Суббота , 3 Декабрь 2022
Домой / Античное Средиземноморье / Праздники, календарь и определение времени

Праздники, календарь и определение времени

Скржинская Марина Владимировна.
Древнегреческие праздники в Элладе и Северном Причерноморье.

Глава XIV. Праздники, календарь и определение времени.

Названия многих греческих месяцев образованы от наименований отмечавшихся в них празднеств1. Обычно в связи с календарными праздниками эллины определяли время начала и окончания разных работ, исполнения государственных и религиозных должностей, периоды школьных занятий, рассчитывали всевозможные сроки, запоминали даты рождений, свадеб, смертей и др. Таким образом, календарь играл важнейшую роль в жизни любого греческого полиса и имел большое значение при проведении религиозных празднеств. В книге о праздниках в Северном Причерноморье кажется целесообразным посвятить отдельную главу существовавшим здесь календарям и определению времени.

Месяц у греков состоял из трёх декад, и счёт дней велся по дням декады. У греков и римлян отсутствовал еженедельный праздничный свободный день, подобно воскресенью у христиан или субботе у иудеев. Свободными от работы были дни государственных праздников, количество которых в каждом полисе было различным.

Сутки разделялись на 24 часа, но в отличие от современных часы оказывались разной величины, поскольку 12 часов, отводившиеся на дневное время, продолжались от восхода до захода солнца; на оставшуюся тёмную часть суток также приходилось 12 часов. Следовательно, продолжительность часа изменялась в зависимости от времени года и широты пункта, в котором находился тот или иной полис. Часы с постоянной продолжительностью впервые стали использовать астрономы и космографы (Strab. II. 5, 36. С. 133).

Простейшее определение времени дня у греков состояло в измерении тени человека количеством умещавшихся на ней ступней.

Существовали также солнечные часы гномон (γνωμών). При раскопках в Северном Причерноморье фрагменты таких часов встречаются, начиная с эллинистического периода; обычно они сделаны из белого мрамора.2 Лучше всего сохранились два образца таких часов римского времени. Часы из Мирмекия поддерживают две ножки в виде звериных лап, а часы из Китея украшены головой быка. Циферблаты разделены на 12 секторов соответственно количеству часов светового дня. Радиальные линии на китейских часах сходятся в одной точке справа ниже, чем слева, что объясняется наблюдениями движения Солнца в районе Китея.3 Как и измерение собственной тени, солнечные часы имели существенные ограничения при использовании: они показывали время лишь в светлую часть суток и только в солнечный день. Ночью время определялось по положению звезд, что возможно лишь в ясную погоду.

С V в. до н. э. из письменных источников известно о водяных часах — клепсидра (греч.κλεψύδρα от κλέπτειν клептейн, «красть»; ὕδωρ hydor, «вода»).  Они состояли из шара с трубкой вверху и мелкими дырочками внизу. Через трубку шар наполнялся водой, которая вытекала за определенное количество времени. Античные авторы пишут о клепсидрах главным образом в связи с их употреблением в суде. Там с их помощью отмеряли время, отведенное для речей истцов и ответчиков. Вероятно, клепсидра стояла в помещении ольвийского суда, фундаменты которого открыты на агоре, и в зданиях судов других городов Северного Причерноморья.

В повседневной же жизни время определяли приблизительно. День делили на четыре части: утро, начинавшееся с рассвета, затем между 9 и 12 часом называли временем «наибольшего наполнения агоры», потому что тогда шла торговля и происходили важнейшие деловые и прочие встречи граждан. Дион Хрисостом начинает свою «Борисфенитскую речь» словами о том, как он встретил юношу Каллистрата, когда прогуливался по берегу Гипаниса в час наибольшего наполнения агоры». После этого наступало полуденное время, и затем часы до заката. Ночь разделяли на три части: вечер, середина ночи и предрассветные сумерки. Таким образом, каждый отрезок суток приходился на разное время, в зависимости от сезона.

