Четверг , 9 Февраль 2023
Домой / Новое время в истории / Казачий атаман Яков Бакланов

Казачий атаман Яков Бакланов

В истории России участники Крымской войны (1853 — 1856), как и сама эта кампания, занимают особое место. Эта страница написана кровью десятков тысяч солдат и имеет очень важное значение для всех россиян. Одним из героев войны генерал Бакланов — потомственный казак, бесстрашный воин, гроза врагов и мудрый дипломат, оставивший важный след в истории родной страны. Славный сын Отечества генерал Донского казачьего войска Яков Бакланов (1809-1873 г.г.) всю жизнь защищал интересы России не только в Крыму, где он доблестно сражался с турками за освобождение Крыма, но и в других регионах нашей страны. Биография Бакланова обязательно должна быть внимательно изучена, особенно теми, кто считает себя патриотом России.

Неистовый Боклю, Донской Суворов, Гроза Чечни — эти прозвища заслужил Бакланов — герой Кавказской войны.

Детство и юность героя

Яков Петрович родился 210 лет назад, и всю жизнь связал с воинской службой, из простого казака став известным генералом и уважаемым всеми современниками полководцем.

Кубань подарила миру много героев. На её плодородных землях, в станице Гугнинской, и появился на свет 15 марта 1809 года Бакланов Яков Петрович. Отец его Пётр Дмитриевич был хорунжим Войска Донского, а мать Устинья (в девичестве Малахова) – кубанская казачка. Бакланов-старший отличался могучим телосложением и бесстрашным нравом. За время службы в русской армии Пётр Бакланов завоевал репутацию грозного воина, которого уважали товарищи и панически боялись враги.

В перерывах между военными походами Пётр Дмитриевич занимался воспитанием сына, пытаясь вырастить из него настоящего казака. Уже в три года Яков ездил на лошади в своем дворе, а в пять лет – гордо гарцевал по улице. Когда Якову исполнилось восемь, отец взял наследника с собой в Бессарабию, куда направлялся его полк. Так началась походная жизнь будущего героя Российской империи.

Грамоте паренёк успел обучиться в военном походе, казачье войско оказалось хорошим воспитателем подростка. Бакланов-младший мужал на глазах, быстро овладевал боевыми искусствами и вскоре в родной станице не было воина, лучше чем Яков Бакланов. В 1825 году, в пятнадцатилетнем возрасте Яков начал службу урядником, прошёл курс уездного училища в Феодосии, где и получил образование необходимое для дальнейшего роста по службе.

В семнадцать лет Яков женился на дочери священника из родной станицыСерафиме Ивановне Анисимовой. В девятнадцать лет он получил чин хорунжего и в составе полка, которым командовал его отец, отправился на свою первую войну.

Началась очередная русско-турецкая война, в которой Яков Петрович проявил себя смелым и храбрым воином во многих сражениях, однако особенно отличился во время переправы через реку Камчик, когда под огнём неприятельской артиллерии он первым вошёл в воду, и повёл за собой казаков в атаку, благодаря чему удалось переломить ход сражения. Бесшабашность Якова шокировала даже отца, который не раз хлестал нагайкой по спине чересчур ретивого сына и наставлял его не лезть в самое пекло, находясь в бою, а вести себя более благоразумно. Однако, военное начальство оценило героизм молодого офицера по достоинству, и по окончании войны за отличия в боях Яков Бакланов получил свою первую награду — орден святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» , а вскоре и орден святой Анны 3-й степени — с бантом.

Начало службы на Кавказе.

В 1834 г., после продолжительного отпуска, молодой Бакланов был назначен на службу в Донской казачий полк Жирова, дислоцированный в то время по Кубани в станицах Кубанского, Хоперского и Ставропольского линейных казачьих полков, нёс приграничную службу на участке Азово-Моздокской оборонительной линии на протяжении от Николаевской станицы до земли Черноморского казачьего войска.

Кавказская война (1817–1864 г.г.). В кавказском варианте мюридизм провозглашал, что главный путь сближения с Богом лежит для каждого «искателя истины мюрида»– послушник, полностью отвергающий свою волю и подчиняющийся имаму и выполняющий заветы газавата — религиозной войны за веру.

Свои первые походы на кавказских горцев, бравые казаки отряда Бакланова начали в 1836 г. со штурмов закубанских аулов  между реками Псефир, Белая, Лаба и Чамлык, откуда горцы постоянно осуществляли свои грабительские набеги на приграничные территории Кубани.

При штурме одного из аулов, Яков Петрович получил опасную рану в голову, однако остался в строю, несмотря на ранение. В бою 4 июля 1836 г. между реками Чамлык и Лаба  отряд Бакланова выдержал 12 атак противника, израсходовал все патроны, и, выбрав удобный момент ударил неприятеля в пики, опрокинул его и преследовал вчетверо превосходящих по количеству горцев более 15 верст.  За это сражение Бакланов был награжден орденом святого Владимира 4 степени с бантом.

