Суббота , 3 Декабрь 2022
Домой / Античный Русский мир. / Античные театры в городах Северного Причерноморья

Античные театры в городах Северного Причерноморья

Скржинская Марина Владимировна.
Древнегреческие праздники в Элладе и Северном Причерноморье.

Глава VII. Праздники в театре.

Античные театры в городах Северного Причерноморья

В городах Северного Причерноморья, как и всюду в Элладе, строились театры для проведения дионисийских и других праздников, но пока только в Херсонесе обнаружены архитектурные остатки театра. На его месте в средние века стоял христианский храм. При исследовании руин храма О. И. Домбровский в 1954 г. нашёл под ними несколько каменных скамей и ступенек лестницы, в которых археолог узнал фрагменты здания античного театра.16

Херсонеситы построили каменный театр в III в. до н. э.; архитектор ориентировал его так, что солнце освещало проскений в любое время дня. Само здание театра соответствовало хорошим образцам своего времени, о чём свидетельствуют рустованные квадры, прекрасно пригнанные один к другому, и каменные скамьи с изящным профилем. От украшавшего театр мраморного фриза сохранился небольшой фрагмент с изображением богини Гармонии — спутницы Муз и Харит, покровительниц музыкального и драматического искусств.17

Театр в Херсонесе существовал до IV в. н. э. и четырежды капитально перестраивался. Согласно реконструкции О. И. Домбровского, во II в. н. э. он вмещал около 3000 человек. Фасад проскения был выполнен в дорическом ордере; по размерам орхестры и проскения здание мало отличалось от театров Эллады, но значительно уступало многим по количеству мест для зрителей, что объясняется небольшим населением города.18

В херсонесском театре постоянно проводились Дионисии и другие разнообразные празднества. Вероятно, здесь в III в. до н. э. Сириек читал своё историческое сочинение, за которое соотечественники наградили его золотым венком (IPE I2. 344).

В первые века нашей эры, когда в Херсонесе стоял римский гарнизон, к греческим праздникам присоединилось римское развлечение — гладиаторские бои. Для них в крупных городах строили цирки, а в небольших, как Херсонес, приспосабливали театры. Косвенным свидетельством об этом является фрагмент рельефа с изображением заключительного момента борьбы гладиаторов и надписью имени победителя — Ксанф,19 а также перестройка театра во II в. н. э. Тогда проскений расширили и выдвинули вперед к зрителям, так что он мог служить и сценой, и ареной для гладиаторов.20

Бои гладиаторов, наверное, устраивались также в театрах Боспора, иначе трудно объяснить, как местный художник на стене склепа I-II вв. сумел детально нарисовать гладиаторов в облачении и вооружении катафрактария, ретиария и других.21

Около театра греки ставили стелы с высеченными на них именами победителей в мусических состязаниях. Обломок одной из таких надписей римского времени найден вблизи херсонесского театра. Сохранились лишь слова, говорящие о соревнованиях хоров, комедиографов и поэтов, писавших эпиграммы и энкомии (хвалебные стихотворения), а также глашатаев и трубачей (IPE I2. 433).22 Иллюстрацией к упоминанию о комедиографах могут служить бронзовая статуэтка актера в роли раба и терракотовые изображения комических масок и актеров, найденные в Херсонесе.23

Чтобы полнее представить содержание текстов надписей с перечислением победителей состязаний в театрах, приведём перевод хорошо сохранившегося агонистического каталога из Беотии.24 В него входят виды состязаний, упомянутые в уцелевшем херсонесском фрагменте.

В добрый час! При агонотете Флавии Павлине и Архонте Метродоре, сыне Онесифора, на состязаниях в честь Муз победили: Автор просодия — феспиец Эвмарон, сын Александра, и афинянин Антифон.
Глашатай — феспиец Помпей, сын Зосима.
Трубач — фиванец Зосим, сын Эпиктета.
Автор энкомия в честь императора — служитель храма Помпилий Антоний Максим.
Энкомий в честь Муз — служитель храма Помпилий Антоний Максим.
Автор поэмы в честь императора — коринфянин Эмилий Эпиктет.
Автор поэмы в честь Муз — феспиец Дамонейк, сын Дамона. Рапсод — коринфянин Эвтихиан.
Исполнитель на пифийском аулосе — коринфянин Фабий Аттик.
Кифарист — никомедиец Теодот, сын Теодота. Автор древней трагедии — аспендиец Аполлоний, сын Аполлония.
Автор новой комедии — афинянин Антифон.
Актер новой комедии — афинянин Антифон.
Актер новой трагедии — афинянин Артемон, сын Артемона.
Актер новой трагедии — афинянин Агатемер, сын Питоклея.
Хоровой авлет — пергамец Госий.

