Суббота , 20 Июль 2024
Домой / Античный Русский мир. / Арриан, описание Северного Причерноморья.

Арриан, описание Северного Причерноморья.

М.В. Агбунов.
АНТИЧНАЯ ГЕОГРАФИЯ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.

Глава 1.
Описание Северного Причерноморья античными авторами
Арриан.

«Перипл Понта Эвксинского», составленный Флавием Аррианом во II в. н. э. на основе более ранних источников,— один из наиболее интересных и важных источников по рассматриваемой теме. В 134 г. Арриан совершил плавание от Трапезунта (совр. Трабзон) до Диоскуриады — Себастополиса (совр. Сухуми) с инспекционной проверкой римских гарнизонов как правитель Каппадокии, одной из провинций Римской империи на южном побережье Чёрного моря. Результатом этого плавания стал отчет императору Адриану, составленный в виде перипла Чёрного моря (слово «перипл» в переводе с древнегреческого означает «плавание вокруг»). Основным источником для описания Черноморского побережья послужил, как выяснилось, перипл неизвестного автора конца IV — начала III в. до н. э.

Арриан довольно детально описывает побережье Понта Эвксинского, указывает все более или менее крупные города, гавани, якорные стоянки, устья рек, расстояния между ними, приводит другие необходимые мореплавателю сведения.

Познакомимся с периплом Арриана, начиная с Восточного Причерноморья. Указав Апсар, первый на территории нашей страны пункт, автор продолжает:

«Отплыв от Апсара, мы ночью миновали Акампсис, отстоящий на пятнадцать стадиев от Апсара. От него отстоит на семьдесят пять стадиев река Глубокая; от Глубокой — на девяносто стадиев Акинас, и на девяносто же стадиев от Акинаса — Исис. Из этих рек судоходны Акинас и Исис; с них по утрам дуют сильные ветры. За Исисом мы миновали Могр; между Могром и Исисом — девяносто стадиев; эта река также судоходна» (§ 9).

Далее следует довольно подробное описание реки Фасис: «Отсюда мы приплыли к реке Фасису, отстоящей От Могра на девяносто стадиев и из всех известных мне рек имеющей самую легкую воду и притом необыкновенного цвета. В легкости её можно убедиться посредством взвешивания, а ещё проще из того факта, что она плавает поверх морской воды, не смешиваясь с ней, подобно тому, как, по словам Гомера, Титаресий “сверху Пенея течёт наподобие елея“. Можно было, погрузив сосуд в верхний слой воды, зачерпнуть пресной, а если опускали сосуд в глубину, то соленой. Впрочем, весь Понт имеет воду более пресную, чем внешнее море, и причиной этого являются впадающие в него реки, неизмеримые по численности и по величине. Доказательством ее пресного вкуса, если только нужны доказательства для того, что воспринимается чувством,— служит то обстоятельство, что приморские жители водят весь свой скот на водопой к морю, и он пьет с очевидным удовольствием; говорят даже, что это питье для него полезнее пресного. По цвету вода Фасиса кажется окрашенной свинцом или оловом, но, устоявшись, она делается очень чистой. Поэтому у вплывающих в Фасис нет обыкновения возить с собой воду, но, как только вступят уже в его русло, отдается приказание вылить всю воду, какая только есть на судах; в противном случае, по существующему преданию, для неисполнивших этого плавание бывает неблагополучно. Вода Фасиса не гниет и остаётся неиспорченной даже более десяти лет, разве только делается ещё преснее.

При входе в Фасис слева1 стоит статуя фасианской богини; судя по внешнему виду, эта богиня скорее всего Рея: в руках она держит кимвал, у подножия её седалища находятся львы и сама она сидит так же, как фидиева Рея в Афинах в храме Матери. Здесь же показывают якорь корабля Арго: железный не показался мне древним, хотя по величине он и не похож на нынешние якоря и имеет несколько отличную форму, но тем не менее он показался мне относящимся к более позднему времени; но здесь показывали старинные обломки какого-то другого каменного якоря, так что скорее можно эти последние принять за остатки от якоря корабля Арго. Никаких других памятников мифов о Язоне здесь не было» ( § 10— 11).

1 П. И. Прозоров в сборнике В. В. Латышева перевел это место неточно: «При входе в Фасис на левом берегу стоит статуя фасианской богини» Арриан указывает статую не на левом берегу, а слева (εν αριστερά) от мореплавателя, входящего в устье реки. Слово «берег» в тексте вообще отсутствует.

