Вторник , 27 Сентябрь 2022
Домой / Новейшая история / Как Красная армия разбила фашистскую пропаганду

Как Красная армия разбила фашистскую пропаганду


Проводимая Россией военная операция на Украине столкнулась с гигантской волной фальсификаций, дезинформации и прямой лжи, развязанной против нашей страны всем коллективным Западом. Это заставляет вспомнить о том, как во время Великой Отечественной нацистская Германия занималась тем же самым — распространением лжи и фашистской пропаганды против бойцов Красной армии. Как советскому командованию удалось с этим справиться?

«Это информационная война. Это война, направленная против наших российских граждан с использованием американских платформ, действующих на территории нашей страны» — заявил Спикер Госдумы России Вячеслав Володин.

Во время войны пропаганда является таким же оружием, как танки и самолеты, но обладает куда более массовым, разрушительным эффектом, чем бомбы и снаряды. На фронте пропаганда ведётся с целью снизить боевой дух, боеспособность вражеских войск, разложить их личный состав, посеяв в солдатах и офицерах противника «бациллу» страха и пораженчества и предпочтение сдаться в плен врагу, не вступая в сражение. Как верно говорил фашистский военачальник фельдмаршал фон Гинденбург, сброшенные самолетами бомбы убивали тела солдат, а сброшенные листовки предназначались для того, чтобы убивать их души.

Во время Великой Отечественной войны Красной армии приходилось сражаться с врагом не только на передовой, но и на идеологическом фронте. В начале войны натиск вражеской пропаганды был очень силён, а советская сторона была плохо готова к его отражению.

В июле 1941 года в директиве № 081 начальник Главного управления политической пропаганды Красной армии (ГУППКА) Л.З. Мехлис отмечал, что в агитационно-пропагандистской работе в боевой обстановке не хватало «целеустремленности, оперативности, инициативности». Многие политработники и замполиты мало бывали в частях и чаще отсиживались в штабах. В итоге борьба с растерянностью, паникой и недисциплинированностью в войсках велась плохо, что было на руку вражеской пропаганде.

Советское командование понимало, что без экстренных мер по ликвидации воздействия немецкой пропаганды информационная война может быть проиграна. Свидетельством тому служит директива № 08 от 12 августа 1942-го начальника Главного политуправления Красной армии (ГлавПУРККА) А.С. Щербакова, сменившего на этом посту упомянутого Мехлиса. Именно этот документ стал руководством для борьбы с вражеской пропагандой на фронте в трудное время середины войны.

Способы немецкой агитации

В фашистской армии вся разведка, контрразведка и агитационно-пропагандистская работа сосредотачивалась в разведывательных отделах войсковых соединений. В этом была своя логика, так как они обрабатывали сведения, поступавшие от военнопленных, перебежчиков и местного населения. Таким образом, немецкая разведка была в курсе о воздействии своей пропаганды на основании их показаний.

По мнению историка Николая Смирнова, для немцев основными способами доставки дезинформации в Красную армию служили радиопередачи, пропаганда через громкоговорители и сбрасывание листовок. Правда, пропагандисты вермахта быстро поняли бесполезность радио как средства агитации, так как на советском фронте радиоприемников в войсках не было. С весны 1942 года вся радиоаппаратура была изъята из частей.

Более перспективными немцам казались агитационные листовки. Однако не весь рядовой состав Красной армии был грамотным, да и из-за его многонациональности не все красноармейцы знали русский язык. В текстах фашистских листовок было много грамматических ошибок, опечаток или переводческих ошибок.

Куда большего эффекта достигала пропаганда через громкоговорители. Через них на фронте немцы вели агитацию не только на русском языке, но и на языках народов СССР. В последнем случае гитлеровская разведка отмечала, что многонациональные советские подразделения являются удобной целью для пропаганды через громкоговорители, так как «её эффект будет ещё сильнее, если передачи будут вестись на языках присутствующих в них национальностей». Из перебежчиков и пленных вражеская разведка специально подбирала кандидатов для чтения текстов перед микрофоном громкоговорителя.

«Рай» немецкого плена

Борьба с фашистской пропагандой требовала изучение её особенностей, поэтому советские политруки следили за направленностью немецкой агитации, примером этому служат обзоры немецкой пропаганды, составленные политотделами армий и фронтов. В них советская сторона отмечала, что фашистская пропаганда изображала немецкий плен исключительно «в розовых красках» и призывала красноармейцев без страха сдаваться гитлеровцам.

Все фашистские листовки завершались призывом сдачи в плен и даже разбрасывали «пропуска» для перебежчиков. В листовке с названием «Путёвка в жизнь» описывалось 12 правил перехода на сторону германского вермахта. Ряд листовок был оформлен, как письма-обращения якобы пленных, описывавших хорошие и культурные условия плена, в которых пребывают сдавшиеся бойцы Красной армии. Перебежчики обращали внимание красноармейцев на отсутствие для них разницы между немецкими и советскими ранеными, перешедшими на сторону фашистов.

Гитлеровская пропаганда пыталась убедить красноармейцев в том, что советские перебежчики вовсе не пленные, а люди совершенно вольного статуса. Фашисты обещались блага и специальные условия жизни в плену с возможностью выбора вступить в «Русскую освободительную армию», службы в тыловых частях вермахта или работы в «освобожденных от большевизма областях».

Ещё одним трюком фашистской пропаганды была попытка создать у красноармейцев беспокойство за свои семьи в тылу. Для этого немецкие листовки описывали жизнь в тылу, как «царство голода, нищеты и бесправия», где бездушные чинуши и бюрократы эксплуатируют весь народ.

