Понедельник , 23 Май 2022
Домой / Новейшая история / Этническая история Донбасса

Этническая история Донбасса

Территория между Днепром и Доном, ограниченная с юга Азовским морем, а с севера — условной линией лесов, называется Донбассом, от сокращения ДОНецкий угольный БАССейн. В широком смысле Донбассом (Большой Донбасс) называют обширный регион, включающий в себя территории современных Донецкой и Луганской областей, отдельные районы Днепропетровской области, и небольшую полосу вдоль украинской границы Ростовской области РФ с городами Шахты и Миллерово. Но обычно под Донбассом имеют в виду территорию двух областей Донецка и Луганска с населением в 8 миллионов человек (Малый Донбасс).

Северная половина Донецкой и южная половина Луганской областей, тесно связанные между собой, представляют из себя один сплошной 7-миллионный мегаполис — один из крупнейших в Европе. Мегаполис, протянувшийся на 250 км. с запада на восток и на 200 км. с юга на север, имеющий обширные предместья, сельскохозяйственные и рекреационные зоны, развитую сеть коммуникаций, включая крупный морской порт и несколько аэропортов. Третья часть больших городов Украины с населением более 100 000 человек входит в состав этого мегаполиса. Всего в составе мегаполиса порядка 70 городов с населением более десяти тысяч человек в каждом.

В этнической, как и в экономической и политической жизни исторической России Донбасс занимает особое место.

Основным богатством края является каменный уголь. Именно уголь, который вплоть до середины XX века именовался «хлебом промышленности», радикально изменил этот край, превратив его в один из важнейших промышленных центров России. Именно уголь, когда он в определенной степени утратил своё значение, стал причиной экономической депрессии Донбасса.

Этот регион сложился на стыке Слобожанщины и Новороссии в историческом смысле сравнительно недавно — на рубеже XIX-начала XX вв. Хотя обитаемым этот край был с глубокой древности, и в состав России вошёл ещё в XVII столетии, но по-настоящему всероссийское и мировое хозяйственное значение приобрёл значительно позднее.

Новороссия

Выжженные солнцем и иссушенные восточными ветрами-суховеями ковыльные и полынные травы, оголенные участки лишенной влаги и потрескавшейся земли, скальные выходы известняков и песчаников, изредка дополняемых зарослями кустарников, а ещё реже — небольшими лесами,- таков был в недалеком прошлом пейзаж Донецкого края.

Терриконы в Донецкой степи

Для многих обитавших в крае народов донецкие степи были лишь местом пастбищного животноводства с отдельными очагами земледелия. Донецкие степи стояли на пути переселений народов и были открыты всем ветрам. Неудивительно, что через степи прошли скифы, сарматы, гунны, готы, аланы, хазары, печенеги и половцы, оставившие здесь немалые следы своей материальной культуры.

С VIII века на территории между Днепром и Доном начинают преобладать славяне, особенно племя северян. От северян остались названия реки Северский Донец, города Новгород-Северский, где княжил князь Игорь, воспетый в «Слове о полку Игореве».

Славяне недолго удерживались в этих степях. Уже в конце XI столетия половецкий натиск отбросил славян-северян на север и запад, под спасительную сень лесов, и донецкие степи вновь стали «Диким Полем». В районе нынешнего города Славянск находилась ставка хана Кончака.

Именно на территории нынешней Донецкой области произошла битва на реке Каяле в 1185 году, когда потерпел поражение и попал в плен к половцам князь Игорь.

На реке Калке, ныне Кальчик, притоке Кальмиуса, в 1223 году произошла первая битва русских князей с монголами.

С этого времени и вплоть до эпохи XVII века хозяевами края были монголо-татары Золотой Орды. До нашего дни дошли остатки некоторых золотоордынских поселений. По мере упадка Золотой Орды и разделения на улусы, монголо-татарское население края, подчинённое Крымскому хану, превратилось в профессиональных грабителей, совершавших набеги на Русь, золото-ордынские поселения исчезли, и степи на территории между Днепром и Доном вновь приняли первобытный пустынный вид «Дикого поля».

В политическом отношении донецкий край оказался «ничейной» землей между Крымским ханством, Московским царством, Речью Посполитой и Запорожской Сечью.

В XVII веке граница Русского государства и земель Войска Донского с Крымским ханством проходила по Северскому Донцу. Выше Святогорского монастыря её охраняли слободские казаки Слабожанщины, а ниже, по течению Северного Донца находились укреплённые городки донцев (донских казаков).

В 1571 года после очередно­го татарского набега здесь по распоряжению русского царя Ивана Грозного побывали с инспекционной поездкой князь Тюфякин и дьяк Ржевский, установившие в истоке реки Миус русский пограничный знак в виде креста. В 1579 году правительство сформировало специальные подвижные конные части для патрулирования степных шляхов от реки Миус до реки Самары.