Эти строки, а также дальнейшее описание Фасиса и Диоскуриады — Севастополя — важное свидетельство одного из немногих античных авторов, который лично побывал на Черноморском побережье и описал его на основе собственных наблюдений и впечатлений.

Описание устья Фасиса крайне важно для палеогеографической реконструкции этого района и поисков города Фасиса. Затем Арриан знакомит нас с самим городом Фасисом:

«Самая же крепость, где помещаются четыреста отборных воинов, мне показалась весьма сильной по природным свойствам местности и расположенной на месте, очень удобном для защиты плавающих здесь. Вокруг стены проведен двойной ров; оба они широки. Прежде стена была земляная и на ней стояли деревянные башни, но теперь и стена и башни построены из обожженного кирпича; она построена на прочном фундаменте, на ней построены военные машины, одним словом, она снабжена всем необходимым для того, чтобы никто из варваров не мог даже приблизиться к ней, не говоря уже о невозможности угрожать осадой находящемуся в ней гарнизону.

А так как и сама гавань должна была представлять безопасное убежище судам, а также и все места, которые вне укрепления населены отставными военными и некоторыми другими торговыми людьми, то я решил от двойного рва, окружающего стену, провести другой ров до самой реки, который окружит гавань и дома, стоящие вне стены ( § 12).

Отрезок пути от Фасиса до Диоскуриады описан очень кратко: «Отправившись от Фасиса, мы миновали судоходную реку Хариент, расстояние между ними девяносто стадиев; от Хариента, проплыв ещё девяносто стадиев, въехали мы в реку Хоб, где и стали на якоре. А почему мы остановились и что здесь сделали, это объяснит тебе латинское письмо. После Хоба мы миновали судоходную реку Сингам; она отстоит от Хоба не более, чем на двести десять стадиев. За Сингамом следует река Тарсур; между ними сто двадцать стадиев. Река Гипп отстоит от Тарсура на сто пятьдесят стадиев а от Гиппа — река Астелеф на тридцать стадиев» ( § 13).

Весьма лаконичны и сведения о Диоскуриаде: «Миновав Астелеф, мы раньше полудня прибыли в Севастополь, двинувшись от Хоба, в ста двадцати стадиях от Астелефа. Поэтому мы в тот же день успели выдать жалованье солдатам, осмотреть коней, оружие, прыгание всадников на коней, больных и хлебные запасы, обойти стену и ров. От Хоба до Севастополя шестьсот тридцать стадиев, а от Трапезунта до Севастополя две тысячи двести шестьдесят. Севастополь прежде назывался Диоскуриадой, колония Милета» ( § 14).

После этого Арриан вкратце перечисляет народы, обитающие между Трапезунтом и Диоскуриадой. Это — колхи, дрилы, санны, макроны, гениохи, зидриты, лазы, апсилы, абаски, саниги ( § 15).

Следующий параграф посвящен географическим наблюдениям автора перипла: «До Апсара мы плыли на восток по правой стороне Эвксина, Апсар же показался мне крайним пределом Понта, так как отсюда мы держали путь уже на север вплоть до реки Хоба и за Хобом до Сингама. От Сингама мы повернули на левую сторону Понта до реки Гиппа. На пути от Гиппа вплоть до Астелефа и Диоскуриады нам были видны Кавказские горы, по высоте ближе всего подходящие к Кельтическим Альпам; нам показывали одну вершину Кавказа — имя вершины Стробил, на которой, как передают мифы, Прометей был повешен Гефестом по приказанию Зевса» ( § 16).

На этом завершается первая часть перипла, посвященная описанию побережья от Трапезунта до Диоскуриады, участка, который Арриан проплыл лично. Остальное побережье знакомо ему по письменным источникам.

Вторая часть перипла Арриана охватывает участок от устья Понта до Трапезунта ( § 17—24).

Третья часть, заключительная и наиболее важная для нас часть перипла Арриан знакомит читателя с побережьем от Диоскуриады до Боспора Фракийского.

Сначала Арриан подводит итоги измерений предыдущего участка пути, того, который проплыл сам: «Расстояния от Трапезунта до Диоскуриады, измеренные по рекам, приведены выше. Сумма расстояний от Трапезунта до Диоскуриады, ныне называемой Севастополем, составляет две тысячи двести шестьдесят стадиев» ( § 25).

