Воскресенье , 14 Июль 2024
Домой / Новое время в истории / Первый снимок первого дня войны

Первый снимок первого дня войны

Объявление о начале Великой Отечественной войны. 22 июня 1941. Улица 25 Октября, Москва.  Фото Евгения Халдея. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

22 июня 1941 года в 12 часов 15 минут с радио обращением к москвичам выступил нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Он объявил:

«в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну».

Военный фотокорреспондент ТАСС Евгений Ананьевич Халдей (23 марта 1917 г., посёлок Юзовка (Сталино, Донецк) — 1997), советский фотограф, снимавший во время Великой Отечественной войны, автор снимка «Знамя Победы над рейхстагом». В 1941 г. Евгений Халдей работал сотрудником агентства «Фотохроники ТАСС» и запечатлел исторический момент на снимке, ставшем важнейшим документом Великой Отечественной войны.

 Жители Москвы слушали сообщение через репродукторы, установленные на улицах и площадях города. Люди остановились у репродуктора на улице 25 октября (ныне Никольская), на их лицах растерянность и страх перед неизбежным. Халдей вспоминал об этом дне:

«Буквально через две-три минуты после начала выступления я увидел, как <…> перед репродуктором собрались люди. Я выскочил из здания и сделал этот снимок — первый снимок первого дня войныМолотов закончил своё выступление, но люди не расходились. Стояли, молчали, думали. Я попытался спросить, о чём. Никто не ответил. О чём думал я? О том, что будет и последний снимок войны, победный. Но удастся ли сделать его именно мне — об этом я, насколько помнится, не думал».

На снимке в первом ряду (справа налево первая) — Трушкина Анна Феоктистовна (1920-2001), ставшая фронтовым шофёром, третья — Смирнова Валентина Николаевна (1919-2012), в 1942-45 гг. — медицинский регистратор сортировочно-эвакуационного госпиталя №1949, справа — Бобряев Олег (будущий зенитчик).

За спиной у собравшихся на улице людей — дом №7-9, стр.6, Витрина — бывшего книжного магазина Ивана Сытина, располагавшегося здесь до Революции 1917 года в первом этаже бывшего доходного дома Заиконоспасского монастыря, построенного в 1899-1900 годах архитектором Зиновием Ивановым.
Колокольня над домом повторяла колокольню церкви Успения на Покровке, в 1941 году в ней располагалась радиоточка.
В следующем к Кремлю доме №7-9, стр.4, располагалась первая советская телестудия «Радиопередача». Видимо, там и работал автор снимка Евгений Халдей, который потом вспоминал об этом дне:

«…22 июня я вернулся из Тархан, где отмечали 100-летие со дня смерти Лермонтова. Я снимал там ребят из сельского литературного кружка. Один мальчик читал стихи: «Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром…», а я просил его повторять эти строчки снова и снова, чтобы сделать хорошие дубли. Если бы знать! И вот приехал утром в Москву, подхожу к дому — а жил я неподалеку от германского посольства, смотрю — немцы из машин выгружают узлы с вещами и заносят в посольство. Я не мог понять, что происходит. А в 10 утра позвонили из фотохроники и приказали срочно явиться на работу. В одиннадцать Левитан начал говорить по радио «Внимание, говорит Москва, работают все радиостанции…В двенадцать часов будет передано важное правительственное сообщение». Он твердил это в течение целого часа — нервы у всех были на пределе. В 12 раздался голос Молотова. Он слегка заикался. И тут мы услышали страшное: «…бомбили наши города Киев, Минск, Белосток…»

Через 40 лет после знаменитого снимка «Первый день Войны», в 1981 г., автору фото Евгению Халдею удалось разыскать Трушкину Анну Феоктистовну, запечатлённую на первом плане того снимка, и сфотографироваться с ней на том же самом месте — у дома дом 7-9, стр.6, на ул.25 Октября (Никольской) в Москве. Во время Великой Отечественной войны Трушкина была фронтовым шофёром.

В 2010 год, Смирнова Валентина Николаевна, попавшая на знаменитый снимок Евгения Халдея «Первый день Войны» (третья справа в первом ряду). В 1942-1945 гг. Валентина Смирнова была медицинским регистратором сортировочно-эвакуационного госпиталя №1949.

Евгений Халдей. Олень Яша. Заполярье. 1941−1942.

Северный олень на Северном фронте

В конце июня 1941 года Евгений Халдей был переведён в военные фотокорреспонденты. Его направили в Заполярье, приписав к Северному флоту.

Фотография северного оленя, пасущегося у траншей, была сделана в Мурманске. Во время бомбардировки Яша (так впоследствии прозвали оленя) получил контузию и вышел к солдатам, боясь оставаться в одиночестве. Чтобы усилить драматический эффект изображения, Халдей отретушировал первоначальный снимок, использовав приём мультиэкспозиции, который позволяет совмещать несколько кадров в одной фотографии — в результате на снимке появились разорвавшаяся бомба и летящие в небе британские истребители Hawker Hurricane.