Греки, как и другие народы древности, очень дорожили светлой частью дня. В городе и деревне они вставали рано, едва начинало светать. Платон в «Законах» (VII, 807 е) предписывал хозяину дома подниматься до рассвета. Такая практика подтверждается словами Исхомаха в «Экономике» Ксенофонта (XI, 14), объяснявшего своей молодой жене, что она должна встать первой на рассвете и будить слуг.

После заката солнца деловая жизнь замирала. При слабом мерцании светильников нельзя было заниматься большинством ремесел; с наступлением темноты приостанавливались сельскохозяйственные работы, дети возвращались из школы, юноши из гимнасия, прекращались торговля, заседания суда.

древнегреческий календарь в Афинах

Городские празднества с торжественными процессиями и жертвоприношениями в основном совершались днём, но иногда включали и ночь. Например, всенощное бдение (панихис — παννυχίς) при свете факелов с пятого на шестой день Панафинеи сопровождалось песнями и танцами в исполнении юношей и девушек на Акрополе. Видимо, в ту же ночь накануне отмечавшегося 28 Гекатомбеона дня рождения Афины проходила и лампадо-дромия, состязание факелоносцев.4

66. Бегуны с факелами у алтаря. Ника награждает победителя

Мистерии, посвященные Дионису и Деметре, нередко устраивались ночью (Aristoph. Ran. 341, 371, 448). Скиф Анахарсис видел в Кизике ночное празднество Матери богов и пообещал, что справит его таким же образом у себя на родине. Анахарсис совершил ночной ритуал в честь Матери богов неподалеку от Ольвии в Гилее (Her. IV, 76).

Календари многих полисов значительно отличались один от другого датами начала года, названиями месяцев и системой коррекции лунного и солнечного годов. Греки определяли начало года в зависимости от четырех положений Солнца: весеннего и осеннего равноденствия и зимнего и летнего солнцестояния, поэтому греческий год при переводе на современную хронологию охватывает части двух лет.

В Афинах первым месяцем считался Гекатомбеон, наступавший в новолуние после летнего солнцестояния. В Милете год начинался после весеннего равноденствия, в Беотии — после зимнего солнцестояния, а в Спарте -после осеннего равноденствия.5

Сохранились календари далеко не всех античных полисов. Афины, Милет, Делос, Дельфы, Родос и некоторые другие принадлежат к числу тех государств, о которых известно, каковы были у них наименования всех месяцев и их последовательность. Наиболее полные сведения о всей системе календаря в античном Северном Причерноморье относятся к Боспору и Ольвии. Оба эти государства населяли выходцы из Милета. Сначала на новой родине все продолжали культурные традиции своей метрополии, однако, со временем пути их политического, экономического и культурного развития стали расходиться. Это прослеживается, в частности, и на отношении к счислению времени.

Первоначально большинство греков Северного Причерноморья жили по милетскому календарю, в котором год начинался с весеннего равноденствия. Как и у всех эллинов, здесь год делился на 12 месяцев, каждый из них длился от одного новолуния до другого 29 или 30 дней и соответствовал последней и первой частям теперешних месяцев.

Наблюдения небесных светил показывали, что количество дней в 12 греческих месяцах отстает от солнечного года. Раз в несколько лет один из месяцев повторялся. В Ольвии им был открывающий год Тавреон.6 Сейчас неизвестно, кто и как принимал решение о дополнительном месяце в том или ином году; можно лишь констатировать стремление греков согласовать гражданский календарь с естественным, регулируемым наблюдениями Солнца и звезд.

мраморные солнечные часы из Китея

Косвенным свидетельством астрономических наблюдений в Северном Причерноморье могут служить мраморные солнечные часы из Китея, на которых, как уже говорилось, радиальные линии расположены с учётом положения Солнца в небе Таврии.