Затем правитель Каппадокии говорит об обстоятельстве, благодаря которому, собственно говоря, и был создан рассматриваемый перипл: «Крепость Диоскуриада представляет собой конечный пункт римского владычества на правой стороне от входа в Понт. Но когда я услышал о смерти Котиса, царя Боспора Киммерийского, то позаботился описать тебе (Адриану. — М. А.) и путь до Боспора, для того, чтобы ты, если бы задумал что-нибудь относительно Боспора, имел возможность обдумать на основании точного знакомства с этим путем» ( § 26).

Вот этот путь:
«27. Итак, если двинуться от Диоскуриады, первая стоянка будет в Питиунте, на расстоянии трехсот пятидесяти стадиев. Отсюда сто пятьдесят стадиев до Нитики, где в древности жило скифское племя, о котором упоминает историк Геродот: он говорит, что этот народ ест вшей, и такая молва о них держится и до настоящего времени. От Нитики до реки Абаска девяносто стадиев, Боргис отстоит от Абаска на сто двадцать стадиев, а от Боргиса — шестьдесят стадиев Несис, где выдается Гераклов мыс. От Несиса до Масаитики девяносто стадиев, отсюда шестьдесят стадиев до Ахеунта, каковая река отделяет зилхов от санигов. Царем у зилхов Стахемфак, также получивший власть от тебя.

28. От Ахеунта сто пятьдесят стадиев до Гераклова мыса; отсюда сто восемьдесят до мыса, где есть защита от ветров фраския и борея. Отсюда сто двадцать стадиев до так называемой Старой Лазики; отсюда сто пятьдесят стадиев до Старой Ахеи, а отсюда до гавани Пагр триста пятьдесят; от гавани Пагр сто восемьдесят стадиев до Святого порта, а отсюда до Синдики триста.

29. От Синдики до так называемого Боспора Киммерийского и боспорского города Пантикапея пятьсот сорок стадиев; отсюда шестьдесят стадиев до реки Танаиса, которая, как говорят, отделяет Европу от Азии. Она вытекает из Меотийского озера и впадает в море Эвксинского Понта». Впрочем, Эсхил в «Освобожденном Прометее» границей Азии и Европы делает Фасис. По крайней мере у него титаны с такими словами обращаются к Прометею:

Пришли мы, Прометей, взглянуть на бедствия
Твои и на страданья от оков.

Затем перечисляют, какие страны они прошли:
И двойную земли Европейской
И Азии великую границу Фасис.

И тут же Арриан переходит к описанию Европейского побережья Понта:
«30. Говорят, что объезд кругом Меотийского озера составляет около девяти тысяч стадиев. От Пантикапея до местечка Казека, лежащего при море, четыреста двадцать стадиев; отсюда двести восемьдесят стадиев до опустевшего города Феодосия; и это был древний эллинский город, ионический, колония милетцев; упоминания о нем имеются во многих литературных памятниках. Отсюда двести стадиев до покинутого порта скифо-тавров, а отсюда до Лампады в Таврической земле шестьсот стадиев. От Лампады до порта Символа, также таврического, пятьсот двадцать стадиев. Отсюда сто восемьдесят стадиев до Херсонеса Таврической земли; от Херсонеса до Керкинитиды — шестьсот стадиев, а от Керкинитиды до Прекрасной Гавани, также скифской, еще семьсот.

31. От Прекрасной Гавани до Тамираки триста стадиев; внутри Тамираки есть небольшое озеро. Отсюда еще триста до устья озера; от устья озера до Эионов — триста восемьдесят стадиев, а отсюда до реки Борисфена — сто пятьдесят. Если плыть вверх по Борисфену, лежит эллинский город по имени Ольвия. От Борисфена шестьдесят стадиев до небольшого, необитаемого и безымянного острова, а отсюда восемьдесят до Одесса; в Одесса стоянка для кораблей. За Одессом находится гавань истриан, до нее двести пятьдесят стадиев; далее гавань исиаков, до которой пятьдесят стадиев. Отсюда до так называемого Голого1 устья Истра тысяча двести стадиев; местности, лежащие между ними, пустынны и безымянны».
1 П. И. Прозоров в сборнике В. В. Латышева почему-то перевел здесь слово «Голое» (Ψιλον) как «Узкое».

