Суббота , 24 Февраль 2024
Домой / Античный Русский мир. / Окружность Понта Эвксинского

Окружность Понта Эвксинского

М.В. Агбунов.
АНТИЧНАЯ ГЕОГРАФИЯ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.

Глава 2. Окружность Понта Эвксинского

Одна из первых попыток определить размеры Понта Эвксинского предпринята Геродотом. Длину моря он определил в 11 100 стадиев, ширину — в 3300 стадиев (IV, 85). Стадий Геродота равен 177,6 метра. Следовательно, по его расчётам, длина Понта Эвксинского равна, 1971 км, а ширина — 586 км.

По современным измерениям, наибольшая длина Чёрного моря равна 1130 км, а ширина — 610 км. Как мы видим, цифры Геродота сильно завышены. К тому же наибольшая ширина бассейна приходится не на восточную его часть от Синдлки (совр. Анапа) до реки Фермодонт (совр. река Терме), как полагал Геродот (там примерно 400 км), а на западную часть моря от Очакова до Эрегли (610 км).

Приходится констатировать, что Геродот плохо представлял себе как конфигурацию, так и размеры Понта Эвксинского.

По Геродоту, Геррос — область курганного захоронения царских скифов

Анализируя это обстоятельство, исследователи предлагали самые различные объяснения [94, с. 325—326].  Б. А. Рыбаков попытался даже примирить столь явное противоречие. По его мнению, указанная Геродотом длина определяет расстояние от устья Понта до Фасиса при каботажном плавании вдоль северных берегов моря [222, с. 83 ]. Но такое предположение не имеет под собой ни малейшего основания и противоречит принципу географических измерений. Абсолютно все без исключения античные авторы измеряют расстояние от устья Понта до Фасиса, где «судам последний бег», разумеется, вдоль южного берега моря, так, как плыли туда мореходы.

В чем же причина столь существенных расхождений между расчетами Геродота и реальными расстояниями? Исследователи так и не пришли к единому мнению. Пытаясь устранить выявленные противоречия, они так или иначе старались уменьшить расстояние, которое, по данным Геродота, проходил корабль за день и ночь.

Рассмотрим подробнее расчёты «отца истории». В его распоряжении следующие сведения:
1) «корабль проходит всего в течение долгого дня приблизительно 70 000 оргий, а в течение ночи — 60 000 оргий»,
2) от устья Понта до Фасиса девять дней и восемь ночей плавания,
3) от Синдики до Фермодонта три дня и две ночи плавания. Умножив скорость на время, Геродот получил соответствующие расстояния.

Время пути не вызывает каких-либо серьезных сомнений у исследователей. Они сосредоточили свое внимание на скорости корабля. Все их рассуждения направлены на то, чтобы уменьшить эту скорость. Ведь только так можно попытаться устранить выявленные расхождения. И ученые предлагали необходимые поправки, достаточно произвольные.

Мне представляется, что Геродот действительно использовал слишком большую скорость корабля. С развитием мореплавания и расширением географических знаний античные путешественники стали использовать «день плавания» как меру длины, имеющую постоянное значение. «День плавания» означает расстояние, которое корабль проходил в среднем за день.

Как сообщает Псевдо-Скилак, день плавания равен 500 стадиям, причем день плавания и ночь плавания равны ( § 69). Такой усредненный «день плавания» и следует применять при измерении расстояний. Геродот же, надо полагать, использовал в своих расчетах данные о каком-то отдельном, нехарактерном случае.

Теперь проведём те же расчеты, используя указанный Псевдо-Скилаком «день плавания» в 500 стадиев. Плавание от устья Понта до Фасиса занимает, как сообщает Геродот, девять дней и восемь ночей. Поскольку здесь нет никаких пояснений, как при определении скорости корабля («в течение долгого дня приблизительно»), эти цифры, надо полагать, отражают именно устоявшиеся данные, проверенные длительными плаваниями, а не случайные, нехарактерные сообщения. Отсюда получим, что указанное расстояние составляет 8500 стадиев. Эта цифра вполне согласуется с данными Страбона, согласно которым от устья Понта до Фасиса «приблизительно 8000 стадиев, может быть, несколько больше или меньше» (XII, 3, 17) и почти полностью совпадает со сведениями Арриана, который в полном перипле определяет это расстояние в 8462 стадия (§ 118). Если считать стадий Арриана равным 157,7 м, получим 1334 км. Соответствующее измерение по современным крупномасштабным картам даёт примерно 1350 км. Как мы видим, перипл даёт абсолютно верные расстояния.

Таким образом, Геродот имел в своём распоряжении достоверные сведения о времени плавания от устья Понта до Фасиса. При использовании «дня плавания» в 500 стадиев он мог бы получить вполне правильное расстояние. Но «отец истории» определил слишком большую скорость дневного и ночного плавания и в результате получил завышенное расстояние.

Аналогична ситуация и при определении расстояния от Синдики до Фермодонта. По Геродоту, это плавание занимает три дня и две ночи. Используя «день плавания» в 500 стадиев, получим 2500 стадиев. Если стадий Геродота равен 177,6 м, эта цифра составляет 444 км. Современные измерения дают 400 км. Разница не столь велика и вполне естественна при таком приблизительном измерении, как «день плавания». Как мы видим, и здесь Геродот мог получить вполне достоверное расстояние.

Итак, Геродот даёт нам завышенные размеры Понта Эвксинского. Причина — использование в расчётах слишком большой скорости плавания корабля за день и ночь. Данные о времени плавания от устья Понта до Фасиса и от Синдики до Фермодонта — достоверны. При использовании эталонного «дня плавания» в 500 стадиев получаются довольно точные измерения длины и ширины Понта Эвксинского.

Сведения Геродота в определенной степени отражают уровень знаний раннеионийских географов о Чёрном море. Наиболее отдаленной точкой бассейна считалось устье Фасиса, по которому тогда проводили границу между Европой и Азией.

