Среда , 27 Январь 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Зевс борется за укрепление власти

Зевс борется за укрепление власти

Зевс и его оружие — варджра (палица) молния

Греческая мифология. А.А. Тахо-Годи.БОГИ.

Зевс борется за укрепление власти

Обратимся теперь к той борьбе, которую пришлось вести Зевсу за утверждение своего владычества над силами земли, что и создало в дальнейшем основу для возникновения героизма.

Битва Зевса с титанами.

По совету Геи, неусыпно следящей за событиями и часто направляющей их, Зевс освободил Сторуких, или Гекатонхейров, некогда ввергнутых в оковы и скрытых Ураном глубоко под землей на краю света. Сразу после рождения гекатонхейры заключены в недрах земли отцом Ураном, опасавшимся за своё владычество.

Три брата титанаБриарей (др.греч. Βριάρεως, «могучий»; или Обриарей), Котт (др.-гр. Κότος, «гнев») и Гиес (др.-гр. Γύης, «пашня»), — пугавшие своим чудовищным видом даже собственного отца, томились и страдали, ожидая своего часа, поскольку их мать, Гея, давно уже предсказала победу Зевса с помощью чудовищных родичей (Гесиод. Теогония, стр. 617-628).

Ко времени освобождения Сторуких распря между титанами во главе с Кроносом и детьми Кроноса во главе с Зевсом оказалась в разгаре, но исхода её не было видно.

Мраморная голова титана Анитоса из храма Деметры и Деспоины в Ликосуре, Аркадия, 190–180 гг. до н. э.

Древние титаны, имели человеческий облик могучих гоплитов-воинов в полном снаряжении, они  сражались с молодыми богами Олимпа  десять лет. Одни — собрав силы на Офрийской горе, другие — на Олимпе. Когда Сторукие отведали нектара и амбросии, пищи богов, которая поддерживает их бессмертие, они воспрянули духом, преисполнились силы и выслушали обращенную к ним речь Зевса.

Отец людей и богов, как обычно именовали Зевса Гомер и Гесиод, призвал Сторуких вспомнить свои страдания, а также оценить благодеяние, оказанное им, и помочь своему освободителю в борьбе с титанами (титаномахия).

Отвечал Зевсу один из братьев, Котт, (др.-гр. Κότος, «гнев») прозванный «безупречным». Он целиком был предназначен для разрушения, мощь вполне соответствовала дикому виду — порицать и упрекать его было невозможно. Котт поклялся за себя и братьев выступить с беспощадной войной против титанов, руководствуясь, как это ни казалось бы странным, «разумной мыслью» и «внимательным духом» (Гесиод. Теогония, стр. 629-673). Став союзниками Зевса, Сторукие, судя по всему, приобщаются к иному, дотоле чуждому им разумному миру и оказываются уже под его благотворным воздействием.

Посейдон, Аполлон и Артемида. Фидий и его школа. Скульптура с восточного фриза Парфенона. 447-432 гг. до н. э. Афины. Музей Акрополя

Киклопы выковали Зевсу гром, молнию и перун. Посейдон получил от них трезубец, Аид («А-вид», греч. aides —«невидимый») — медный шлем, делающий его невидимым.

В сражении участвуют с одной стороны титаны и титаниды, с другой — сыновья и дочери Кроноса вместе с тремя сторукими великанами.  В каждой сотне рук у Гекатонхейров — скалы, камни, обломки горных хребтов. Горделиво вздымаются на крепких туловищах по пятьдесят голов. Все участники сражения исполнены мужества.
И вот застонала земля, ахнуло небо, содрогнулся Олимп с вершины до подножия. Глухой топот ног, свист от летящих камней, крики нападающих достигают глубоких недр земли и доносятся до звездного неба.

Архаическая триада (трехглавый Тифон). Первый Гекатомпедон на Афинском Акрополе. Фрагмент восточного фронтона. Около 560 г. до н. э.

Сердце Зевса возликовало и преисполнилось силы. Он начал метать молнии и громы с Олимпа и неба. Земля загудела от жара, взвихрилось пламя, затрещал охваченный огнём лес, закипели даже сама почва, воды Океана и морские просторы. Жар, охвативший титанов, дошёл до эфира, и Хаос оказался объятым ужасом. Шум от сражения был столь велик, что казалось, будто небо обрушилось на землю и разбило ее на неисчислимые куски. Ревел ветер, крутились вихри пыли, содрогалась земля, опаляемая перунами Зевса.