Возможно, астрономические наблюдения велись при храмах Аполлона, бога-покровителя календаря. В Ольвии и Пантикапее храмы Аполлона играли выдающуюся роль в жизни этих городов. Здесь могли храниться привезенные из Эллады звездные календари, в которых при помощи деления карты неба на знаки Зодиака указывалось ежедневное продвижение Солнца. Греческие астрономы разработали несложные способы перевода звездного календаря на любой местный гражданский.7

Граффито на скифосе V в. до н. э., найденное в 1975 г. в Ольвии, содержит редчайшее перечисление всех месяцев:
Тавреон (март-апрель),
Таргелион (апрель-май),
Каламайон (май-июнь),
Панемос (июнь-июль),
Метагейтнион (июль-август),
Боэдромион (август-сентябрь),
Кианепсион (сентябрь-октябрь),
Апатурион (октябрь-ноябрь), в честь Афродиты Апатурии (обманщицы)
Посейдион (ноябрь-декабрь),
Ленеон (декабрь-январь),
Антестерион (январь-февраль),
Артемисион (февраль-март).8

Эта надпись сохранила наилучшее свидетельство о том, что ольвиополиты и жители других ионийских колоний Северного Причерноморья исчисляли время по милетскому календарю. Упоминание отдельных месяцев с теми же названиями в эпиграфических памятниках эллинистического и римского времени показывает, что календарь в Тире и Ольвии всегда оставался неизменным.9

Безусловно, жизнь боспорских городов также начиналась по милетскому календарю. Так продолжалось до рубежа II-I вв. до н. э., когда царь Митридат Евпатор заменил милетский календарь македонским.10 От него в надписях римского времени сохранились наименования всех месяцев (КБН. С. 846), а от первого уцелели лишь три начальных: Тавреон, начинавшийся, по-видимому, с мартовского весеннего равноденствия, и следовавшие за ним Таргелион и Каламайон. Единственный источник с упоминанием месяцев милетского календаря на Боспоре это граффити на стене святилища в Нимфее. Там авторы надписей, жившие во второй половине III -начале II в. до н. э., записывали даты отправления и прибытия кораблей.11 Остальные месяцы можно восстановить по имеющимся эпиграфическим памятникам Милета и Ольвии.

Македонский календарь широко распространился в греческом мире после завоеваний Александра Македонского. Названия месяцев и начало года отличались от милетских. Год македонского календаря начинался с осеннего равноденствия, а после смерти императора Августа — со дня его рождения, 23 сентября.

В боспорских надписях I-IV вв. неоднократно упоминаются все 12 месяцев македонского календаря:

Диос (сентябрь-октябрь),
Апеллайос (октябрь-ноябрь),
Авдинайос (ноябрь-декабрь),
Перитиос (декабрь-январь),
Дистрос (январь-февраль),
Ксандикос (февраль-март),
Артемисиос (март-апрель),
Даисиос (апрель-май),
Панемос (май-июнь),
Лойос (июнь-июль),
Горпиейос (июль-август)
Гиперберетейос (август-сентябрь).

Введение нового календаря на Боспоре существенно повлияло на общественную и частную жизнь. Всем жителям надо было привыкать по-новому рассчитывать всевозможные сроки, датировать события. Названия лишь двух месяцев, Панемоса и Артемисиона, оставались прежними, но они не совпадали по времени, перейдя на следующие по порядку месяцы. В связи с этим встаёт вопрос о том, передвинулись ли сроки традиционных боспорских празднеств и были ли введены новые — соответственно названиям месяцев.

Возможно, сначала новый календарь и летосчисление коснулись лишь гражданского года, а религиозный оставался прежним, подобно тому, как теперь отмечаются праздники в православной церкви. Наверное, нововведение Митридата сначала вызывало неприятие местного населения, однако введенное насильно новшество привилось, а календарь больше не изменялся до конца античности. По сравнению с милетскими другими стали не только названия месяцев, скорее всего и числа не соответствовали прежним. Например, сражение при Платеях в 427 г. до н. э. произошло 4-го Боэдромиона по афинскому календарю и за 4 дня до окончания месяца Панемоса по беотийскому. Сообщая об этом, Плутарх писал:

«Несовпадению дней не следует удивляться, ведь даже теперь (II в. н. э. — М. С.), когда познания в астрономии стали основательнее, в разных местах по-разному исчисляются начало и конец месяца». (Plut. Arist. 19).