Здесь автор уводит нас от побережья к острову Ахиллу, современному Змеиному, которому уделяет сравнительно много внимания:
«32. Почти против этого устья, если плыть прямо в море с ветром апарктием, лежит остров, который одни называют островом Ахилла, а другие — Бегом Ахилла, а третьи — по цвету — Белым. Есть предание, что его подняла [со дна моря ] Фетида для своего сына и что на нём живёт Ахилл. На острове есть храм Ахилла с его статуей древней работы. Людей на острове нет; на нем пасется только немного коз; их, говорят, посвящают Ахиллу все пристающие сюда. Есть в храме много и других приношений — чаши, перстни и драгоценные камни, а также надписи, одни на латинском, другие на греческом языке, составленные разными метрами в похвалу Ахиллу. Некоторые, впрочем, относятся и к Патроклу, потому что все желающие угодить Ахиллу вместе с ним почитают и Патрокла. Много птиц гнездится на острове — чайки, нырки и морские вороны в несметном количестве. Эти птицы очищают храм Ахилла: каждый день рано утром слетают они к морю, затем, омочив крылья, поспешно летят с моря в храм и окропляют его; а когда этого будет достаточно, они обметают крыльями пол храма.

Ахиллов бег (Дром) — Лебяжьи острова в Крыму

33. Существуют следующие рассказы: из числа посетителей острова некоторые, приезжающие сюда нарочно, привозят с собою на кораблях жертвенных животных и одних из них приносят в жертву, а других отпускают живыми в честь Ахилла; другие пристают, будучи вынуждены бурей; эти у самого бога просят жертвенного животного, обращая к оракулу вопрос о животных, хорошо ли и выгодно ли принести в жертву то именно животное, которое они сами выбрали на пастбище, и при этом кладут достаточную, по их мнению, плату. Если ответ оракула (в храме есть оракул) будет отрицательный, они прибавляют плату; если и после этого последует отрицание, прибавляют еще, и, когда последует согласие, они узнают, что плата достаточна. Животное при этом само останавливается и уже не убегает. Таким образом много серебра посвящено герою в виде платы за жертвы.

34. Ахилл, как рассказывают, является во сне одним после того, как причалят к острову, а другим еще во время плавания, когда они очутятся недалеко от него, и указывает, где лучше пристать к острову и где стать на якоре. А некоторые рассказывают, что Ахилл являлся им наяву на мачте или на конце реи, подобно Диоскурам; Ахилл только в том, говорят они, уступает Диоскурам, что последние воочию являются плавающим повсюду и, явившись, спасают их, а Ахилл является только приближающимся уже к острову. Некоторые говорят, что и Патрокл являлся им во сне. Эти рассказы об острове Ахилла я записал, как слышал от лиц, которые или сами приставали к острову, или узнали от других; они не кажутся мне невероятными: я считаю Ахилла героем предпочтительно перед другими, основываясь на благородстве его происхождения, красоте, душевной силе, удалении из здешнего мира в молодых летах, прославляющей его поэзии Гомера и постоянстве в любви и дружбе, дошедшем до того, что он решился даже умереть после смерти своего любимца».

Истр = Дунай

После столь красочного описания острова Ахилла Арриан возвращает нас к дельте Истра: «От так называемого Голого1 устья Истра шестьдесят стадиев до второго устья, а отсюда до так называемого Прекрасного устья сорок стадиев; от Прекрасного до четвертого устья Истра, так называемого Нарака, шестьдесят стадиев; отсюда до пятого устья — сто двадцать, а отсюда до города Истрии — пятьсот стадиев» (§ 35).

1 Здесь П. И. Прозоров вновь ошибочно перевёл слово «Голое» (Ψιλον) как «Узкое».

Как мы видим, обширная дельта реки хорошо знакома источнику Арриана. Указаны даже промежуточные расстояния между устьями. Эти цифры крайне важны для палеогеографической реконструкции дельты Истра.

В этом же параграфе продолжается описание западного побережья Понта на юг от Истрии: «Отсюда до города Томен триста стадиев, а от Томея до города Каллатии еще триста; здесь есть стоянка для кораблей. Отсюда до гавани карийцев сто восемьдесят; и земля, лежащая вокруг гавани, называется Карией. От гавани карийцев до Тетрисиады — сто двадцать стадиев; отсюда до безлюдной местности Бизоны — шестьдесят стадиев. От Бизоны до Дионисополя восемьдесят стадиев; отсюда до Одесса — двести; здесь есть корабельная стоянка» ( § 35).

Так же сухо и лаконично охарактеризован и весь оставшийся путь: «36. От Одесса до подгорий Гема, простирающихся до Понта, триста шестьдесят стадиев; и здесь есть корабельная стоянка. От Гема до города Месембрии девяносто стадиев; корабельная стоянка. От Месембрии до города Анхиала — семьдесят стадиев, а от Анхиала до Аполлонии сто восемьдесят. Все это эллинские города, лежащие в Скифии, по левую руку для плывущего в Понт. От Аполлонии до Херсонеса шестьдесят стадиев; тут корабельная стоянка. От Херсонеса до Авлеевой стены двести пятьдесят стадиев, а отсюда до берега Тиниады — сто двадцать.

