Суббота , 22 Июнь 2024
Домой / Русский след в мире / Изобретатель ранцевого парашюта Глеб Котельников

Изобретатель ранцевого парашюта Глеб Котельников

Первый в мире авиационный ранцевый парашют с куполом из шёлка, какими пользуются по сей день во всём мире, изобрёл офицер Русской императорской армии, акцизный чиновник, актёр, русский и советский изобретатель Глеб Евгеньевич Котельников (1872 — 1944).  9 ноября 1911 года изобретатель Котельников получил «охранное свидетельство» — подтверждение приёма заявки на патент на своё изобретение: «спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом». Первое испытание парашюта конструкции Глеба Котельникова прошло 6 июня 1912 года.


От эпохи Возрождения до Первой мировой войны.

Первое письменное свидетельство о разработке приспособления для медленного спуска по воздуху относится к 1485 году, а принадлежала идея  гению эпохи Возрождения — знаменитому Леонардо да Винчи, записавшего в трактате «О летании и движении тел в воздухе»:

«Если у человека имеется палатка из накрахмаленного полотна, каждая сторона которой имеет 12 локтей (около 6,5 метров) в ширину и столько же в высоту, он может броситься с любой высоты, не подвергая себя при этом никакой опасности».

Любопытно, что Леонардо да Винчи так и не довёл идею «палатки из накрахмаленного полотна» до воплощения, но совершенно точно рассчитал её размеры. Например, диаметр купола самого распространенного учебного парашюта Д-1-5у — около 5 метров, знаменитого парашюта Д-6 — 5,8 метра!

Идеи Леонардо были оценены и подхвачены его последователями. В 1617 году идею Леонардо да Винчи реализовал на практике хорватский учёный Фауст Вранчич, он собрал конструкцию из натянутой на деревянный каркас материи, с помощью которой даже спрыгнул с 85-метровой колокольни в Братиславе. Существует предание, что нечто подобное учёный проделывал и в Венеции, где его знали под именем Фаустино Веранчио, или Веранцио. Изображение его модели есть в трактате «Новые машины», но абсолютно точных данных о прыжках не сохранилось, к тому же каркасную конструкцию нельзя считать прообразом парашюта, так как она была больше похожа на дельтаплан.

В XVIII веке во Франции профессор Дефонтаж сконструировал «летающий плащ», но сам испытывать его опасался. Тогда он обратился к судебным властям, чтобы те предложили какому-нибудь осужденному на смерть преступнику послужить науке. Идея всем показалась забавной. Рискнуть отважился грабитель и убийца Жак Думье, действительно спрыгнувший с башни в «летающем плаще» в 1777 году . Как писали в газетах, отделался небольшими повреждениями, после чего был помилован и награжден.

26 декабря 1783 года состоялся первый документально зафиксированный удачный прыжок с парашютом. Совершил его французский физик Луи-Себастьян Ленорман, на глазах у изумленной публики прыгнул с 50-метровой городской башни в Монпелье и с помощью сделанного им устройства благополучно опустился на землю. Своё изобретение он назвал парашют — от греческого слова para — «против» и французского chute — «падение». Парашют Ленормана представлял собой жёсткий конусообразный купол со спускающимися от периметра стропами, что явствует из сохранившихся чертежей. Хотя на некоторых гравюрах он больше напоминает зонтик, который парашютист держит в руках. Но это было только начало долгого пути.

Следующая страница в истории парашюта связана с именем Жан-Пьера Франсуа Бланшара, который впервые задумался о практическом применении парашюта. Бланшар известен как один из пионеров воздухоплавания — он первым смог на шаре наполненном водородом («шарльер») пересечь Ла-Манш 7 января 1785 года. Вскоре его друг Жан-Франсуа Пилатр де Розье попытался проделать тот же полёт в обратном направлении, но разбился. Трагический случай заставил Бланшара задуматься о безопасности, и он решил приспособить изобретенный Ленорманом парашют для экстренной эвакуации из воздушного шара. Для легкости и компактности вместо льняного полотна он использовал шёлк. В 1793 году его шар взорвался в воздухе, и воздухоплавателю волей-неволей пришлось использовать свой парашют, и он спасся.

