Суббота , 3 Декабрь 2022
Домой / Античное Средиземноморье / О гимнасиях в Северном Причерноморье

О гимнасиях в Северном Причерноморье

Скржинская Марина Владимировна.
Древнегреческие праздники в Элладе и Северном Причерноморье.

Глава XII. О гимнасиях в Северном Причерноморье.

Гораздо больше эпиграфических данных имеется об атлетических соревнованиях в Северном Причерноморье. Мы располагаем несколькими надписями с перечислением победителей спортивных агонов на разных празднествах, среди них самые частые, как и у всех греков, проводились в местных гимнасиях.

На протяжении многих столетий занятия, соревнования, праздники и встречи в гимнасии составляли неотъемлемую часть жизни эллинов. Руководители гимнасиев устраивали Гермеи — ежегодные торжества в честь покровителя гимнасиев Гермеса. О таких праздниках со всевозможными видами агонов известно во множестве греческих государств: в Афинах, Беотии, Сиракузах, Пелопоннесе, на островах Делосе, Самосе, Теосе и др.

66. Бегуны с факелами у алтаря.

В Северном Причерноморье Гермеи упоминаются в эпиграфических памятниках Ольвии, Херсонеса и Горгиппии.31 Из надписей мы узнаем, что в III в. до н. э. на ольвийских Гермеях побеждал бегун Дионисий, и его статуя украшала гимнасий (IPE Р. 186), а в херсонесском гимнасии исполнялся гимн Гермесу, написанный элегическим дистихом во II в. н. э. по случаю победы подопечных гимнасиарха Демотела (IPE I2. 436).

В Горгиппии (Анапа) найдена большая мраморная надпись с именами победителей «в длинном беге на празднике в честь Гермеса» (КБН. 1137). Этот не полностью уцелевший каталог содержал имена нескольких сотен чемпионов в различных видах соревнований, проходивших на протяжении нескольких десятилетий, начиная с конца IV в. до н. э.

борьба в палестре

Горгиппийский гимнасий готовил к ежегодным Гермеям четыре возрастные группы: мальчиков 12-15 лет, юношей 16-17 и 18-19 лет, взрослых старше 20 лет. В последней группе побеждали чаще всего мужчины 26-30 лет, а самому старшему победителю было 48 лет. Из этого можно заключить, что в агонах принимали участие граждане до 50 лет. Надпись из Горгиппии показывает, как вырастали из мальчиков взрослые победители игр, например, призёры в коротком беге среди мальчиков через несколько лет выигрывали длинный бег в старшей группе.

Как и в других греческих городах, в Северном Причерноморье существовали целые династии атлетов-победителей.32 Об этом говорят имена каталога: там среди чемпионов встречаются братья, отцы и сыновья.33 Они, надо полагать, принадлежали к состоятельным семьям, члены которых могли уделять продолжительное время тренировкам, в то время как у бедняков работа занимала весь световой день, когда был открыт гимнасий.

В гимнасий допускались только мужчины, имевшие статус полноправных граждан, поэтому круг постоянно приходивших сюда людей, особенно в небольшом городе, оказывался весьма ограниченным, и все хорошо знали друг друга. В крупных городах, например в Афинах и Милете, имелось несколько гимнасиев, но в большинстве эллинских полисов строился только один.34 Так было в Ольвии и Тире.

В Боспорском царстве, гимнасии существовали не только в столице Пантикапее, но и в нескольких других городах. В период расцвета Херсонесского государства гимнасий находился, возможно, не только в Херсонесе, но и в Керкинитиде и Калос Лимене. Эпиграфические свидетельства о северопричерноморских гимнасиях сохранились в надписях Ольвии, Херсонеса, Пантикапея, Фанагории, Горгиппии и Танаиса.

Греки справедливо считали, что тренировки в гимнасии служат не только средством для укрепления здоровья и поддержания хорошей физической формы, необходимой для защиты отечества от врагов, но и, как писал Лукиан (Anach. 13), «чтобы не становиться от праздности насильниками» и заполнить с пользой свой досуг. Гимнасий устремлял в нужном направлении энергию молодежи, а граждане старшего возраста постоянно приходили посмотреть на тренировки и соревнования.

