Воскресенье , 14 Июль 2024
Домой / Новое время в истории / Императрица Екатерина II ‘собою подала пример’

Императрица Екатерина II ‘собою подала пример’

Императрица Екатерина Великая «собою подала пример». 1783 г.

Императрица Екатерина II первой в России сделала прививку от оспы себе и своему сыну.

Вирус — самая жестокая форма демократии. Перед опасным вирусом равны все, от высокого вельможи до последнего бродяги. Однако в истории России известен случай, когда перебороть грозную болезнь помог не только иммунитет, но и сила характера и особо важный статус пациента.

В разгар свирепой эпидемии оспы, 12 (23) октября 1768 года, императрица Екатерина II первой в России сделала себе, а затем и наследнику престола, 14-летнему Павлу Петровичу, прививку от страшной болезни. Она пошла на огромный риск и одержала победу. Для своих подданных государыня Екатерина стала примером не только ответственного отношения к здоровью, но и образцом разумной храбрости и решительности.

Из истории эпидемии оспы.

Эпидемия оспы 1768 года была в России далеко не первой. Болезнь на протяжении веков ходила по континентам кругами и волнами. Умирали от оспы до 40% зараженных, особенно часто — маленькие дети, известно, что в России умер от оспы каждый седьмой ребёнок. Если вы не видели фотографии больных, то и не надо — они ужасны.

Оспа уносила до миллиона жертв в западной Европе и в России. Опасная вирусная болезнь не обходила стороной ни царский дом, ни высоких вельмож — в 1730 году от оспы умер последний потомок Петра I по мужской линии, 14-летний Пётр II.

Петр III и Екатерина II. 1756 год. Художник Анна Розина де Гаск.

Сама императрица Екатерина II оспой не болела, но очень её опасалась. Незадолго до свадьбы оспу перенёс её жених, царь Пётр Фёдорович — и до конца жизни страдальчески смотрел в зеркало на своё изуродованное лицо. Екатерина откровенно признавалась в письме прусскому королю Фридриху II:

«С детства меня приучили к ужасу перед оспою, в возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас… Весной прошлого года (1768 — Авт.), когда эта болезнь свирепствовала здесь, я бегала из дома в дом… не желая подвергать опасности ни сына, ни себя. Я была так поражена гнусностию подобного положения, что считала слабостию не выйти из него. Мне советовали привить сыну оспу. Я отвечала, что было бы позорно не начать с самой себя и как ввести оспопрививание, не подавши примера? Я стала изучать предмет… Оставаться всю жизнь в действительной опасности с тысячами людей или предпочесть меньшую опасность, очень непродолжительную, и спасти множество народа? Я думала, что, избирая последнее, я избрала самое верное…»

Портрет Екатерины II. 1766 год. Художник А. Антропов.

История выбора врача и метода прививки

Да, опасная вирусная болезнь не выбирает жертв среди каких-то определённых сословий. Все люди смертны, но выбор способа спасения своей жизни есть у человека, каждый решает заранее «Быть или не быть?», смириться или оказать сопротивление. Императрица Екатерина была красавицей — статная, с прямой спиной, густыми каштановыми волосами и прекрасным цветом лица. В 1768 году ей было всего 39 лет. Ни смерть от оспы, ни уродливые шрамы на лице, ни потеря сына и близких в её планы не входили.

Главное состоит в том, что императрица Екатерина была монархом не обычным, а просвещенным, она смогла «изучать предмет» и принять правильное решение.

Её письмо королю Фридриху II представляло собой стремление переубедить категорического противника оспопрививания. Задача сложная. В те годы лишь в Англии врачи рисковали делать от оспы прививки. Британцы переняли метод в 1718 году от турок, опробовали — без малейшего сочувствия — на преступниках-смертниках и воспитанниках сиротских приютов. А когда опыт удался, сделали прививку от оспы даже семье короля Британии Георга I.