Впрочем, уже в XVI, и особенно в XVII веках в донецких степях активно действуют запорожские и донские казаки. Продвигаясь по реке Кальмиус к Азовскому морю, казаки стали создавать по берегам реки укрепленные зимовники.

В начале XVII веке здесь стали оседать русские служилые люди Изюмской черты, а также черкасы (малороссы, ушедшие от польского господства с территории польских владений на Гетманщине).

В 1600 году возникли Алексеевка, Чернухино, слобода Старая Белая (ныне Луганской область), в 1637 — Осиновый острог, в 1644 для защиты солеварен от набегов крымцев был построен острог Тор (ныне город Славянск) на реке Тор.

Не отставали в строительстве острогов и городков и донские казаки: в 1607 после разгрома восстания Ивана Болот­никова ( 1606 — 1607 гг.) его соратник атаман Шульгейко ушёл в Дикое Поле и на реке Айдар, протекающей в Белгородской области России и Луганской области, заложил Шуль­гин-городок (ныне в Старобельском районе Луганской области). В 1640 году на реке Борове возник Боровской городок, в 1642 — Старый Айдар, затем Трехизбянка, Луганский, и другие казачьи городки.

Левобережье Днепра — Гетманщина в 17 веке

Во второй половине XVII века началась масштабная миграция малороссов на восток, в Слобожанщину. Северная часть нынешнего Донбасса стала в те времена частью Слобожанщины. На Торских озерах выросли Маяцкий (1663), Соляной (1676), Райгородок (1684), и ещё ряд поселений, что свидетельствовало о быстром росте населения. Здесь вперемешку селились донские и запорожские казаки, беглые крестьяне с Левобережья Днепра и Южной Рос­сии. В 1668 в Маяках, например, жили 100 русских московских «людей» и 37 «черкасс» (малороссов, бежавших от поляков).

В северной части Донбасса, в районе нынешнего города Славянска (острог Тор), ещё в 1625 году русским поселенцами началась добыча соли.

В казачьих поселениях и городках вдоль Северского Донца и Дона было налажено металлургическое, горное и кузнечное производство. Изюмские и донские казаки стали варить соль не только в Славянске, но и на реке Бахмутке — притоке Северского Донца. Возле новых соляных промыслов вырос городок Бахмут (известен с 1663 года). Помимо соли, казаки прекрасно знали о каменном угле, который применяли для разжигания костров. Казаки научились добывать свинцовые руды, выплавляя металл в особых ковшах. Тем не менее, близость к Крымскому ханству, превращавшая условную степную границу России и Крымского ханства в постоянное поле боя, отнюдь не способствовала успешному развитию края.

Однако развитие Донбасса не останавливалось. В 1703 году был создан Бахмутский уезд (Екатеринославской губернии, позднее в составе Азовской, в дальнейшем Воронежской губернии), в составе которого находились практически все существующие на тот момент поселения современного Донбасса.

В 1730 году, создаётся новая укрепленная Малороссийская линия обороны, соединившая цепью укрепленных мест среднее течение Днепра с Северским Донцом. При императрице Екатерине II (1729 – 1796) была проведена Днепровская линия укреплений по южной границе Екатеринославской губернии. В результате обширные пустынные территории, прикрытые укрепленными линиями, стали доступны для заселения.

По первой ревизии 1719 года в Бахмутском уезде проживало 8 747 душ (6 994 великоруссов и 1 753 малоросса). В 1738 их стало 8 809 душ (6 223 русских и 2 586 малороссов). Как видим, темпы заселения были слабыми, что вызывало определенную озабоченность в Петербурге. Именно в этом крае впервые в России были предприняты попытки создавать поселения иностранных колонистов.

В царствие императрицы Елизаветы Петровны большие размеры приняло переселение южных славян. В край с 1752 года стали прибывать сербские переселенцы. Они основали ряд военно-земледельческих поселений, делившихся на полки, роты и шанцы и составивших Славяносербию в северо-восточной части Екатеринославской губернии (Славяносербский уезд).

Число сербов среди поселенцев было не велико, к 1762 году все население Славяносербии составляло 10 076 человек (2 627 молдаван, 378 сербов, остальное население состояло из болгар, великороссов — старообрядцев, малороссов и поляков). Впоследствии это пестрая и разноязычная масса ассимилировалась с коренным малорусским населением и приняла его язык и внешний облик.

После русско-турецкой войны 1768-74 гг. в состав России вошло побережье Азовского моря. Теперь край мог развиваться в мирных условиях. Как и во всей Новороссии, началось быстрое возникновение новых городов. В 1795 году появился поселок при заводе, вскоре ставший городом Луганском.

Систематическое заселение края иноземцами продолжалось: ещё в 1771 — 1773 гг., в условиях продолжавшейся войны с турками, здесь рассе­лили 3 595 молдаван и волохов, сдавшихся в плен во время очередной русско-ту­рецкой войны — они основали селение Ясиноватая, ныне железнодорожный центр.