Рассмотрим теперь более точные измерения Понта Эвксинского. Аммиан Марцеллин сообщает:

«Береговой объезд всей окружности Понта, вычисленный в 23 000 стадиев, по утверждению Эратосфена, Гекатея, Птолемея и других им подобных точнейших исследователей, по общему мнению всех географов образует форму скифского лука, соединенного тетивой» (XXII, 8, 10).

В полном перипле Арриана окружность Понта Эвксинского определена в 23 587 стадиев ( § 118).

Агатемер дает цифру, более близкую к эратосфеновой— 23 083 стадия ( § 11; ВДИ, 1948, № 2, с. 314).

Полибий пишет: «Море, называемое Понтом, в окружности имеет почти 22 000 стадиев» (IV, 39, 1).

По утверждению Страбона, «окружность всего моря равняется приблизительно 25 000 стадиев» (II, 5, 22). Но расстояния, которые географ приводит при описании Черноморского побережья, в сумме дают другую цифру — около 23 000 стадиев. Наглядно это видно в сводной таблице, составленной Л. И. Грацианской [82, с. 42—43].Последняя цифра вполне согласуется с данными других авторов.

Откуда же тогда взялась окружность в 25 000 стадиев?

Рассмотрим это сообщение в контексте. Географ отмечает:

«Чёрное море «состоит как бы из двух морей: почти посредине его выдвигаются два мыса, один — из Европы, с северной стороны, а другой, противоположный этому,— из Азии; они суживают находящийся между ними пролив и образуют два больших моря. Европейский мыс называется Бараний лоб, а азиатский — Карамбис; они отстоят друг от друга приблизительно на 2500 стадиев. Море к западу от них имеет в длину от Византия до устьев Борисфена 3800 стадиев, а в ширину — 2800 стадиев; в нем есть остров Белый. Восточное море имеет продолговатую форму и оканчивается узким заливом у Диоскуриады, имея в длину 5000 стадиев или немного больше, а в ширину — около 3000. Окружность всего моря равняется приблизительно 25 000 стадиев. Некоторые уподобляют форму этой окружности натянутому скифскому луку, приравнивая тетиве так называемые правые части Понта (это — путь от устья до залива у Диоскуриады; ибо, за исключением Карамбиса, весь остальной берег имеет лишь небольшие углубления и выпуклости, так что подобен прямой линии), а остальной берег — рогу лука, имеющему двойной изгиб, именно, верхний, более округленный и нижний, более прямой; так, говорят они, и этот берег образует два залива, из которых западный гораздо круглее другого» (II, 5, 22).

При внимательном изучении процитированного отрывка становится понятным, что античный автор сложил стороны западного и восточного морей, приплюсовал определенную величину для учета изгибов береговой линии и в результате получил округленную сумму в 25 000 стадиев. Расчёты выглядят следующим образом: 2800 + 5000 + + 3000 + 5000 + 2800 + 3800 = 22 400 стадиев. Такова сумма длины и ширины Понта Эвксинского. К ней добавлены 2600 стадиев как поправка на изгибы береговой линии. В итоге окружность моря определена в 25 000 стадиев.

Эти расчты сделал сам Страбон, но, не имея точной карты, географ весьма схематично представлял себе конфигурацию Понта Эвксинского и в результате получил слишком завышенную окружность бассейна.
А при конкретном описании Черноморского побережья он пользовался другими источниками, по которым окружность Понта равна приблизительно 23 000 стадиев. Плиний Старший приводит несколько различных измерений:

«Окружность же всего Понта, по утверждению Варрона и почти всех древних писателей, составляет 2150 миль. Корнелий Непот прибавляет 350 миль, а Арте-мидор дает 2919, Агриппа — 2560 миль, Муциан — 2425 миль. Подобным образом одни определяют меру европейской стороны Понта в 1479 миль, другие в 1100 миль. Марк Варрон измеряет таким образом: от устья Понта до Аполлонии 187,5 мили, столько же до Каллатии, до устья Истра — 125 миль, до Борисфена — 250 миль, до Херсонеса, города гераклейцев — 375 миль, до Пантикапея, который некоторые называют Боспором и который является последним городом на европейском берегу Понта, 212,5 мили, что в сумме составляет 1337,5 мили. Агриппа считает от Византия до реки Истр 560 миль, оттуда до Пантикапея 638 миль» (IV, 77—78).

В другом месте Плиний добавляет: «Некоторые дают измерения Понта от Боспора до Меотийского озера в 1438,6 мили, а Эратосфен на 100 миль меньше. Агриппа считает от Калхадона до Фасиса 1000 миль, а оттуда до Боспора Киммерийского 360 миль» (VI, 3).

Как мы видим, помимо измерений, сделанных римскими географами, Плиний сообщает нам также расстояния древнегреческих авторов, пересчитанных в мили. Пересчет стадиев в мили сделан по соотношению 8:1. Он указывает, что «стадий составляет 125 наших шагов» (II, 85), т. е. 185 м.

Но как же быть с расстояниями, которые измерены стадием в 157,7 м? Они пересчитаны в мили также, надо полагать, по стандарту 8:1. В результате эти расстояния «увеличены», и весьма значительно. Ведь стадий 157,7 намного короче стадия в 185 м. Римская миля вмещает не 8 таких стадиев, а 9,4 стадия. Следовательно, пересчитывать их в мили следовало исходя из соотношения 9,4:1. Иначе мили нельзя переводить в километры.

Проведем некоторые обратные пересчеты миль в стадии и сравним полученные цифры с другими измерениями.

Плиний сообщает, что «окружность же всего Понта, по утверждению Варрона и почти всех древних писателей, составляет 2150 миль». Но эта цифра ошибочна. Ниже Плиний приводит измерение Варроном европейского побережья моря — 1337,5 миль. Полная окружность должна быть больше по крайней мере вдвое, что составляет 2675 миль. А в тексте указано лишь 2150 миль. В чем же причина столь значительного расхождения?