Метод прививок тогда был один — вариоляция, когда здоровому человеку через разрезы на руке протягивали нитки или ткань, смоченную в содержимом оспенных пузырьков (пустул) больного. Инфекция попадала в кровь, человек заражался. Смертность после вариоляции составляла 2%, то есть в 20 раз меньше обычной. Но риск сохранялся, и после гибели нескольких знатных персон прививок стали бояться. Во Франции прививки от оспы и вовсе запретили в 1862 году специальным актом парламента.

Опасались прививок от оспы и в России. Как писал историк С.М. Соловьёв:

«медики вопили против безумной новизны, вопили против неё проповедники с кафедр церковных… Екатерина решила собственным примером уничтожить колебание русской публики».

Трусливой императрица Екатерина не была никогда, а предусмотрительной — всю жизнь. В этом вся суть характера императрицы, она подошла серьезно к выбору доверенного врача.

В то время самым искусным в прививочном деле считался англичанин Томас Димсдейл (Thomas Dimsdale). На него и пал выбор императрицы.

За несколько месяцев до этого большую экспертно-разведывательную работу провели российские дипломаты и шпионы. В том числе бывший резидент русской разведки в Стокгольме, воспитатель цесаревича Павла граф Никита Панин и русский посланник в Лондоне Алексей Мусин-Пушкин.

Экспертная и разведывательная миссия была выполнена быстро и деликатно, и летом 1768 года Димсдейл вместе с сыном прибыли в Санкт-Петербург.

Портрет графини А.П. Шереметевой-младшей. Художник И. Аргунов.

К тому времени тревога при царском дворе почти дошла до отметки «паника», так как в конце мая, накануне своей свадьбы, от оспы скончалась молодая графиня Шереметьева-младшая, жених которой был наставником юного цесаревича Павла.

Труд Томаса Димсдейла «Нынешний способ прививания оспы…». 1770 год.

История выздоровления после прививки

Как была сделана прививка высочайшей пациентке и как протекала её болезнь, доктор Димсдейл рассказал в своих воспоминаниях и описал течение болезни подробным языком амбулаторной карты. Четвертое издание его труда «Нынешний способ прививания оспы…» увидело свет в Санкт-Петербурге в 1870 году в русском переводе поручика Луки Сичкарева и хранится сейчас в фондах Государственного исторического музея.

Попрактиковаться на «принудительных добровольцах» не удалось: один тяжело заболел, второй — не среагировал… Екатерина решительно прекратила томительное ожидание, да и рисковать предпочла — сама. Оспенный материал для неё взяли от заболевшего 6-летнего кадета Саши Маркова. Мать ребёнка была в ужасе, отец уговаривал и ободрял её. Ночью спящего, закутанного в одеяло Сашу привезли в царский дворец, потайным ходом провели в покои Екатерины и «с руки на руку» перенесли зараженную лимфу. После чего государыня уехала в Царское Село.

Пять или шесть дней она чувствовала себя хорошо и вела обычный образ жизни — приёмы, обеды, встречи… О чём тогда молились придворные и визитеры, понять несложно — известие об инфицировании царицы недолго оставалось тайной. На пятый день Екатерина почувствовала недомогание и сразу уединилась. Дальнейшая история её болезни скрупулезно описана доктором Димсдейлом: жар, озноб, жжение в горле, набухшие подчелюстные железы, появление первых оспин, которые лопаются, темнеют, исчезают. Полоскания смородиновым морсом. Глауберова соль от постоянной головной боли. Тревога. Отсутствие аппетита. Лёгкая пища. Обильное питье. Снова жар…

И наконец — долгожданное выздоровление императрицы Екатерины, о котором торжественно сообщили народу 29 октября 1768 года.

Императрица Екатерина Великая «За прививание оспы»

От оспы был привит и наследник престола Павел I, его донором стал младший сын придворного аптекаря Брискорна. Болезнь он перенёс легко. Наследник Екатерины Великой, император Павел I был убит в Михайловском замке в ночь на 12 марта 1801 года. Прививок против дворцовых заговоров, увы, не изобретено.

