Четверг , 20 Июнь 2024
Домой / Русский след в мире / «О войне легче писать, чем не писать»

«О войне легче писать, чем не писать»

21 мая в России отметили 100-летие со дня рождения известного русского писателя, сценариста Бориса Васильева, которого не только почитают, но и читают.

Борис Васильев родился 21 мая 1924 г. в Смоленске в семье кадрового офицера Льва Александровича Васильева (1892-1968). Потомственный офицер Борис Васильев, всю жизнь изучал свою родословную. Его отец прошёл Первую мировую и Гражданскую войну, а пра-пра-прадедом по материнской линии был генерал-лейтенант Иван Алексеев, один из героев Бородинского сражения, участник взятия Парижа в 1814 году. Человек сложной судьбы, о котором немало написано.

«Я старый интеллигент, потомственный. Бывают ещё такие – всех уничтожить невозможно. Я из дворян, мои предки – герои Отечественной войны 1812 года. Я могу свободно мыслить, мне не засоряли голову чёрт знает чем.
Меня воспитывали по старинке, как это было принято в провинциальных семьях русской интеллигенции, почему я безусловно человек конца ХIХ столетия. И по любви к литературе, и по уважению к истории, и по вере в человека, и по абсолютному неумению врать…«– вспоминал писатель.

Борис Васильев верил, что менталитет народа определяет интеллигенция. Борис Васильев надеялся, что из поколения, которое растёт сегодня, вырастут личности «европейского замеса». Борис Васильев любил людей и не любил говорить о любви, «потому что любовь доказывается только делами, только поступками и решительно ничем иным».

С детства он не сомневался, что продолжит офицерскую стезю. Или станет инженером. Хотя о литературе и об истории думал как о затаённой любви – со смущением.

Пути добровольца

В конце июня 1941 г., только окончив в Воронеже девятый класс школы, Борис Васильев ушёл добровольцем на фронт Великой Отечественной войны (1941-1945).
Он был направлен под Смоленск в «комсомольском истребительном отряде» – такие добровольческие части формировались прежде всего для борьбы с диверсантами и дезертирами и должны были действовать неподалёку от передовой. Но уже 3 июля 1941 года, под Смоленском, отряд попал в окружение. Вместе с горсткой товарищей Васильеву удалось самостоятельно выйти из окружения и прорваться в тыл – помогло то, что дело было в родных краях. После тщательной проверки его направили в кавалерийскую школу, затем – в пулемётную.

В январе 1943 г. Борис Васильев был зачислен в 8-й воздушно-десантный гвардейский полк 3-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и попал на передовую. Под Вязьмой, после приземления с парашютом, он попал на минную растяжку. Чудом остался жив, но получил сильную контузию. В госпитале впервые стал всерьёз обдумывать литературные сюжеты. Ведь то, что с ним случилось, – дело небывалое.

После лечения в госпитале он надеялся вернуться на передовую, но 18-летнего парня, уже многое повидавшего на фронте, демобилизовали и направили в Москву для продолжения образования на инженерном факультете Военной академии бронетанковых и механизированных войск имени И. В. Сталина (впоследствии — Военная академия бронетанковых войск им. Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского). Страна нуждалась в обстрелянных и опытных командирах на будущее. Лейтенант Васильев встретил в академической аудитории свою единственную любовь – лейтенанта Зоря Альбертовна По́ляк (1926—2013), конструктор и телевизионный редактор. В 1945 году они стали мужем и женой на всю жизнь, на 66 лет. Зоря Альбертовна послужила прототипом Сони ГурвичА зори здесь тихие…») и Искры Поляковой («Завтра была война»)

С 1948 г. Васильев больше 10 лет служил на Урале испытателем колёсных и гусеничных боевых машин. В 1954 г. уволился из армии в звании капитан-инженера. В рапорте указал причину: «Хотел бы заниматься литературой». В его столе уже лежал черновик пьесы «Танкисты» – о тех, с кем служил, о смене поколений в послевоенной армии.