Первым настоящим прыжком с парашютом можно считать рискованную авантюру Андре-Жака Гарнерена. Именно Гарнерен 22 октября 1797 года совершил прыжок с парашютом из кабины воздушного шара, с высоты 2230 футов (около 680 метров) и благополучно приземлился к радости собравшейся публики.

В 1803 году Гарнерен побывал в России со своим шаром. В Санкт-Петербурге на глазах у императора Александра I француз катал над городом генерала Сергея Львова, потом поднимал в воздух княгиню Прасковью Гагарину. Гернерен уехал, но страсть к небу в России осталась. Газета «Московские новости» за 1806 год сообщала, что некто Александровский совершил полёт на воздушном шаре и выпрыгнул из него с помощью парашюта, но более точных данных, к сожалению, не сохранилось.

Развитие аэронавтики хотя и медленно влекло за собой и усовершенствование парашюта, эксперименты не прекращались. Так, в центре парашюта парашюте появилось полюсное отверстие, позволившее избежать лишнего раскачивания парашютиста при приземлении.

С приходом эры летательных аппаратов потребовались совершенно другие парашюты, каких ещё никто не делал.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло»

Создатель современного авиационного ранцевый парашюта с куполом из шёлка Глеб Котельников, с детства отличался страстью к конструированию. Не меньше, чем расчёты и чертежи, его увлекали свет рампы и музыка. Нет ничего удивительного в том, что в 1897 году, после трёх лет обязательной армейской службы, выпускник легендарного Киевского военного училища Глеб Котельников подал в отставку. А ещё через 13 лет оставил государственную службу и перешёл на службу Мельпомене, он стал актером труппы Народного дома на Петербургской стороне, под псевдонимом Глебов-Котельников.

Будущий создатель ранцевого парашюта так бы и остался малоизвестным актером, если бы не талант конструктора и трагический случай. 24 сентября 1910 года Котельников, присутствовал на Всероссийском празднике воздухоплавания и стал свидетелем внезапной гибели одного из лучших летчиков того времени — капитана Льва Мациевича. Его аэроплан «Фарман IV» буквально развалился в воздухе — это была первая авиакатастрофа в истории Российской империи.

«Гибель молодого летчика настолько глубоко меня потрясла, что я решил во что бы то ни стало построить прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности, — писал в своих воспоминаниях Глеб Котельников. — Я превратил свою небольшую комнату в мастерскую и более года работал над изобретением».

С этого момента Котельникова не оставляла идея дать летчикам шанс на спасение. По отзывам очевидцев, над своей идеей Котельников работал как одержимый. Мысль о новом типе парашюта нигде не оставляла его — ни дома, ни в театре, ни на улице, ни на редких вечеринках.

Главной проблемой успешного парашюта были вес и габариты. К тому времени парашюты как средство спасения пилотов уже существовали и использовались, они представляли собой своего рода гигантские зонтики, укрепленные позади пилотского места на самолете. В случае катастрофы летчик должен был успеть закрепиться на таком парашюте и отделиться с ним от летательного аппарата. Однако, гибель лётчика Мациевича доказывала, что у пилота может просто не быть этих нескольких мгновений, от которых зависит его жизнь.

«Я понял, что необходимо создать прочный и лёгкий парашют. Сложенный, он должен быть совсем небольшим. Главное, чтобы он находился всегда на человеке. Тогда лётчик сможет спрыгнуть и с крыла, и с борта любого самолёта» — вспоминал потом Котельников.

Так у Глеба Котельникова родилась идея ранцевого парашюта.

Глеб Котельников с женой

Из шлема — в ранец.

«Я хотел сделать свой парашют таким, чтобы он всегда мог быть на летящем человеке, не стесняя по возможности его движений. Я решил изготовить парашют из прочного и тонкого не прорезиненного шёлка. Такой материал дал мне возможность уложить его в ранец совсем небольшого размера. Для выталкивания парашюта из ранца я применил специальную пружину» — писал в своих воспоминаниях Котельников.

Однако, мало кто знает, что первым вариантом размещения парашюта была… каска летчика! Котельников начинал свои эксперименты, пряча в буквальном смысле слова кукольный — поскольку все ранние эксперименты он проводил с куклой — парашют в цилиндрический шлем. Вот как об этих первых опытах вспоминал потом сын изобретателя Анатолий Котельников, которому в 1910 году было 11 лет:

«Мы жили на даче в Стрельне. Был очень холодный октябрьский день. Отец поднялся на крышу двухэтажного дома и сбросил оттуда куклу. Парашют сработал отлично. У отца вырвалось радостно только одно слово: «Вот!» Он нашёл то, что искал!»