М. В. Скржинская пишет об этом следующее: «Плиний не очень внимательно делал выписки из произведения Варрона. Так, ошибочна цифра окружности Понта в 2150 миль со ссылкой на Варрона, а через него и на Эратосфена. Ниже указано, что Варрон давал 1337,5 мили для европейского, более короткого, берега Понта, поэтому вся окружность моря должна быть больше этого удвоенного числа, т. е. больше 2675 миль. Цифрой же 2150, возможно, у Варрона была обозначена длина азиатского берега Понта и Меотиды от Боспора до Танаиса» [228, с. 80].

Но можно ли обвинять такого серьезного и добросовестного ученого, как Плиний, в не очень внимательном отношении к своему источнику, которое приводит к весьма серьезным ошибкам? Думаю, у нас нет на это никаких оснований.

Рассмотрим внимательнее описание Варроном европейского побережья Понта Эвксинского. Проверка приведенных здесь расстояний показывает, что итоговая цифра 1337.5 мили также ошибочна. Дело в том, что одно из слагаемых — расстояние от Херсонеса до Пантикапея — указано неверно, 212,5 мили. А при конкретном описании этого побережья Плиний после характеристики Херсонеса рассказывает:

«Далее — мыс Партений, город тавров Плакия, порт Симболум, мыс Криу Метопон, находящийся против мыса Карамбий на азиатском берегу и выдвигающийся в середину Эвксинского Понта (расстояние между мысами 170 миль), что главным образом и придает морю форму скифского лука. За этим мысом лежат многие гавани тавров и озера, город Феодосия в 125 милях от Криу Метопона, а от Херронеса в 165 милях. Далее были некогда города Киты, Зефирий, Акры, Нимфей и Дия. Остается назвать милетский Пантикапей, самый мощный город у входа в Боспор; он отстоит от Феодосии на 87,5 мили» (IV, 86—87).

По этим данным, от Херсонеса до Криу Метопона 40 миль, от Криу Метопона до Феодосии 125 миль, от Феодосии до Пантикапея — 87,5 миль. Следовательно, от Херсонеса до Пантикапея 252,2 мили, а от Криу Метопона до Пантикапея 212,5 мили. Теперь еще раз внимательно перечитаем описание европейского побережья:

«От устья Понта до Аполлонии 187.5 мили, столько же до Каллатии, до устья Истра — 125 миль, до Борисфена — 250 миль, до Херсонеса, города гераклейцев,— 375 миль, до Пантикапея, который некоторые называют Боспором и который является последним городом на европейском берегу Понта, 212,5 мили, что в сумме составляет 1337,5 мили».

Какая же информация здесь содержится? Как мы видим, Плиний не указывает прямо, что от Херсонеса до Пантикапея 212,5 мили. Он пишет, что до Пантикапея 212,5 мили. Но откуда? По его же данным, 212.5 мили — это расстояние от Криу Метопона до Пантикапея.

Отсюда следует единственно правильный вывод: в тексте рассматриваемого отрывка — лакуна. Здесь выпало указание о Криу Метопоне и связанном с ним расстоянии. Первоначальный текст выглядел следующим образом:

«…до Херсонеса, города гераклейцев,— 375 миль, до мыса Криу Метопон — 40 миль, до Пантикапея, который некоторые называют Боспором и который является последним городом на европейском берегу Понта, 212,5 мили…».

В результате порчи текста исчезли слова «до мыса Криу Метопон— 40 миль». И создалось ложное впечатление, что последующее указание «до Пантикапея… 212.5 мили» определяет расстояние от Херсонеса. В действительности же 212,5 мили — это расстояние от Криу Метопона до Пантикапея.

Проанализируем теперь измерения Варрона в сопоставлении с данными других авторов и современными измерениями.

Что же представляют собой данные о расстояниях от устья Понта до Пантикапея? На первый взгляд может показаться, что отдельные участки этого пути измерены очень точно, с точностью даже до полумили. Но это — только на первый взгляд. Даже беглое сравнение этих цифр показывает, что они расходятся с данными других авторов и действительными расстояниями. Например, М. В. Скржинская пишет по этому поводу следующее:

«По современным измерениям расстояние от устья Дуная (Сулинское гирло) до устья Днепра — 275 км, от устья Днепра до Севастополя — 362,5 км, от Севастополя до Керчи — 350 км. Всего 987,5 км. В целом древние измерения (847,5 римских мили равны 1255,5 км) сильно завышены по сравнению с современными. Это объясняется отчасти тем, что теперь определяется путь прямо по морю, а древние, как правило, меряли путь корабля вдоль береговой линии» [228, с. 24, примеч.]. — *
99

Но такое объяснение не убедительно. Разница в цифрах слишком велика. В действительности она еще больше, чем по расчетам М. В. Скржинской, так как там не учтено, что в источнике пропущено расстояние от Херсонеса до Криу Метопона. Фигурируемые в расчетах 847,5 мили составляют расстояние от Истра до Борисфена, от Борисфена до Херсонеса, от Криу Метопона до Пантикапея (250 + 375 + 212,5). Недостает, как уже говорилось, 40 миль, приходящихся на участок от Херсонеса до Криу Метопона.

Причина столь значительных расхождений в расстояниях не в различии принципов древних и современных измерений. Эта причина кроется, как мы сейчас увидим, совсем в другом.

По Варрону, от устья Понта до Аполлонии — 187,5 миль, от Аполлонии до Каллатии — столько же. Эти участки побережья действительно почти равны. Но указанные 187,5 мили составляют 278 км, а современные измерения дают примерно 190 км. И здесь налицо весьма существенные расхождения. Что же тогда означает точность до полумили?