37. От Тиниады до Салмидесса1 — двести стадиев… От Салмидесса до Фригии — триста тридцать стадиев, а отсюда до Кианей — триста двадцать. Это те Кианеи, о которых поэты говорят, будто некогда они были блуждающими и будто первым прошел между ними корабль Арго, который привез Ясона к колхам. От Кианей до святилища Зевса Урия, где устье Понта, сорок стадиев. Отсюда сорок стадиев до гавани так называемой Неистовой Дафны, а от Дафны до Византия восемьдесят. Вот что находится на пути от Киммерийского Боспора до Фракийского Боспора и города Византия».

1 В сборнике В.В. Латышева вместо слов «От Тиниады до Салмидесса» читаем «От Салмидесса до Фригии» Последовательность изложения показывает, что здесь должно стоять «От Тиниады до Салмидесса», после чего соответственно «От Салмидесса до Фригии».

Таково описание Аррианом рассматриваемого побережья. Информация, как мы видим, лаконичная, но исключительно важная и интересная.

Остановимся теперь еще на одной рукописи, посвященной описанию Понта Эвксинского. Это описание — более подробное, чем в рассмотренном перипле Арриана. В основе этой более подробной рукописи лежит перипл Арриана с добавлением отрывков из произведений Мениппа, Псевдо-Скилака, Псевдо-Скимна, и других авторов.

Долгое время исследователи считали, что эта рукопись также принадлежит Арриану. Потом ученые отказали Арриану в авторстве. И эту рукопись стали называть периплом Псевдо-Арриана, а позднее — периплом Анонимного автора. Составлен он, как полагают сторонники этой точки зрения, византийским автором V или VI в. н.э., который почти без изменений повторил сведения Арриана и других источников, добавил лишь некоторые современные ему названия и имеющиеся расстояния в стадиях перевел также в мили по принятому в то время стандарту: 1 миля = 7,5 стадиев.

Однако детальное изучение и сравнение изложенных в рукописи сведений приводят к убеждению, что географическое сочинение, называемое периплом Анонимного автора, не что иное, как тот же перипл Арриана, расширенный и дополненный самим автором [14, с.12—13]. А византийский переписчик перипла лишь перевёл стадии в мили, так как в его время уже не пользовались стадиями, и привел некоторые современные ему названия.

Следовательно, сочинения, известные как перипл Арриана и перипл Анонимного автора, — не два разных произведения, а краткая и расширенная редакция одного и того же сочинения. Краткая редакция была представлена как официальный отчет императору Адриану и посвящена ему. Затем Арриан переработал своё сочинение, расширил и дополнил другими источниками. Так появилась полная редакция перипла.

Перейдём теперь к рассмотрению полной редакции перипла Арриана, называвшейся периплом Псевдо-Арриана или периплом Анонимного автора. Как же здесь описан интересующий нас регион?

После упоминания Апсара автор пишет: «От реки Апсара до судоходной реки Акампсиса 15 стадиев, 2 мили. От реки Акампсиса до реки Глубокой 75 стадиев, 10 миль. От реки Глубокой до реки Кинаса 90 стадиев, 12 миль. От реки Кинаса до судоходной реки Исиса 90 стадиев1, 12 миль. Акампсис и Исис судоходны, и по утрам на них дуют сильные ветры. От реки Исиса до так называемого Могра (или Нигра) плавания кораблям 90 стадиев, 12 миль» ( § 43). Этот параграф практически полностью повторяет § 9 перипла Арриана.

Далее читаем: «Эта река Фасис течет из Армении, вблизи нее живут переселившиеся из Иберии в Армению иберы. При входе в реку слева2 лежит основанный милетянами греческий город, называемый Фасисом, в который, как говорят, сходятся шестьдесят племен, говорящих на разных языках; в их числе, говорят, приезжают варвары из Индии и Бактрианы. Между ними варварская страна Кораксика, к которой примыкает так называемая Колика, где ныне народ меланхленов и колхов» ( § 44).

В перипле Арриана этих сведений нет. Взяты они из другого источника. К. Мюллер полагает, что это — ямбическая периэгеса Псевдо-Скимна, и пытается даже восстановить процитированный отрывок в стихах (ВДИ, 1948, № 4, с. 229, примеч. 1). К этому вопросу мы ещё вернемся, а пока продолжим знакомство с периплом.