Другим важным местом фашистской пропаганды было раздувание разногласий между СССР и его союзниками. Немцы умело использовали затягивание союзниками открытия Второго фронта и выдумывали разные небылицы, и наглую ложь о том, что якобы Сталин отдал Черчиллю в аренду Мурманск и Баку на 99 лет и теперь британцы хозяйничают в советском тылу, пока Красная армия сражается.

Изучение направленности гитлеровской пропаганды приводило советских политработников к следующим выводам:

«Во всех агитационных материалах противника красной нитью проходит мысль, что Сталин и его управление виновны в войне Германии с СССР, что необходимо свергнуть режим Сталина и заключить мир между Германией и русским народом через голову большевистского правительства».

Как боролись с вражеской пропагандой?

Однако несмотря на абсурдность, вражеская агитация всё же достигала неприятного эффекта, отмеченного начальником Главного Политуправления РККА Щербаковым в его директиве № 08 от 12 августа 1942 года. В ней признавалось, что на усиление немецкой пропаганды советские политруки в войсках ответили лишь ослаблением борьбы с ней. К примеру, вражеские листовки не собирались и не уничтожались, попадая в руки красноармейцев, которые их читали и носили с собой в кисетах как курительную бумагу. По мнению Щербакова, это свидетельствовало о «нетерпимом благодушии и беспечности комиссаров и политработников».

С этим можно согласиться, так как между директивами Мехлиса и Щербакова прошёл год без изменений в ситуации. Поэтому начальник Главного Политуправления РККА предложил суровые меры по противодействию немецкой агитации. Он потребовал быстро пресекать попытки врага вести пропаганду среди советских войск.

Работу фашистских громкоговорителей следовало глушить ружейно-пулемётным огнём. Все немецкие листовки необходимо было собирать и уничтожать, разъясняя красноармейцам, что чтение и хранение листовок приравнивается к их распространению. То есть каждую листовку, брошюру или газету солдаты были обязаны немедленно сдать политруку, иначе их ждало суровое наказание.

Однако Щербаков, противодействуя вражеской пропаганде, предлагал не только карать, но и разъяснять красноармейцам суть фашистской пропаганды, а также отвечать на вражескую пропаганду своей агитацией. Военные комиссары и политработники должны были разоблачать гитлеровскую ложь, не скатываясь в полемику.

Для этой цели им следовало, опираясь на сводки Совинформбюро, информировать бойцов о том, что враг не так уж силен, он несет огромные потери и напрягает последние силы, а Красная армия имеет все необходимое, чтобы остановить, отбросить и затем разгромить гитлеровский вермахт.

Также начальник Главного Политуправления РККА считал важным  воспитание в красноармейцах «жгучей ненависти и беспощадности к врагу». Он требовал шире информировать весь личный состав Красной армии о зверствах немецких оккупантов и их целях истребить советский народ, а оставшихся превратить в рабов.

Более тысячи карикатур в годы Великой Отечественной войны создала творческая группа художников «КуКрыНикСы»,  сокращение создано из фамилий Куприянов, Крылов, Николай Соколов.

Художники «КуКрыНикСы» вступили в информационную войну, идеологическое сражение с фашистскими оккупантами, яркой сатирой и карикатурами высмеивая гитлеровцев в плакатах и острым словом в надписях, каждый день они рисовали плакаты для «Окон ТАСС», листовки для фронта.

Раскрывать ПРАВДУ о зверствах фашистов было весьма актуально, так как немецкая сторона в своих листовках пропагандировала «какие-то картины «добросердечного» отношения советских людей к немецким солдатам».

Гитлеровская пропаганда в своих листовках резко нападали на статьи советского журналиста Ильи Эренбурга, обвиняя его во лжи и сгущении красок в описании им зверств, творимых фашистским вермахтом.

Согласно исследованию всей фашистской пропаганды, проведённому политотделом 7-й гвардейской Красной армии, гитлеровские пропагандисты так сильно не любили острое перо Эренбурга, что даже посвятили ему отдельную листовку:

«В фашистской листовке «Неужели ты настолько глуп», направленной против статей журналиста Ильи Эренбурга, карикатурно изображены сцены из зверств немцев (…). Под рисунком написано: «Илья Эренбург мечтает, что Красная армия настолько глупа и этому верит».

В первой половине войны также остро стояла проблема перебежчиков к немцам, что весьма вредило Красной армии. Перехода на сторону врага, перебежчики несли ценные сведения о готовящемся наступлении Красной армии. Об этом рассказывали пленные немецкие офицеры, подтверждая, что «перед каждой наступательной операцией русских, даже разведкой боем, к нам переходили три-четыре перебежчика».

Чтобы решить эту проблему, Щербаков предложил политработникам на конкретных фактах изобличать ложь вражеской пропаганды, донося до красноармейцев, что попавшего в немецкий плен «ожидают мучения, издевательства, голод и неминуемая гибель, что фашистский плен хуже смерти».

Начальник Главного Политуправления РККА рекомендовал объяснить, что «предателя и изменника, перебежавшего к врагу, советский народ заклеймит навечно позором и проклятием, что его семья будет репрессирована и что сам он не уйдет от сурового возмездия за измену Родине». Данный документ был разослан в политуправления фронтов и ещё длительное время оставался руководством к действию для нейтрализации вражеской агитации.

Хотя меры, предлагаемые Щербаковым, были жесткие, они отвечали требованиям того трудного времени. В итоге в совокупности с советской агитацией в гитлеровских войсках они помогли СССР одержать победу в психологической войне с фашистской Германией, несмотря на все ухищрения немецкой пропагандистской машины.

Карикатуры Кукрыниксов - оружие победы
Генпрокуратура России потребовала признать Meta экстремистской организацией

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*