Триста камней метнули Сторукие в титанов и затмили солнечный свет. Исход битвы решился, и титаны, теперь уже побежденные, были закованы в узы и брошены в глубочайшие недра земли, в тот самый Тартар, который наконец оказался возмездием и вместилищем свергнутых богов, их вечной тюрьмой (Гесиод. Теогония, стр. 674-719). Тартар — угроза Зевсу, Олимпийцам, если они будут свергнуты. Тартар находится настолько глубоко под землей, насколько небо далеко отстоит от земли. Если, взяв медную наковальню, говорит Гесиод, метнуть её с неба, то она за девять дней долетит до земли. Но еще девять дней понадобится, чтобы наковальня долетела с земли до Тартара, — путь невиданно огромный (Гесиод. Теогония, стр. 720-725).

Там, в Тартаре, за медной оградой, во мраке, окружающем его шею в три ряда, среди затхлости, под переплетением корней моря и земли скрыты титаны. Темница их заперта медной дверью, окружена стеной с воротами из мрамора и медным порогом, вросшим корнями в землю. Там, в этих глубинах, залегают страшные концы и начала земли, Тартара, моря и неба, то есть все начинается и все кончается великой бездной, до дна которой даже и за год нельзя добраться. Там же находятся жилища Ночи, одетые чёрным туманом, а темница титанов простирается за пределы самого Хаоса.

Сторукие, которым надлежит охранять титанов, тоже поневоле обитают в глубочайших местах Океана, омывающего Землю. Правда, боги предоставили им крепкие жилища, а в утешение самому могучему из трех братьев, Бриарею, дана в жены дочь Посейдона Кимополея (Гесиод. Теогония, стр. 726-745, 807-819).

Атлант. II в. н. э. Неаполь. Национальный музей

После победы над титанами, повинуясь воле Земли, боги просили Зевса стать их владыкой и царем (Гесиод. Теогония, стр. 881-884). Так все стало на свои места. Боги молодого поколения — на Олимпе, в золотых дворцах, боги старого поколения — в темнице Тартара. Для победивших — верхнее небо, Олимп, для побежденных — Нижнее небо, Тартар.

Верхнее небо в сияющем свете эфирных высей, нижнее небо — в глубоком мраке великой бездны. Но и там и здесь обитают вечные и бессмертные боги. Кто знает, не настанет ли час, когда титаны вспомнят о своем былом могуществе? Победителю Зевсу предписано все той же мудрой Землей опасаться собственного сына, который может свергнуть отца и занять его место. И это предсказание омрачает будущность победителя, тем более что гул от бунтующих титанов иной раз доходит и до вершин Олимпа.

Напоминанием о вечно живущих врагах Зевса являются некоторые из детей титанов, участники или сочувствующие титаномахии. Сыновей Иапета, братьев Прометея, Зевс наказал особо (Гесиод. Теогония, стр. 514-525). Менетий, пораженный молнией, был отправлен Зевсом в Эреб — мрак, порожденный Хаосом. Атлант, другой брат Прометея, на краю земли в наказание держит на голове небесный свод, подпирая его мощными руками.

Гигантомахия. Фрагмент фриза сокровищницы сифнийцев с Аполлоном и Артемидой (слева). Около 525 г. до н. э. Дельфы

Известно также, что мудрый бог Прометей, имя его означает «предвидящий», «промыслитель», знал заранее всю тщетность титаномахии и даже противился борьбе титанов, уговаривая их применять хитрость, а не силу (Эсхил. Прометей, стр. 202-208). Всеведение Прометея, по изложению Эсхила, обусловлено тем, что мать его будто бы сама Земля — Гея, тождественная Фемиде — Справедливости, подавала ему мудрые советы.