Следующий параграф совсем маленький. Посвящен он Фасису: «Река эта судоходна на протяжении 180 стадиев. 24 миль3. На ней есть большой город по имени Эя, откуда происходила Медея» ( § 45). Этот отрывок полностью заимствован из перипла Псевдо-Скилака ( § 81).

Цитировать параграф за параграфом нет необходимости, так как здесь в основном повторяются сведения из перипла Арриана с добавлением некоторых отрывков из Псевдо-Скилака, Псевдо-Скимна и, как полагают исследователи, Мениппа.

Важно подчеркнуть, что в тексте повторяются обращения к Адриану (§ 51, 53, 56) и слова от лица Арриана (§ 49, 52—54).

Остановимся на некоторых сообщениях, которых нет в перипле Арриана, а также в перипле Псевдо-Скилака и периэгесе Псевдо-Скимна.

После указания о Синдской гавани читаем:
«За Синдской гаванью следует селение, называемое Корокондама, лежащее на перешейке или на узкой полосе между озером и морем. За ней находится Корокондамское озеро, ныне называемое Описсас, образующее очень большой залив в 630 стадиев, 84 мили. Если въехать в самое озеро и плыть вдоль берега в город Гермонассу, то будет 440 стадиев, 58 2/3 мили… От Гермонассы, если выплыть из залива, до устья озера Меотиды и селения Ахиллова 515 стадиев, 68 2/3 мили» (§ 64, 66; промежуточный § 65, в котором указаны синды, керкеты, называемые также торитами, и ахейцы, заимствован у Псевдо-Скимна).
1 В сборнике В. В. Латышева по ошибке указано 99 стадиев.
2 Э. Н. Штерн в сборнике В. В. Латышева ошибочно перевел это место «на левой стороне». Но в тексте стоит «слева» (αριστερά), т. е. слева от мореплавателя, на правом берегу реки.
3 В сборнике В. В. Латышева по ошибке стоит «100 стадиев, 4 мили».

А в следующем параграфе повторяется взятое у Арриана сообщение о том, что прямой путь от Синдики до Пантикапея составляет 540 стадиев ( § 67).

После этого дана сумма измерений азиатского побережья Понта: «Всего, если плыть вдоль берега от святилища Зевса Урия до устья озера Меотиды или Ахиллова селения, 12 487 стадиев, 1653 1 /3 мили [читай 1665]» ( § 68).

Затем измерена ширина Боспора Киммерийского: «От Ахиллова селения, которое лежит на конечном пункте Азии и при проливе у устья Меотиды или Танаиса, до селения, лежащего напротив на конечном пункте Европы, называемого Портмием и лежащего также при проливе у устья Меотиды, ширина устья 20 стадиев, 2 2/3мили» (§ 69).

Все эти процитированные отрывки взяты, по мнению исследователей, из перипла Мениппа. К этому вопросу мы еще вернемся, а пока продолжим знакомство с источником.

Следующие несколько параграфов посвящены Боспору Киммерийскому и Меотиде ( § 70—75). Они повторяют сведения Арриана, Псевдо-Скилака и Псевдо-Скимна.

Описание европейского побережья начинается довольно подробными сведениями, отсутствующими у названных авторов: «Устье озера называется Боспором. От местечка Портмия, или устья Меотийского озера, до городка по имени Мирмекиона 60 стадиев, 8 миль. От Мирмекиона до Пантикапея, важного боспорского города, 25 стадиев, 3 1 /з мили; он имеет обширную гавань и верфи. По прямому пути от Боспора до устья Меотийского озера, или Танаиса, 60 стадиев, 8 миль. А от города Пантикапея до города Тиристаки 60 стадиев, 8 миль; от города Тиристаки до города Нимфея 25 стадиев, 3 1 /3 мили; от Нимфея до деревушки Акры 65 стадиев, 82/3 мили; от Акры до города Кит, раньше называвшегося Кидеаками, 30 стадиев, 4 мили.

Итак, от Афинеона до Кит живут скифы. Затем следует Киммерийский Боспор.
От Кит до города Киммерика 60 стадиев, 8 миль; там есть стоянка для кораблей, защищенная от западных ветров. Напротив него в море, в недалеком расстоянии от материка, два скалистых, не очень больших острова. Всего от устья Меотийского озера до Киммерика 300 стадиев, 40 миль, а от города Пантикапея до Киммерика 240 стадиев, 32 мили» ( § 70).