Борис Васильев и Зоря

Литературное и сценарное творчество

В 1950-х гг. Борис Васильев стал заниматься профессиональной литературной деятельностью. Изначально работал как драматург, написал пьесы «Танкисты» (1954) и «Стучите и откроется» (1955).
У дебюта драматурга не сложилось счастливая сценическая судьба, но на Васильева обратил внимание классик советской драматургии, автор самых известных образцов ленинианы – Николай Погодин. Он пригласил отставного офицера в сценарную студию при Главкино.

В конце 1950-х гг. Васильев окончил курсы киносценаристов, в 1960 г. был принят в Союз кинематографистов СССР.
По сценариям Васильева сняли несколько заметных кинофильмов«Очередной рейс», «На пути в Берлин», «Длинный день». Бывало, писал даже репризы для телевизионного Клуба весёлых и находчивых. И оставался за кадром. Его фамилию в то время знали только коллеги.

Во второй половине 1960-х гг. Борис Васильев начал писать прозу. Его первым произведением стала повесть «Иванов катер» (1967, публикация — 1970). В 1972 г. Борис Васильев вступил в Союз писателей СССР.

Писатель для миллионов.

В писательской судьбе Бориса Васильева всё изменилось в 1969 году, когда в августовском номере журнала «Юность» вышла повесть «А зори здесь тихие…». Он давно знал об этом боевом эпизоде: несколько бойцов не позволили немецкой диверсионной группе взорвать железную дорогу в лесном северном краю. Бой местного значения, но в нём – вся суть войны.

Повесть долго не шла, «а потом вдруг придумалось – пусть у моего героя в подчинении будут не мужики, а молоденькие девчонки. И всё сразу выстроилось. Женщинам ведь труднее всего на войне. Их на фронте было 300 тысяч! А тогда никто о них не писал», – вспоминал Васильев.

Главный редактор журнала «Юность» Борис Полевой – знаменитый военкор Великой Отечественной, автор «Повести о настоящем человеке» – обычно строго относился к военной прозе. Но на этот раз предложил только три правки.

Попросил заменить «шмайсер» на автомат, «еловый корень» – на «выворотень» и… объявил среди сотрудников журнала конкурс на новое название повести Васильев назвал её «Весна, которой не было».  Так и появился странный заголовок с многоточием в конце: «А зори здесь тихие…» .

Название получилось по духу очень васильевское. Ведь его проза близка к эмоциональным законам поэзии, когда правда эмоций важнее рассудочной достоверности.
Васильева критиковали:

«Такого не бывает. Как могли пять девчонок остановить шестнадцать гитлеровских волков?»

А он и не гнался за жизнеподобием. Его литературная стихия была романтической. Он шёл не от рассуждений, даже не от пейзажа, а от чувств, от слёз, которые передаются как электрический разряд – от автора его героям, от них – тем, кто погружался в книгу. Чтобы гибель героини становилась чёрным событием в жизни читателя. И одна короткая повесть превратила Васильева во властителя дум – с этого времени каждой его публикации ждали.

Вскоре по повести Борис Васильев на экраны СССР вышел фильм«А зори здесь тихие…» Режиссёр Станислав Ростоцкий, понимавший Васильева с полуслова, посвятил картину фронтовой медсестре, которая вынесла его, тяжелораненого, с поля боя.

За повесть и её экранизацию писатель, которого ещё недавно мало кто знал по фамилии, получил Государственную премию СССР, премию Ленинского комсомола, главный приз Всесоюзного кинофестиваля и приз кинофестиваля в Венеции. А ведь было ещё и несколько инсценировок, из которых наибольший успех выпал на долю постановки Юрия Любимова в Театре на Таганке.

В фильме «Офицеры» двух лучших друзей Алексея Трофимова и Ивана Варавву, сыграли Георгий Юматов и Василий Лановой.

Летом 1971 года на экраны вышел ещё один фильм, снятый по сценарию Васильева «Офицеры», который до сих пор в России известен каждому. Один из самых знаменитых военных фильмов Советского Союза был снят по предложению министра обороны Андрея Гречко.

Любимая героиня писателя – Люба Трофимова, генеральская жена, – характером похожа на его Зорю.

