Суббота , 3 Декабрь 2022
Домой / Новейшая история / Как в Германии проходила денацификация?

Как в Германии проходила денацификация?

Денацификация (нем. Entnazifizierung) — комплекс мероприятий, направленных на очищение послевоенного германского и австрийского общества, культуры, прессы, экономики, образования, юриспруденции и политики от влияния нацистской идеологии. Денацификация проводилась по инициативе союзников по антигитлеровской коалиции после победы над нацистской Германией и основывалась на решениях Потсдамской конференции.

Фашизм действует на уровне государства, нацизм — на уровне человека, считающего, что только ОДНА избранная нация может быть в фашистском государстве. Итальянский писатель Умберто Эко ещё в 1995 году составил 14 признаков фашизма.

Самой жёсткой формой денацификации стало принудительное перезахоронение жертв нацизма голыми руками.

1945 год. Американцы заставляют простых немцев откапывать тела из общих могил, собирать мертвецов по окрестным лесам и дорогам — и хоронить по-человечески.

Согласно принятому закону каждый немец, достигший 18 лет, должен был зарегистрироваться и заполнить анкету из 133 вопросов (Meldebogen). Целью проведения анкетного опроса являлось получение информации о каждом немце для определения степени его виновности и причастности к нацизму. Заполнение анкеты являлось обязательным, так как служило основанием для получения продуктовых карточек. В общей сложности в американской зоне было заполнено более 13 миллионов подобных анкет.

На основании представленных в анкете данных анкетируемый мог быть помещен в одну из пяти категорий: 1) главные преступники; 2) преступники (активисты, милитаристы и спекулянты, т.е. лица, получившие доходы или извлекшие выгоды от сотрудничества с фашистским режимом); 3) незначительные (второстепенные) преступники; 4) последователи («попутчики», т.е. номинальные нацисты); 5) невиновные (реабилитированные) [6, p. 153].

В зависимости оттого, к какой категории был отнесён человек, и степени его виновности предусматривалась соответствующая мера наказания, начиная от работы в трудовых лагерях на срок до 10 лет и конфискации имущества для главных преступников и заканчивая штрафом для номинальных нацистов.

Для установления степени виновности анкетируемого и определения меры наказания на местах создавались специальные трибуналы, или, как их еще называли, шпрухкамеры (Spruchkammer), которые состояли, как правило, из трёх-пяти немцев не моложе тридцати лет: председателя, не менее двух экспертов, прокурора. Всего в американской зоне было создано 545 трибуналов со штатом в 22 тысяч человек. [12, p. 259]. Военное правительство Германии оставило за собой функции контроля и наблюдения за работой трибуналов, а также помощи немецким чиновникам в случае необходимости.

Каждый обвиняемый имел право на адвоката, а также в случае несогласия с приговором мог в течение месяца его обжаловать в апелляционном трибунале. Лица, попавшие в первую или вторую категории, могли самостоятельно приводить доказательства, смягчающие их вину, что бы иметь возможность попасть в меньшую категорию. Поскольку бремя доказательств своей непричастности к нацизму лежало на самих немцах, довольно скоро трибуналы наводнило огромное количество всевозможных сертификатов, оправдательных бумаг, рекомендательных писем о том, что обвиняемый вёл образ жизни истинного христианина и не был активным нацистом, получивших название «персил-удостоверения» («Persilscheine»). Местные трибуналы в американской зоне приступили к слушаниям в июне 1946 г. К этому времени анкеты заполнили около 1613000 немцев. Всего же, согласно статистическим данным, на конец июня 1949 г. было зарегистрировано 13199800 взрослых немцев, из которых 3 млн 445 тысяч 100 человек попали под действие закона и прошли слушания в трибуналах [15,p. 280], т.е. практически каждый четвертый немец подвергся процедуре денацификации.

Уже в течение первых месяцев работы трибуналов стало ясно, что быстрое завершение программы денацификации невозможно. Огромное количество лиц, подлежащих судебному преследованию, делало эту задачу практически невыполнимой. Немецкие трибуналы были бы просто не в состоянии рассмотреть все случаи в пределах разумного времени. Осуществлению денацификации мешала и чисто экономическая проблема: трибуналам по денацификации приходилось работать в трудных условиях чёрного рынка, нехватки пишущих машинок, бумаги и других средств.

Третий этап денацификации ознаменовался началом смягчения её условий. С целью ускорения работы трибуналов военное правительство было вынуждено пойти на уступки. В августе 1946 г. была объявлена «молодежная амнистия» для лиц, рожденных после 1 января 1919 г., а в конце декабря «рождественская амнистия» для нетрудоспособных, а также для малообеспеченных лиц, годовой доход которых с 1943 по 1945 г. не превышал 3600 марок, а стоимость имущества – 20 тысяч марок, при условии, что они не относились к категориям главных преступников или преступников [16, p. 1]. Предполагалось, что амнистии затронут около двух миллионов человек и облегчат работу трибуналов. Однако на первых порах амнистии скорее сдерживали процесс денацификации, поскольку немецким трибуналам требовалось время, чтобы разобраться с такими делами. На протяжении первых месяцев осуществления денацификации немецкими трибуналами военное правительство контролировало их деятельность.

Довольно скоро ожидания американцев на активное участие немцев и их заинтересованность в деле осуществления денацификации не оправдались. Если сравнить решения, принятые ранее военным правительством, с приговорами немецких трибуналов, то обнаруживается следующая закономерность: судебные вердикты, вынесенные немецкими трибуналами, были гораздо мягче, чем у военного правительства, в большинстве случаев наблюдалась тенденция к уменьшению степени виновности и меры наказания. Так, в сентябре 1946 г. из приблизительно 42 тысяч человек, попавших под действие закона о денацификации, почти три четверти были отнесены к категории номинальных нацистов и только 116 человек были признаны главными преступниками [17, p. 1]. Такой политике «мягкой денацификации» можно найти несколько объяснений.