Уже в 1778 году на южном берегу Азовского моря поселились выведенные из Крыма греки численностью 31 тысяча человек, осевшие на тер­ритории от реки Берда до реки Кальмиус. Греки Приазовья — третья по численности этническая группа Донецкой области и крупнейшая национальная община компактно проживающих греков на территории всего постсоветского пространства. Центром греческих поселений стал город Мариуполь. Впрочем, и в дальнейшем к крымским грекам стали добавляться греки из Анатолии и Фракии, основавшие ряд поселений.

В 1788 году стали селиться немцы-колонисты. Первая группа переселенцев-меннонитов (так называлась пацифистская протестантская секта) из 228 семей (910 человек) осела на р. Конке и под Екатеринославом. В 1790 -1796 г.г. в Мариупольский округ переселилось ещё 117 семей немцев. Каждому ко­лонисту выделялось 60 десятин земли. Кроме меннонитов в Россию прибыло более 900 душ лютеран и католиков. В Приазовье к 1823 году возникло 17 немецких колонии, центром, которых стал Остгейм (ныне Тельманово).

В 1804 году правительство разрешило выезд 340 000 евреев из Белоруссии. Часть их осела на землях Донбасса, образовав в 1823-1825 годах 3 еврейских колонии. Новая волна еврейского расселения относится к 1817 году, когда было создано Общество Израильских Христиан для «обращения евреев в христианство и к земледельческим занятиям». Несколько сотен евреев из Одессы вос­пользовались этим призывом и осели между Кальчиком и Мариуполем на землях, незанятых греками.

Наконец, в 60-х гг.XIX века Приазовье покинули кочевавшие здесь ранее ногайцы, перебравшиеся в Турцию (вместе с частью крымских татар), зато появились поселения бессарабских болгар, которые покинули южную Бессарабию, отошедшую в 1856 году от России к Молдавскому княжеству.

Итак, к середине XIX века Донбасс развивался наравне с остальными регионами Новороссии. Все резко изменило начало промышленной добычи донецкого угля, а также развитие чёрной металлургии.

В 1696 году, возвращаясь из Азовского похода, Петр I познакомился с донецким углем. Во время отдыха на берегу Кальмиуса царю показали кусок чёрного, хорошо горящего минерала. «Сей минерал, если не нам, то потомкам нашим зело полезен будет»- сказал Петр. В его правление добыча угля начинает приобретать достаточно большие масштабы.

Русский рудознатец крепостной крестьянин Григорий Капустин в 1721 г. открыл каменный уголь близ притоков Северского Донца и доказал его пригодность для использования в кузнечном и железоделательном производствах. В декабре 1722 г. царь Пётр именным указом послал Капустина за пробами угля, а затем было предписано снаряжение специальных экспедиций для разведки угля и руды. Казалось бы, что это открытие послужит толчком для развития угольной и металлургической промышленности, но после смерти Петра о донецком угле в Петербурге надолго забыли.

Интерес к донецкому углю возродился в XIX веке. В 1827 году под руководством крупного учёного и организатора промышленности, горного инженера, директора Горного корпуса Егора Петровича Ковалевского, ставшего министром финансов России, были организованы три геологические экспедиции. По результатам экспедиций Е. П. Ковалевский опубликовал статью, в которой впервые упомянул название «Донецкий бассейн», в сокращенной форме ставшее названием края.

В середине XIX столетия в России началось бурное железнодорожное строительство. Для него требуются металл и уголь. Все это было в донецких степях, которые к тому же находились рядом с черноморскими и азовскими портовыми городами.

В 1841 году для организации поставок топлива на паровые корабли азово-черноморской флотилии, была введена в эксплуатацию первая технически оснащенная донецкая шахта.

В 1858 году на территории современного Енакиево был заложен доменный завод, названный в честь Петра I Петровским.

В 1869 году англичанин Джон Хьюз, которого в России называли Юзом, приобрел концессию на чугунное и рельсовое производство на Юге России, построил на берегу реки Кальмиус, первое крупное металлургическое предприятие, вокруг которого вскоре вырос посёлок Юзовка.

Всего в Донбассе к 1900 г. существовало до 300 разного рода предприятий и заведений металлообрабатывающей, химической, местной обрабатывающей и пищевкусовой промышленности.

Железные дороги соединили донецкий уголь с криворожской рудой, создав благоприятные условия для быстрого развития тяжёлой промышленности в Донбассе. Добыча угля выросла с 295,6 млн. пудов в 1894 г. до 671,1 млн. в 1900 г., т.е. в 2,5 раза. К 1913 году в Донбассе добывалось более 1,5 млрд. пудов угля. Удельный вес Донецкого бассейна в каменноугольной промышленности страны возрос до 74%, причём почти все коксующиеся угли добывались в Донбассе.