Херсонес, единственная дорийская колония в Северном Причерноморье, пользовался календарем своей метрополии Гераклеи Понтийской. В херсонесских надписях упоминаются пять месяцев: Гераклеос, Дионисиос, Латойос, Эвклейос и Ликейос (ΙΡΕ I2. 357-359, 361, 402).12 Из-за плохой сохранности дорийских календарей сейчас невозможно точно определить последовательность херсонесских месяцев и соответствие их нынешним. Предположительно,

Дионисиос начинался в феврале,
Эвклейос — в марте,
Ликейос — в мае,
Латойос — в июле.13

Может быть, три первых буквы месяца, сохранившиеся в одном декрете, следует восстановить не как известный по другим надписям месяц Гераклеос, а как Герайос, то есть месяц, посвященный Гере, который в некоторых дорийских городах соответствовал сентябрю-октябрю.14 Одни исследователи полагают, что год в Херсонесе начинался с Герайоса в осеннее равноденствие, а другие уверены, что в начале марта, и называют Эвклейос последним месяцем года.15

Наименования месяцев в Ольвии и Тире говорят о том, что в милетских колониях, по крайней мере, в первые десятилетия их существования, по традиции предков устраивали ряд празднеств.

Богиня Лето, мать Аполлона и Артемиды, держит детей на руках

Названия трёх месяцев связаны с торжествами в честь Аполлона. Весной в Таргелионе отмечали дни рождения Аполлона и его сестры Артемиды, принося им в жертву кашу «таргелос», сваренную из разных злаков и овощей.

В Боэдромионе Аполлона чествовали как военного бога, помощника в битвах.

В сентябре проходил соименный месяцу праздник Кианепсии, во время которого готовили для Аполлона блюдо из чечевицы, бобов и овощей. В этом месяце Аполлон олицетворял бога, способствовавшего урожаю плодов и злаков.

Аполлон улетает в Гиперборею

Кианепсион, включавший осеннее равноденствие, считался поворотом к зиме, когда Аполлон отправлялся на несколько месяцев к сказочному племени гипербореев, обитавшему где-то к северу от городов Северного Причерноморья.

19. Артемида, поражающая лань. Херсонесская медная монета III в. до н. э.

Широко распространенный у ионийцев праздник Апатурии, в честь Афродиты Апатурии, справляли в месяце Апатурион (октябрь-ноябрь). Торжества проходили после завершения земледельческих работ. Во время Апатурий отцы вносили детей в списки граждан и представляли гражданской общине своих сыновей-подростков.

В месяцах Ленеон и Антестерион прославляли Диониса, в Посейдионе — Посейдона и заключали год праздником, посвященным Артемиде.

Херсонесский календарь показывает, что здесь отмечали Дионисии, чтили Аполлона Ликейского и его мать Латону (богиня Лето), поклонялись божеству с эпиклезой Эвклеос, то есть славный (это могли быть либо Зевс, либо Артемида), и Гераклу, в честь которого была названа метрополия Херсонеса Гераклея Понтийская.

ГЕРАКЛЕОС (др.-греч. Ἡρακλῆς; Ἡρα -Херъ; κλῆς — Слава; рус. Херослав), или лат. Геркулес (лат. Herculēs), сокращённо: ГЕРАКЛ.

Должностные лица и выборные жрецы в Греции и Риме, как правило, исполняли свои обязанности один год. Постоянство их ежегодной службы дало толчок для использования этого срока в качестве хронологической единицы, и гражданский год стал тождественным по продолжительности срока службы одного из магистратов или жрецов, именем которого назывался данный год. Эти лица назывались эпонимами. В Афинах ими становились архонты, в других городах — жрецы, стратеги, пританы, цари и другие. Время их вступления в должность могло не совпадать с началом года. Например, в Риме эпонимами были два консула, приступавшие к своим обязанностям первого января. Эта дата начала нового года до сих пор принята в европейских и американских государствах. Однако названия сохранившихся в нашем календаре римских месяцев — октябрь, ноябрь, декабрь (восьмой, девятый, десятый) — указывают, что год некогда начинался с марта (Plut. Mor. 268 а).

