5.

9. Очерки внутренней России.— «Новое время», 25 окт. 1925, № 1348.

10. Впервые опубликовано после его смерти под названием «О сущности правосознания» (Мюнхен, 1956).
11. Основные задачи правоведения в России.— «Русская мысль». Кн. VIII – II, Прага, дек. 1992. С. 162-188.

12. См.: Центральный архив КГБ СССР, дело № 1315. архив Р-22082, л. 7; дело № 193. архив Н-191, л. 314-320.

13. Центральный архив КГБ СССР, дело № 15778, архив Н-1554, л.
15. Полторацкий Николай Петрович (1921-1990), профессор Питтсбургского университета (США),   последний   распорядитель  наследия И.А.Ильина. Писал об Ильине в монографиях: «Русская религиозно-философская мысль XX века» (1975), «Россия   революция» (1988), «Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение» (1989).
16. Редлих. Р. Памяти И.А.Ильина.— «Посев». Мюнхен, 1955.
Ю. Т. Лисица

Лётчик космонавт СССР Алексей Леонов
Сбывшаяся фантастика Александра Беляева

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*