В гимнасиях греки собирались также для бесед на философские темы, там читали лекции, выступали хоры, местные поэты и риторы.35 Напомним, что Академия Платона и Лицей Аристотеля находились при афинских гимнасиях. Во многих гимнасиях существовали библиотеки, включавшие сочинения философов, драматургов, ораторов и, как правило, поэмы Гомера; уцелело несколько надписей с каталогами книг из родосского, афинского и некоторых других гимнасиев.36 Вероятно, северопричерноморские гимнасии также играли роль культурных центров этих городов.

Строительство гимнасия относилось к первейшим заботам при организации нового греческого полиса. В IV в. до н. э. греки из Каллатиса, переселившись в Горгиппию, недавно основанную на азиатской стороне Боспора, сразу же организовали гимнасий, и стали устраивать там ежегодный праздник Гермеи.37 Здание гимнасия принадлежало к числу наиболее красивых и заметных общественных сооружений греческого города.

Главное место в гимнасии занимал большой зал для тренировок и состязаний атлетов, к нему примыкали раздевалки, комнаты для умащения маслом и посыпания песком, а также банные помещения для купания после занятий. Некоторое представление о том, как выглядели гимнасий в Северном Причерноморье, можно получить по археологическим остаткам в Ольвии, Фанагории и Херсонесе.

Ольвийский гимнасий дважды упоминается в надписях: в граффито на штукатурке здания III в. до н. э. 38 и в лапидарной надписи II в. н. э., где сказано о постройке нового гимнасия (IPE I2. 40). Строительные остатки свидетельствуют, что первый каменный гимнасий находился возле южной части агоры; его построили в V в. до н. э., а в конце IV — начале III в. до н. э. заново возвели здание с фасадом, украшенным мраморными деталями.39 Сюда ольвиополиты приходили на праздники и наблюдали за соревнованиями в большом зале, который делился на три части двумя рядами прямоугольных колонн по девять в каждом ряду. Цветная мозаика из гальки украшала пол этого помещения; от неё сохранились небольшие фрагменты, но можно думать, что галька составляла какой-то рисунок, подобно мозаикам, открытым в парадных комнатах богатых ольвийских домов.

К восточной стороне зала примыкали банные помещения; в них найдены остатки труб, по которым вода поступала в большие пифосы из колодца, располагавшегося в юго-западной части здания. Рядом с колодем, в специальной нише, стояла полуфигура Аполлона.40 Этот каменный колодец был сложным гидротехническим сооружением, поскольку водоносный слой в Верхнем городе лежал на глубине примерно 30 метров.

На южной стороне гимнасия находились комнаты хозяйственного назначения и туалет, а в восточной части помещались большие топки. Жар от них по гончарным трубам шел к днищам резервуаров с водой, и она таким образом становилась горячей.

Архитектурные остатки гимнасия IV-III вв. до н. э. раскрыты в Фанагории. Именно об этом гимнасии говорится в плохо сохранившейся стихотворной надписи IV в. до н. э. (КБН. 991). Фанагорийский каменный гимнасий, подобно ольвийскому, впервые построили в классический период, и позже он подвергся значительным перестройкам. Здание под черепичной крышей имело богатый архитектурный декор. Главный зал окружали известняковые колонны, их венчали мраморные капители с тонкой резьбой, потолок украшали кессоны — мраморные плиты с пальметтами, а стены покрывала штукатурка излюбленного греками красного цвета с добавлением белых и желтых орнаментов.41 Надписи свидетельствуют, что гимнасий в Фанагории существовал и в римское время (КБН. 983).

Древнейшее известие о херсонесском гимнасии относится к III в. до н. э. (IPE I2. 418). В первые века нашей эры он находился между главной улицей и оборонительной стеной. От здания гимнасия сохранились фрагменты мраморной облицовки стен, остатки банных помещений и бассейна.42

О гимнасиях в Пантикапее, Горгиппии и Танаисе известно лишь по упоминаниям в надписях о самих гимнасиях и о гимнасиархах, их руководителях (КБН. 90, 103, 129, 823, 1140, 1263, 1264, 1277-1280, 1287, 1288). Безусловно, гимнасий и проводившиеся там праздники существовали в таких крупных  городах Северного Причерноморья, как Тира, Феодосия и некоторых других; но о них отсутствуют письменные и материальные свидетельства.

Гимнасий строились и содержались либо на государственные средства, либо за счёт богатого гражданина, избранного гимнасиархом. По надписям известны имена некоторых ольвийских, херсонесских и боспорских гимнасиархов эллинистического и римского времени. В III в. до н. э. такие обязанности исполнял ольвиополит Никондр и херсонесит Агасикл (IPE I2. 186, 418), о которых шла речь в предыдущей главе.