Как мы видим, измерения Варрона оставляют весьма противоречивое впечатление. С одной стороны, они могут показаться весьма точными, а с другой,— выглядят очень округленными. Как же тут быть?

Рассмотрим под этим углом и другие приведенные Плинием измерения. Рассказывая о ширине обитаемой Земли, Плиний сообщает:

«по Исидору она составляет 5462 мили», и далее дает эти измерения. Остановимся на интересующих нас отрезках пути: «(от мыса Сигей) к устью Понта — 312,5 мили, мысу Карамбию — 350 миль, устью Меотиды — 312,5 мили, устью Танаиса — 275 миль» (II, 245).

И здесь — та же точность до полумили и то же впечатление, что приведенные цифры очень округлены. И те же результаты расчетов — если перевести мили в километры, то получим цифры, значительно превышающие действительные расстояния. И опять встают те же вопросы.

Конечно, проще всего было бы обвинить античных географов в неточности измерений. Но не будем спешить с подобными выводами. Ведь для этого у нас нет никаких объективных оснований. Проблема здесь гораздо серьезнее.

Где же ключ к пониманию приводимых Плинием измерений расстояний на Понте Эвксинском?
Найти этот ключ помогли сведения других античных авторов. Удача заключается в том, что измеренный Исидором путь описывает также Агатемер. В его «Кратком землеописании» даны следующие измерения: «(от мыса Сигей) до устья Понта 2500 стадиев; до мыса Карамбис 2800 стадиев; до устья Меотиды 2500 стадиев; до Танаиса 2200 стадиев» ( § 18).

Как мы видим, оба автора указывают один и тот же маршрут. В первом случае расстояния измерены в милях, а во втором — в стадиях. Изложенные выше расхождения и несоответствия, размышления о причинах того натолкнули на мысль перевести мили в стадии. Напомню, что миля Плиния равна восьми стадиям.

Картина получилась потрясающая. Измерения Исидора и Агатемера полностью совпали: 312,5 мили — это те же 2500 стадиев, 350 миль — 2800 стадиев, 312,5 мили — 2500 стадиев, 275 миль — 2200 стадиев.

Отсюда следует неоспоримый вывод: Плиний имел в своём распоряжении измерения Исидора в стадиях и перевел их в мили по соотношению 8:1. Теперь ясно, откуда появляются цифры с точностью до полумили. 100 стадиев составляют 12,5 мили. И всякая цифра, содержащая нечетное количество сотен стадиев, при пересчете в мили будет заканчиваться на пять десятых мили. Эти пять десятых отнюдь не означают такую точность в измерении расстояний, а являются верным признаком того, что сообщаемое расстояние измерено первоисточником в стадиях, которые более поздний автор перевел в мили.

Теперь вернёмся к измерениям Варрона. Переведём мили в стадии. Получается также интересная картина: от устья Понта до Аполлонии — 187,5 мили, или 1500 стадиев, от Аполлонии до Каллатии — 187,5 мили, или 1500 стадиев, от Каллатии до Истра — 125 миль, или 1000 стадиев, от Истра до Борисфена — 250 миль, или 2000 стадиев, от Борисфена до Херсонеса — 375 миль, или 3000 стадиев, до Пантикапея (по сохранившемуся тексту) — 212,5 мили, или 1700 стадиев, что в сумме составляет (по сохранившемуся тексту) 1337,5 мили, или 107 000 стадиев.

Все эти расстояния были измерены, бесспорно, в стадиях, которые позднее переведены в мили. Поэтому часть цифр получилась с пятью десятыми мили.

Кто же произвёл пересчёт стадиев в мили: Варрон или Плиний? Автор «Естественной географии» сообщает: «Марк Варрон измеряет таким образом…» (IV, 77; ). Подчеркиваю: не указывает, не передает, а измеряет сам. Измерения, как мы видим, весьма схематичны (к этому мы еще вернемся), цифры очень округлены. Но округлены они в стадиях, а не в милях: 1500, 1000, 2000, 3000, 1700. Следовательно, и сами измерения проведены в стадиях. В противном случае мы имели бы круглые цифры в милях.

Таким образом, из сказанного неоспоримо вытекает, что Марк Варрон произвел указанные измерения в стадиях. А Плиний пересчитал стадии в мили по соотношению 8:1. Но даже если допустить, что Плиний воспользовался каким-то промежуточным источником, в котором стадии были уже переведены в мили, суть дела не меняется: рассматриваемые расстояния первоисточник измерил, несомненно, в стадиях.

Попытаемся теперь сравнить измерения Варрона с данными перипла Псевдо-Скилака и полного перипла Арриана. Для наглядности это можно сделать в виде специальной таблицы.

Начнем с Арриана. Но сначала необходимо уточнить некоторые детали. Плиний сообщает, что по измерениям Варрона от Каллатии 125 миль до «устья Истра» и далее от этого устья до Борисфена — 250 миль. Но название упоминаемого устья не приводится. А далее, при подробном описании рассматриваемого района Плиний рассказывает, что остров тирагетов, лежащий на реке Тире, «отстоит от Псевдостомы, устья Истра, на 130 миль… а в 120 милях от Тиры река Борисфен» (IV, 82). Оба отрезка пути в сумме составляют приведенные выше 250 миль. Следовательно, в измерениях Варрона фигурирует именно Псевдостома. Это же устье указано Аррианом как в кратком ( § 35), так и в полном ( § 93) перипле вторым по счету при описании дельты Истра с севера, но не названо по имени.

Приведенные Варроном 212,5 мили, т. е. 1700 стадиев, до Пантикапея измерены, как выяснилось, от мыса Криу Метопон. А расстояние от Херсонеса до Криу Метопона здесь не фигурирует: сведения о нем исчезли вследствие порчи текста.

Детальные измерения, приведенные Аррианом, как показывают их многочисленные проверки и сравнения, абсолютнодостоверны и полностью соответствуют действительности.