Олень Яша прожил с советскими бойцами ещё три года — на Северном фронте олени служили единственным гужевым транспортом, на них перевозили раненых, доставляли провизию, оружие, бомбы. После окончания военных действий в Заполярье Яшу отвезли в тундру.

Исход. Мурманск. Июнь 1942

Бомбардировка Мурманска

В июне 1942 года, после того как советские войска отразили вражеское наступление на Мурманск, город подвергся ожесточённой бомбардировке — были сброшены десятки тысяч зажигательных и фугасных бомб. Деревянный Мурманск сгорел практически дотла, от города остался лишь частокол печных труб. После очередной бомбёжки Евгений Халдей встретил на улице пожилую женщину с единственным чемоданом за спиной — то немногое, что осталось от её домашнего очага. Он сделал несколько фотографий, после чего женщина остановилась и с упрёком произнесла:

«Что ж ты, сынок, фотографируешь моё горе, наше несчастье? Вот если б сфотографировал, как наши бомбят Германию!».

Халдей ответил, что если дойдёт до Берлина, то обязательно исполнит её просьбу.

Спустя три страшных года он выполнил своё обещание и запечатлел рейхстаг, разбитый советской армией.

1944 г. снятие свастики советскими солдатами с керченского завода имени Войкова.

«Крымский период»

В январе 1943 года Евгения Халдея перевели с Баренцева  на Чёрное море. Он снимал сражения в Новороссийске, Феодосии, Симферополе, Бахчисарае и Севастополе, а за участие в освобождении Керчи был даже награждён орденом Красной Звезды.

На одном из наиболее известных снимков «крымского периода» фотограф запечатлел снятие свастики советскими солдатами с керченского завода имени Войкова, который в период наступления фашистов в 1942 году стал ареной жестоких боёв.

Первая поездка Халдея в Керчь в качестве военного фотокорреспондента состоялась ещё в 1941 году. Тогда же он создал серию фотографий в Багеровском противотанковом рву — месте зверского расстрела нескольких тысяч мирных жителей.

«Ликующая Болгария»

В августе 1944 года началась освободительная миссия Красной армии в Европе. Вместе с советскими войсками Евгений Халдей прошёл Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию, Австрию и, наконец, Германию, сделав сотни снимков сражений и побед советской армии. Фотография под названием «Ликующая Болгария» была сделана осенью 1944 года в городе Ловеч, жители которого праздновали освобождение от немецких захватчиков.

«Здесь наш «студебеккер» тысячная толпа жителей приподняла и понесла на руках», — писал Халдей.

В центре снимка — болгарский партизан, а в послевоенное время — директор птицефабрики Коча Караджов.

Халдей старался записывать имена тех, кого снимал, поэтому спустя тридцать лет с момента создания фотографии он смог отыскать Караджова и, как и в случае с героями своего первого военного снимка, сфотографировал его на том же месте, что и в 1944 году.

Халдей. Освобождённые из будапештского гетто. Венгрия, Будапешт. 1945.

Освобождение Будапешта

13 февраля 1945 года после 108 дней кровопролитных боёв советские войска освободили Будапешт. Во время съёмки в кварталах гетто Евгений Халдей заметил идущую по улице еврейскую семейную пару — его поразило, что на их одежде всё ещё были нашиты шестиконечные жёлтые звёзды Давида — отличительный знак, который по приказу нацистов должны были носить евреи. Жители гетто не решались снять их даже после освобождения города. Халдей подошёл к паре, чтобы сделать фотографию, но они испугались, приняв его за эсэсовца, так как он был одет в чёрное кожаное пальто. Когда Халдей «на немецко-еврейском» языке объяснил, что он советский солдат, женщина расплакалась и упала ему на грудь со словами благодарности за освобождение.

Фотограф рассказывал, что, сделав снимок, он сорвал нашивки со звёздами с их пальто. Халдей тоже происходил из еврейской семьи — во время войны фашисты расстреляли его отца и сестёр, а их тела сбросили в шахту Юзовки (Донецк). В СССР  фотография еврейской пары не публиковалась и не была представлена на выставках по идеологическим соображениям.

«Красное знамя над Рейхстагом» — фотография Евгения Халдея

Символ Победы

2 мая 1945 года Евгений Халдей сделал снимок, ставший символом Победы и классикой мировой фотографии. Хрестоматийный кадр не был репортажным — первое Знамя Победы на крыше Рейхстага, здания нацистского парламента было установлено во время Берлинской операции 30 апреля 1945 года. В это время Халдей был в Москве, куда прилетел из освобождённой Вены, чтобы сдать отснятый материал в редакцию. По заданию ТАСС он тут же отправился в Берлин. Согласно замыслу фотографа, точкой в его военной летописи должна была стать фотография красного знамени над поверженным рейхстагом.