Очень быстро из молодого и горячего вояки Яков Бакланов  превратился в опытного, хитрого и умелого боевого офицера.

Раздел Варшавского герцогства в 1815 году

Польское отступление

В 1837 году Бакланова произвели в есаулы, а спустя четыре года Донской казачий № 36 полк Родионова, в котором служил Яков Петрович, был отправлен в российскую Польшу – охранять границы с Пруссией.

Годы, проведенные на западном пограничьи России, сыграли очень важную роль в жизни Бакланова. В Польше есаул Бакланов всерьез занялся своим самообразованием, на которое раньше у него не было времени. Бакланов изучал историю войн и «Науку побеждать», ознакомившись за это время с многими военно-историческими трудами отечественных и зарубежных авторов. Польский период можно назвать неким культурным отступлением, маленькой мирной передышкой перед большими военными сражениями.

Гроза кавказских горцев.

Вернувшись с западной границы России осенью 1844 г. , Яков Бакланов был произведён в войсковые старшины, и весною 1845 г. получил в распоряжение Донской казачий полк №20, который контролировал левый фланг кавказской линии в Куринском укреплении.

С этого момента начался самый яркий период в героической жизни потомственного казака. Вскоре, за свои смелые атаки Бакланов стал грозою горцев, и получил от них прозвища «боклю».  Имя Бакланова горцы произносили шепотом, называя его русским дьяволом — «даджал» — дьявол, они действительно верили в то, что этого человека поддерживает нечистый, и панически его боялись. В последующем прозвища Бакланова вместе с его именем перешли в народные чеченские предания, где живут до сих пор в песнях.

Судьбоносный талисман, или знак Бакланова.

Слава о геройстве легендарного командира распространялась далеко за пределы Кавказа. Бакланова любили и уважали во всей Российской империи. С его именем у многих ассоциировалось Донское казачество тех времен.

Однажды атаману Бакланову была доставлена посылка от жены. Вскрыв её, Яков Петрович обнаружил внутри чёрное знамя из шёлка с вышивкой в виде белой Адамовой головы (черепа с костями) и белой надписью:

«Чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века. Аминь» — эти последние слова молитвы Символ Веры вышили на шёлковом знамени мать и жена Бакланова. 

Как истинно верующий христианин Яков Петрович был тронут до глубины души этим подарком любимых и родных, благословивших его на ратные подвиги, ведь у Бога все живы. Бакланов закрепил ткань на древке, превратив чёрный шёлк в личное знамя и не расставался с ним до конца жизни.

Читая Символ Веры мы присягаем Христу и записываемся в воинство Христово, когда исповедуем то, что содержит в себе Символ веры. В 12 утверждениях уложено всё, во что мы верим, весь смысл и нашей жизни, и нашей смерти, и жизни после смерти. Слова Символа Веры — одновременно и молитва Богу и присяга Ему — как главнокомандующему нашей жизни, без воли, которого не упадёт и волос с головы.

На протяжении всей жизни мы ежедневно читаем Символ Веры, повторяя эту присягу Господу Богу. Эта молитва звучит и в начале каждого утреннего домашнего правила, и на каждой Литургии, когда голоса прихожан сливаются в один, и молитва улетает куда-то под купол храма…

Когда эти бойцы перед уходом на войну молятся Спасителю на стяге, то есть присягают главному Военачальнику нашей жизни, если они готовы ради Него и ради ближнего своего сражаться или умереть, то тогда и мир после этой битвы должен стать только Его. Мы все в этом строю сейчас. От нас всех, неважно, где мы, на войне или в тылу, от каждого на своём месте нужна присяга.

Даже у бывалых казаков чёрный флаг со словами молитвы-присяги Богу, вызывал трепетное чувство служения Всевышнему, горцы же испытывали от  знамени Бакланова суеверный ужас. Один из очевидцев писал:

«Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром,— там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути». 

Горцы были уверены, что это сама смерть несётся на них, поэтому разбегались кто куда. А потом рассказывали своим детям о страшном великане, посланном на землю шайтаном. Образ русского полководца до сих пор сохранился в легендах и сказках чеченцев. О казачьих подвигах до сих пор поют песни Донские казаки.

Яков Петрович со своими казаками действовал настолько успешно, что когда в 1850 году 20-й Донской полк «ушел на льготу» (в ходе ротации войск был выведен с места боевых действий), князь Воронцов, желая сохранить на Кавказе опытного боевого командира, назначил Бакланова командовать пришедшим на смену семнадцатым Донским полком.