А что можно сказать об измерениях Варрона? Как видно из приведенной таблицы, расхождения здесь весьма существенные — до 320 стадиев, причем в разные стороны: как в сторону увеличения расстояния, так и в сторону уменьшения. Но при этом наблюдается интересная особенность: в конечном счете эти расхождения сводятся к минимуму или, по всей вероятности, даже к нулю.

По Варрону, расстояние от устья Понта до Аполлонии на 200 стадиев больше, чем у Арриана, от Аполлонии до Каллатии — на 240 стадиев больше, от Каллатии до Псевдостома, наоборот, уже меньше на 320 стадиев, от Псевдостома до Борисфена — вновь больше, на 260 стадиев, от Борисфена до Херсонеса — опять меньше, на 300 стадиев. В результате от устья Понта до Херсонеса у Варрона — 9000 стадиев, у Арриана — 8900 стадиев. Разница, как мы видим, совсем незначительная — 100 стадиев. А для участка Криу Метопон — Пантикапей разница вовсе минимальная — 20 стадиев.

К сожалению, в этой цепи недостает одного звена — измерения Варроном расстояния от Херсонеса до Криу Метопона. Разумеется, мы не можем с абсолютной категоричностью утверждать, какая там была указана цифра, но, бесспорно, она близка к 480 стадиям Арриана. И итоговая сумма расстояний от устья Понта до Пантикапея у Варрона также близка к 11 100 стадиям Арриана.

Сравним теперь измерения Варрона и Псевдо-Скилака. Расстояние от устья Понта до реки Истра, согласно уточненным данным Псевдо-Скилака, составляет 4 дня и 4 ночи плавания, или 4000 стадиев. Такую же цифру в сумме указывает и Варрон. Совпадают также опорные ориентиры: устье Понта — Аполлония — Каллатия — река Истр. Все это свидетельствует о том, что в обоих случаях фигурирует один и тот же источник.

Далее, по Псевдо-Скилаку, от Истра до Бараньего лба вдоль берега 6 дней и 6 ночей плавания, т. е. 6000 стадиев. Варрон указывает 2000 стадиев от устья Истра до Борисфена и 3000 стадиев от Борисфена до Херсонеса. А сведения о расстоянии от Херсонеса до Бараньего лба отсутствуют. Приведенные Варроном 2000 и 3000 стадиев представляют собой, надо полагать, также производные от 500 стадиев, величины дневного плавания, и, следовательно, связаны с тем же источником.

В таком случае получается, что на отрезок от Херсонеса до Бараньего лба по Псевдо-Скилаку приходится 1000 стадиев. Полный перипл Арриана даст 480 стадиев, или 76 км, что вполне соответствует действительности, если отождествлять Бараний лоб с мысом Ай-Тодор. Расхождение, как мы видим, значительное, но оно вполне объяснимо, так как суммарное измерение Псевдо-Скилака весьма приблизительное и механическое выделение рассматриваемого отрезка могло оказаться и оказалось искаженным, в сторону увеличения.

А последний отрезок побережья, от Бараньего лба до Пантикапея, у Псевдо-Скилака получился также искаженным, но уже в сторону уменьшения. По периплу, это расстояние составляет 1 день и 1 ночь плавания, или 1000 стадиев. А Варрон и Арриан в полном перипле приводят соответственно 1700 и 1720 стадиев, которые отражают реальную протяженность пути.

Итоговые цифры таковы. Расстояние от устья Понта до Пантикапея составляет: у Псевдо-Скилака — 11 дней и 11 ночей плавания, или 11 000 стадиев, у Варрона — 11 100 стадиев, у Арриана в полном перипле — 11 100 стадиев. Дополнительные разъяснения по цифрам даны ниже.

Все вышеизложенное приводит к следующему пониманию рассматриваемых описаний европейского побережья Понта Эвксинского.

Псевдо-Скилак измерил это побережье в днях и ночах плавания, разъяснив при этом, что день плавания приравнивается к ночи плавания и составляет 500 стадиев. Измерения даны по следующим участкам: устье Понта — река Истр — Бараний лоб — Пантикапей. В сумме получается 11 дней и 11 ночей, или 11 000 стадиев.

Варрон имел в своём распоряжении несколько различных источников. При измерении побережья от устья Понта до Херсонеса он взял за основу сведения Псевдо-Скилака. Пересчитал дни и ночи плавания в стадии и, руководствуясь, надо полагать, картой, произвел более детальные измерения. Полученные 4000 стадиев Псевдо-Скилака от устья Понта до реки Истра географ разделил на три отрезка: устье Понта — Аполлония — 1500 стадиев, Аполлония — Каллатия — 1500 стадиев, Каллатия — устье Истра — 1000 стадиев.

Основываясь на следующем измерении Псевдо-Скилака побережья от реки Истра до Бараньего лба в 6 дней и 6 ночей плавания, или 6000 стадиев, Варрон сократил измеряемый регион до Херсонеса и определил его длину в 5000 стадиев. Затем, руководствуясь, надо полагать, той же картой, он разделил его на два отрезка: устье Истра — Борисфен — 2000 стадиев, Борисфен — Херсонес — 3000 стадиев.

Тот факт, что опорным ориентиром здесь у Псевдо-Скилака был Бараний лоб, а у Варрона стал Херсонес, объясняется не только различием в маршрутах плавания и описания, но и возросшей ролью самого Херсонеса.

Все эти кабинетные измерения получились, разумеется, приблизительные. Как видно из приведенной ниже таблицы, расстояние на одном отрезке несколько преувеличено, а на другом, наоборот, преуменьшено. Но в конечном счете расстояние от устья Понта до Херсонеса у Варрона оказалось лишь на 100 стадиев больше, чем в полном перипле Арриана, отражающем реальную протяженность пути практически между всеми упоминаемыми в нем объектами (9000 и 8900 стадиев).