Титаны не вняли уговорам родича, и Прометей, уверенный в правоте новых закономерностей жизни, устанавливаемых Олимпийцами, Прометей вступает в их союз и противопоставляет себя титанам, не признающим ничего, кроме грубой силы и буйства страстей.
Гигантомахия, Фрагмент фриза алтаря Зевса в Пергаме. Гигант Порфирион. Около 180 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи

Так что в мире, завоеванном Зевсом, о борьбе новых и старых поколений богов напоминают не только поверженные враги Зевса, но и пока дружественный Зевсу его ближайший родственник Прометей. Как известно, Прометей хранитель великой тайны (Эсхил. Прометей, стр. 515-519) — он знает имя будущей супруги Зевса, которая родит сына сильнейшего, чем отец, то есть нового владыку Олимпа. Эта тайна разделяет Зевса и Прометея, являясь предпосылкой и для иных видов соперничества этих великих богов.

Гигантомахия, Фрагмент фриза алтаря Зевса в Пергаме. Гигант Порфирион. Около 180 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи

Не надо забывать также, что существовала редкая версия о Прометее — внебрачном сыне Геры и гиганта Евримедонта, мифографы именуют его титаном, но это частое в античности смещение понятий. Зевс выместил злобу на обоих — титана Евримедонта он сбросил в Тартар, а Прометея приковал на скале Кавказа.

Зевс убивает ваджрой змея Пифона

Борьба Зевса с Тифоном.

Как бы испытывая волю Зевса, Гея-Земля тем временем породила на смену титанам ещё одного сына — стоглавого Тифона (др.-греч. Τυφῶν; или Тифоей греч.Τυφάων).
Выше уже был обрисован чудовищный вид Тифона. Рожденный от Тартара, этот младший сын Земли тоже стал претендовать на власть. Но время притязаний тератоморфных существ уже прошло. Попытка Земли и Тифона вновь утвердить хаос и ужас явно запоздала, если уже однажды Зевс одержал победу.

И на этот раз отец людей и богов загрохотал громами. Раскатам глухого могучего рева ответили земля и небо, воды Океана и моря, Олимп и Тартар. Мир содрогнулся от тяжелой поступи бога. Вновь застонала земля, снова жаркое пламя объяло фиолетово-тёмное море, закипели почва и небо, огромные волны бились о прибрежные скалы, сотрясая твердь. Титанов в Тартаре объял трепет, от страха задрожал владыка мёртвых — Аид. Громы и молнии, посылаемые Зевсом с Олимпа, спалили головы чудовища, и Тифон, укрощенный страшными ударами, упал, потерял силу и был низвергнут Кронидом все в тот же широкий Тартар (Гесиод. Теогония, стр. 820-868).
Но это не означало, что все попытки отнять власть у олимпийских богов прекратились.

Гигантомахия. Фрагмент фриза пергамского алтаря. Гигант Алкионей и Афина.

Бороьба Зевса с Гигантами.

Когда Зевс укрепился, породил мощных детей, богов и героев, им всем пришлось сразиться с гигантами. Гиганты были рождены Землей и Ураном — Небом после завершения титаномахии. Согласно Гесиоду, Гиганты были потомками Гайи (Земли), рожденными из упавшей на Землю крови оскопленного Урана (Небо) его сыном-титаном Кроносом. В архаические и классические времена гигантов изображали в виде хорошо вооруженных древнегреческих пехотинцев (гоплитов), размером с человека, а после 380 г. до н.э. гигантов изображают со змеями вместо ног.
Эти миксантропичные чудовища имели нижнюю часть тела змеиную, извивающуюся кольцами. Они обитали на Флегрейских полях (букв, «место пожарищ» на севере Греции, во Фракии).

Гигантомахия произошла во Фракии, и она доставила много хлопот Гее, их матери, так как в отличие от титанов, гиганты были смертны, и только особая волшебная трава могла сохранить им жизнь. Но Зевс опередил Гею, сам срезал траву, послав на землю мрак, призвал на помощь своего могучего сына Геракла, всех своих божественных детей и жестоко покарал врагов, которых насчитывали до ста пятидесяти.

Зевс уничтожил гиганта Порфириона, по совету Афины Геракл убил Алкионея, набиравшегося силы от земли; Аполлон — Эфиальта, Гефест — Миманта,  Посейдон — Полибота, Гермес — Ипполита, Артемида — Гратиона, Геката — Клития, Дионис — Эврита, богини судьбы Мойры — Агрия и Тоона.