Греки стремились гармонично развивать умственные и физические способности начиная с детских лет. В школьную программу, наряду с изучением гуманитарных и естественных наук, входило обучение музыке и занятия разными видами спорта.

Физические тренировки мальчиков начинались на палестре под руководством учителя-педотриба, а затем продолжались в гимнасии. Там во главе педотрибов стоял учитель гимнастики, умевший подобрать для каждого подходящий цикл упражнений. Исполнение упражнений, предписанных хорошим учителем гимнастики, приравнивалось к лечению у врача, потому что оба они, по словам Платона (Gorg. 504), «налаживают тело и приводят его в порядок».

Знаменитый врач Гален (De sanit. II, 9) писал, что учитель гимнастики должен обладать теоретическими знаниями и разбираться в физиологии человеческого организма, а педотрибы могут только наблюдать за правильным исполнением физических упражнений, предписанных учителем. Гален сравнил учителя гимнастики с опытным врачом, определяющим каждому специальное питание, а педотриба — с поваром, готовящим кушанья, но не знающим об их полезных и лечебных свойствах.

О наличии учителей гимнастики в Северном Причерноморье можно заключить, исходя из существования здесь гимнасиев. Уцелело имя лишь одного педотриба Фарнака, прибывшего в Пантикапей из Синопы в I в. до н. э. В стихотворной надписи на его надгробии говорится, что весь гимнасий оплакивал раннюю смерть Фарнака (КБН. 129). Надпись свидетельствует о том, что в гимнасиях городов Северного Причерноморья работали наряду с местными и приезжие тренеры, как это было вообще характерно для того времени. Таким образом, местные спортивные школы пополнялись опытом тренировок в гимнасиях разных эллинских городов.

Детей сначала учили бегать, прыгать, а затем присоединяли другие виды спорта. Из них особенно ценили борьбу за то, что в ней одновременно действовали и развивались все мышцы тела. В процессе тренировок в гимнасии греки развивали силу и выносливость, необходимые для гражданина — защитника отечества от врагов. Эллины стремились придать телу красоту и гармонию форм.

Художники и скульпторы находили для своих творений превосходные модели на палестрах и в гимнасиях. На многочисленных сохранившихся памятниках античного искусства можно видеть, как выглядели лучшие атлеты в юношеском и зрелом возрасте. Например, дискоболы Мирона и Навкида, статуи Фидия и Поликлета, изобразивших победителей, завязывающих на голове тению, и множество скульптур богов, которых греки представляли как идеально сложенных людей.43

Эллины занимались атлетикой и выступали на состязаниях полностью обнаженными. Об этом, кстати, напоминает и само слово гимнасий, родственное прилагательному гимнос — γυμνός — голый, нагой. Атлеты натирали тело оливковым маслом и посыпали его измельченным песком. Прилипая к коже, песок забивал поры и предохранял от простуды, а во время натирания маслом и песком происходил массаж и разогрев перед тренировкой и состязанием.

Отправляясь в гимнасий, эллин непременно брал с собой сосудик для масла, полотенце и стригиль — скребок серповидной формы, которым после занятий счищали масло вместе с прилипшими к телу песком и пылью. Эти предметы в искусстве символизировали юношу-палестрита, и их нередко изображали на надгробиях и росписях склепов, где хоронили молодых людей.

Алабастрон

В IV-III вв. до н. э. херсонеситы ставили на могилах юношей известняковые стелы с рельефами, на которых представлены висящие на шнурке флакон для масла (арибалл, алабастр или амфориск) и стригиль (НЭПХ. 138, 150, 159, 170, 172). При раскопках античных городов Северного Причерноморья найдено немало бронзовых, железных и костяных стригилей, а также разнообразных керамических и стеклянных флаконов для масла. Эти небольшие флаконы имеют узкое горлышко и венчик с широко отогнутыми краями. Из такого горлышка масло выливалось по каплям или тонкой струйкой, а венчиком его растирали по телу.