Такое близкое совпадение, надо полагать, не случайное. Варрон   имел в своём распоряжении, если не весь перипл конца IV—III вв. до н. э., который лег в основу перипла Арриана, то по меньшей мере его часть, посвященную побережью от Пантикапея до Херсонеса, и итоговую цифру длины европейского побережья Понта Эвксинского. И, сокращая измеренный Псевдо-Скилаком регион на участок от Бараньего лба до Херсонеса, Варрон, наверняка, скорректировал свои измерения с данными эллинистического перипла и с учетом этого уменьшил 10 000 стадиев Псевдо-Скилака на 1000 стадиев и получил указанные 9000 стадиев.

О знакомстве Варрона с эллинистическим периплом неизвестного автора свидетельствуют приведенные 1700 стадиев, которые, как выяснилось, определяют расстояние от Бараньего лба до Пантикапея. Из более детальных сведений Плиния становится понятным, что эта цифра получена сложением расстояния от Бараньего лба до Феодосии — 1000 стадиев (125 миль) и от Феодосии до Пантикапея — 700 стадиев (87,5 мили). Но последняя цифра представляет собой сумму расстояний между населенными пунктами от Пантикапея до Феодосии, которые указаны, причем в разных слагаемых, как в кратком перипле Арриана — 420 + 280 ( § 30), так и в полном перипле 60 + 25 + 65 + + 30 + 60 + 180 + 280 ( § 76—77). Все эти цифры восходят, несомненно, к эллинистическому периплу неизвестного автора. Следовательно, оттуда же взял указанные 700 стадиев и Варрон. Там же он нашёл и сведения о расстоянии от Бараньего лба до Феодосии. Источник определил его, как видно из полного перипла Арриана (§ 78), в 1020 стадиев. Варрон округлил эту цифру до 1000 стадиев.

В таком случае, имея итоговую цифру эллинистического перипла в 11 100 стадиев и стремясь согласовать с ней свои измерения, он округлил указанные в перипле 480 стадиев (именно эта цифра получается в сумме (300+ 180) по данным § 81 полного перилла Арриана), надо полагать, до 400 стадиев (50 миль). В таком случае сумма измерений Варрона составит именно 11 100 стадиев.

Таким образом, если принять изложенное предположение, следует согласиться с двумя положениями.

1. Выявленная лакуна в тексте Плиния должна быть заполнена так: «до мыса Криу Метопон — 50 миль».

2. Сумма расстояний от устья Понта до Пантикапея в таком случае составит 1387,5 мили.

Теперь необходимо отметить следующее обстоятельство. При описании крымских берегов Плиний сообщает, что здесь лежат «город Феодосия в 125 милях от Криу Метопона, а от Херронеса в 165 милях» (IV, 86). Отсюда следует, что расстояние от Херронеса до Криу Метопона равно 40 милям. Эти данные взяты, надо полагать, из другого источника, близкого ко времени Плиния. Указанные 40 миль, как и 170 миль между Криу Метопоном и Карамбисом, были измерены в милях. Плиний приплюсовал эти 40 миль к 125 милям от Криу Метопона до Феодосии, которые получил, пересчитав взятые у Варрона 1000 стадиев, и получил приведенные 165 миль.

Об использовании разных источников свидетельствует и различное написание названия главного здесь города: Херсонес — при изложении измерений Варрона и Херронес — в рассматриваемом отрывке.

Расхождение между источниками не столь уже значительно. По периплу от Бараньего лба до Херсонеса с заходом в гавань Символов — 460 стадиев, т. е. 75 км. Современник Плиния указывает напрямик 40 миль, т. е. 59 км. При плавании разными маршрутами такое расхождение вполне объяснимо.

Для удобства читателя приведем сравнение измерений европейского побережья Понта Эвксинского Псевдо-Скила-ком, Варроном и в полном перипле Арриана (в стадиях). Измерениями Варрона пользовался также Страбон. Об этом свидетельствуют такие наглядные примеры.

1. Географ указывает от Аполлонии до Кианей, т. е. практически до устья Понта Эвксинского, «около 1500 стадиев» (VII, 6,1). По Варрону, здесь именно 1500 стадиев. Надо полагать, оттуда и почерпнул эти сведения Страбон.

2. Страбон сообщает, что от Херсонеса до устья Тиры 4400 стадиев (VII, 4, 2) Эта цифра почти полностью совпадает с измерениями Артемидора, который, как передает Арриан в полном перипле ( § 89), определяет это расстояние с объездом Каркинитского залива в 4420 стадиев. Поэтому может создаться впечатление, что Страбон взял указанную цифру у Артемидора и слегка округлил ее. Но ощущения такого округления у Страбона нет. Обычно, округляя ту или иную цифру, он добавляет слово «около». Так, например, используя вместе с Аррианом общий источник, где длина Ахиллова бега определена в 1200 стадиев, Страбон указывает «около тысячи стадиев». Да и в любом случае округление с 4420 до 4400 стадиев весьма относительно.

А с другой стороны, у Страбона прослеживается следующая цепочка измерений. Расстояние от Херсонеса до устья Тиры равно у него 4400 стадиев. А от Священного устья Истра до устья Тиры, по Страбону, 900 стадиев, дельта же Истра тянется у него почти на 300 стадиев (VII, 3, 15). Следовательно, от северного устья Истра до устья реки Тиры, по данным Страбона, 600 стадиев.

Здесь необходимо заметить следующее. Некоторые исследователи из-за не совсем четкой формулировки Страбона считают, что указанные 900 стадиев определяют расстояние до устья Тиры от северного устья Истра [см., напр.,: 121, с. 154; 82, с. 42]. Но соответствующие измерения опровергают такое понимание отрывка.