Этот отрывок относят также к периплу Мениппа.

Следующий параграф посвящен отрезку пути от Киммерика до Феодосии:
«От Киммерика до деревни Казека, лежащей у моря, 180 стадиев, 24 мили. От Казека до Феодосии, опустевшего города, имеющего и гавань, 280 стадиев, 37 1 / 3 мили; и это был древний эллинский город, колония милетян; о нем есть упоминания во многих сочинениях. Ныне же Феодосия на аланском или таврском наречии называется Ардабда, т. е. Семибожный. В этой Февдосии, говорят, жили некогда и изгнанники из Боспора» (§ 77).

Часть этих сведений известна из перипла Арриана, остальные нигде больше не встречаются.

Аналогичным образом описан дальнейший путь от Феодосии до Каркинитского залива:
«От Февдосии до пустынной гавани Афинеона, или гавани скифо-тавров, 200 стадиев, 26 2/3 мили; здесь спокойная стоянка для кораблей. От Афинеона, или гавани скифо-тавров, до Лампады 600 стадиев, 80 миль; там стоянка для кораблей. От Лампады до высокой горы Бараньего лба, мыса Таврической земли, 220 стадиев, 29 1 /3 мили…
От Бараньего лба до таврической же гавани Символа, называемой также гаванью Символов,— 300 стадиев, 40 миль; здесь спокойная гавань. От гавани Символа до города Херронеса, или Херсонеса в Таврической земле, колонизованного понтийскими гераклеотами, 180 стадиев, 24 мили; здесь пристань и хорошие гавани.

Береговая линия Таврического Херсонеса, от гавани Афинеона до Прекрасной Гавани, в объезде составляет 2600 стадиев, 346 2/3 мили, а от деревни Портмитиды, лежащей на крайнем пункте Европы или входе в Меотийское озеро или в Танаис, до Херсона 2200 стадиев, 293 1 / 3 мили.

От Херсона до так называемой Коронитиды, или Керкинитиды, до скифской гавани Прекрасной в Херсонской земле 700 стадиев, 93 1 /3 мили. От Прекрасной Гавани до реки Истра или Данубия опять обитают скифы. За Прекрасной Гаванью (Колос Лимен) начинается залив, называемый Каркинитским и простирающийся до Тамираки; он имеет в длину 2250 стадиев, 300 миль; если же не объезжать его вдоль берегов, но прямым путем переплыть устье, то всего 300 стадиев, 40 миль. Внутри Тамираки есть небольшое озеро» ( § 78, 81—83; промежуточные параграфы 79—80 взяты у Псевдо-Скимна).

Тендрова песчаная коса — Ахиллов бег

Затем следует не встречающееся в предыдущих источниках довольно подробное описание Ахиллова Бега: «От мыса Тамираки тянется Ахиллов Бег, весьма длинная и узкая береговая полоса, простирающаяся вдоль пролива на 1200 стадиев, или 160 миль, а в ширину имеющая 4 плефра; концы ее имеют вид островов; от материка она отстоит на 60 стадиев, 8 миль. Посередине ее истмовидный (т. е. узкий) перешеек соединяет с материком (или с твердой землей), простираясь в длину на 40 стадиев, 51/2мили. Если проплыть от Тамираки мимо вышеупомянутого Бега до другой косы Ахиллова Бега, называемой Священной рощей Гекаты, получаются упомянутые 1200 стадиев, или 160 миль. От Священной же рощи Гекаты до судоходной реки Борисфена, ныне называемой Данаприем, 200 стадиев, 26 2/3 мили» (§ 84).

Описание реки Борисфена, а также Тиры и Истра взято у Псевдо-Скимна ( § 85, 88, 94).
А побережье между ними охарактеризовано гораздо подробнее, чем у Арриана, причем на основе уникальных сведений:

