Воскресенье , 21 Июль 2024
Домой / Античный Русский мир. / Описание Северного Причерноморья античными авторами. Геродот.

Описание Северного Причерноморья античными авторами. Геродот.

М.В. Агбунов.
АНТИЧНАЯ ГЕОГРАФИЯ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.

Глава 1. Описание Северного Причерноморья античными авторами.
Геродот.

В этой главе мы познакомимся с основными описаниями Северного Причерноморья античными историками и географами. Эти описания даны в произведениях Геродота, Псевдо-Скилака, Псевдо-Скимна, Страбона, Мелы, Плиния, Арриана и других авторов. Здесь собраны отрывки, посвященные характеристике северного побережья Понта Эвксинского, а также прилегающих к нему районов. В основном это историко-географические сведения, которые знакомят нас конкретно с береговой линией, существовавшими здесь городами и поселениями, гаванями и островами и другими географическими объектами. Отдельные обрывочные сообщения из разного рода других античных сочинений приводятся непосредственно при рассмотрении района, к которому они относятся.

Сводка получилась довольно обширной, но она необходима. Без такой сводки невозможно дать достаточно убедительный анализ конкретных указаний античных авторов, сопоставить их, проверить многочисленные цифровые данные, сравнить их с современными измерениями, выявить имеющиеся расхождения, неясности и противоречия, объяснить их, уточнить перевод некоторых строк и т. д. и т. п. Ведь читатель должен иметь возможность детально проследить весь ход рассуждений автора, проверить правильность трактовки того или иного текста, его восстановления, дополнения и при необходимости провести собственный анализ. Надеюсь, эта сводка будет особенно полезна специалистам геолого-географических наук, которым значительно труднее, чем историкам и археологам, получить общую картину описания Северного Причерноморья античными писателями. Обратимся теперь к рассматриваемым источникам.

Геродот

Знаменитый древнегреческий историк Геродот, сын Ликса, родился в малоазийском городе Галикарнассе в семье, которая занимала достаточно высокое положение. Годы его жизни точно неизвестны. Годом рождения условно принято считать 484 г. до н.э., годом смерти — 425 г. до н. э.

В юности будущий историк принял активное участие в политической борьбе против тирана Галикарнасса Лигдамида. Вследствие неудачи Геродот вынужден был покинуть родину. И тут началась его жизнь путешественника, полная ярких впечатлений, различных событий и всевозможных происшествий. Он побывал в Малой Азии, Передней Азии, на побережье Финикии, Сирии, на Кипре, в Египте, Кирене, Македонии, Фракии и других регионах.

Долгое время Геродот жил в Афинах, был близок к правящим политическим кругам. В 444 г. до н. э. он принял участие в основании Афинами в Южной Италии города Фурии.

В какие годы Геродот работал над своим произведением, точно нельзя определить. Известно что в 445 г. автор публично читал в Афинах главы из «Истории» и получил щедрую награду — 10 талантов. Предполагают, что работа над книгой была завершена в Фуриях.

«История» Геродота посвящена описанию военно-исторических событий древнего мира, начиная с войн лидийских царей против малоазийских греческих городов и кончая греко-персидскими войнами. В предисловии своего труда автор пишет: «Геродот из Галикарнасса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности, в особенности же то, почему они вели войны друг с другом».

Поход Дария в Скифию в 512 году

Особое место в «Истории» Геродота (которую александрийские ученые разделили на девять книг и назвали их по именам девяти муз) занимает описание похода персидского царя Дария на скифов. Этим событиям посвящена IV книга «Истории». Здесь приведены ценнейшие сведения о Скифии, её побережье, реках, племенах, их истории, обычаях, нравах и т. д. Интересующие нас данные имеются и в других книгах «Истории» Геродота.