Таким образом, приведенные 600 стадиев составляют при величине стадия в 157,7 м — 95 км, при величине в 185 м — 111 км. До района современного г. Вилково, где находилось северное устье Истра [195, с. 150], от района с. Приморского, у которого  до конца IV—начала III в. до н. э. выходило в море основное устье Тиры, примерно 86 км, а от района с. Затока, куда затем переместилось основное устье Тиры,— примерно 106 км. Как мы видим, приведенные 600 стадиев в любом случае приводят нас именно в район г. Вилково, т. е. к северному устью Истра.
У Страбона дельта Истра имеет 7 устьев и тянется почти на 300 стадиев. Арриан указывает 5 устьев и 280 стадиев. Устье Псевдостом, не названное по имени, у него — второе по счету и отстоит от северного устья, называемого Голым, на 60 стадиев. Страбон, к сожалению, не сообщает такого рода детали, но и без того ясно, что в его описании расстояние от северного устья Истра до Псевдостома совсем незначительное. Следовательно, мы вполне можем сказать, что, по данным географа, расстояние от Псевдостома до устья Тиры составляет примерно 600 стадиев.

Итак, по Страбону, от Херсонеса до устья Тиры 4400 стадиев, а от устья Тиры до Псевдостома — 600 стадиев. Отсюда получается, что расстояние от Псевдостома до Херсонеса составляет 5000 стадиев, т. е. ту цифру, что привёл Варрон.

Обратимся теперь к некоторым источниковедческим вопросам, связанным с длиной европейского побережья Понта Эвксинского. По уточненным данным Псевдо-Скилака, от устья Понта до Пантикапея 11 000 стадиев. Цифра, разумеется, приблизительная и округленная. Но она оказалась близкой к действительной. Автор перипла эллинистического времени, имя которого осталось неизвестным, приводит уже уточненную цифру — 11 100 стадиев. Варрон, детализируя измерения Псевдо-Скилака от устья Понта до Херсонеса, дальнейшие измерения скорректировал с учетом данных этого перипла и определил итоговую цифру также в 11 100 стадиев. Плиний, передавая измерения Варрона, пересчитал стадии в мили. Но вследствие испорченности текста общая картина получилась искаженной.

В VI книге «Естественной истории», посвященной азиатскому побережью Понта Эвксинского, Плиний сообщает: «Некоторые дают измерение Понта от Боспора до Меотийского озера в 1438,5 мили, а Эратосфен на 100 миль меньше» (VI, 3). Попытаемся проанализировать эти сведения.

Отсюда следует, что Эратосфен определил расстояние от Боспора Фракийского до устья Меотиды в 1338,5 мили, или 10 708 стадиев. Эта цифра практически совпадает с цифрой, которая фигурирует как итог измерений Варроном европейского побережья Понта,— 1337,5 мили. Такое совпадение вряд ли случайно, особенно при столь малом количестве цифр. А разницу в одну милю можно объяснить тем, что автор, сравнивая измерения «некоторых» географов и Эратосфена, расхождение в 101 милю округлил до 100 миль. И этот случай не единичен. Так, например, рассказывая об измерениях Агриппы, Плиний сообщает:

«Агриппа считает от Византия до реки Истр 560 миль, оттуда до Пантикапея 638 миль... Агриппа считает от Калхадона до Фасиса 1000 миль, а оттуда до Боспора Киммерийского 360 миль» (IV, 78; VI, 3). В сумме эти цифры составляют 2558 миль. А Плиний, перечисляя измерения окружности всего Понта разными авторами, указывает: «Агриппа — 2560 миль» (IV, 77).

Таким образом, из изложенного следует, что измерение европейского побережья Понта в 11 100 стадиев принадлежит Эратосфену.

Отсюда следует, что измерение европейской части побережья Понта Эвксинского принадлежит Эратосфену. Он определил это расстояние, как выяснилось, в 11 100 стадиев, или 1387,5 мили. Варрон, измеряя это побережье по отдельным участкам, «разбросал» 11 100 стадиев на несколько составляющих. Эти данные дошли до Плиния с лакуной, в результате чего в «Естественной истории» это число оказалось искаженным — 1337,5 мили вместо 1387.5 мили. Далее это искаженное число ошибочно помещено в разделе, посвященном азиатскому побережью Понта.

Вернемся теперь к словам Плиния. Текст гласит: «Некоторые дают измерение Понта от Боспора до Меотийского озера в 1438,5 мили, а Эратосфен на 100 миль меньше». Но измерение Эратосфена равно, как выяснилось, 1387.5 мили. Какая же из цифр в процитированном тексте появилась в результате сравнения с данными Эратосфена: 1438.5 или 100?

Указанные «некоторыми» географами 1438,5 мили составляют 11 508 стадиев. Но длина азиатского побережья Понта, по данным полного перипла Арриана, почти на тысячу стадиев больше — 12 487 стадиев. Столь значительное расхождение приводит к мысли, что именно эта цифра зависит от эратосфеновой, т. е. на 100 миль больше ее. Следовательно, по измерению «некоторых» географов длина азиатского побережья Понта Эвксинского равна 1487.5 мили, или 11 900 стадиев.

Чему же равна вся окружность Понта? Сложив 11 100 стадиев и 11 900 стадиев, получим 23 000 стадиев! Да, именно 23 000 стадиев! Ведь такова окружность Понта, как уже говорилось, по данным Эратосфена и других античных авторов. Это полностью подтверждает правильность высказанных сомнений и снимает какие-либо сомнения.
Как мы видим, при анализе измерений Понтийского побережья перед нами все явственнее вырисовывается фигура Эратосфена, одного из наиболее крупных авторитетов античной географической науки.

Эратосфен теоретически вычислил длину европейской части побережья Понта Эвксинского— 11 100 стадиев. Длину азиатской части он позаимствовал у «некоторых» географов — 11 900 стадиев. И в результате получил 23 000 стадиев.