В каждом городе существовали списки эпонимов,16 некоторые из них сохранились либо в надписях, либо переписаны в сочинениях античных авторов. Например, Диодор Сицилийский включил в свою «Библиотеку» список афинских архонтов с начала V в. до 302 г. до н. э., а в Милете найдена стела со списком эпонимов начиная с 525 г. до н. э. Надпись на ней исполнена в 334 г. до н. э., а затем на свободном месте там ежегодно дополняли новые имена.17

Для перевода античных дат в современные необходимо связать список эпонимов с абсолютной хронологией. Это бывает возможно, если в нем обнаруживается синхронизм с ранее известными датами. В списке эпонимов Милета такой оказалась запись об исполнении должности стефанофора Александром Македонским. Из других источников известно, что это было в 333 г. до н. э. Так удалось датировать весь ряд милетских эпонимов с 525 по 314 г. до н. э. и получить хронологическую канву для истории Ионии более чем на двести лет.

Путём перекрестных сопоставлений надписей и свидетельств древних авторов установлен список афинских архонтов с 496 по 293 г. до н. э.18 Нам известны годы и даже месяцы издания афинских декретов в честь боспорских царей. Постановление о привилегиях, данных боспорским царям Спартаку и Перисаду, написано при архонте Фемистокле в восьмое пританство Эгеиды, т. е. в апреле 346 г. до н. э., а декрет в честь другого царя Спартока, сына Евмела, относится к февралю 288 г. до н. э., ибо в его заглавии сказано: «при архонте Диотиме в седьмое пританство Антигониды… в последний день Гамелиона» (МИС. 3, 4).

В начальный период существования Ольвии здесь, по образцу милетского, организовался аристократический союз мольпов, и хронология велась по именам стоявших во главе него айсимнетов. В III в. до н. э. функция эпонимов перешла к жрецам Аполлона Дельфиния, а в римское время эпонимами стали гражданские магистраты — первые архонты.19 На Боспоре с классического периода годы назывались именами первых архонтов, а затем царей, которые сначала также именовались первыми архонтами. В Херсонесе эпонимами были лица, исполнявшие религиозную функцию «царей».

К сожалению, не сохранился ни один список эпонимов городов Северного Причерноморья, поэтому точные годы документов, датированных эпонимами, удаётся определить в редчайших случаях. Таков, например, договор о дружбе и союзе Херсонеса с правителем Понта Фарнаком I, который обязался оказать помощь херсонеситам при угрозе со стороны скифов (IPE I2. 402). В надписи зафиксированы две даты: херсонесская определена именем царя-эпонима Аполлодора, сына Горгита, и понтийская — по принятому там счислению лет — 157-й год месяца Даисиоса. Месяцы и годы понтийской эры хорошо синхронизируются с современным летосчислением, поэтому дата договора определяется апрелем-маем 179 г. до н. э.

В эллинистический период в ряде греческих государств на Ближнем Востоке и в Малой Азии возникла датировка по эрам. Затем различные эры (от латинского слова aera — число, цифра) стали принимать правители во всем античном мире. Счёт лет вёлся от определенной даты, а в качестве основной единицы счисления употреблялся единообразный год. Напомним, что до этого год у греков из-за вставных месяцев охватывал разные промежутки времени.

Счисление по эрам, заимствованное на Ближнем Востоке, впервые применил соратник Александра Македонского Селевк I, распорядившийся начать счёт времени по годам своего наместничества в этом регионе (308-280 гг. до н. э.). Его преемники продолжили эту традицию и таким счислением пользовались много веков. Селевкидскую эру употребляли арабские астрономы, а в некоторых районах Ближнего Востока она дожила до XX века.20

Эра, по которой мы живём до сих пор, была установлена в VI в. н. э. По ней отсчитываются годы от Рождества Христова,21 а первое число года восходит к римской традиции считать началом гражданского года дату вступления в должность консулов, которые давали имя году.