Бурный рост промышленности вызвал также и быстрый рост населения. К концу XVIII века население Донецкого края составляло 250 тысяч человек. К середине XIX века в Донбассе уже существовали около 500 современных населенных пунктов с населением около 400 тысяч человек. Во второй половине ХIХ века население территории современного Донбасса увеличивалось в 5 раз быстрее, чем в других регионах Российской империи. Согласно переписи населения 1897 года в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии проживало уже 333 478 человек, а в Мариупольском — 254 056 человек.

В начале XX века крупными промышленными центрами Донецкого края становятся: Горловка — 30 тысяч жителей, Бахмут (ныне Артемовск) — более 30 тысяч, Макеевка — 20 тысяч, Енакиево — 16 тысяч, Краматорск -12 тысяч, Дружковка — более 13 тысяч жителей. Только с 1900 по 1914 численность работного населения Донецкого региона увеличилась вдвое.

Показателен рост народонаселения Юзовки, возникшей в 1869 году. В 1884 году в ней проживали 6 тысяч жителей, в 1897 году — 28 тысяч, в 1914 — 70 тысяч жителей. При этом только в 1917 году Юзовка получила статус города!

Донбасс изначала отличался многонациональностью, в период бурного развития рубежа XIX-XX вв. принял в себя сотни тысяч переселенцев самых разных национальностей.

К началу ХХ века численность и национальный состав населения Донбасса (Бахмутский уезд, Мариупольский уезд, Славяносербский уезд, Старобельский уезд, г. Славянск), по данным Всероссийской переписи 1897 г., были следующими:

Русские 985 887 — 86,7 % (малороссы 710 613 — 62,5 %, великороссы 275 274 — 24,2 %, белорусы 11 061 — 1,0 %), греки 48 452 — 4,2 %, немцы 33 774 — 3,0 %, евреи 22 416 — 2,0 %, татары 15 992 — 1,4 %. Всего на Донбассе 1 136 361 человек.

В Юзовке в 1884 году, согласно городской переписи, из числа 6 тысяч жителей, 32,6% составляли «местные» — жители Бахмутского и других уездов Екатеринославской губернии; 26% — жители центральных губерний (Орловской, Владимирской, Калужской, Смоленской, Рязанской, Тамбовской и др.); 19% — выходцы из южных и юго-западных губерний (Донской области, Воронежской, Курской, Киевской, Черниговской, Таврической, Харьковской, Полтавской и др.); 17,4% — жители других губерний; 5% — иностранцы (англичане, итальянцы, немцы, румыны и др.).

К началу ХХ века Юзовка не изменила своего многонационального характера:

«Этнический состав населения посёлка, а затем города Юзовка к началу ХХ века был пестрым: русские — 31 952, евреи — 9 934, украинцы — 7 086, поляки — 2 120, белорусы — 1 465».

Именно в то время сложились основные пропорции этнической структуры Донбасса, со сравнительно незначительными изменениями дошедшие до наших дней. Результатом стало формирование многоэтнической общности из представителей около 130 этнических групп с абсолютным преобладанием в ней русских и весьма обрусевших украинцев (правильнее, малороссов).

Постепенно, под влиянием ряда факторов (природная среда, условия труда и т.д.) население Донбасса стало преобразовываться в устойчивую региональную общность с единой ценностной базой, мировоззрением, культурой, бытом. Особенно важную роль в формировании единой региональной общности Донбасса играл и продолжает играть языковой фактор. Его характерные черты формировались в период динамичных качественных и количественных изменений населения Донбасса последних веков. Результатом стало доминирование русского языка, несмотря на большую численность говорящих на суржике малороссов, поселившихся в крае в первой половине ХХ века, и политикой украинизации, которую проводили, начиная с 20х годов прошлого века советские власти.

Итак, за каких-нибудь 30-40 лет, между 1860 годами и 1900 годами, вследствие гибкой протекционистской политики  правительства России, усилиями русских и иностранных предпринимателей обширная область от Северского Донца до Приазовья превратилась в крупнейший промышленный центр Европы, иногда называемый «русским Руром».

Именно в это время Донбасс складывается в единый взаимосвязанный экономический регион, охватывающий Екатеринославскую, Харьковскую, и частично Херсонскую губернии и Область Войска Донского.

В начале прошлого века Александр Блок, посетив Донбасс, назвал его Новой Америкой — за невиданный динамизм развития, предприимчивость менеджеров и смешение народностей в едином «плавильном котле».

Впрочем, быстрое развитие Донбасса осуществлялось за счёт беспощадной эксплуатации шахтёров. В отличие от «старомодных» предпринимателей Урала или «ситцевого пояса» вокруг Москвы, сохранивших отеческие  отношения к своим рабочим, донецкие предприниматели не отличались никаким сентиментальными чувствами к рабочей силе. При этом донецкие рабочие, в большинстве своём грамотные, почти оторвавшиеся от деревни, несмотря на достаточно высокую заработную плату, отличались весьма боевым духом и организованностью.