Сведения Геродота цитируются по новейшему изданию А. И. Доватура, Д. П. Каллистова, И. А. Шишовой, где дан также всесторонний комментарий, который во многом облегчает мою задачу и избавляет от необходимости приводить те или иные дополнительные разъяснения по частным вопросам. При необходимости читатель легко найдет их в указанном издании. Итак, обратимся к «отцу истории».

Описание Скифии Геродот начинает следующими словами:
«Никто точно не знает, что находится выше страны, о которой начато это повествование. У меня даже нет возможности расспросить кого-либо, кто утверждал бы, что знает это как очевидец. И даже Аристей, о котором я упомянул незадолго перед этим, даже он в своих стихах утверждал, что дошел не дальше исседонов, но о том, что находится выше, он рассказывал по слухам, говоря, что это рассказывают исседоны. Но то, что мы смогли как можно более точно выяснить по слухам,— все это будет изложено» (IV, 16).

Путешествие Геродота

Начальная точка отсчёта у историка — район современного Днепро-Бугского лимана:

«От гавани борисфенитов (она ведь находится в самой середине побережья всей Скифии) — от неё первыми живут каллипиды, которые являются эллино-скифами; над ними — другое племя, которое называется ализоны. И они, и каллипиды во всех остальных занятиях подобны скифам, но в отличие от них хлеб они и сеют, и едят, а также лук, чеснок, чечевицу и просо. Над ализонами живут скифы-пахари, которые сеют хлеб не для собственного потребления, а для продажи. Выше этих живут невры, а над неврами — земля, обращенная к северному ветру, на всем известном нам протяжении безлюдна. Это племена, обитающие вдоль по течению реки Гипаниса, к западу от Борисфена.

Если перейти Борисфен, первая от моря страна — Гилея, если же идти вверх от неё — там живут скифы-земледельцы, которых эллины, живущие у реки Гипанис, называют борисфенитами, а самих себя ольвиополитами. Эти скифы-земледельцы населяют землю к востоку на протяжении трёх дней пути, доходя до реки, название которой Пантикап; в сторону северного ветра эта земля простирается на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше над ними пустыня на большом пространстве. За пустыней живут андрофаги, племя особое и отнюдь не скифское. Страна, находящаяся выше них, уже настоящая пустыня, и никакого человеческого племени там нет на всем известном нам протяжении.

К востоку от этих скифов-земледельцев, если перейти реку Пантикап, живут уже скифы-кочевники, которые ничего не сеют и не пашут; эта земля, за исключением Гилеи, безлесная. Кочевники эти населяют к востоку на расстоянии четырнадцати дней пути страну, простирающуюся; до реки Герра.

По ту сторону Герра находится та земля, которая называется Царской, и там обитают скифы самые храбрые и самые многочисленные, которые считают других скифов своими рабами. Доходят они на юге до Таврики, а на востоке именно до того рва, который вырыли сыновья слепых, и до гавани на берегу озера Меотиды, которую называют Кремны. Часть их владений доходит до реки Танаиса. Выше земли царских скифов к северному ветру живут меланхлены, племя иное, не скифское. Выше меланхленов — болота и земля, безлюдная на всем известном нам протяжении.

Если перейти реку Танаис, то там уже не скифская земля, но в начале область савроматов, которые, начиная от самого дальнего угла озера Меотиды, населяют на расстоянии пятнадцати дней пути по направлению к северному ветру страну, лишенную и диких, и культурных деревьев. Выше их живут будины, занимающие другую область, всю поросшую разнообразным лесом» (IV, 17—21).

В последующих параграфах (IV, 22—27) Геродот сравнительно подробно описывает земли тиссагетов, иирков, аргиппеев, исседонов и аримаспов, их образ жизни, нравы, обычаи.