Этот и прочие каталоги показывают, что многие греческие города приглашали на свои мусические состязания актёров и музыкантов из других городов. Не исключено, что так было и на северных берегах Понта.

На правой обломанной части херсонесской надписи перечислялись имена победителей; из них читается лишь имя автора энкомия — Марк. Это латинское имя сразу напоминает, что во II-III вв. в Херсонесе находился римский гарнизон,25 и кто-то из его состава мог принять участие в состязании на празднике. Среди херсонесских надгробий есть эпитафия Аврелия Сальвиана, трубача одиннадцатого Клавдиева легиона (IPE I2. 551).26 Он изображен на стеле в полный рост с большой трубой в руках, поэтому участие легионеров в соревнованиях трубачей вполне вероятно. Однако римские воины вряд ли столь хорошо знали греческий язык, чтобы писать на нём энкомии. Скорее всего, поэт-победитель Марк был херсонеситом из первых лиц государства, имевших римское гражданство и потому носивших римские имена. Например, в декрете 174 г. среди херсонесских магистратов, подписавших документ, четверо имели римские имена и пятеро смешанные греко-римские.27

41. Ольвийский декрет в честь Каллиника

Театр в Ольвии упоминается в четырёх декретах, и во всех речь идёт о награждении граждан во время празднования Дионисий (рис. 41).28 Значит, тогда в театре наряду с торжествами, посвященными богу, так же как в Афинах, проводились церемонии чествования соотечественников и иностранцев, оказавших особо важные услуги государству.

50. Театр в Ольвии

Местоположение театра на достаточно хорошо исследованном ольвийском городище до сих пор не обнаружено, хотя археологи неоднократно предпринимали его поиски. Скорее всего театр находился на склоне между Верхним и Нижним городом (рис. 50), и ещё в древности его полностью уничтожил оползень.

На городище найден небольшой мраморный торс Силена с ребёнком Дионисом на руках. Вероятно, эту статую, исполненную афинским мастером на рубеже IV-III вв. до н. э., приобрели для украшения ольвийского театра; предположение основывается на том, что подобная скульптурная композиция находилась в афинском театре.29

 

Древнейшее свидетельство о театрах в городах Боспора относится к IV в. до н. э. Полиэн (V, 44), описывая хитрости, применявшиеся при ведении войны, рассказал об остроумной уловке полководца Мемнона. Готовясь к войне с боспорским царём Левконом, полководец Мемнон решил узнать о численности населения Боспора. Для этого Мемнон отправил туда знаменитого кифареда Аристоника вместе со своим послом Архивиадом, якобы для заключения договора о дружбе. Полководец рассчитывал на то, что «жители будут поспешно собираться в театры» послушать выступления прославленного музыканта, посол же по количеству собравшихся зрителей в театрах определит, каково население Боспора, и так узнает о силах будущего противника.

Согласно этому рассказу, театр был не только в столичном Пантикапее, но и в других боспорских городах, наверное, в Феодосии, Нимфее, Фанагории, Гермонассе. В связи с этим напомним, что в Аттике наряду с афинским существовал театр в Пирее.

Сообщение Полиэна подтверждается находкой в Пантикапее почти целого мраморного кресла, изготовленного на рубеже IV-III в. до н. э. Подобные кресла устанавливали в театрах для жрецов, магистратов и почетных гостей.30 Право занимать особые места в первых рядах театра входило в число привилегий, отмечавшихся в почетных декретах. Поэтому нам известно, что боспорянин Никий, ольвиополит Дионисий и херсонесит Сокрит сидели на почётных местах во время дельфийских праздников (МИС. 12), а в Ольвии подобной привилегией пользовался гражданин Истрии Феодот (НО. 7) и некоторые милетяне (Syll3. 286).

В декор пантикапейского театра, вероятно, входил мраморный рельеф с изображением свиты Диониса. От скульптуры, исполненной афинским мастером в IV в. до н. э., сохранился только фрагмент с фигурой человека в костюме Силена, несущего на плече лозу с крупными гроздьями винограда (рис. 51). Перед нами актёр, одетый в косматую одежду, закрывающую все его тело, кроме кистей рук и ступней.31

Вероятно, наряду с музыкантами актеры также гастролировали в театрах Северного Причерноморья. С большой долей уверенности можно думать, что в эллинистическую эпоху сюда приглашали технитов проводить особо пышные празднества. Многие эллинистические правители старались завоевать расположение своих подданных устройством роскошных зрелищ, и в IV-III вв. до н. э. боспорские цари, наверное, не чуждались завоевания популярности таким способом.

