Пятница , 27 Май 2022
Домой / Новейшая история / Археологическая экспедиция немецких учёных в Крым в 1929 г.

Археологическая экспедиция немецких учёных в Крым в 1929 г.

Во второй половине  20-х г.г. прошлого века под эгидой Общества содействия немецкой науки и Академии наук СССР проводились совместные мероприятия советских и немецких учёных ­­─ празднование 200-летнего юбилея АН СССР в Ленинграде и Москве в сентябре 1925 года, Cоветско-германская Памирская экспедиция в 1928 году и Неделя советских историков в Берлине в июле 1928 года.

Одним из планируемых совместных проектов была организация археологических исследований на месте городища Эски-Кермен в юго-западной части полуострова Крым в 14 км южнее города Бахчисарая.

 В 1928 г. раскопки в городе-крепости Эски-Кермен (название появилось после 1399 года, по-крымскотатарски: «старая крепость») по поручению Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ) проводил Н.И. Репников, который на основании сделанных находок выдвинул смелую гипотезу о том, что именно здесь находилась древняя столица крымских готов Дорос, основанная в конце VI века н. э. крымскими готами, поселившимися в юго-западной Тавриде, и принявшими арианское христианство в Византии.

Византийские императоры стремились укрепить своё влияние в Тавриде, возводили в крымских горах стратегически важные укрепления. Особенно активизировалась политика Византии в Крыму во время правления византийского императора Юстиниана I Великого (527—565 г.г. н.э.).

В источниках VII века впервые упоминается топоним «Дорас». Среди духовных лиц, присутствовавших в 691—692 годах на Трулльском соборе в Константинополе, был Георгий, «епископ Херсона и Дораса». Готы в Крыму в ранневизантийский период.

Готские застёжки 4 века до н.э., найденные в 1857 году Мак Ферсоном в Керчи (Крым)

Новость об открытии столицы готов в Крыму быстро достигла Германии и вызвала большой интерес – как в научных кругах, так и у широкой общественности.

Молодой антрополог Г.И. Петров из Музея антропологии и этнографии (МАЭ), участвовавший в экспедиции Н.И. Репникова, во время зимней командировки 1928–1929 гг. в Германию неоднократно информировал немецких коллег о находках Эски-керменской экспедиции и о результатах собственных антропологических исследований татар из деревни Черкес-Кермен, среди которых он выделил отличный от «татарского» «светлый» тип, по его мнению, восходивший к крымским готам. В одном из писем директору ЦГРМ Н.И. Репников, с понятной гордостью, передает полученные им от Г.И. Петрова сведения, что в Берлинской Академии наук и Министерстве народного просвещения «раскопки произвели потрясающее впечатление», и что в Берлине не исключают «возможности отпустить некоторую сумму на продолжение работ, а также на издание».

Директор ЦГРМ И.Э. Грабарь, состоявший в тесной переписке с Н.И. Репниковым и знавший все подробности и проблемы готских исследований в Крыму, во время встреч с немецкими коллегами в Германии зимой 1929 г. также выступал сторонником дальнейших раскопок. Активную поддержку археологические раскопки Н.И. Репникова нашли у академика С.Ф. Платонова, который сумел заручиться согласием С.Ф. Ольденбурга и провести через заседание Общего собрания АН постановление о «желательности» продолжения исследований в Крыму совместно с немецкими учёными.

Всей имеющейся информацией по «готскому вопросу» С.Ф. Платонов делился со своим добрым знакомым, русско-немецким учёным, членом-корреспондентом АН СССР и профессором Лейпцигского университета Ф.А. Брауном. Искавший следы готов в Крыму в 90- х гг. XIX в. Ф.А. Браун, приложил все усилия, чтобы заинтересовать руководство Общества содействия немецкой науке в перспективности совместных советско-германских раскопок на Эски-Кермене. В письме С.Ф. Платонову он сообщал:

«Встречен я там был очень дружески. Совещание в Notgem [Notgemeinschaft der deutschen Wissenschaft – Общество взаимопомощи немецкой науки] вёл Шмидт-Отт, затем был обед в шикарном клубе . Кроме членов Общества участвовал К. Шукардт (Sckukhardt) (авторитетнейший археолог современной Германии). Было 6 человек. Вкусно пообедали, выпили и провели в оживленнейшей беседе 3½ часа. У меня был с собой доклад Репникова и фотографии. Мне пришлось прочитать им обстоятельнейший доклад о крымских готах. К моему искреннему удивлению они совсем не были ориентированы в этих вопросах. Кроме самых общих сведений, и все, что я им говорил, падало на очень благодарную почву; двое даже записывали, как на лекции!»