Затем он продолжает: «Вся эта страна, о которой было сказано, отличается необычно холодными зимами; здесь в течение восьми месяцев мороз такой нестерпимый, что если в это время разлить воду, то грязи не получишь. Но если разжечь огонь, то ты получишь грязь. Замерзает море и весь Боспор Киммерийский. И скифы, живущие по сю сторону рва, совершают по льду военные походы и перегоняют крытые повозки на противоположный берег, на землю синдов. Вот такая зима бывает в течение восьми месяцев непрерывно; и в остальные четыре месяца здесь холодно. Такая зима полностью отличается по своему характеру от любой зимы, которая бывает в других землях. Когда наступает период дождей, в Скифии не выпадает дождя, о котором стоило бы говорить, а летом дождь не прекращается. Когда в других местах бывает гром, здесь в это время его не бывает, летом же очень часто; если же гром случается зимой, то это изумляет, как чудо. Точно так же, если случается землетрясение, как зимой, так и летом, в Скифии это считается чудом. Лошади хорошо переносят эту зиму, а мулы и ослы не переносят совсем; в других же местах лошади, постоявшие на морозе, заболевают гангреной, а ослы и мулы выносят холод» (IV, 28).

Сравнение всех этих параграфов показывает, что в данном случае главная задача «отца истории» — описать не собственно Скифию, а те земли, которые лежат за её пределами. Ведь он и предваряет этот раздел словами: «Никто точно не знает, что находится выше страны, о которой начато это повествование». А тут же обещает читателю: «Но то, что мы смогли как можно более точно выяснить по слухам,— все это будет изложено».

И поэтому о Скифии здесь говорится ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы тут же перейти к сопредельным ей землям. Именно поэтому автор указывает только наиболее известные ориентиры в Скифии: гавань борисфенитов, Гипанис, Борисфен, Гилею, Герр, гавань Кремны, Танаис. Систематического же описания Скифии здесь нет. Поэтому нельзя требовать от Геродота, как это делает Ю. Г. Виноградов, чтобы он описал Нижнее Побужье, начиная от Березанского поселения [52, с. 76 ].

Ольвия

Под гаванью борисфенитов, как я полагаю (также считают и другие ученые), здесь указана Ольвия — центр государства, а Березанское поселение, входившее в сельскохозяйственную округу Ольвии, просто не указано.

Затем после таких детальных описаний Геродот несколько неожиданно переходит к общей характеристике европейского и азиатского материков:

«Азию населяют персы вплоть до южного моря, называемого Эритрейским. Выше персов, в направлении к северному ветру, живут мидийцы, выше мидийцев — саспиры, выше саспиров — колхи; страна колхов доходит до северного моря, в которое впадает река Фасис. Это четыре племени живут на пространстве от моря до моря» (IV, 37).

Этот отрывок наглядно характеризует уровень географических знаний того времени. Южное Эритрейское (Красное) море Геродота ещё не получило свои конкретные очертания. Это — и Индийский океан, и собственно Красное море, и Персидский залив. А северным морем здесь назван Понт Эвксинский.

Далее Геродот продолжает:

«Оттуда к западу тянутся к морю две полосы земли, которые я и опишу. Отсюда одна из этих полос, начавшись на севере от Фасиса, тянется к морю вдоль Понта и Геллеспонта до троянского Сигея, а с южной стороны та же самая полоса земли от Мириандикского залива, лежащего у Финикии, тянется к морю до Триопийского мыса. На этой полосе земли живут тридцать народов.

Это части Азии, лежащие к западу от Персии, а над персами, индийцами, саспирами и колхами, по направлению к востоку находится с одной стороны Эритрейское море, а к северу — Каспийское море и река Аракс, текущая на восток. До Индии Азия населена, а от неё на восток — уже пустыня, и никто не может сказать, что же она собой представляет.

Меня удивляет, как некоторые разграничили и разделили Ливию, Азию и Европу; ведь различия между ними не малые: по длине Европа равняется двум другим вместе взятым, а по ширине, кажется мне, ее с ними нельзя» (IV, 38, 40, 42).