рельеф. Геракл передает право царской власти Митридату, царю Боспорского царства

Упомянутый царь Фарнак I считал годы понтийской эры с 337/36 г. до н. э., когда на престол взошёл основатель династии Митридат Киосский. Преемник Фарнака Митридат II перевёл летосчисление в своём государстве на вифинскую эру, начинавшуюся в 297/96 г. до н. э. Когда понтийский царь Митридат VI Евпатор подчинил себе Боспор, он ввёл здесь в первой половине I в. до н. э. македонский календарь и летосчисление, принятое на его родине и в соседней Вифинии.22

Фарнак I

Древнейшие сохранившиеся боспорские памятники, датированные такой эрой, представляют золотые статеры, выпущенные при Фарнаке, сыне Митридата VI. На монетах с портретом этого царя стоят даты с 244 по 247 годы, что соответствует 54-51 гг. до н. э.

В Боспорском царстве, чаще, чем в других государствах Северного Причерноморья, встречаются надписи с указанием числа, месяца и года. Точные даты называли в текстах на постаментах статуй, на почётных стелах и надгробиях, на документах об отпуске рабов на волю, в надписях с перечислением членов различных союзов и надписях о строительстве и восстановлении храмов и оборонительных сооружений.

В римский период Херсонес, Тира и, возможно, Ольвия вводили счисление лет по своим эрам. Херсонесская эра начиналась в 25 или 24 г. до н. э. Высказывается два предположения о событии, положившем ее начало. Согласно одной гипотезе, в 24 г. до н. э. херсонеситы победили царя Асандра, пытавшегося полностью подчинить Херсонес Боспору.23 По другому предположению, в 25 или 24 году император Август утвердил элевтерию (статус свободного города), которая была дана херсонеситам Цезарем, а затем отменена Антонием.24

Эра, принятая в Тире, начиналась в 56 или 57 г. н. э. Это устанавливается по двум надписям II в. с датами тирской эры и ссылкой на римских консулов тех лет (IPE I2 .2, 4).25 Тирская эра начиналась, вероятно, с года дарования Римом элевтерии. Ведь надписи и монеты показывают, что римляне в I в. включили Тиру в орбиту своего политического влияния.26

Относительно Ольвии трудно сказать, принималась ли там местная эра. На ольвийских монетах I в. н. э. на аверсе с изображением Зевса и орла на реверсе имеются цифровые обозначения от 6 до 9. Некоторые учёные полагают, что это — даты ольвийской эры, начинавшейся в 46 г.27 Другие источники об ольвийской эре пока не найдены, и это заставляет думать, что в Ольвии счёет лет по её эре либо вовсе не существовал, либо велся недолго. Сохранившиеся надписи римского времени традиционно датируются только именами эпонимов, которыми в этот период были первые архонты.

Датировки по эрам не отменили названий лет по эпонимам. В Херсонесе рядом с годом называли имя жреца Девы, в Тирепервого архонта, а на Боспоре — царя. Столь подробная датировка, нередко с перечислением ряда магистратов текущего года, характерна для официальных документов, особенно для почётных декретов.

Например, Гераклеец Папий в 129/130 г. н. э. получил в Херсонесе проксению «в царствование Девы в 155 году при жреце Тите Флавии Ксанфе, сыне Насона, месяца Латоя, 10-го дня». Постановление Совета и Народа Тиры об увенчании некого Коккея золотым венком и рельефным изображением в 181 г. принято

«за 5 дней до майских календ в консульство императора Коммода в третий раз и Актистия Бурра, а по счету тирян в 125 году при архонте Феодоре, сыне Воифа с товарищами, месяца Артемисиона, 30-го дня».