Картину «Офицеры» ожидала всенародная слава. Все восхищались актёрами, режиссёром, напевали песню про «тех, кто брал Берлин» и повторяли формулу Васильева:
«Есть такая профессия: защищать свою Родину».
Говорят, её подсказал писателю министр обороны – маршал Андрей Гречко. Фронтовой генерал знал это не хуже школяра-добровольца. В этом произведении писатель угадал что-то важное в армейском характере, когда лучшие друзья живут в душе, но мы десятилетиями даже не знаем, где они служат. Снова хочется сказать: «Так не бывает». Но это больше, чем правда. В своём творчестве Борис Васильев  снова и снова возвращался к военной теме.

«О войне легче писать, чем не писать», – признавался Васильев.

В 1974 году в библиотеках выстраивались очереди за романом «В списках не значился» о лейтенанте Николае Плужникове, который девять месяцев сражался с гитлеровцами в развалинах брестских бастионов.

«Крепость не пала: она просто истекла кровью. Я – последняя её капля», – говорит лейтенант перед смертью. И даже немецкий генерал отдал ему честь.

«Завтра была война» фильм 1987

Повесть «Завтра была война» (1984), тоже посвящённую фронтовому поколению, Васильев написал, когда тема сталинских репрессий вовсе не была «ходовой». Она вышла всё в том же журнале «Юность» в июне 1984 года: тогда среди творческой интеллигенции ходили слухи о грядущей «реабилитации» Сталина.
Васильев показал предвоенный год в трагических тонах: арестован честный большевик, архитектор Люберецкий, его дочь покончила с собой. Это не центральная, но важная ветвь сюжета. Трудные испытания обрушились на класс, который летом 1941 года почти целиком ушёл на фронт. И мало кто вернулся с войны. Васильев сочинил реквием своему поколению.

«Это на наших телах забуксовали танки Гудериана», – повторял он.

Сказывалось то, что Васильев пришёл в литературу из кино. Не только потому, что Васильев выстраивал зримые сюжеты и конфликты и на любую его страницу можно взглянуть как на представление волшебного фонаря. Не случайно из его прозы всегда нетрудно сделать первоклассный сценарий. И, когда он стал «чистым прозаиком», фильмы выходили только лучше.

А Васильев был первоклассным прозаиком, настоящим мастером – и в то же время принадлежал к массовой литературе, к литературе, которую ждут миллионы людей. Награждали его всё-таки поскромнее, чем признанных и не менее читаемых мастеров пера. Почти все читатели не раз перелистывали журнал «Юность», но неизменно останавливали своё внимание на повестях Васильева. Именно его хотелось читать.

Среди других известных произведений Васильева — романы «Не стреляйте в белых лебедей» (1973), роман «Были и небыли» (1978), «И был вечер, и было утро» (1989), автобиографическая повесть «Летят мои кони…» (1982). И в наше время его сюжеты вызывают интерес кинематографистов. Так будет и впредь. Уверен, что и исторический роман «Были и небыли» когда-нибудь найдёт достойное воплощение в телевизионном или большом кино.

В конце 1980-х трудно было не стать депутатом, не перечёркивать прежних устоев – наотмашь. Не спешите «думать о таких эпохах свысока». Они цепко овладевают умами и случаются со всеми. На форумах Васильеву было неуютно, хотя иногда он и брал слово. Главным всегда оставалось другое.
Васильев не считался «живым классиком», для этого статуса его сюжеты выходили слишком сентиментальными, но стал любимым писателем для нескольких поколений. Его герои – благородные, бесстрашные, молодые – притягивают нас и сегодня. И мы верим им сильнее, чем скептикам.

В 1990-2000-х гг. Борис Васильев выпустил романы о Древней Руси «Вещий Олег», «Князь Ярослав и его сыновья», «Князь Святослав», «Владимир Красное Солнышко» и др.
Сочинения писателя переведены на английский, немецкий, польский и другие языки.

Произведения Бориса Васильева были неоднократно инсценированы в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Перми и других городов. По сценариям и книгам Бориса Васильева снято более 15 кинофильмов. Среди них: «Очередной рейс» (1958, режиссер Рафаил Гольдин), «Офицеры» (1971, Владимир Роговой), «А зори здесь тихие…» (1972, Станислав Ростоцкий), «Аты-баты, шли солдаты…» (1976, Леонид Быков), «Не стреляйте в белых лебедей» (1980, Родион Нахапетов).

Дедуктивный метод врачебной практики
Карикатура — один из древнейших видов рисунка

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*