Здесь же Геродот упоминает Скилака Кариандского, одного из славных мореплавателей древности: «Большая часть Азии открыта Дарием, который, желая узнать, где впадает в море река Инд — вторая из всех рек, в которой водятся крокодилы, посылает на кораблях других людей, в правдивости показаний которых он был уверен, и в частности Скилака, мужа из Карианды…» (IV, 44).

Об европейском материке «отец истории» пишет следующее:

«Относительно Европы никто не знает точно, омывается ли она водой на востоке и на севере; однако известно, что по длине она равняется двум другим частям света. Я не могу ни догадаться, почему одной и той же земле даны три названия от имен женщин и границы установлены по египетской реке Нил и колхидской Фасис (другие называют меотийскую реку Танаис и Киммерийские Переправы), ни узнать имена тех, кто произвел разграничение и откуда они взяли названия

Относительно Европы никому из людей не известно, окружена ли она водой, откуда она получила свое название и кто ей дал это название, если только мы не скажем, что страна получила своё название от женщины из Тира по имени Европа, а прежде она была безымянной, как и другие. Однако эта женщина оказывается происходящей из Азии и прибыла не в эту страну, которая теперь называется у эллинов Европа, а из Финикии на Крит, а с Крита в Ликию. Сказанного же об этом достаточно, будем пользоваться тем, что принято» (IV, 45).

Так или иначе, но Геродот объясняет происхождение названия Европы. Кроме того, приведенные им сведения показывают уровень географических знаний об европейском континенте во времена Геродота. Север Европы еще мало был известен древнегреческим мореплавателям.

Далее «отец истории» переходит непосредственно к описанию Скифии. Кратко охарактеризовав мудрость и непобедимость скифов, он довольно подробно знакомит нас со скифскими реками, которых «течёт по ней не меньше по числу, чем каналов в Египте». Вначале он пишет:

«Те из них, которые чем-нибудь примечательны и, начиная от моря, доступны для корабля, я назову: Истр с пятью устьями, затем Тирас и Гипанис, и Борисфен, и Пантикап, и Гипакирис, и Герр, и Танаис» (IV, 47).

Много внимания Геродот уделяет Истру — современному Дунаю:

«Истр — величайшая из всех рек, которые мы знаем. Он всегда течет, имея одинаковый уровень и зимой и летом. Первый, начиная с запада, из всех рек, которые текут в Скифии, он становится величайшим по той причине, что в него впадают и другие реки. Следующие реки делают его полноводным — по скифской земле протекает их пять: та, которую скифы называют Пората, а эллины Пирет, затем Тиарант, и Арар, и Напарис, и Ордесс. Первая из перечисленных — большая река; протекая на востоке, она сливает свои воды с водами Истра. Вторая из перечисленных — Тиарант — течет более к западу и меньших размеров; Арар и Напарис, и Ордесс, проходя в промежутке между этими реками, впадают в Истр. Это, собственно, те местные скифские реки, которые делают его полноводным; а из области агафирсов течет река Марис и смешивается с Истром» (IV, 48).

Далее Геродот описывает верхнее и среднее течение реки и причины её полноводности.

Затем автор переходит к описанию Тираса — современного Днестра: «Одна из рек у скифов — Истр, а за ним Тирас, который движется в направлении северного ветра; он берет начало из большого озёра, которое отделяет Скифию от Неврской земли. У устья Тираса обитают греки, которые называются тириты» (IV, 51).

А несколькими страницами далее «отец истории» сообщает: «Эта страна не имеет ничего примечательного, за исключением рек, величайших и многочисленных. О том, что представляется достойным удивления, помимо реки и обширности равнины, будет рассказано. У реки Тираса показывают след Геракла, находящийся в скале; он похож на след человека, но по величине он размером в два локтя» (IV, 82).