В 82 г. н. э. в Пантикапее союз почитателей Зевса и Геры поставил в честь этих богов мраморную стелу «в царствование Тиберия Юлия Рескупорида… в 379 году, месяце Перитии, 20-го» (IPE I2. 2; КБН. 76).28

Боспорские надписи показывают, как развивалось стремление все более точно определять время тех или иных событий не только в официальных документах, но и в повседневной жизни. Об этом свидетельствуют указания года, месяца и часто дня в надписях I-IV вв., сообщающих о постройке частными лицами молелен, храмов, склепов (КБН. 64, 335, 734, 1115 и др.) и об установке различных памятников, главным образом надгробных (КБН. 628, 656, 675, 975 и др.). Стоит отметить, что такие датированные надписи делали не только граждане, но и неполноправные жители Боспора (КБН. 710). В целом в эпиграфике Боспора чаще, чем других областях Северного Причерноморья, встречаются надписи с указанием числа, месяца и года. К настоящему времени их найдено около сотни. Это почётные стелы, манумиссии, надгробия, надписи о строительстве и восстановлении храмов и оборонительных сооружений, постаменты статуй, документы различных союзов.

Иная картина наблюдается в Ольвии. В эллинистический период, когда в боспорских надписях постоянно указывается имя правящего царя, в ольвийских декретах часто названо лишь число без месяца и даже без эпонима года, так что вскоре забывалось время издания постановления. Большие и чрезвычайно важные с точки зрения ольвиополитов декреты в честь Протогена и Антестерия датированы только двадцатым и шестнадцатым числом. Лишь в исключительных случаях (пока их известно всего два) в ольвийских надписях эллинистического времени названы имя эпонима года, месяц и число (IPE I2. 33, 35).

В римское время, когда повсюду распространилась точная датировка официальных документов, ольвиополиты указывали число, месяц и год по архонту-эпониму лишь в постановлениях Совета и Народного собрания. В надписях же коллегий стратегов, агораномов и частных лиц упоминается только эпоним года, и то далеко не всегда. Из этого можно заключить, что в отличие от боспорян ольвиополиты в частной жизни редко прибегали к точным датировкам тех или иных событий.

Греческие историки издавна пытались синхронизировать события, даты которых определялись по местным календарям. Боспорские историки наряду с местной, вероятно, пользовались афинской хронологией. На это указывают главы из «Библиотеки» Диодора Сицилийского, где деяния боспорских царей V-IV вв. до н. э. датированы по афинским архонтам-эпонимам.

Таким образом, история Боспора вводилась в контекст истории Эллады. Ведь благодаря политическому и экономическому влиянию Афин в античном мире их летосчисление было широко известно и синхронизировано со многими греческими календарями. Не случайно также, что события на Боспоре, датированные по афинским архонтам, приходятся на период наивысшего расцвета боспоро-афинских связей.

Начиная с трудов Эратосфена (276-194 гг. до н. э.), греческая книжная хронология строилась на датах Олимпиад.

Остров Березань

Таким образом, сохранялась идущая с глубокой древности традиция определения дат в связи с выдающимися праздниками. Имелось немало списков Олимпиад, в которых указывались разнообразные события во всем греческом мире.

Руны острова Березань

Наиболее полный список сохранился в «Хронике» Евсевия. Под первым годом 34-й Олимпиады (647 — 646 г. до н. э.) в нём названо основание Борисфена — поселения на острове Березань. Эта дата восходит к милетским документам о выводе колоний, и её, безусловно, всегда помнили в Ольвийском полисе.

Руны острова Березань

В Тире и на Боспоре также хранились ныне утраченные сведения о годах основания милетскими колонистами поселений в устье Тираса и на берегах Керченского пролива. Древние милетские даты синхронизировали с местными списками эпонимов, а позже — с тирской и боспорской эрами.

Итак, счисление времени в Северном Причерноморье было тесно связано с датами религиозных праздников и шло в русле развития хронологии в греческой ойкумене. В римский период жители Боспорского царства ближе всего подошли к бытующим в наше время представлениям о точной датировке события.