Выздоровел и отрок Саша Марков — вместе со всем семейством ему впоследствии был пожалован дворянский титул, фамильный герб, солидное денежное содержание и новая фамилия — Оспенный.

Живчик и умница Саша Оспенный подростком был принят и обласкан при дворе. Закончил Пажеский корпус, но с карьерой и службой не сложилось. Сохранились его письма к Екатерине со слезными просьбами насчёт денег и жалобами на жизнь. Умер он в 1800 году, не оставив потомства.

Прививки от оспы в деревне, Россия 1906 год

От сердца отлегло у всех участников истории, но больше всех, пожалуй, волновался приглашённый в Россию английский доктор Димсдейл. Для него по приказу императрицы все эти дни держали наготове почтовую карету — дабы в случае смерти пациентки скрыться из страны, избежав самосуда. Екатерина нравы своих царедворцев знала хорошо. А доктора она одарила по-царски: баронский титул, 500-фунтовая ежегодная пенсия, звание лейб-медика и чин действительного статского советника.

Синод и Сенат направили императрице приветствия, писанные высоким штилем, она скромно благодарила. 21 ноября 1768 года было объявлено в России днём торжества в честь «великодушного, беспримерного и знаменитого подвига» императрицы Екатерины. В театре спешно поставили балет «Побежденное предрассуждение», для простонародья напечатали сотни лубочных картинок, пропагандирующих необходимость прививок от оспы. Метод вариоляции пошел в массы и применяться стал повсеместно…

Доктор Димсдейл продолжил свою практику в Англии, но вернулся в Россию через 13 лет, чтобы сделать прививку теперь уже внукам императрицы Екатерины.

Письмо Екатерины II о необходимости вакцинации написано в Крыму

Письмо императрицы Екатерины II генералу-фельдмаршалу графу Петру Румянцеву о необходимости вакцинации, которое императрица писала во время путешествия в Крым весной 1787 года, стало одним из экспонатов выставки аукционного дома Макдугалл (англ. MacDougall’s) в Москве.

В письме императрица рассуждала, как организовать места для вакцинации, где взять средства на это.

«Между прочими предметами должности одним из главнейших почитаться должно заведение прививания от оспы, которая, как нам известно, нанесла великий вред», — пишет Екатерина II.

Директор аукционного дома Екатерина МакДугалл во время пресс-конференции напомнила, что императрица не стала издавать указ об обязательной вакцинации, а сама сделала прививку.

— Екатерина ни разу не издавала официальный указ с требованием об обязательной вакцинации, а тогда это был перенос крови больного человека в кровь здорового. Подходя к вопросу о вакцинации, она, прежде всего, сама подала пример своим подданным. Затем прививку от оспы сделал её сын, её фавориты, придворная знать и простой народ. Она пыталась с помощью своего примера и влияния провести кампанию вакцинации в России, — рассказала Макдугалл.

Доктор искусствоведения Олег Хромов отметил, что Екатерине II ввели кровь от болеющего оспой крестьянского мальчика. Сразу же после императрицы такую «прививку» сделали 150 человек из её ближайшего окружения.

— Письмо императрицы Екатерины Великой — блестящий памятник той кампании вакцинации против оспы, которая проводилась при императрице Екатерине, — сказал Хромов.

Письмо императрицы Екатерины Великой и её портрет художника Дмитрия Левицкого будет выставлен на аукционе как один лот стоимостью от 800 тысяч до 1,2 миллионов евро (78-117 миллионов рублей).

Прививки от оспы в Советском Союзе.

В 1919 году прививка от оспы стала обязательной для всех граждан в Советском Союзе.

В СССР с 1952 года оспу прививали каждому гражданину уже на первом году жизни. У многих рожденных в СССР на руке два круглых шрамика — след от вакцинирования в роддоме.

Окончательно победить оспу на земном шаре смогли только в 1980 году.

Имя императрицы Екатерины II, по-прежнему, сопровождается титулом «Великая».

День медицинского работника
Коронация первой императрицы России

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*