Рис. 20. Гипанис по Геродоту

После Тираса Геродот знакомит нас с Гипанисом, современным Южным Бугом: «Третья же река — Гипанис — движется из пределов Скифии, вытекая из большого озера, вокруг которого пасутся дикие белые лошади. Это озеро правильно называется матерью Гипаниса. Возникшая из него река Гипанис на расстоянии пяти дней плавания ещё узкая и вода в ней пресная, а отсюда до моря на расстоянии четырех дней плавания вода чрезвычайно горькая. Ведь в нее впадает горький источник; настолько горький, что хотя он и невелик по размерам, но придает свой вкус Гипанису, одной из немногих и больших рек. Источник этот находится в пределах страны скифов-пахарей и ализонов. Название источника и той местности, откуда он вытекает,— по-скифски Экзампей, на языке же эллинов Священные пути. Вблизи земли ализонов Тирас и Гипарис сближают свои излучины, но отсюда каждый из них поворачивает и течёт так, что промежуток между ними расширяется» (IV, 52).

В другом месте своего труда «отец истории» возвращается к Экзампею: «Численность скифов я не мог точно узнать, но слышал об их числе различные сообщения: что их и очень много и что скифов как таковых мало. Однако, вот что мне наглядно показали. Есть между реками Борисфеном и Гипанисом местность, название которой Экзампей. Об этой местности я упоминал незадолго до того, сказав, что в ней есть источник горькой воды; вода, вытекающая из него, делает воду Гипаниса негодной для питья. В этой местности находится медный котел по величине в шесть раз больше кратера у устья Понта, который посвятил Павсаний, сын Клеомброта. А тому, кто его никогда не видел, я разъясню это следующим образом: медный котёл в Скифии свободно вмещает шестьсот амфор; толщина этого скифского медного котла — шесть пальцев. Этот котёл, как говорили местные жители, сделан из наконечников стрел. Пожелав узнать численность скифов, их царь, имя которого было Ариант, приказал всем скифам, чтобы каждый принёс один наконечник стрелы; а тому, кто не принесёт, он угрожал смертью» (IV, 81).

Река Днепр

Следующая река — Борисфен, современный Днепр. Ему Геродот уделяет больше всего внимания: «Четвертая река — Борисфен — величайшая их рек после Истра и самая полноводная, по нашему мнению, не только среди скифских рек, но и среди всех других, кроме египетского Нила; ведь с ним невозможно сравнить никакую другую реку. Из остальных рек Борисфен самый полноводный; он предоставляет прекраснейшие и изобильнейшие пастбища для домашнего скота. В нем водится множество превосходнейших рыб. Вода на вкус очень приятная; рядом с мутными потоками он течет чистый. Урожай на его берегах бывает превосходнейший, а там, где землю не засеивают, растёт чрезвычайно густая трава. У устья его сами собой отлагаются огромные запасы соли. Здесь водятся огромные бескостные рыбы, которых называют антикаями, их доставляют для засаливания. Есть и многое другое, также достойное удивления.

Протекая с севера, он (Борисфен) известен до местности Герр, до которой сорок дней плавания, но никто не может сказать, по землям каких людей он течет выше. Ясно, что он течет через пустыню в страну скифов-земледельцев: ведь эти скифы обитают по его берегам на расстоянии десяти дней плавания. Только у этой реки и у Нила я не могу указать источники и, полагаю, не может никто из эллинов. Там, где Борисфен течет недалеко от моря, с ним сливается Гипанис, впадая в одну и ту же заводь. Находящаяся между этими реками клинообразная полоса земли называется мысом Гипполая; на нем воздвигнут храм Деметры. Напротив храма у Гипаниса обитают борисфениты» (IV, 53).

Познакомив нас с Борисфеном, Геродот пишет далее: «Об этих реках достаточно. А после них — другая река, пятая, название которой Пантикап. Течет он также с севера и из озера, а посредине между ним и Борисфеном обитают скифы-земледельцы; втекает же он в Гилею, а миновав её, соединяется с Борисфеном.