О том, какие виды спорта включались в праздничные агоны, можно судить по надписям с перечислением побед разных атлетов. Эти надписи свидетельствуют о местных праздниках, сопровождавшихся различными состязаниями. Большинство таких надписей происходит из Ольвии и Херсонеса и относятся главным образом к римскому времени, но они отражают издавна сложившиеся традиции. На праздничных агонах выступали бегуны (IPE I2. 130, 155, 186, 435, 436, 685; КБН. 1137), прыгуны в длину (ΙΡΕ I2. 130, 156), борцы (ΙΡΕ I2. 156, 434, 435), кулачные бойцы (ΙΡΕ I2. 434), метатели диска (ΙΡΕ I2. 130, 157, 158) и копья (ΙΡΕ I2. 130, 138, 157, 435; НЭПХ. 20), а также пятиборцы (НЭПХ. 127), выполнявшие все перечисленные виды упражнений, кроме кулачного боя.

87. Состязание в беге на панафинейской амфоре из кургана Ак-Бурун близ Пантикапея. Первая четверть IV в. до н. э.

Различались три вида бега.44 Древнейший из них назывался простым и равнялся длине одного стадия. Поэтому его именовали иногда словом стадион — στάδιον, но чаще определяли как дромос — δρόμος. Оба наименования встречаются в ольвийских и херсонесских надписях. Двойную дистанцию на расстояние двух стадиев (ди-авиос — δίαυλος) бежали сначала вперед на один стадий и затем возвращались к старту. Длинный бег — долихос — δόλιχος колебался от 6 до 24 стадиев. Все эти виды бега засвидетельствованы в надписях Северного Причерноморья. В некоторые праздничные агоны включали бег в вооружении.

спортсмены-гоплиты — соревнование в беге при полном снаряжении

На месте, где постоянно проводились соревнования в беге, размечались дистанции в стадиях, а само такое место называлось стадионом. На подобном стадионе в IV в. до н. э. некий херсонесит получил в награду за бег чернолаковую чашку, как гласит об этом прочерченная на сосуде надпись.45 Сейчас трудно определить точно дистанции, которые пробегали античные атлеты на тех или иных стадионах. Ведь размер стадия в разных государствах определялся различно и колебался от 164 до 210 метров.46

Вероятно, в Северном Причерноморье колонисты первоначально, по традиции своей метрополии, пользовались ионийским стадием (210 метра), а позже, начиная с V в. до н. э., когда наблюдается влияние Афин во многих областях жизни полисов Северного Причерноморья и в частности в системе мер и весов, они, наверное, перешли на аттический стадий (177,6 метра).

Пятиборье (πένταθλον) принадлежало к излюбленным занятиям греческих атлетов, так как требовало всестороннего физического развития. Победителем считался тот, кто завоевал первенство в трёх начальных видах состязания, а не обладатель наибольшего количества очков, как принято сейчас. В этом виде соревнований число пять играло особую роль. Оно указывало на количество упражнений, включенных в пентатлон, совершалось по пять бросков копья и диска, бежали на расстояние пяти стадиев, совершали по пять попыток в прыжках.47

Греки прыгали в длину (пидима — πήδημα) иногда с разбега, но чаще с небольшого деревянного или каменного возвышения, расположенное на краю продолговатой ямы с мягкой выровненной землей; на ней оставался отпечаток ног атлета, и от него измеряли длину прыжка. Греческие прыгуны брали в руки по металлической или каменной гантели, весящей от 1,5 до 4,5 кг; их называли  (рис. 93).

С их помощью атлетам удавалось точнее направить размах рук, усилить отталкивание и тем самым увеличить длину прыжка. На аттических вазах запечатлены разные моменты совершения прыжка, позволяющие представить все его этапы. Сначала атлет протягивал руки с гальтерами вперед, затем опускал их вниз и снова стремительно выбрасывал вперед, а перед приземлением прыгун слегка сгибал колени и резко отбрасывал руки назад. Рекорды, записанные античными авторами, превосходят современные, однако теперь не удается успешно повторить прыжки с гальтерами; они только мешают современному спортсмену, не знающему какого-то древнего секрета.

С возвышения также метали каменный или металлический диски (δίσκος). Они делались цельными или с отверстием в середине, имели различный диаметр и весили от одного до пяти с лишним килограммов. Чтобы уравнять шансы дискоболов, соревнующиеся по очереди пользовались одним и тем же снарядом. Его бросали на дальность и на высоту полета. При бросках в высоту выигрывал тот, чей диск упал последним. В одном херсонесском погребении найден серебряный диск.48 Это — ценная награда, некогда полученная усопшим на каких-то крупных состязаниях.