Евгений Халдей привёз с собой в Германию три красных флага, которые его друг, московский портной Израиль Кишицер, сшил за одну ночь из скатертей, позаимствованных со склада «Фотохроники». Звезду, серп и молот Халдей собственноручно вырезал из простыни.

Героями серии снимков «Знамя Победы над Рейхстагом» стали красноармейцы Леонид Горичев, Алексей Ковалёв и Абдулхаким Исмаилов. На фотографии Ковалёв водружает знамя, а Исмаилов придерживает его за ноги, чтобы тот не сорвался с горящей полуразрушенной крыши.

В тот же день Халдей вернулся в Москву. Рассматривая полученные негативы, главный редактор ТАСС заметил, что на руках у Исмаилова две пары часов — эта деталь могла послужить основанием для обвинения советских солдат в мародёрстве. Тогда Халдею пришлось иголкой выцарапать часы на правой руке бойца. На отретушированном снимке также были дорисованы тёмные клубы дыма. Долгое время в печатных изданиях публиковалась именно эта версия фотографии.

Халдей. Берлинцы смотрят на советские танки. Май 1945.

На улицах Берлина

В мае 1945 года Евгений Халдей продвигался к центру Берлина вместе с солдатами 8-й гвардейской армии генерала Василия Чуйкова, сыгравшего ключевую роль в Берлинской наступательной операции. На одной из улиц фотограф стал свидетелем сцены, которую запечатлел на снимке. Халдей вспоминал:

«По одной из улиц непрерывно шли наши танки. Неожиданно из метро — убежища — выскочило несколько женщин. Одна из них, босая, держала туфли, другая — свою «ценность», шкурку рыжей лисы. Глядя на танки, они спросили: «Что это за танки? Чьи?» Я ответил: «Советские танки, русские!» «Этого не может быть! — сказала одна. — Несколько дней мы сидели в убежище и слушали по радио Геббельса. Он говорил, что русские никогда не войдут в Берлин».

24 июня 1945 года Маршал Георгий Жуков принимает Парад Победы. Москва, Красная площадь. Фото Евгений Халдей. Собрание Мультимедиа Арт Музея, Москва

Первый Парад Победы

24 июня 1945 года в Москве состоялся первый Парад Победы. Войсками командовал маршал Константин Рокоссовский. Принимал парад заместитель Верховного главнокомандующего, маршал Георгий Жуков. В 10 часов утра маршал Жуков выехал верхом на белом коне по кличке Кумир из Спасских ворот на Красную площадь. Евгений Халдей впоследствии вспоминал:

«Я сделал первый снимок — полководец едет вдоль солдат с поверженными фашистскими знамёнами; сделал второй — и чувствую: больше снимать не могу, сильно волнуюсь, нужно собраться с мыслями. Вспомнил войну, вспомнил всё, что видел на войне, вспомнил тех, кого уже не увижу…».

В следующем кадре он поймал момент, когда четыре ноги лошади одновременно оторвались от земли и парят в воздухе. Увидев фотографию, Жуков лично попросил Халдея сделать увеличенный снимок для своего кабинета.

Халдей. Герман Геринг на трибуне. Нюрнбергский процесс. Германия, Нюрнберг, 1946.

Нюрнбергский процесс

20 ноября 1945 начался Нюрнбергский процесс, во время которого судили бывших руководителей гитлеровской Германии. Евгений Халдей присутствовал на заседаниях в качестве фоторепортера от «Фотохроники ТАСС».

«Первые снимки я сделал по окончании перерыва судебного заседания, когда комендант суда громко приказал: «Встать! Суд идет!» — рассказывал фотограф. — Преступники встали: Геринг, Гесс, Риббентроп, Кейтель… Они командовали целым народом, Европой, — теперь дважды в день они вставали по команде коменданта».

«Преемника фюрера» Германа Геринга Халдей хотел сфотографировать на трибуне с необычного ракурса, однако репортёрам было запрещено перемещаться по залу. Фотограф смог договориться с секретарём советского судьи, что после обеденного перерыва он на несколько часов займёт его место в обмен на две бутылки виски. Поставив фотоаппарат на пол, в нужный момент Халдей тихо нажал на затвор. Получившийся снимок разлетелся по всему миру и был напечатан в многочисленных газетах и журналах. Геринг в числе других военных преступников был приговорён к смертной казни. Не дожидаясь исполнения приговора, он покончил жизнь самоубийством.

Во время судебного процесса несколько фотографий военного корреспондента ТАСС Евгения Халдея, сделанных во время войны, были использованы как документальные свидетельства преступлений фашистов против человечества.

Материал подготовлен Мультимедиа Арт Музеем.

Операция «Багратион»
День медицинского работника

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*