Шестая река — Гипакирис, которая, устремляясь из озера и протекая посредине области скифов-кочевников, впадает в море близ города Каркинитида, направо от себя оставляя Гилею и так называемый Ахиллов бег.

Седьмая река — Герр — ответвляется от Борисфена в том месте этой страны, до которого русло Борисфена известно. Ответвляется она в этой стране, а название имеет тоже, что и сама страна,— Герр. Протекая к морю, она разделяет область кочевников и область царских скифов, впадает же в Гипакирис» (IV, 54—56).

Эти лаконичные сведения не дают достаточно ясных представлений о местоположении названных рек. Поэтому вопрос о реках Пантикап, Гипакирис и Герр долгое время был предметом оживленной дискуссии и окончательно не решён до сих пор.

Танаис, современный Дон, описан совсем кратко: «Восьмая река — Танаис, которая течет сверху, устремляясь из большого озера, впадает же в еще большее озеро, называемой Меотийским, которое разделяет царских скифов и савроматов. В этот Танаис впадает другая река, название которой Гиргис» (IV, 57).

Таковы сведения Геродота о скифских реках. Реки послужили «отцу истории» своего рода костяком для описания Скифии.

Познакомимся теперь с характеристикой Геродотом Черноморского бассейна.

Для того, чтобы описать Понт Эвксинский, Геродот прибегает к своеобразному литературному приёму — «усаживает» персидского царя Дария на мысу возле Кианей:

«Сидя на мысу, он смотрел на Понт; который заслуживает внимания: ведь из всех морей оно по своей природе самое удивительное. Длина его 11 100 стадиев, ширина же в том месте, где оно шире всего, 3300 стадиев. Устье этого моря в ширину четыре стадия, длина же этого устья-пролива, названного Боспором, на нём-то и был возведён мост, доходит до 120 стадиев. Боспор же простирается до Пропонтиды. А Пропонтида, имеющая в ширину 500 стадиев, в длину 1400, вливается в Геллеспонт, имеющий в самом узком месте семь стадиев в ширину, в длину же 400. Геллеспонт же втекает в пучину моря, которое называется Эгейским.

Измерены были они следующим образом. Корабль проходит всего в течение долгого дня приблизительно 70 000 оргий, а в течение ночи 60 000 оргий. Плавание же до Фасиса от устья моря (ведь Понт здесь длиннее всего) занимает девять дней и восемь ночей. Это составляет 1 110 000 оргий, а из этих оргий получается 11 100 стадиев. Плавание из Синдики в Фемискиру на реке Фермодонте (в этом месте Понт шире всего) занимает три дня и две ночи. Это составляет 330 000 оргий, а стадиев — 3300. И этот Понт, и Боспор и Геллеспонт были мной таким образом измерены и имеют, согласно сказанному, такую природу: к Пойту примыкает и впадающее в него озеро немногим меньше его самого, которое называется Меотий-ским и Матерью Понта» (IV, 85—86).

Стадий Геродота колеблется в пределах 149—210 метров.

Ко всем этим цифрам мы ещё вернемся при анализе сведений античных авторов о Понте Эвксинском. Здесь же важно подчеркнуть, что приведенные цифры о длине и ширине моря Геродот получил сам, имея в своем распоряжении сведения о конфигурации Понта, скорости корабля и времени прохождения указанных участков пути.

Важны для нас также данные о длине и ширине Боспора Фракийского и Геллеспонта — современных проливов Босфор и Дарданеллы. Приведенные цифры не только определяют размеры проливов, но и дают возможность, как мы увидим далее, уточнить длину стадия Геродота.