Не случайно Донбасс стал одним из центров забастовочного движения в Российской империи. Партия большевиков пользовалась значительным влиянием на Донбассе ещё в 1905 году. После Февральской буржуазной революции 1917 года влияние большевиков выросло особенно сильно, что сделало Донбасс одним из центров большевизма в стране. К маю 1917 г. большинство местных советов перешли на сторону большевиков, оставив партии эсеров и меньшевиков. При этом буржуазные партии и малороссийские самостийники вообще не имели никакого успеха. О влиянии местных большевиков свидетельствовали итоги муниципальных выборов.

Председателем Луганской городской думы в августе 1917 года избрали большевика Климента Ворошилова. Таким образом, большевики взяли власть в Луганске ещё до октябрьского 1917 г. переворота в Петрограде.

Впрочем, в сельской местности большим успехом пользовались анархисты, лидером которых стал Нестор Махно, который уже в конце марта 1917 года возглавил совет в Гуляй-Поле. В области Всевеликого Войска Донского, на землях которого существовали ряд шахтерских городов, успехом пользовались монархисты, что превратило Дон в оплот белого движения.

В годы Гражданской войны Донбасс стал ареной жестоких боёв, поскольку все противоборствующие силы стремились овладеть этим промышленным краем.

С февраля по май 1918 года здесь существовала большевистская Донецко-Криворожская республика в составе РСФСР. Затем был период немецкой оккупации, и хаотичной сменой самых разнообразных властей. Боевые действия в Донбассе завершились лишь в 1921 году после поражения анархистского движения батьки Махно. Восстановление советской власти привело, однако, к тому, что Донбасс оказался в составе советской Украины.

В результате на Донбассе, как и во всей республике, началась украинизация. Украинский язык стал в регионе, где преобладало русское население, и где большинство людей, считающих себя украинцами, говорили на суржике, стал языком делопроизводства и печати уже к началу 1925 года.

Массовой украинизации жителей Малороссии и Новороссии в 1925–1928 годах в Украинской СС Республикой руководил генеральный секретарь ЦК КП(б)У Лазарь Каганович.

Лазарь Моисеевич Каганович (1893–1991)

Суть коренизации, провозглашенной XII съездом РКП(б) в апреле 1923 года официальным курсом партии, заключалась в создании национальных элит и поддержке национальных языков и культур. Обратной стороной этого процесса зачастую становилось развитие дискриминационных практик по отношению к русским.

Если в 1923 году на Донбассе было всего 7 украинских школ, то в 1924 г. стало 129 школ с преподаванием на украинском языке, то в 1928 г. — уже 181 школа. В 1932 году в школах Мариуполя не осталось ни одного русского класса.

Современный исследователь истории края Ю. Носко только в Артемовске насчитал 54 различных комиссии по украинизации. Тут уже не только переводились на украинский язык документация, вывески, газеты, но даже разговаривать в учреждениях запрещали на русском языке. И просто увольнениями уже не ограничивались.

Дорогие товарищи. Вы, как высший партейный орган, примите меры, пускай отменят этот никому не нужный принудительный украинский язык. Проводите национальную политику как следует, а не то как у нас: не будешь знать украинский – выкинем тебя с работы; и так покамест армия безработных увеличивается благодаря принудительн[ости] украинского языка. Товарищи, у нас раньше все рабочие читали газету «Коммунист», а теперь, когда она по-украински, так её никто в руки не берёт, а тираж вдвое уменьшился – вот вам и рабочих тогда с типографии долой, а издательство «Коммунист» в связи с этим лопнуло. Вот вам и украинизация. Заканчиваем, говорим, что насильно нельзя заставлять: знай украинский, а [то] тебя выкинут с работы. Каждый должен говорить, как он умеет. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 85. Д. 529. Л. 86–87 об. Подлинник. Рукописный текст)

В июле 1930 года президиум Сталинского окрисполкома (Сталино) принял решение «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчинённых, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации», при этом прокуратуре поручалось проводить показательные суды над «преступниками». В те времена «привлечение к ответственности» могло привести к самым строгим мерам наказания.

В Донбассе украинизация вызвала всеобщий протест и отторжение. Даже в сельской местности жители предпочитали учить своих детей русскому языку, а не «ридной мове».

Сопротивление украинизации, расцениваемое как «контрреволюционное», могло быть только пассивным. Выглядело оно по-советски: критические выступления на партсобраниях, письма в центральные газеты. Так, учитель из Славянска Н. Тарасова написала в газету:

«В школе идёт двойная трата времени в связи с украинизацией — учитель проводит беседу сначала с учениками по-украински, а потом по-русски, чтобы дети лучше поняли».

Но чаще люди шли на глухой протест: они не посещали принудительных курсов украинского языка, не слушали украинского радио, не выписывали навязываемых газет. Многие донецкие газеты вынуждены были идти на хитрость, печатая все заголовки по-украински, а статьи по-русски. Не удивительно, что при малейшем послаблении в системе репрессивных мер цифры «украинизированных» школ, газет, учреждений региона резко падали вниз. В результате всеобщего неприятия украинизация в Донбассе в основном была свернута в конце 30-х годов прошлого века.