Сноски

1 Parke Η. W. Festivals of the Athenians. London, 1986. P. 24.
2 Античные государства Северного Причерноморья. М., 1984. С. 145. Табл. 47,15.
3 Соколов Г. И. Античное Причерноморье. Л., 1973. С. 95; Он же. Искусство Боспорского царства. М., 1999. С. 360.
4 Parke Η. W. Op. cit. P. 49; Neils J. The Panathenaia. An Introduction // Goddes and Polis. New Jersey. 1992. P. 15.
5 Биккерман Э. Указ. С. 16, 17; Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Богослужебные и сценические древности. СПб., 1997. С. 99-106.
6 Виноградов Ю. Г., Русяева А. С. Культ Аполлона и календарь Ольвии // Исследования по античной археологии Северного Причерноморья. Киев, 1980. С. 49; Русяева А. С. Календарь Ольвии Понтийской. История и методика исследования / / ВДИ. 2003. № 2. С. 116.
7 Биккерман Э. Указ. соч. С. 53.
8 Виноградов Ю. Г., Русяева А. С. Указ. соч. С. 37, 38; Русяева А. С. Календарь Ольвии… С. 112-117.
9 IPE I2. 2, 4, 33, 35, 39, 40, 44, 45, 47, 49; НО. 42, 47, 75; Карышковский П. О., Клейман И. Б. Древний город Тира. Киев, 1985. С. 61.
10 Перл Г. Эры Вифинского, Понтийского и Боспорского царств / / ВДИ. 1969. № 3. С. 42, 43; Скржинская М. В. Счисление времени в античных городах Северного Причерноморья / / Норна у источника Судьбы. Сборник статей в честь Е. А. Мельниковой. М., 2001. С. 364-366.
11 Грач Н. Л. . Открытие нового исторического источника в Нимфее / /ВДИ. 1984. №1. С. 87; Яйленко В. П. Женщины, Афродита и жрица Спартокидов в новых боспорских надписях // Женщина в античном мире. М, 1995. С. 259, 260.
12 Суров Е. Г. Новая херсонесская надпись // ВДИ. 1960. №3. С. 154-158; Антонова И. Α., Яйленко В. П. Херсонес, Северное Причерноморье и Маркоманские войны по данным декрета 174 г. н. э. в честь Тита Кальпурния Аполлонида / / ВДИ. 1995. №4. С. 62, 63.
13 Кадеев В. И. Херсонес Таврический. Быт и культура. Харьков, 1996. С. 141-145.
14 Соломоник Э. И. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. Киев, 1964. С. 17; Кадеев В. И. Указ. соч С. 145.
15 Кадеев В. И. Указ соч. С. 144; Антонова И. Α., Яйленко В. П. Указ. соч. С. 70.
16 Возможно, одна ольвийская надпись (IPE I2. 201), исполненная на рубеже II и I вв. до н. э., представляет собой диахронный каталог ольвийских жрецов-эпонимов. См.: Виноградов Ю. Г. Политическая история Ольвийского полиса. М.. 1989. С. 220.
17 Биккерман Э. Указ. соч. С. 62.
18 Там же. С. 62-65, 204,205.
19 Карышковский П. О. Ольвийские эпонимы // ВДИ. 1978. N 2. С. 82-96.
20 Биккерман Э. Указ. соч. С. 66.
21 Современные ученые установили, что на самом деле Христос родился между 6 и 2 годами до н. э. Обычно исследователи принимают дату 4 год до н. э. См.: Дюрант В. Цезарь и Христос. М., 1995. С. 600, 606.
22 Перл Г. Эры Вифинского, Понтийского и Боспорского царств / / ВДИ. 1969. № 3. С. 68.
23 Анохин В. А. Монетное дело Херсонеса. Киев, 1977. С. 75, 76.
24 Кадеев В. И. Херсонес Таврический. С. 7, 8.
25 Карышковский П. О., Клейман И. Б. Указ. соч. С. 90-92.
26 Давня історія України. T. 2. Київ, 1998. С. 415, 416.
27 Анохин В. А. К вопросу об ольвийской эре / / Нумизматика и сфрагистика. Киев, 1971. №4. С. 90.
28 Суров Е. Г. Новая херсонесская надпись // ВДИ. 1960. № 3. С. 154-158.

Древнегреческие праздники в Северном Причерноморье. Заключение.
Роль музыки, пения и танцев во время празднеств в честь разных божеств.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*