Персидский царь Дарий-1 принимает дары — рельеф (Кубань) найденный на Кубани

Ознакомив нас со своими измерениями, Геродот продолжает рассказ:

«Дарий же, когда насмотрелся на Понт, поплыл назад к мосту, строителем которого был Мандрокл Самосец. А поглядев на Боспор, он поставил на берегу две стелы из белого камня, вырезав на одной ассирийские, а на другой греческие письмена, где перечислил все племена, какие он вёл; а вёл он все племена, над которыми властвовал. Войска, без морского флота, насчитывалось 700 000 вместе с конницей, кораблей же было собрано шестьсот. Впоследствии византийцы, увезя эти стелы в город, использовали их для алтаря Артемиды Ортосии, за исключением одного камня. Последний, заполненный ассирийскими письменами, был оставлен возле храма Диониса в Византии. Участок же Боспора, который Дарий соединил мостом, по моим предположениям, находится посредине между Византией и храмом при устье Боспора.

Дарий же после этого, придя в восторг от моста, одарил его строителя Мандрокла Самосца всем в десятикратном размере. Из этих наград Мандрокл посвятил начатки, написав картину, изображающую мост через Боспор на всем его протяжении и войско его во время переправы. Нарисовав это, он посвятил картину к храм Геры, сделав следующую надпись: «Наведя мост через Боспор, изобилующий рыбой, Мандрокл посвятил Гере как память о мосте, себе стяжав венец, самосцам же славу, выполнив по замыслу царя Дария». Таков был памятник в честь сооружения моста» (IV, 87—88).

Как же выглядел мост через Боспор? Геродот ничего не сообщает о нём. Но зато он довольно подробно описывает в своём труде другой мост, который позже перекинул через Геллеспонт сын Дария Ксеркс во время своего похода на
Элладу. Думаю, будет нелишним познакомиться с этими данными.

Место для строительства было выбрано в самой узости пролива Геллеспонт (совр. Дарданеллы) у города Абидоса, где ширина равна 7 стадиям. Первая попытка была неудачной. Разбушевавшаяся стихия снесла и уничтожила оба построенных моста. Разъяренный Ксеркс приказал высечь море и казнить строителей. Строительство началось заново. Вот что рассказывает об этом Геродот:

«Мосты же вновь строили другие зодчие. Построили же они таким вот образом: поставили рядом пентеконтеры и триеры; для одного моста в сторону Понта взяли 360 кораблей, а для другого — в сторону Геллеспонта 314 кораблей; первые поставили поперек течения Понта, а последние — по течению Геллеспонта, чтобы держать канаты натянутыми. Затем бросили огромные якоря на одном (верхнем) мосту на стороне Понта против ветров, дующих с Понта, а на другом мосту на стороне Эгейского моря — против западных и южных ветров. Между укрепленными на якорях пентеконтерами и триерами они оставили промежуток для прохода любых мелких судов из Понта и в Понт. После этого канаты туго натянули с земли при помощи накручивания их на деревянные вороты. Однако уже больше не ограничивались канатами только одного рода, но каждый мост связывали вместе по два каната из “белого льна“ и по четыре — из волокна папируса. Толщина и прекрасная работа канатов (обоих сортов) была одинакова, но “льняные канаты» были относительно тяжелее и весили (каждый локоть) больше таланта. Когда пролив был соединен мостом, бревна распилили, выровняв длину досок по ширине понтонного моста. Затем доски уложили в порядке поверх натянутых канатов и там снова крепко привязали их к поперечным балкам. После этого принесли фашинник, разложили в порядке и засыпали землей. Потом утрамбовали землю и по обеим сторонам моста выстроили перила, чтобы вьючные животные и кони не пугались, глядя сверху на море» (VII, 36).