Впрочем, изобретатель быстро понял, что при прыжке с парашютом в цилиндрическом шлеме в момент, когда купол раскроется, оторвётся шлем в лучшем случае , а в худшем — голова. В итоге Котельников перенёс всю конструкцию в ранец, который сначала предполагал делать из дерева, а потом — из алюминия. Тогда же Котельников разделил стропы парашюта на две группы, заложив этот элемент в конструкцию парашюта. Во-первых, таким куполом парашюта было проще управлять, а во-вторых, так можно было крепить парашют к подвесной системе в двух точках, что делало прыжок и раскрытие купола более удобными и безопасными для парашютиста. Так появилась подвесная система, которая почти без изменений используется и ныне, разве что ножных обхватов в ней не было.

Как мы уже знаем, официальным днем рождения авиационного ранцевого парашюта стало 9 ноября 1911 года, когда Котельников получил охранное свидетельство на свое изобретение. Почему же ему так и не удалось в итоге запатентовать своё изобретение в России? Это до сих пор остается загадкой. Через два месяца, в январе 1912 года, изобретение Котельникова было заявлено во Франции и весной того же года получило французский патент.

Памятник испытанию РК-1 в Котельниково

6 июня 1912 года состоялись испытания парашюта Котельникова в гатчинском лагере Воздухоплавательной школы возле деревни Сализи. Изобретение продемонстрировали высшим чинам русской армии. Через полгода, 5 января 1913 года, парашют Котельникова представили иностранной публике. Студент Петербургской консерватории Владимир Оссовский в Руане прыгнул с парашютом Котельникова с моста высотой 60 метров.

К этому времени изобретатель парашюта Котельников уже доработал свою конструкцию и дал ей имя РК-1 —«Русский, Котельникова, первый». Так в одной аббревиатуре Котельников соединил все важнейшие сведения — и имя изобретателя, и страну, которой он был обязан своим изобретением, и своё первенство. И закрепил его за Россией навсегда.

«Парашюты в авиации — вообще вещь вредная…»

Как это часто бывает с отечественными изобретениями, их долго не могут оценить по достоинству на родине. Увы, так случилось и с ранцевым парашютом. Первая попытка обеспечить им всех российских летчиков наткнулась на довольно глупый отказ.

«Парашюты в авиации — вообще вещь вредная, так как лётчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!» — такую резолюцию наложил на ходатайство Котельникова главнокомандующий Российскими воздушными силами Великий князь Александр Михайлович.

С началом Первой Мировой войны в России вспомнили о парашютах. Глеба Котельникова даже привлекли к выпуску 70 авиационных ранцевых парашютов для экипажей бомбардировщиков «Илья Муромец». Однако, в тесных  самолетах ранцы с парашютами мешали двигаться, и летчики от них отказались. То же случилось, когда парашюты передали аэронавтам, наблюдателям было неудобно возиться с ранцами в тесных корзинах воздушного шара. Тогда парашюты вытащили из ранцев и просто прикрепили к аэростатам, чтобы наблюдатель в случае необходимости просто прыгнул за борт, а парашют раскроется сам. То есть все вернулось к идеям вековой давности!

Всё изменилось в 1924 году, когда Глеб Котельников получил патент на ранцевый парашют с ранцем из парусины ― РК-2, а потом доработал его в конструкции РК-3.

Сравнительные испытания русского парашюта РК-3 и французского парашюта показали преимущества отечественной конструкции.

В 1926 году Глеб Котельников передал все права на свои изобретения Советской России и больше изобретательством не занимался.

Зато он написал книгу о своей работе над парашютом, которая выдержала три переиздания, в том числе и в трудном 1943 году. А созданный Котельниковым ранцевый парашют до сих пор используется по всему миру, выдержав уже не один десяток «переизданий».

На могилу Котельникова на Новодевичьем кладбище в Москве непременно приходят нынешние парашютисты, повязывая на ветви деревьев стопорные ленты от своих куполов…

От бояр Романовых — к императорам всероссийским
Жизнь и подвиг легендарного лётчика Петра Нестерова

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*