Шествие спортсменов по прыжкам, копьеметателей, дискобола, Вульчи (vulci), 530 — 520 гг. до н.э.

Копьё (ακόντιον) метали на дальность полета или в определенную цель. Длина копья равнялась человеческому росту или немного превышала его. Верхушка копья оканчивалась либо острием, либо шишечкой; она делала снаряд более безопасным и придавала тяжесть для правильности полёта.

К середине древка прикреплялся кожаный ремень с петлей; в неё метатель вкладывал один или два пальца. Ремень позволял придать копью вращательное движение, повышавшее дальность полета. При современной проверке действия такого ремня выяснилось, что с его помощью можно в четыре раза увеличить результат по сравнению с метанием без ремня.49 Атлет сам выбирал место крепления ремня. Если его прикрепляли ниже центра тяжести древка, то увеличивалась длина броска, но снижалась точность попадания в цель.

Также на дальность или в цель бросали шар или дротик из петли. Это называлось анкиломахией (‘αγκυλομαχία). Она засвидетельствована лишь в одной херсонесской надписи (ΙΡΕ I2. 435) и, наверное, отражает особый вид только местных соревнований.

Борьба (пали — πάλη) считалась одним из труднейших состязаний, потому что кроме силы требовала большой ловкости и хитрости. Противники начинали бороться стоя, стараясь повалить друг друга на землю. Поверженный мог продолжать борьбу, но если был уложен на землю трижды, то считался побежденным. Момент наивысшего напряжения борьбы на земле нарисован на чернофигурном лекифе из Ольвии. Вазописец изобразил заключительный этап борьбы Геракла с Антеем, который силится вырваться из мощных объятий Геракла. Он отталкивается ногами, опираясь левой рукой на землю. Эта мифологическая сцена передаёт реальные приёмы, использовавшиеся греческими борцам.50

Кулачный бой (греч. πυγμή — пигми) был наиболее жестоким и опасным видом античных состязаний. Для усиления ударов бойцы обматывали руки ремнями, иногда снабженными металлическими шариками. Удары наносились в верхнюю часть тела; больше всего страдали лицо, зубы и уши, поэтому заслуженные кулачные бойцы, как следует из античных произведений литературы и искусства, часто имели обезображенную голову со сплющенными ушами и лицом в шрамах, с изуродованными губами и перебитым носом. Бой продолжался неограниченное количество времени до победы. В античности отсутствовала классификация бойцов по весу, поэтому боролись преимущественно тяжеловесы.

Во всей греческой ойкумене эллины приобретали многочисленные аттические чернофигурные и краснофигурные вазы с изображениями атлетов, тренеров и судей.51 Вазовые рисунки напоминали занятия в гимнасии и всевозможные праздники с состязаниями, в которых в молодости участвовал почти каждый гражданин. На таких вазах, найденных в Северном Причерноморье по большей части лишь в обломках, мы видим бегунов, юношей с одним или двумя копьями52 либо с диском53, борцов54 и прыгунов с гальтерами.55

Больше всего изображений бегунов.56 На небольших сосудах обычно нарисован один, а на амфорах и кратерах — несколько соревнующихся бегунов. Чаще всего они запечатлены во время бега на дистанции, изредка на финише, где победитель заканчивал бег, подняв руки.57

87. Состязание в беге. Прорисовка картины на панафинейской амфоре из кургана Ак-Бурун близ Пантикапея. Первая четверть IV в. до н. э.

Среди названных ваз выделяется мастерством рисунка панафинейская амфора из гробницы близ Пантикапея.58 Художник великолепно передал стремительный бег трёх атлетов, энергично помогающих себе движениями согнутых рук (рис. 87).

65. Кулачный бой и сражение Афины с гигантами. Чернофигурный кратер из Пантикапея. Середина VI в. до н. э.

Вазы с иллюстрациями кулачного боя входят в число наиболее ранних аттических сосудов, появившихся в Северном Причерноморье. Таковы кратер из Пантикапея, расписанный в мастерской известного вазописца Лидоса в середине VI в. до н. э. (рис. 65), килик из Мирмекия того же времени и килик из Ольвии третьей четверти VI в. до н. э.59

Наиболее выразительна сцена кулачного боя на панафинейской амфоре конца V в. до н. э., найденной на азиатской стороне Боспора (рис. 61 ).60 В центре картины двое бойцов. На кистях рук у них намотаны ремни, игравшие роль современных боксерских перчаток. Вазописец показал заключительный момент схватки: побежденный упал и, подняв руку, молит о пощаде замахнувшегося победителя. За его спиной стоит судья в нарядном плаще с узорами, с венком на голове и длинным посохом в руке. С другой стороны от бойцов изображен атлет, наблюдающий за боем. Он держит ещё не завязанные на кистях ремни. Это эфедр — боец, который должен сразиться с победителем.