Так был построен мост через Геллеспонт. Примерно таким же был, надо полагать, и мост Дария через Боспор Фракийский. Правда, боспорский мост был почти вдвое короче. Но течение из Понта здесь намного сильнее. Это требовало большего опыта и старания строителей. Мандрокл, как мы видим, отлично справился с этой задачей.
Завершая излагаемый сюжет, Геродот сообщает:

«Дарий же, одарив Мандрокла, начал переправляться в Европу, приказав ионийцам плыть в Понт до реки Истр, когда же прибудут к Истру, ожидать его там, построив мост через реку, ибо флот вели ионийцы, эолийцы и геллеспонтийцы. И вот морской флот, пройдя мимо Кианей, поплыл прямо к Истру. Поднявшись вверх по реке на расстояние двух дней плавания от моря, они начали строить мост у горла реки, с которого начинается разветвление устья Истра. Дарий же, переправившись по мосту через Боспор, двинулся через Фракию» (IV, 89).

Из дальнейшего рассказа Геродота известно, что мост через Истр был построен. Дарий переправил по этому мосту своё многочисленное войско в Скифию и приказал разрушить мост. Но по совету стратега митиленцев Коя изменил своё решение и приказал ионийским тиранам «охранять мост шестьдесят дней. Если же он не вернётся к указанному сроку, то они могут отплыть к себе на родину (IV, 97—98).

Рассказывая о походе Дария на скифов, Геродот даёт общее описание этой страны:

«Перед скифской землей лежит Фракия, выступающая в море. От залива, образуемого этой землей, начинается Скифия, и здесь в неё втекает Истр, поворачивая устье навстречу юго-восточному ветру. Начиная от Истра, я буду описывать приморскую часть самой скифской страны с целью измерения. От Истра идёт уже древняя Скифия, лежащая к югу в направлении южного ветра до города, называемого Каркинитидой. Далее — от этого города обращенную к этому же морю страну, гористую и выступающую к Понту, населяет племя тавров до полуострова, называемого Скалистым; этот полуостров выдаётся в море, обращенное в сторону восточного ветра.

Ведь две стороны границ Скифии обращены к морю. Одна — к югу, другая — к востоку, как и границы аттической страны. И, подобно этой стране, тавры населяют часть Скифии, как если бы в Аттике иное племя, а не афиняне населяли Сунийское нагорье и если бы этот мыс — от дема Форикос до дема Анафлист — дальше выдавался бы в море. Я так говорю, поскольку можно сравнить малое с большим. Такова именно таврическая страна. Для того, кто не плыл мимо этой части Аттики, я поясню иначе. Как если бы другое племя, а не япиги, отрезало бы часть Япигии, начиная от Брентесийской гавани до Тарента, и населяло бы этот мыс. Приводя эти два примера, я говорю тем самым о подобных странах, на которые Таврика очень похожа и в других отношениях.

Далее — от Таврики выше тавров и в области, обращенной к восточному морю, живут уже скифы к западу от Боспора Киммерийского и от Меотийского озера до реки Танаис, которая впадает в наиболее отдаленный угол этого озера. Начиная уже от Истра, в тех областях, которые расположены выше и находятся внутри материка, Скифия ограничена вначале агафирсами, после неврами, затем андрофагами и, наконец, меланхленами.

Следовательно, у Скифии,— так как она имеет четырехугольную форму, а две стороны доходят до моря,— равны по величине все стороны: и так, что идёт внутрь страны, и та, что простирается вдоль моря. Ибо от Истра до Борисфена — десять дней пути, от Борисфена до Меотийсксго озера — другие десять: и от моря внутрь страны до меланхленов, живущих выше скифов,— двадцать дней пути. А однодневный путь, как я прикидываю, составляет до двести стадиев. Таким образом, длина Скифии в поперечном направлении составляет 4000 стадиев и в направлении, ведущем внутрь страны, ещё столько же стадиев. Вот такова величина этой земли» (IV, 99—101).

Как мы видим, сведения Геродота о Скифии обширны и разнообразны. Его «История» — один из наиболее важных и ценных источников для изучения древней истории и географии Северного Причерноморья.

Далее… Глава 1. Описание Северного Причерноморья античными авторами. Псевдо-Скилак.

Псевдо-Скилак, описание Северного Причерноморья.
Древнегреческий стадий

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*