«От реки Борисфена до весьма маленького, пустынного и безымянного островка 60 стадиев, 8 миль; от этого весьма маленького, пустынного и безымянного острова до Одесса 80 стадиев, 10 2/3мили; от Одесса до местечка Скопелов 160 стадиев, 21 1/3 мили, от Скопелов до гавани истриан 90 стадиев, 12 миль; от гавани истриан до гавани исиаков 90 стадиев, 12 миль; от гавани исиаков до местечка Никония 300 стадиев, 40 миль; от местечка Никония до судоходной реки Тиры 30 стадиев, 4 мили.
Всего от реки Борисфена до реки Тиры 810 стадиев, 108 миль, а от Херсона до реки Тиры 4110 стадиев, 548 миль; а географ Артемидор от города Херсона до реки Тиры вместе с объездом Каркинитского залива ставит 4420 стадиев, или 589 1/3 мили1. От реки Тиры до Неоптолемовых 120 стадиев, 16 миль; от Неоптолемовых до Кремнисков 120 стадиев, 16 миль; географ же Артемидор говорит,что от реки Тиры до Кремнисков 480 стадиев, 64 мили. От Кремнисков до Антифиловых 330 стадиев, 44 мили. От Антифиловых до так называемого Голого устья реки Истра 300 стадиев, 40 миль» ( § 87, 89).

1 В сборнике В. В. Латышева ошибочно стоит 4200 стадиев. Указанное число миль составляют именно 4420 стадиев. Эта цифра подтверждается, как мы увидим далее, соответствующими расчетами 90.

Далее повторяется часть сведений Арриана об острове Ахилла, отрывок из Псевдо-Скимна об этом острове, описание Аррианом устьев Истра.

Западное Причерноморье описано по данным Арриана с добавлением некоторых сведений Псевдо-Скимна.
И в заключение автор дает итоговые цифры расстояний:
«Всего от Священного устья реки Истра до святилища Зевса Урия, или устья Понта, 3640 стадиев, 485 1 /3 мили. От реки Борисфена, называемой также Данаприем, до святилища Зевса Урия 5600 стадиев, 746 2/3 мили. От Херсона до святилища Зевса Урия 8900 стадиев, 1186 2/3 мили. От деревни Портмии, лежащей на краю европейских частей Понта, на устье Меотийского озера, или так называемого Киммерийского Боспора, до святилища Зевса Урия 11 100 стадиев, 1480 миль.

Говорят, что путь европейских берегов Понта равен объезду азиатских частей Понтийского моря.
От святилища Зевса Урия до Амиса 4660 стадиев, 621 1 /3 мили; от Амиса до реки Фасиса 3802 стадия, 507 миль; от реки Фасиса до устья Меотийского озера или Ахиллова селения 4025 стадиев, 536 2/3 мили; так что выходит, от святилища Зевса Урия до устья Меотиды 12 487 стадиев, 1665 миль.
В общем итоге весь объезд Эвксинского Понта, т. е. правых частей Понта вдоль Азии и левых частей Понта вдоль Европы, от святилища Зевса Урия составляет 23 587 стадиев, 3145 миль.

Кроме того, объезд Меотийского озера составляет 9000 стадиев, 1200 миль» (§ 117—118).

Таковы краткая и полная редакция перипла Арриана.

Итак, мы познакомились с интересующими нас сведениями основных античных историков и географов, описавших Северное Причерноморье и прилегающие к нему районы.

Из числа основных письменных источников следует упомянуть и «Географическое руководство» Клавдия Птолемея, известного географа II в. н. э. Это — одно из обобщающих произведений, в котором подводятся итоги и достижения античной географической науки. Но «Географическое руководство» — не нарративный источник. Здесь даны лишь координаты городов, поселений устьев рек, озёр, лиманов и других географических объектов. Расстояний в линейных мерах, заимствованных Птолемеем у предшественников, нет. Практически нет и каких-либо конкретных описаний рассматриваемого региона. Данные Птолемея — это материалы для составления карт. Но сами карты до нас не дошли. Сохранились карты, выполненные по данным Птолемея в XV в. Вполне вероятно, что они изготовлены по более ранним оригиналам.

Современные исследователи провели огромную работу, обратную птолемеевой, перевели координаты в линейные меры и составили несколько карт «Европейской Сарматии» по Птолемею. Следует назвать карты И. А. Стемпковского, В. В. Латышева, Ю. А. Кулаковского, Ф. А. Брауна [241, 147,142,38].

Выяснилось, что широта Византия, исходного пункта исчислений Птолемея, определена неверно. Вследствие этого, а также в силу самой специфики перерасчетов и принципов составления карт Северное Причерноморье, как и другие регионы, изображено с определенными искажениями.

В связи со своеобразием произведения Птолемея мы рассмотрим его сведения о Северном Причерноморье не в этой главе, а при конкретном ознакомлении с описываемой местностью. Таким же образом мы будем привлекать и сведения других античных историков и географов.

Далее… Глава 2. Окружность Понта Эвксинского

Окружность Понта Эвксинского
Плиний Старший, описание Северного Причерноморья.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*