Войско Донское было занято противостоянием с горцами, совершавшими регулярные набеги на российские селения.  С приходом Якова Петровича враг из позиции нападения перешёл в оборону, ибо теперь уже казаки жгли аулы чеченцев, угоняли людей и скот, забирали ценное имущество и продукты. Шло планомерное вытеснение с Кавказа сторонников имама Шамиля и спасение христианских народов от всемирного халифата. Целыми аулами мирные чеченцы переселялись из имамата Шамиля под защиту русских войск.

А двухметровый, широкоплечий казак с изрытым оспой лицом, пышными усами и густыми бровями с удовольствием поддерживал сложившийся образ бесстрашного воина. Однажды, застигнутый врасплох, он выскочил на поле боя в чёрной бурке, накинутой через плечо, размахивая шашкой. А в другой раз он неожиданно предстал перед врагами, когда среди врагов прошёл слух о том, что Бакланов умирает после тяжелейшего ранения.

Подобные случаи только укрепляли репутацию непобедимого воина, и даже предводитель горцев – грозный Шамиль – с уважением относился к казачьему атаману. Правда, своих воинов-мюридов (послушников) Шамиль ругал за то, что те слишком боятся Бакланова.

«Если бы вы боялись Всевышнего Аллаха так же, как Бакланова, то давно бы уже стали святыми людьми», — говорил своим людям главнокомандующий горской армии имам Шамиль.

Поединок с Джанемом

Среди враждебных горцев иногда появлялись горячие головы, клявшиеся, что они уничтожат русского дьявола. Они хвалились, что возглавляющий казачье войско богатырь падет от их могучей руки. Одним из таких смельчаков был горский стрелок по имени Джанем. Он грозился убить Бакланова, когда тот будет руководить рубкой просеки.
Лазутчики донесли Якову Петровичу об этом намерении, и он принял неожиданное решение – появиться там, где его будет ждать враг, чтобы испытать судьбу.

Первый выстрел Джанема прошел мимо. Вторая пуля прошила краешек полушубка казака. А потом у стрелка не выдержали нервы, и Джанем высунулся из своего укрытия. Бакланов отреагировал мгновенным выстрелом убил врага наповал, попав пулей прямо в лоб. После этого случая даже самые большие скептики поверили, что сам Бог хранит генерала. Горцы же посчитали, что русского демона во плоти защищает какая-то высшая сила.

Двадцать лет безупречной службы

За время службы на Кавказе с 1846 по 1863 год Бакланов Яков Петрович дослужился до чина генерал-лейтенанта и получил множество наград, среди которых орден Георгия четвертой степени, орден Владимира третьей степени и другие.

Десятого апреля 1853 года за доблесть, проявленную при атаке позиций неприятеля возле аула Гурдали, Бакланова наградили орденом Святого Станислава 1-й степени. Одиннадцатого марта 1853 года он назначен в штаб Кавказского корпуса на должность командира кавалерии левого фланга. Штаб располагался в крепости Грозной (нынешний город Грозный). 14 июня 1854 года за мужество, храбрость проявленную при разгроме горских сил между крепостью Грозной и Урус-Мартаном, Бакланову объявлена императорская благодарность. 22 августа 1854 года он награжден почётным знаком отличия беспорочной службы за двадцать лет.

Русская бронзовая медаль участника Крымской войны

Крымская война (1853 — 1856)

Как известно, в 1853 году с новой силой разгорелся русско-турецкий конфликт на Кавказе и в Крыму. Против России на стороне Турции выступили три империи — Британская, Французская, Османская, и королевство Сардиния.

В 1853 г. генерал-майор Бакланов был назначен начальником кавалерии левого фланга кавказской линии, а с мая 1855 г., по распоряжению генерал-адъютанта Муравьева, командовал иррегулярною конницей в отряде генерал-лейтенанта Бриммера, которая охраняла уже отбитые у турок крепости и помогала брать новые. После окончания Крымской войны в 1856 году князь Барятинский перешёл в наступление на мюридов Кавказа. Имам Шамиль собрал около 12 тысяч воинов-мюридов.

Казачий полк легендарного атамана Бакланова славился своими успехами на поле боя, а сам он был хорошо известен врагу, который его боялся и называл «батаман-клыч» (богатырь с мечом в полпуда).

За свои подвиги во время Крымской войны Бакланов получил орден святой Анны 1-й степени. Вскоре после падения Карса, Яков Петрович завершил было свою военную карьеру, и поселился в новой столице Донского казачьего войска — Новочеркасске, где прожил некоторое время вдали от ратных дел.

Однако, 2 февраля 1857 г. был снова назначен походным атаманом Донских казачьих полков, находившихся на Кавказе, а спустя три года, в апреле 1860 года за воинские заслуги Яков Петрович Бакланов получил чин генерала-лейтенанта.