Вазописцы VI-V вв. до н. э. рисовали участников тренировок и состязаний в процессе выполнения упражнений, а с конца V и в IV в. до н. э. художники чаще всего изображали атлетов со стригилями рядом с тренерами и судьями.61

Ольвийские надписи свидетельствуют о том, что в праздничных агонах выступали высшие должностные лица государства — архонты и стратеги: Пурфей отличился в метании копья и диска, Адой стал первым в беге и прыжках, а Леонид дальше всех метнул копьё (IPE I2. 130, 138). Эти сведения показывают, что некоторые участники агонов выступали и завоевывали победы в двух видах состязаний. То же самое отмечено в херсонесских надписях: Критобул стал победителем в кулачном бою и борьбе, Антилох — в беге и кулачном бою, не известные по имени — в беге и метании копья (IPE I2. 434, 435; НЭПХ. 20).

Лучшие атлеты Северного Причерноморья отправлялись на различные игры в Элладу и завоевывали там призы.62 Достоверно известно, что боспоряне, херсонеситы и ольвиополиты принимали участие в Пифийских играх и в Сотериях в Дельфах, а также в Аполлониях на Делосе; ольвиополиты и боспоряне ездили на праздники в свою метрополию Милет и на афинские Панафинеи, а херсонеситы посылали своих представителей на афинские Анакии, посвященные Диоскурам.63 О присутствии ольвиополитов на Истмийских играх упомянул Дион Хрисостом (IX, 5); косвенное свидетельство о поездках боспорян на Немейские игры можно усмотреть в одном граффито эллинистического времени из Нимфея.64

Греческие государства всегда гордились победителями на всевозможных играх. Завоевание первенства считалось не только собственным достижением человека, но и проявлением божественной милости к атлету (Pind. Ol. VIII, 65-71), музыканту или драматургу.65 Таким образом, победитель оказывался лицом, выделенным божеством, которому посвящался праздник. Это представление, характерное для архаического и классического периодов, постепенно угасало в эллинистическое время, когда многие поэты, музыканты и атлеты становились профессионалами, разъезжающими по всей греческой ойкумене с одного празднества на другое. Наверное, они появлялись и в городах Северного Причерноморья; однако надписи римского времени с упоминанием высоких ольвийских должностных лиц, побеждавших в различных видах атлетики, показывают, что здесь продолжали состязаться не профессионалы, и их победы по-прежнему имели высокую общественную ценность.