Афина не только обрушила на Энкелада целый остров Сицилию, но содрала кожу с ещё живого гиганта Палласа (др.-греч. Πάλλας — «воин», Паллант или Палленей) и сделала из неё панцирь, который защищал её в гигантомахии, поэтому её называют Афина Паллада (др.греч. Παλλὰς Ἀθηνᾶ) воинственная богиня военной стратегии и мудрости. Гигант Паллас, сын Крия и Еврибии, был отцом Ники богини победы.

Гигантомахия. Гигант Алкионей. Фрагмент фриза пергамского алтаря. 

Всех остальных погубил Зевс, а Геракл добивал поверженных стрелами.
Так в Гигантомахии ещё раз хтонические силы Земли были побеждены Олимпийцами (Аполлод. I 6, 1-2).

Борьба Зевса с Алоадами (др.греч. Ἀλωάδαι).

Была и ещё одна попытка овладеть Олимпом. Сыновья или внуки владыки морей Посейдона Алоады — братья Отос (др.греч.Ὦτος —«ненасытный» ) и Эфиальт (др.греч. Ἐφιάλτης, «Ночной кошмар») — обладали непомерной силой, гигантским ростом и уступали по красоте только Ориону. В девять лет они достигли ширины в 9 локтей (около 4 м), а высоты в 9 саженей (около 17 м).

Возмужав, Алоады настолько возомнили о себе, требовали себе в жены Артемиду и Геру, они стали запугивать богов, мечтая взгромоздить на Олимп гору Оссу, на неё — гору Пелион и таким путём достичь неба. Однако против Алоадов сам Зевс не выступил, поручил расправиться с ними Аполлону, и он перебил их стрелами. Говорят о другом, более хитроумном способе их уничтожения.

Алоады — братья От и Эфиальт заковали в цепи бога войны Ареса и «И это был бы конец Ареса и его страсти к войне, если бы прекрасная Эрибея, мачеха молодых гигантов, не рассказала Гермесу о том, что они сделали», — рассказывала Диона (Илиада 5.385–391). Предупрежденный Эрибоей, Гермес спас Ареса, и он был освобожден только тогда, когда Артемида предложила себя Отосу. Это вызвало зависть у Эфиальта, и братья поссорилась. Артемида превратилась в лань и прыгнула между ними. Алодаи, не желая, чтобы она сбежала, метнули свои копья одновременно и убили друг друга.

Алоады пронзили друг друга копьями, пытаясь попасть в промчавшуюся между ними лань, в которую превратилась Артемида (Аполлод. I 7, 4). Нечестивцы были сброшены в Тартар, где они окованы змеиными кольцами и не могут заснуть от непрерывных криков совы (Гигин 28).

Таким образом, Тартар оказался узилищем не только для детей Земли — титанов и Тифона, но и для потомков морской стихии — Алоадов. Ни те, ни другие не могли покушаться на целостность олимпийского божественного мира, который неизбежно обрекал на гибель архаический тератоморфизм во всех его видах.

Мир поделён между Зевсом и его братьями

Наконец, три брата — Зевс, Посейдон и Аид — поделили между собой мир, бросив жребий. Зевсу досталось небо, Посейдону — море, Аиду — царство мёртвых (Аполлод. I 2, 1). Олимп и земля должны были стать общим владением всех братьев, но в действительности Зевс оказался верховным владыкой. Он раздал семье олимпийских богов разные уделы (Гесиод. Теогонии, стр. 885), то есть наделил всех твердо установленными функциями, сохранив за своими союзниками прежние их владения. Так, например, верный Зевсу титан Океан благодаря своей мудрой осторожности не участвовал вообще в титаномахии и остался владыкой вод, омывающих землю.
Сам Зевс вершил высшую власть, простирая её на Олимп и землю и используя авторитет главенства над братьями.

Судя по эпитетам Зевса — «Земляной» (Хтоний), «Подземный», он, видимо, некогда объединял в себе функции жизни и смерти, обладая и землей и подземным миром. Вообще в биографии Зевса много архаического, особенно в мифах, связанных с пребыванием Зевса-младенца, родившегося в пещере на Крите.

В Дельфах, например, был якобы центр земли в виде фетиша, камня под названием Омфал, то есть Пуп, который считали пупом младенца Зевса или камнем, проглоченным Кроносом, и всячески ему поклонялись.

0мвал-греческая монета Селевка-III, с Аполлоном, сидящем на священном камне омфалос в Дельфах, V в. до н. э.