Говоря о высоком авторитете Эратосфена, можно привести такой очень показательный пример. Длина европейской части побережья Понта Эвксинского от Портмия, устья Меотиды, до святилища Зевса Урия, устья Понта, по данным краткого перипла Арриана, составляет 11 570 стадиев. В полном перипле Арриан, как мы увидим далее, уменьшает расстояния между некоторыми пунктами и указывает уже иную итоговую цифру — 11 100 стадиев. Но, если уже быть точным до конца, от Портмия до святилища Зевса Урия в полном перипле насчитывается даже после предпринятых сокращений 11 160 стадиев. А указанные 11 100 стадиев охватывают расстояние от Пантикапея до святилища Зевса Урия. Арриан не посчитал 60 стадиев от Портмия до Пантикапея. Что означают эти пересчеты, если не стремление согласовать имеющиеся данные с результатами столь уважаемого авторитета, как Эратосфен?!

Рассмотрим теперь измерения всей окружности Понта Эвксинского. Современная лоция сообщает, что длина береговой линии Черного моря равна 4090 км [157, с. 3]. Разумеется, эту цифру нельзя воспринимать как абсолютную. В других изданиях можно найти несколько отличающиеся от нее сведения. И это неудивительно, так как при разных измерениях столь извилистой береговой линии получить одинаковые результаты практически невозможно.

Указанные Эратосфеном и другими авторами 23 000 стадиев, если считать величину стадия 157,7 м, составляют 3627 км. Эта цифра меньше современной, но не будем забывать, что она получена путем теоретических вычислений.

Данные краткого перипла Арриана дают итоговую цифру 23 680 стадиев, которые в пересчёте тем же стадием составляют 3734 км. В полном перипле указана несколько иная итоговая цифра — 23 587 стадиев, которые составляют в пересчете тем же стадием 3720 км.

По Артемидору, окружность Понта равна, как сообщает Плиний, 2919 миль. Но Артемидор проводил измерения, разумеется, в стадиях. А Плиний перевел эти стадии в мили по соотношению 8:1. Произведя обратный пересчет, получил, что Артемидор определил окружность Понта в 23 352 стадия. Эта цифра, как мы видим, близка к вышеуказанным результатам. Следовательно, Артемидор также пользовался стадием в 157,7 м. Отсюда получим, что указанные им 23 352 стадия составляют 3683 км.

Этот пример с Артемидором наглядно показывает, что мили, полученные в результате пересчета стадиев, переводить напрямую в километры нельзя, так как первоисточник мог пользоваться стадием в 157,7 м. В таком случае прямой перевод миль в километры значительно «увеличивает» рассматриваемое расстояние.

В этом плане весьма показательны также следующие данные. Плиний сообщает, что «одни определяют меру европейской стороны Понта в 1479 миль, другие — в 1100 миль» (IV, 77). Расхождение может показаться весьма значительным. Но это — только на первый взгляд.

Дело в том, что в первом случае расстояние было измерено стадиями, которые пересчитаны Плинием в мили по тому же соотношению 8:1. Указанные 1479 миль составляют 11 832 стадия. Эта цифра несколько больше даже итоговой цифры краткого перипла Арриана, которая равна, напомню, 11 570 стадиям. Близость этих цифр показывает, что в обоих измерениях использован стадий в 157,7 м. Произведя соответствующий пересчет, получим, что 11 832 стадия равны 1866 км.

А 1100 миль измерены римской милей, равной 1481,5 м. Они составляют 1630 км.

Разница в 236 км не столь значительна, особенно если учесть, что древнегреческий географ измерил береговую линию детальнее даже, чем автор перипла, который использовал Арриан, где проложен маршрут с заходом в Каркинитский залив, низовья Тираса, современное озеро Сасык и др., а римский географ «срезал» многие изгибы берегов.

Нам осталось рассмотреть приведенные Плинием измерения окружности Понта несколькими римскими авторами. По его данным, Корнелий Непот указывает 2500 миль, Агриппа — 2560 миль, Муциан — 2425 миль. Результаты, как мы видим, довольно близки между собой. Надо полагать, во всех случаях измерения проведены римскими милями. Переведем их в километры. Получается, что 2500 миль Корнелия Непота составляют 3704 км, 2560 миль Агриппы — 3793 км, 2425 миль Муциана — 3593 км.
Таким образом, античные авторы дают следующие измерения окружности Понта Эвксинского: Эратосфен и другие, следующие ему, авторы — 3627, Артемидор — 3683, Арриан в кратком перипле — 3734, Арриан в полном перипле — 3720, Корнелий Непот — 3704, Агриппа — 3793, Муциан — 3593 км.

Картина довольно компактная. Наибольший разброс между результатами Агриппы и Муциана составляет 200 км. Это — всего лишь девятнадцатая часть от измерения Агриппы. Отмеченное наибольшее расхождение пришлось на римских авторов. Расхождения между данными древнегреческих географов значительно меньше.

Близость результатов древнегреческих и римских измерений — еще одно убедительное доказательство того, что Эратосфен, Артемидор, Арриан пользовались стадием в 157,7 м.

Необходимо отметить, что античные измерения окружности Понта Эвксинского на несколько сотен километров меньше современных. Причина — в различии принципов измерения. Древние мореходы, плавая в пределах видимости берегов, прокладывали все же наиболее короткий маршрут между указываемыми в перипле пунктами, а расстояние между ними часто составляет несколько десятков, иногда — даже около сотни километров. А современная лоция, как правило, указывает даже незначительные мысы, устья мелких рек и другие объекты, расстояние между которыми часто равно нескольким морским милям.

Таким образом, современные измерения более детальны и тщательны по сравнению с древними, скрупулезнее учитывают все изгибы береговой линии. Поэтому вполне естественно, что длина береговой линии моря, по современной лоции, больше, чем по данным античных авторов.

Далее… Глава 3. Низовья Дуная

Геологическая история Чёрного моря

Низовья Дуная
Арриан, описание Северного Причерноморья.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*