Сноски

31 Берзин Э. О. Горгиппийский агонистический каталог // CA. 1961. № 1. С. 118; Карышковский П. О. Монеты с изображением Гермеса / / Записки Одесского археологического общества. Т. 2. 1967. С. 260.
32 Шанин Ю. В. Указ. соч. С. 148, 149.
33 Берзин Э. О. Указ. соч. С. 115; Анохин В. А. История Боспора Киммерийского. Киев, 1999. С. 210-212.
34 Jones А. Н. Greek City from Alexander to Justinian. Oxford, 1940. P. 220-225.
35 Блаватская Т. В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. М., 1983. С. 67. 108.
36 Там же. С. 308-310.
37 Берзин Э. О. Указ. соч. С. 127.
38 Семенов-Зусер С. А. Физическая культура и зрелища в древнегреческих колониях Северного Причерноморья. Харьков. 1940. С. 40.
39 Описание здания гимнасия дано по книге: Е. И. Леви «Ольвия. Город эпохи эллинизма». Л., 1985. С. 99-108.
40 Там же. С. 130. Рис. 131, 132.
41 Кобылина Μ. М. Фанагория // МИА. №57. 1956. С. 29-32; Она же. Фанагория. М„ 1989. С. 25, 26.
42 Кадеев В. И. Херсонес Таврический. Быт и культура (I-III вв. н. э. ). Харьков, 1996. С. 34, 35.
43 Виппер Б. Р. Указ. соч. Рис. 187. 196-198, 200, 207, 241, 242, 280. 281.
44 Подробное описание бега и других видов античного спорта см. в книгах: Колобова К. М. Олимпийские игры. М., 1958; Gardiner Ε. Athletics of the Ancient World. Oxford,1955. Schöbet Η. Olympia und seine Spiele. Leipzig, 1965. Le Sport dans la Grece Antique Bruxelles, 1992; L’ Olympisme dans s antiquite. Lausanne,1993.
45 Толстой И. И. Греческие граффити древних городов Северного Причерноморья. М.; Л., 1953. С. 58. № 81.
46 Фирсов Л. В. Об эратосфеновом исчислении окружности Земли и длине эллинистической стадии / / ВДИ. 1972. № 1. С. 161.
47 Schöbel Η. Op. cit. S. 105.
48 Мансветов И. Историческое описание древнего Херсонеса и открытых в нем памятников. М., 1872. С. 67, 68.
49 Колобова К. М., Озерецкая Е. Л. Указ. соч. С. 46.
50 Борисковская С. П. Геракл и Антей. Об одном мало известном лекифе из Ольвии // Syssitia. Памяти Ю. В. Андреева. СПб., 2000. С. 198-201.
51 Сохранилось множество ваз с изображениями всех видов атлетики. См.: Webster Т. В. Potter and Patron in Classical Athens. London, 1973. P. 196-215.
52 Горбунова К. С. Краснофигурные килики из раскопок ольвийского теменоса / / Ольвия. Теменос и агора. М.; Л., 1964. С. 185, 186.
53 Горбунова К. С. Краснофигурные килики из раскопок ольвийского теменоса / / Ольвия. Теменос и агора. М.; Л., 1964. С. 186. Рис. 5, 1; Худяк Μ. М. Раскопки святилища Нимфея / / CA. 1952. № 16. С. 261. Рис. 21.
54 Леви Е. И. Материалы Ольвийского теменоса / / Ольвия. Теменос и агора. М.; Л., 1964. С. 149. Рис. 16.
55 Толстиков В. П. Пантикапей — столица Боспора / / Очерки археологии и истории Боспора. М., 1992. С. 71. Рис. 13; Секерская Η. М. Помещения с культовыми предметами из Никония / / Материалы по археологии Северного Причерноморья. Киев, 1983. С. 128.
56 Леви Е. И. Указ. соч. С. 148. Рис. 15; АП. № 41; Скуднова В. М. Чорнофігурні лекіфи з архаїчного некрополя Ольвії / / Археологічні пам’ятки УРСР. Т. 7. С. 117,120,122.
57 AHO. С. 40. N 17.
58 Галанина Л. К. Панафинейская амфора — награда атлету в Афинах. Л., 1962. С. 15. Рис. 3; Соколов Г. И. Указ. соч. № 41.
59 Сидорова Η. Α., Тугушева О. В., Забелина В. С. Античная расписная керамика из собрания Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. М., 1985. № 16; Леви Е. И. Архаическая керамика из раскопок ольвийской агоры / / КСИА. № 130. 1972. С. 15. Рис. 152.
60 Гайдукевич В. Ф. Боспорское царство. М.; Л., 1949. С. 242. Рис. 38; Галанина Л. К. Указ. соч. С. 7, 8. Рис. 2.
61 Крыжицкий С. Д., Буйских С. В., Бураков А. В., Отрешко В. М. Сельская округа Ольвии. Киев, 1989. С. 131. Рис. 50; Передольская А. А. Мастер керченских фрагментов, найденных на горе Митридат / / Archeologia. Warszawa, 1964. № 14. С. 43, 44; Секерская Η. М. Античный Никоний и его округа в VI-IV вв. до н. э. Киев, 1989. Рис. 56.
62 О некоторых таких сохранившихся призах см. в главе о наградах на праздниках.
63 См. об этом в главах о праздниках Афины и Аполлона.
64 Яйленко В. П. Женщины, Афродита и жрица Спартокидов в новых боспорских надписях //Женщина в античном мире. М., 1995. С. 261, 262.
65 Гаспаров М. Л. Поэзия Пиндара / / Пиндар, Вакхилид. Оды, фрагменты. М. 1980. С. 362.

Далее… Глава XIII. Музыка, пение и танцы во время празднеств.

Музыка, пение и танцы во время празднеств.
Спортивные и музыкальные агоны.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*