В результате в мае 1929 г. между Обществом содействия немецкой науке и АН СССР было достигнуто соглашение об участии одного немецкого «наблюдателя» на раскопках в Эски-Кермене. Ф.А. Браун находился в переписке и с другими археологами, проводившими исследования на Эски-Кермене – помощником Н.И. Репникова В.И. Равдоникасом, которому помог опубликовать статью «Дорос-Феодоро – столица готов» в одном из немецких журналов, и Н.Л. Эрнстом, заведующим археологическим отделом Центрального музея Тавриды. Естественно, Ф.А. Браун ожидал, что именно его выберут в качестве главного эксперта в Крым. Однако немецкая сторона долго не могла определиться с подходящей кандидатурой.

Наконец, 23 июля 1929 года от президента Общества содействия немецкой науке Ф. Шмидт-Отта «последовало указание, что в Эски-Кермен прибудут в начале сентября профессор Зауер из Фрейберга и доктор Финдейзен».

История готов в Крыму явно не была «коньком» Йозефа Зауера, профессора Фрейбургского университета, авторитетного теолога и историка, знатока церковного искусства и археологии. Его интересовала средневековая христианская архитектура ближневосточных стран, поэтому поездка в Советскую Россию представляла для него интерес не столько с точки зрения «готских древностей» в Крыму, сколько возможности познакомиться с памятниками христианской архитектуры Крыма, Грузии и Армении. Это был второй визит Зауера в Россию. В 1925 г. он, как ректор Фрейбургского университета, был в составе немецкой делегации под руководством Ф. Шмидт-Отта, посетившей Ленинград и Москву в связи с торжествами по случаю 200-летия образования Академии наук СССР. Во время этого визита ему удалось обнаружить в Эрмитаже атрибуты процессии — крест и серебряный потир, хранившиеся некогда в монастыре св. Трудперта неподалеку от Фрейбурга, об истории которых он позднее сообщил в своих статьях.

В помощники Зауеру был придан молодой немецкий этнограф Ганс Финдейзен, сотрудник Музея народоведения, прекрасно говоривший по-русски и выполнявший роль переводчик. С советской стороны переводчиком был выдвинут Н.Л. Эрнст. Он, правда, находился в конфликте с Н.И. Репниковым из-за права возглавить раскопки на Эски-Кермене. Поэтому С.Ф. Платонов договорился также с А.М. Мервартом, антропологом из МАЭ, проживавшим летом на даче около Эски-Кермена, на случай возможной замены Н.Л. Эрнста.

Зауер и Финдейзен прибыли в Симферополь 7 сентября 1929 года, их встречали Н.Л. Эрнст и А.И. Маркевич. Затем их принял наркомом просвещения Крыма Мамут Недим, говоривший со своими гостями по-немецки, так как он учился в Берлине, изучал торговое дело.

Деревня Черкес-Кермен

Уже на следующий день немецкие учёные отправились на место раскопок в Эски-Кермен, задержавшись там на три дня. Жили они в близлежащей деревне Черкес-Кермен, где познакомились с жителями, среди которых Г.И. Петров выделил группу предположительных потомков крымских готов.

После Эски-Кермена немцы осмотрели Мангуп, который также вызвал у них неподдельное внимание и заинтересованность в проведении совместных археологических раскопок. Затем Недим лично проводил гостей в Бахчисарай, где директор ханского музея Усеин Боданинский выделил им две комнаты в Ханском дворце для проживания.

Из Бахчисарая немецкие ученые в сопровождении Н.Л. Эрнста совершали экскурсии по другим древним городам Крыма – «важнейшим крепостям готов»Тепе-Кермену, Чуфут-Кале и Качи-Кальону. Затем они на машине отправились на Южный берег Крыма с заездами в Таш-Басты (на Сюйреньскую крепость) и в Коккозы.

Из Ялты немецкая делегация выехала на катере на готские могильники в Алуште и в Гурзуфе, затем осмотрела древние крепости, лежащие вдоль дороги в Севастополь, и ознакомилась с ходом раскопок в Херсонесе. После этого Зауер и Финдейзен сели на пароход до Батуми, а Ната Финдейзен (супруга Г. Финдейзена) осталась в Бахчисарае.

В Тбилиси и Кутаиси Зауер и Финдейзен провели переговоры с представителями местных властей и учёными о перспективах совместных раскопок и посетили предполагаемые места – древний город Мцхета и городище Нокалакеви. В отличие от Крыма, немцам в дальнейшем удалось согласовать с грузинской стороной проведение совместной экспедиции раскопок древнего городища в Нокалакеви зимой 1930–1931 гг., с немецкой стороны которую возглавил ученик Й. Зауера Альфонс Мария Шнейдер.