Во-первых, трибуналам не хватало компетентного персонала, с антинацистскими взглядами. Поиск и назначение обвинителей и судей представляли большие трудности, так как многие немцы не желали работать в судах по денацификации. Поскольку все слушания проходили в местных общинах, то довольно часто члены трибуналов и обвинители подвергались запугиванию, общественному осуждению, на них оказывалось давление, чтобы они смягчали наказание.

В конце 1946 г. один из министров по денацификации указал, что он должен назначить 10 тысяч политически надежных и опытных немецких судей, но он понятия не имеет, где найти даже малую долю таковых [4, p. 170]. Поэтому американские оккупационные власти были вынуждены смириться с тем, что примерно 60% судей и 76% прокуроров в немецких трибуналах по денацификации являлись бывшими членами нацистской партии [18, с. 66].

Во-вторых, большие проблемы создавал поиск свидетелей со стороны обвинения, многие отказывались свидетельствовать против ответчика, так как общественное мнение этого не одобряло. С другой стороны, свидетелей защиты было предостаточно. Причём в качестве свидетелей могли выступать соседи, друзья и другие лица, которые давали положительные характеристики в ответ на подобную же услугу на слушаниях их дела.

В-третьих, поскольку чаще всего обвинения строились на анкетных данных, а проверить их практически не было возможности, естественно, что процветал подлог данных, мошенничество.

Не были редкостью анонимные доносы, ложные обвинения, интриги и сплетни, а коррупция и привилегии среди председателей и обвинителей, вызывающие критику даже среди немцев. Неудивительно, что при такой системе главный удар пришёлся на номинальных нацистов, а крупным преступникам удавалось избежать должного наказания. Естественно, что американское военное правительство не было удовлетворено тем, как немцы проводили денацификацию, и требовало от них ужесточения приговоров.

Летом 1947 года американскую зону посетила большая группа членов конгресса США, которые пришли к выводу о том, что денацификация препятствует экономическому восстановлению Германии, следовательно, она должна быть завершена как можно скорее.

К этому времени на международной арене произошли значительные изменения: набирала обороты «холодная война», был выдвинут «план Маршалла», изменились экономические и политические интересы США в Европе. Под давлением Вашингтона, и понимая неизбежность того, что в скором времени ассигнования конгресса США могут значительно сократиться, военный губернатор американской зоны Л. Клейв октябре 1947 г.и в марте 1948 г. принял поправки к закону о денацификации.

Это позволило немецким трибуналам переквалифицировать любого, кто не относился к категории главных преступников, как второстепенного преступника или «попутчика» и значительно ускорить слушания [6, p. 172–173]. Денацификация вступила в свою четвертую, завершающую стадию.

К началу лета 1948 г. военное правительство прекратило наблюдение за программой денацификации, передав её полностью немцам.

Каков же был общий итог денацификации Германии?

В статистическом приложении к отчётам военного губернатора приводятся такие цифры. Из огромного количества в 13,2 миллионов зарегистрированных и подвергшихся проверке немцев лишь 613 тысяч человек были признаны виновными в причастности к преступлениям нацизма и   наказаны, причём главными преступниками были признаны всего 1600 человек[15, p. 280].

Многие осужденные, отбывшие свой срок наказания или освобожденные досрочно, вновь вернулись на руководящие посты в бизнесе, государственном управлении… Это дало основание некоторым авторам писать о «срыве денацификации», ее «полном провале», «ренацификации» или превращении её в «фарс» [18, с. 66; 19, p 569;20, c. 233]. Следует признать, что, несмотря на первоначальный замысел, предполагавший довольно строгий и жесткий подход к денацификации, в целом в американской зоне она была проведена достаточно «мягко», с допущением слабостей и ошибок.

Большой ошибкой денацификации было то, что она стала массовой чисткой, в ходе которой разница между высшими партийными функционерами и массой рядовых членов многочисленных нацистских организаций была практически размыта. Немцы, попавшие под денацификацию первыми, были наказаны более строго, хотя в основной своей массе они лишь формально были нацистами. Постепенно процедура денацификации становилась всё мягче, и виновные в гораздо более худших и тяжких преступлениях понесли меньшее наказание или вообще не были не наказаны. Несправедливость при вынесенных приговоров, изначальное привлечение к суду рядовых немцев и последовавшие амнистии и послабления нацистам, занимавшим более высокие посты, позволяют сделать вывод о том, что реальными жертвами денацификации стали номинальные, а недействительные преступники — нацисты.

Денацификация в масштабах государства, ликвидация НСДАП, нацистских организаций и ведомств, отмена нацистских законов и пропаганды, были безусловно достигнуты и имели большое значение для последующего демократического развития немецкого общества.

Денацификация Германии (ГДР) в советском секторе была проведена полностью: нацисты были осуждены на смерть, или получили по суду многолетние тюремные наказания; бывшие члены нацистской партии не могли занимать административные, судебные, руководящие должности в ГДР, бывшим нацистам запрещалось заниматься преподаванием, журналистикой.

Денацификация Германии в американском секторе (ФРГ) проходила под контролем США. Фашисты Германии получили американские паспорта и благополучно переехали в Америку, другие же перебрались в Канаду. Красноречив сам заголовок газетной статьи The New York Times, сопровождающей публикацию отчёта, – «Nazis Were Given «Safe Heaven» in U.S., Report Says». На русский язык это можно перевести как «Согласно отчёту, нацисты жили в США, как у Христа за пазухой».

Схема денацификации Украины
Полмира обязаны России своим существованием

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*