В 20-30-е годы прошлого века в Донецкой области в целом сформировалась система образования. Начинает развиваться система высшего образования. В 1939 году насчитывается уже 7 ВУЗов. Правда, политика украинизации принесла значительный вред развитию высшего образования в Донбассе, как и во всей УССР, поскольку достаточно долго преподавание в ВУЗах шло на «мове». Поскольку в украинском языке не существало научной украинской терминологии, то вместо международных геологических терминов «гнейсы» и «сланцы» студенты учили на украинском языке термины «лупаки» и «лосняки».

Машинописный текст № 3. Анонимное письмо студентов с Украины И.В. Сталину. (8 мая 1926 г.)

Тов. Сталин! Вы обязаны вышибить шовинистический дух из зарвавшихся шовинистов-украинцев. Мы, студенты, прочли распоряжение Укрреспублики о принятии в вуз[ы] только лиц, владеющих украинским языком. Такое постановление явно контрреволюционное, тогда долой от нас всех украинцев, а через 10–15 лет от нас из вузов РСФСР, а через десяток лет от нас останутся рожки да ножки, потому что мы передерёмся. Тов. Сталин, Вы стальной ленинец, поэтому приложите все усилия и вышибите из друзей контрреволюционеров, всяких Чубарей5, Петровских6 и пр[очих], национализм поганый. Если им хочется, чтобы был их топорный язык всесоюзным, то пусть будет он, но только не озлоблять население. По-нашему, надо во всесоюзном масштабе договориться, чтобы один язык по всем республикам был обязательным, но только не по капризу данной республики, а утвержденный съездом или пленумом советов, а остальные языки – дело всякого гражданина. Если Вы не одернете идиотов, играющих в руку контрреволюции, вроде Чубаря и его последователей, то горе будет нам всем, т.е. искренним сторонникам интернационализма.  Тов. Сталин, будьте всегда в деле Ленина Стальным, массы за Вами следят и к Вашему голосу прислушиваются, как к самому первейшему последователю Ленина, поэтому долг Ваш – одергивать и солидно всех зарвавшихся дураков вроде Чубаря, Петровского и проч[их]. Мы ругаем шовинистом и поэтому своих фамилий не подписываем, но нас много, и мы рьяные защитники коммунизма, но шовинизм мы ненавидим. Мы допускаем поощрение национальных потребностей у якутов или тунгузцев7, а не как украинцев, где все отлично говорят по-русски и тот же Чубарь с Петровским заседание открывают на украинском языке, а заканчивают на русском, некоторые из нас очевидцы таких сцен. Мы обвиняем укрдураков за такое глупое постановление о комплектовании вуз[ов]. Может быть, они и нас, оканчивающих вузы, как неукраинцев не возьмут на службу на территории какой-то фиктивной Украины? О, это будет вызовом нам, русским, и тогда начнется вражда, ведущая к развалу СССР. Не думайте, что возмущающихся шовинистической политикой нас мало, нет, нас много. Слушайте голоса масс, а мы выражаем мнение масс. Наконец, поезжайте на фабрики и спросите мнение партячеек, все они подобными распоряжениями недовольны. Пусть будет господствующим лозунг «Все пролетарии объединяйтесь», все к свету и знанию, без различия национальных наречий, на благо пролетариата войдите в дом науки. А то почему-то только украинцы, а в РСФСР принимаются все. А из кого состоят Украинские ж[елезные] д[ороги], Донбасс и др[угие] заводы, разве не из русских? Тов. Сталин, довольно потворствовать шовинистическим течениям. Не губите пролетарское детище СССР! Одерните шовинистов. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 85. Д. 77. Л. 165–165 об. Подлинник.)

Рукописный текст№ 4. Анонимное письмо харьковских рабочих в ЦК ВКП(б)30 декабря 1926 г.

Во Всесоюзный Центральный комитет ВКП(б) Мы, рабочие модельного цеха харьковского завода «Серп и молот», категорично протестуем против неслыханного незаконного принуждения рабочих и служащих учиться [украинскому языку] и знать украинский язык. Это только во время царствования атамана Петлюры8, который выбросил лозунг [за] Самостийну Украину, а у нас Советская власть – интернациона[льная], так нельзя принуждать: говори по-китайски, по-украински, когда я хочу говорить, на каком языке я могу говорить; а принуждать [нельзя]: учись по-украински, а то тебя выбросят с работы. Дорогие товарищи, так не годится – принуждать население в Харькове говорить по-украински, а безработных сколько у нас будет через этот украинский язык; [безработных] печатников у нас в Харькове никогда не было столько, как теперь, а почему столько безработных, каждый день армия безработных растёт, и опять экзаменуют сейчас служащих и не один десяток будет на бирже, за что – что не дается ему украинский язык.

Впрочем, история советского Донбасса не сводится только к украинизации.