Михаил Николаевич Муравьев-Виленский

Служба генерала Бакланова в Вильно

Ещё одним важным периодом в жизни Якова Петровича Бакланова стала его служба в Вильно, где он стоял во главе Донских казачьих полков с 1863 по 1867 год. Бравые казаки были отправлены на подавление польского восстания 1863-1864 годов. Руководство посчитало, что опытный генерал сможет принести немалую пользу. Правда, в силовых операциях Бакланов не участвовал, а помогал графу Муравьеву в подавлении мятежа.

Граф Муравьев доверил отряду Бакланова управлять Августовской губернией, кишащей лесными бандами бунтовщиков. Через две недели после прибытия Бакланова, Августовска губерния превратилась в образец спокойствия и послушания. Достичь такого результата Яков Петрович сумел,  сочетая военные преследования бунтовщиков с административными мерами. Генерал Бакланов лично объехал вверенную ему территорию и провёл несколько сотен бесед с местным населением, пытаясь узнать настроение людей. Он старался идти навстречу всем, кто хотел мирной и спокойной жизни.

Зачастую генерал Бакланов даже позволял себе ослушаться Муравьева и не отнимал имущество у повстанцев, хотя «шеф» настаивал на обязательной конфискации. Узнав о том, что Яков Петрович помогает малолетним наследникам сохранять за собой фольварки сосланных в Сибирь родителей, Муравьев пришёл в ярость, но в итоге принял позицию Бакланова, считавшего, что излишней жестокостью можно настроить против русской армии местное население, и конфликт разгорится ещё сильнее. Проявляя милосердие, Бакланов хотел развеять слухи о русской свирепости, и ему это удалось. Местные жители стали к нему относиться с глубоким уважением.

Последние годы жизни.

В 1864 году Яков Петрович ездил домой в Новочеркасск, чтобы поправить здоровье, а затем снова вернулся в Вильно. Летом 1864 года сгорело всё имущество атамана и деньги, что тяжело отразилось на самочувствии пожилого казака.

В 1867 году герой Кавказской войны и других громких кампаний вернулся на Дон, а затем переехал в Санкт-Петербург, где и прошли его последние годы. Бакланов вёл тихую жизнь, о сражениях больше не помышлял, но вспоминания о былых сражениях и войнах заставили его работать над мемуарами «Моя боевая жизнь».

Болезнь не отступала, и 18 октября 1873 года Яков Петрович скончался. Похоронили генерала Бакланова на кладбище Новодевичьего монастыря за счёт Войска Донского, которое собрало деньги для создания памятника легендарному казаку-генералу.

«Это был богатырь ростом, силой и храбростью; талантливый, неутомимый партизан, искусный генерал и необыкновенно честный и бескорыстный человек, любивший родную землю, на служение которой он положил всю свою жизнь. Его свирепая наружность скрывала доброе и благородное сердце, оставившее по себе хорошую память во всех знавших его близко»

Память о герое увековечена в камне.

Спустя пять лет после смерти легендарного казачьего генерала Бакланова, над его могилой на добровольные пожертвования был возведён памятник, представляющий собой скалу с брошенными на неё кавказской-казачьей буркой и папахой. А из-под папахи виднеется легендарный Баклановский знак.

В честь Бакланова в 1909 году назвали 17-й Донской казачий полк. В 1911 году прах генерала перевезли на родину и перезахоронили в Новочеркасске. Рядом с Баклановым, в усыпальнице Вознесенского собора, покоятся и другие герои России – Платов, Орлов-Денисов, Ефремов…

Память о бесстрашном воине, мудром генерале, большом патриоте своей страны и просто доброй души человеке с суровой внешностью жива и сегодня. Из поколения в поколение передаются песни казаков, в которых присутствует образ бравого атамана и его легендарный «баклановский удар», при котором шашка рассекала пополам всадника вместе с лошадью. Имя русского генерала упоминается в легендах народов Кавказа.

Его имя носит теперь казачья станица, где родился Яков Петрович. А жители города Новочеркасска получили в память о герое Баклановский проспект (раньше он назывался Троицким) и несколько памятников.

Памятник атаману Бакланову стоит сегодня в Волгодонске. Яков Бакланов выглядит так же, как и при жизни – суровым, грозным, резким. Один только вид генерала в свое время вызывал панику у врагов, но друзья и близкие знали, что под мощной, неприступной и суровой внешностью воина спрятано чуткое сердце и добрая душа.

Герой Дона Бакланов – это образец настоящего воина, готового отдать жизнь за справедливое дело и готов сражаться за Родину до последнего вздоха. Личность храброго казака не должна быть забыта потомками и заслуживает того, чтобы стать примером для молодых.

Уроки Сталина для России
О книге Н. Я. Данилевского "Россия и Европа"

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*