Помимо ярких впечатлений и множества фотографий, по результатам экспедиции Й. Зауер сделал отчётный доклад «Поездка в Грузию и в Крым для изучения мест раскопок раннехристианского, доисторического и средневекового периодов» на заседании Общества помощи немецкой науке, опубликовал две статьи «Историческое значение церкви св. Креста близ Мцхета (Грузия)» и «Христианские памятники в области крымских готов», а также подготовил две статьи для «Теологического и церковного лексикона» о церковном искусстве в Армении и Грузии.

Свою статью об архитектурных памятниках крымских готов Й. Зауер в 1933 г. переслал Н.Л. Эрнсту в Крым. Все увиденное в Крыму впечатлило Зауера и убедило его в необходимости проведения всесторонних археологических и этнографических исследований, в которых немецкая сторона, на его взгляд, просто обязана (перед памятью готов и их прямых потомков в Крыму) принять самое активное участие. Об этом он писал в Берлин ещё из поездки:

«По моему мнению, несомненно, стоит попытаться прояснить загадку этих сооружений, которые имеют историческое подтверждение и в древних свидетельствах называются резиденцией готов. Возможно, следует договариваться о чуть более интенсивных раскопках с предварительными затратами в 5000 марок, со своей стороны русские, вероятно, внесут такую же сумму. Что русским не хватает, так это настоящих специалистов и хороших инструментов».

Подробный отчет о раскопках 1929 г., подготовленный Н.И. Репниковым и С.Ф. Платоновым, был опубликован в сборнике «О командировках и экспедициях Академии Наук в 1929 г.». В нём, в частности, упоминалось, что:

«В процессе работ экспедицию посетили и осматривали Эски-Кермен: акад. С.Ф. Платонов, чл.-корр. АН А.И. Маркевич, проф. J. Sauer, проф. R. Salomon и проф. Финдейзен из Германии; археологи: Н.Л. Эрнст, Л.А. Мацулевич, И.Э. Грабарь, Г.О. Чириков и Л.А. Моисеев, нарком просвещения Крымской АССР и ряд музейных работников Севастополя и Симферополя и краеведческая молодежь».

Упоминаемый в отчете немецкий профессор Рихард Саломон, возглавлявший Институт Восточной Европы Гамбургского университета, посетил раскопки на Эски-Кермене после отъезда Зауера. В 1929 г. он был в поездке «на Волгу и в Крым», организованной при непосредственном участии члена-корреспондента АН СССР, проф. МГУ Д.Н. Егорова. Однако научные интересы Рихарда Саломона (византинистика, история России и стран Восточной Европы) не имели прямого отношения ни к готской истории, ни к крымско-татарской этнографии. Об этом свидетельствует как его биография, так и библиография.

Подводя итоги археологических раскопкам 1929 г. на заседании общего собрания АН СССР, С.Ф. Платонов с оптимизмом смотрел на будущее совместных советско-немецких исследований в области истории крымских готов:

«Все посетившие в этом году Эски-Кермен авторитетные специалисты (проф. Зауер, Л.А. Мацулевич, проф. Саломон) и заглазно знакомый с Эски-Керменом известный готовед Ф.А. Браун согласны в том, что этот город восходит ко временам Юстиниана (VI век), и этот результат надо признать крупным успехом работ Н.И. Репникова. Таким же успехом необходимо признать и то, что Н.И. Репников удостоверил присутствие в Эски-Кермене готского элемента. Но его гипотеза о том, что здесь надо искать Дорос (Феодоро) остаётся ещё гипотезой. Тем не менее, проф. Зауер признал, что Эски-Кермен и соседние с ним развалины пещерных городов заслуживают со стороны германской науки серьезнейшего внимания с точки зрения готских изысканий».

Однако проект совместной экспедиции реализован не был. Вскоре после поездки немецких учёных многие из её организаторов и участников были либо уволены, как С.Ф. Ольденбург, либо арестованы – С.Ф. Платонов и А.М. Мерварт, в том числе, и по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Крымские готы и Крым в нацистской идеологии.

В 1938 г. был арестован и Н.Л. Эрнст, которому на следствии также припомнят участие в «шпионской» поездке Зауера и Финдейзена.

Литература:

1. Лобков А.Е. Археологическая и этнографическая экспедиция немецких ученых в Крым осенью 1929 г. // Причерноморье. История, политика, культура. 2019. № 30. С. 23-34.

2. Непомнящий А.А. «надо спешить с этим, иначе многое может погибнуть. . . «: из истории подготовки советско-германской археологической экспедиции 1929 года по переписке Ф. А. Брауна и С. Ф. Платонова // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Исторические науки. — 2016

Брестская крепость
Крымские готы и Крым в нацистской идеологии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*