Донбасс сохранил, а скорее, даже приумножил своё значение одного из важнейших промышленных центров СССР. В годы предвоенных пятилеток в Донбассе продолжалось масштабное промышленное строительство, вступали в строй новые угольные шахты, строились металлургические заводы на криворожской руде. Появились машиностроение и химическая промышленность, ранее отсутствовавшие в крае.

В 1940 году Донбасс давал 6 миллионов тонн чугуна — это более половины всего производившегося в СССР, около четверти союзного производства — 4,5 миллиона тонн стали и 3 миллиона тонн проката. Многие предприятия Донбасса снискали себе мировую славу. Один только гигант тяжелого машиностроения — Ново-Краматорский завод ежегодно направлял во все концы Советского Союза более 200 железнодорожных эшелонов различных машин и оборудования.

Продолжался на Донбассе и быстрый рост населения, достигшего к 1940 году 5 миллионов человек, из которых 3,5 миллионов проживали в городах. В целом Донбасс стал самым урбанизированным регионом в СССР.

Показателем может служить рост населения бывшей Юзовки, переименованной в 1924 году в Сталино. В 1926 году население Сталино 106 тысяч человек, к началу 1941 года — выросло до 507 тысяч жителей !

С 1926 по 1940 годы в 4,5 раза выросло население Мариуполя (который стал называться Ждановым). Такой же рост народонаселения был характерен для большинства населенных пунктов Донбасса. Миграции населения на Донбасс способствовал голод 1932-33 гг., когда многие голодающие украинские крестьяне перебирались на стройки Донбасса. В результате к началу Великой Отечественной войны украинцы, согласно официальной статистике, стали преобладать в населении.

В годы Великой Отечественной войны все предприятия Донбасса были полностью разрушены. С большим трудом происходило восстановление структуры народного хозяйства региона. Этот процесс значительно усложнялся сильной засухой, которая охватила Донбасс, голодом 1946-1947 гг.. Однако благодаря упорному труду жителей Донбасса хозяйство региона было быстро восстановлено, и промышленный рост региона продолжался.

О размерах индустриализации Донбасса свидетельствовало то обстоятельство, что в городах Донецкой области в конце советской эпохи (1991 г.) проживало 90% населения, в Луганской — 88 %. При этом фактическая урбанизация края была ещё более значительной, поскольку многие жители сельской местности работали в городах.

Впрочем, сельское хозяйство Донбасса также было высокоэффективным, урожайность вдвое превышала средний уровень по УССР, Донбасс полностью обеспечивал себя хлебом и другими сельхозпродуктами. К концу XX века Донбасс давал свыше четверти промышленного производства УССР.

В целом население Донбасса к 1989 году достигло 8 196 тысяч жителей (в Донецкой области — 5 334 тыс., Луганской — 2 862 тыс.). В шахтерских районах Ростовской области также проживало ещё около одного миллиона человек.

Быстро росли города. Донецк (как стал называться с 1961 году Сталино, прежняя Юзовка), в 1959 году имел уже 700 тысяч жителей, в 1979 году — 1 020 тысяч, в 1989 году — 1 109 тысяч. В Макеевке, одном из городов Донецкой агломерации, в 1989 году было 432 тысячи жителей. Луганск достиг 524 тысячи жителей.

Советский период истории Донбасса завершил процесс его создания, как особой региональной общности. Как отмечает исследователь из Луганска В. Ю. Даренский:

«Статистический факт численного доминирования «украинцев» (малороссов) и великороссов среди населения Донбасса, при наличии здесь весьма крупных не славянских этнических групп, имел место примерно до середины ХХ века. Во второй половине ХХ века на Донбассе происходили интенсивные процессы этногенеза, обусловленные последней «волной» урбанизации и развития массовых коммуникаций… Никаких реальных социокультурных различий, например, между потомками украинцев и русских на Донбассе, уже как минимум во втором поколении говорящих на одном языке и усвоивших одни и те же ментальные и поведенческие модели жизни практически не существует... Традиционные этнические идентификации имеют на Донбассе реликтовый и маргинальный характер. Этнические украинцы и великороссы, сохранившие свои языковые, ментальные и поведенческие особенности в настоящее время здесь не превышают численно представителей других «национальных меньшинств» (кавказских народов, греков, евреев, цыган и др.)… Донбасс — полностью моноязычный (русский) регион, в котором количество реальных носителей украинского языка не превышает количество представителей кавказских диаспор».

Именно благодаря влиянию стабилизирующего русского этнического компонента в Донбассе, где проживают более ста национальностей, никогда не было серьезных этнических конфликтов.

 Донбасс подарил русскому народу много выдающихся сынов. Это и композитор Сергей Прокофьев, и филолог Владимир Даль, писатель Всеволод Гаршин, военный и политический деятель Климент Ворошилов, политический деятель Никита Хрущёв, советский украинский политический деятель Николай Скрыпник, актёр Леонид Быков, певцы Юрий Гуляев и Юрий Богатиков, полярный исследователь Георгий Седов, пионер российского кинематографа, создатель Ялтинской киностудии Александр Ханжонков, Герои Социалистического Труда Прасковья (Паша) Ангелина, Алексей Стаханов и Никита Изотов, тяжелоатлет четырехкратный чемпион мира и писатель Юрий Власов, украинский поэт Владимир Сосюра и сотни тысяч других достойных людей.