Царь Понтиский, Митридат Евпатор

В начале I в. до н. э. Митридат Евпатор, вероятно, обратился к технитам, когда ввёл на Боспоре новый календарь и в связи с этим изменил не только порядок, но также характер и иерархию государственных празднеств. По-видимому, и ольвиополиты прибегали к услугам «мастеров Диониса» для организации панэллинских игр на Ахилловом Дроме. Ведь в эпоху эллинизма все общегреческие празднества устраивали профессионалы.32

Можно только догадываться, какие пьесы играли в театрах Северного Причерноморья. Конечно, здесь ставили произведения прославленных греческих драматургов и местных авторов. Надо думать, что особый интерес проявляли к пьесам, действие которых происходило на северных берегах Понта Эвксинского (Чёрного моря). Из них сохранилась лишь одна трагедия Еврипида «Ифигения в Тавриде», а по названиям и кратким цитатам известны трагедия Софокла «Скифы» и комедия Антифана «Скифы и тавры».

Ифигения в Тавриде. Худ. Серов

О существовании местных комедиографов свидетельствует упомянутый выше фрагмент херсонесского каталога победителей в агонах. Иллюстрацию местной комедии можно видеть на пантикапейской терракоте, изображающей двух актеров, один из которых одет в характерный для боспорян костюм с брюками.33

В эллинистический период широкую популярность завоевали мимы, диалогические или монологические сценки бытового содержания. Они известны сейчас по сочинению «Мимиямбы» ионийского поэта Герода. Иногда в мимах шутливо изображались боги; может быть, на сюжет о коварстве Афродиты в борьбе с гигантами в какой-то пещере на Боспоре (Strab. X, 2, 10 ) разыгрывали мим местного автора.34

Сноски

16 Домбровский О. И. Античный театр в Херсонесе / / Сообщения Херсонесского музея. 1960. N 1. С. 29.
17 Соломоник Э. И. Древние надписи Крыма. Киев, 1988. С. 46.
18 Домбровский О. И. Указ. соч. С. 30-36; Крыжицкий С. Д. Архитектура античных государств Северного Причерноморья. Киев, 1993. С. 146. Рис. 99, 100.
19 Соломоник Э. И. Древние надписи Крыма. Киев, 1988. С. 40.
20 Домбровский О. И. Указ. соч. С. 32.
21 АДЖ. С. 357, 358. Табл. 90.
22 Соломоник Э. И. Каменная летопись Херсонеса. Симферополь, 1990. С. 60-63. № 52.
23 Кадеев В. И. Херсонес Таврический. Быт и культура. Харьков, 1996. С. 38; Белов Г. Д. Терракоты Херсонеса // ТС. Ч. 2. М., 1970. С. 73.
24 Герцман Е. В. Музыка Древней Греции и Рима. СПб., 1995. С. 166.
25 Соломоник Э. И. Латинские надписи Херсонеса Таврического. М,, 1983. С. 17.
26 Там же. С. 59. N31.
27 Антонова И. Α., Яйленко В. П. Херсонес, Северное Причерноморье и маркоманские войны по данным Херсонесского декрета 174 г. н. э. в честь Тита Аврелия Кальпурниана Аполлонида / / ВДИ. 1995. № 4. С. 86.
28 Виноградов Ю. Г. Эпиграфические открытия последних лет в Ольвии// Новейшие открытия советских археологов. Тезисы докладов. Киев, 1975. С. 89. Он же. Декрет в честь Антестерия и кризис Ольвийского полиса в эпоху эллинизма / / ВДИ. 1984. № 1. С. 57, 58.
29 Клейман И. Б. Статуя актера в образе Паппосилена из района Ольвии / / Памятники искусства из Северо-Западного Причерноморья. Киев, 1986. С. 115-120.
30 Блаватский В. Д. Мраморный трон из Пантикапея // CA. 1957. № 2. С. 247.
31 Гайдукевич В. Ф. Указ. соч. С. 162. Рис. 27.
32 Глускина Л. М. Указ. соч. С. 87.; Шарнина А. Б. Указ. соч. С. 105.
33 Кобылина Μ. М. Терракотовые статуэтки Пантикапея и Фанагории. М., 1961. С 88.
34 Тохтасьев С. А. Боспорская легенда об Афродите Апатурос / / ВДИ. 1983. № 2. С. 117.

Далее... ИЗОБРАЖЕНИЯ АКТЕРОВ И ТЕАТРАЛЬНЫХ МАСОК НА ПРЕДМЕТАХ ИСКУССТВА ИЗ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

Изображения актеров и театральных масок на предметах искусства из Северного Причерноморья.
Театр в эпоху эллинизма

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*