В классической мифологии Зевс — божество светлое, дневное. Недаром имя Зевс (судя по индоевропейскому корню) означает «светлое, дневное небо» (ср. лат. dies — день, divus — божественный, греч. Dzeys).

Мир приобретает под владычеством Зевса вполне упорядоченное единство, по праву называясь космосом (греч. cosmos — порядок, красота), который вполне может быть противопоставлен безмерной, бесформенной разверстой бездне Хаоса.

Вселенная в классической мифологии напоминает по форме яйцо, в равной мере сплюснутое на полюсах. На одном из них — Олимп, смыкающийся с эфирными высями, огненной разреженной материей, то есть верхнее небо. На другом — глубина Тартара, проросшего корнями земли и моря, вечный мрак нижнего неба. Посредине это яйцо как бы перерезано пополам тонким диском земли, на которой живут люди.

Над землей — воздушные пространства, где веют ветры. Над землей встает Эос — заря, днём ходит солнце — Гелиос (др.греч. ἥλιος — Илиос; Ἥλιος, Ἠέλιος) правит золотой колесницей, двигаясь с востока на запад и ночью, переплывая в золотом челне через реку Океан, чтобы снова взойти на востоке.

 Эос (др.греч. Ἕως, эпич. Ἠώς, ; в микенском a-wo-i-jo читать, как * hāwōs —«утренняя заря»; ведийская Ушас, рус. Усень/Авсень;  ИЕ Ausṓs — «рассвет»; эпитет Эос «Эригенея», др.греч. Ἠριγένεια  «прежде всех рождающаяся»)

Ночью земля освещается луной — Селеной и бесчисленными звездами. На земле текут реки и источники, зеленеют леса, цветут цветы и поля, на ней возвышаются горы, её омывает бескрайнее море.

Луна — Селена (Σελήνη; от др.-греч. σελήνη — «луна», σέλας ЦЕЛОС— «свет, сияние»; Мене, др.греч. μήνη — «МЕНяющаяся«, «луна»), сестра Зари Эос.

Аид (Плутон) похищает Персефону.

Под землей царство смерти, где во дворце со своей супругой, дочерью Зевса Персефоной, обитает мрачный бог Аид и куда приходят после смерти души умерших.

Аид («А-вид», греч. aides —«невидимый») носил медный шлем, делающий его невидимым.

Персефона (др.греч.Περσεφόνη, микен.*Preswa — Пересева — богиня плодородия и подземного царства), Пересефонья (Περσεφονεία),  Персефасса (Περσεφάσσα), Персефатта (Περσεφάττα), Ферсефаса (Φερσέφασσα). Существование такого количества различных форм имени показывает, как трудно было грекам произносить это имя на своём родном языке, и предполагает, что имя имеет догреческое происхождение. В санскрите pravapaNa — «посев, разбрасывание«; pravApin — «разбрасывание, посев в…»

На земле существуют места, таящиеся в глубоких пещерах, а пещера — это всегда связь земли и подземного бытия, откуда ведут пути к царству мёртвых.

 Трёхголовый пёс Кербер (Цербер, др.греч. Κέρβερος, от  протоиндоевропейского корня * ger— «рычать» и ber- «беречь, охранять«) охраняющий выход из царства мёртвых в Аиде, он ласково встречает прибывающих мертвецов, но никого не выпускает обратно на землю.

Пещеры находятся на крайнем востоке, где-то в Киммерии, возможно там, где наша Таврида, на крайнем западе, где закатывается солнце, а запад — закат, и есть смерть, у потока Океана вблизи сада Гесперид — нимф заката, где зреют яблоки, дающие богам вечную молодость и, наконец, поближе к людям, на древней италийской земле, у Кум, где обитает в пещере пророчица Аполлонакумская Сивилла и где в священном лесу золотая ветвь Персефоны, сорванная героем, открывает вход в мир небытия (Вергилий. Эн. VI 136-148), так что род человеческий или, как его называли древние, «однодневки» («эфемериды») живёт на земле, ощущая неизбежную связь со смертью. Только герой, да и то не всякий, может с ней побороться и преодолеть её.

Далее… Судьба людей и соперничество Прометея с Зевсом

Судьба людей и соперничество Прометея с Зевсом.
Специфика классической греческой мифологии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*