В 60-80-х гг. прошлого века Донбасс был одним из самых развитых регионов СССР с весьма зажиточным населением. Выходцы из Донбасса были обильно представлены в советской хозяйственной и политической элите. Однако постепенно в Донбассе стали всё более обостряться проблемы. Стали истощаться минеральные запасы, что делало все более сложной и при этом нерентабельной добычу значительной части угля. Сам уголь постепенно уступал нефти свое значение как «хлеба промышленности». Наконец, экологические проблемы, на которых ранее не обращали внимания, невероятно обострились. Годовые выбросы вредных веществ в металлургических центрах достигают 200-300 тысяч тонн. На каждого жителя в Макеевке, например, приходится 1 420 кг загрязненных и ядовитых веществ, Мариуполе — 691 кг, Донецке — 661 кг. Концентрация пыли в воздухе превышает предельно допустимые нормы в 6-15 раз, сернистого газа — в 6-9 раз, фенолов — в 10-20 раз. Карьерные выемки и отвалы превращены в лишенные жизни территории с измененными гидрогеологией, структурой почв. Азовское море стало превращаться в зону экологического бедствия. Это все сделало Донбасс одним из самых экологически «грязных» мест в СССР.

С таким грузом достижений и проблем Донбасс вступил в смутную эпоху распада СССР и провозглашения «незалежности» Украины.

Мало где на территории исторической России кризис 1990-х гг. вызвал такие тяжкие последствия. Разрыв хозяйственных связей с предприятиям, оставшимися в России, намеренная политика деиндустриализации, проводимая украинскими властями по требованию западных суфлеров, криминальные захваты и переделы собственности — все стало причиной глубочайшего экономического кризиса в Донбассе. При этом местные региональные политики, несмотря на сохранявшееся экономическое значение Донбасса, долгое время оставались на периферии украинской политики. О донбасских «диких 90-х» говорят такие факты — общее количество людей, убитых в крае, исчислялось тысячами. Только в книге Сергея Кузина «Донецкая мафия», вышедшей в 2006 году перечислены имена и даты гибели более 60 представителей уголовного мира, бизнесменов и журналистов, погибших в период с 1992 по 2002 год в одном Донецке. Был убит брат губернатора Донецкой области, не скрывавшего своих президентских амбиций. Только в первые годы XXI века, после того, как область возглавил Виктор Янукович (да-да, когда-то он отличался жесткостью и решимостью), Донбасс перестал быть «диким востоком Украины».

В целом годы «незалежности» привели к жестокому демографическому кризису. Численность населения Донбасса на 1 января 2009 г. составляла 6 млн 832,3 тыс. чел. (Донецкая обл. — 4 млн 500,5 тысяч человек.; Луганская обл. — 2 млн 331,8 тысяч человек). Проведенный анализ демографической ситуации в Донецком регионе показал, что численность населения за 1995 — 2009 гг. уменьшилась на 1 млн 261,7 тыс. чел. или на 15,6%.

Произошло уменьшение численности населения практически всех городов Донбасса. Донецк перестал быть городом — миллионером.

Численность населения 2022 г. в ДНР и ЛНР

Исправление демографической ситуации маловероятно. Коэффициент естественного прироста Донецкой области составляет минус 8,3%. В 2008 г. число умерших превысило число родившихся в 1,8 раза. За один 2010 год население Донецкой области сократилось почти на 9,5 тыс. человек (стало 4 млн. 423 тыс.). Увеличился миграционный отток из области.

Регион удерживает одно из первых мест на Украине по коэффициенту детской смертности (12 человек на 1 тыс. рожденных). Процент населения старше трудоспособного возраста в городах составляет почти 25%, а в селах — 28%. Трудоспособное население региона в среднем составляет более 53%, молодежь — 21%, пенсионеры — 26%. В половой структуре людности женщины количественно преобладают. Так, на 1000 женщин приходится 846 мужчин, тогда как на Украине в целом эта величина достигает 862.

Официальный Киев все годы «незалежности» был занят только очередной украинизацией. Переживавшая кризис Донецкая область стала главным плательщиком налогов на Украине, содержа за свой счёт депрессивные, но зато населенные «национально-мыслящими» украинцами западных областей республики.

И после всего этого закономерен вопрос: сколько можно Донбассу оставаться в составе этого химерного (искусственного организм, состоящий из генетически разнородных клеток) территориально-политического образования «Украина»?
================================= ***
По материалам статьи политолога Сергея Викторовича Лебедева, доктора философских наук, профессора.

Полмира обязаны России своим существованием
Κaк Донбасс оказался в составе Украины?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*