Четверг , 1 Октябрь 2020
Домой / Мир средневековья / «Записка готского топарха». К истории одной фальсификации

«Записка готского топарха». К истории одной фальсификации

Осада Корсуня (Херсонеса) войском князя Владимира. Миниатюра из Радзивилловской летописи

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба».  Глава 2.  Крымская Готия и её обитатели по данным повествовательных источников эпохи средневековья и раннего Ренессанса.

Записка готского топарха»: к истории одной фальсификации

Пожалуй, ни один документ, связанный с историей исследования готской проблематики, не вызывал таких бурных эмоций, как  «Записка готского топарха». Этот источник, чья достоверность в течение длительного времени не вызывала сомнений, в 1971 году был признан американским византологом Игорем Шевченко искусной фальсификацией, составленной его первым издателем, Карлом Бенедиктом Хазе (иначе Шарль Бенуа Хазе / Газе; 1780—1864).

Попытаемся подробнее разобраться в этой проблеме. Интересующий нас документ «Записка готского топарха» был напечатан в 1819 году в Париже византологом Карлом Бенедиктом Хазе в комментариях к летописи средневекового византийского историка Льва Диакона1. Известный летописец рассказывает среди прочего и о вторжении в 988 году в Крым киевского князя Владимира. Рассуждая об этом событии, Хазе посчитал необходимым опубликовать три ранее неизвестных фрагмента из документа на греческом языке, которые, по его мнению, имели отношение к истории похода князя Владимира. Хазе датировал эти фрагменты концом X — началом XI века и предположил, что документ был написан в Херсоне (Херсонесе). По его мнению, упоминающиеся в источнике события отражали нападение русского войска на этот византийский город в 988 году. К оригинальному греческому тексту Хазе приложил сделанный им самим перевод на латынь.

Топархия — независимая или полузависимая область во главе с топархом (местным начальником), как правило пограничная с Византией. О подобных топархиях известно из Библии (Дан. 3:2; 1Мак. 11:28) и по византийским источникам.

Повествование в «Записке готского топарха» ведётся на греческом языке от первого лица. В первом фрагменте рассказывается о переправе отряда, во главе которого стоял автор «Записки», через замерзший Днепр, а также о путешествии по степи сквозь снежную бурю. В этом фрагменте упоминается постой в «селении Борион», а также город Маврокастрон. Во втором фрагменте говорится о нападении жестоких варваров на управляемую рассказчиком местность, называемую им Климатами. В третьем фрагменте речь идёт об отражении атаки варваров, о совещании знатнейших жителей с автором записок и о его поездке к правителю, «царствующему к северу от Дуная». В тексте не приводится практически никаких имён, дат и специальных терминов. Географическая номенклатура документа также достаточно размыта и условна.

Готский воин V—VI веков н. э. в римском вооружении. Скульптура из Равеннской часовни (по О. Иегеру)

Если не считать вольного русского перевода «Записки готского топарха», который появился ещё в 1820 году, этот документ оставался практически без внимания со стороны российских историков вплоть до 1862 года.

В 1862 году известный антинорманист С. Гедеонов проанализировал текст «Записки» и датировал его временем князя Святослава (942—972).

В 1871 году академик Арист Куник (1814—1899) опубликовал статью, в которой именовал автора текста «Таврическим Анонимом» (Anonymus Tauricus).

В 1874 году Куник изменил свою позицию, на этот раз назвав автора «Готским топархом» (Toparcha Gothicus); он же пришёл к выводу, что местность, описываемая в «Записке» — это не Херсон, а Крымская Готия2.

Точка зрения Куника была поддержана многими серьезными исследователями, в том числе А.А. Васильевым (1927) «История Византийской империи»3.

На этот источник с некоторой осторожностью ссылались многие исследователи готской темы до момента появления публикации И. Шевченко в 1971 году, убедительно продемонстрировавшей сфальсифицированный и псевдоисторический характер «Записки». По мнению учёного, на это однозначно указывали следующие факторы:

1) отсутствие оригинала рукописи и упоминаний о ней в других средневековых источниках. В.Н. Бенешевич и И. Шевченко безрезультатно потратили множество сил и времени на поиск никогда не существовавшего оригинала. Отсутствие оригинальной рукописи на латыни или упоминаний о ней является серьезным аргументом против аутентичности источника. Вспомним, к примеру, т.н. «еврейско-хазарскую переписку» — корпус документов, который также часто считали фальшивкой. Ссылки на переписку, тем не менее, присутствовали в еврейской литературе XI—XVI веков, что полностью сняло подозрения в фальсификации4;

2) тот факт, что «оригинал» видел только сам Хазе и никто иной;

3) крайне вольное обращение Хазе с рукописью как со своим собственным документом при первой публикации «Записок», присутствие поправок в греческом тексте, которые не совпадают с поправками в латинском переводе, наличие многочисленных различий между корректурными листами 1819 года и опубликованным текстом;

4) сумбурное и не похожее на подлинный средневековый документ содержание «Записки», отсутствие дат, имен и туманная географическая привязка документа. К тому же есть масса вопросов по содержанию «Записки». Как мог топарх наблюдать звезды перед началом сильнейшей снежной бури? Возможно ли совпадение фаз Луны и звёзд в той форме, в которой оно указано в «Записке»? Зачем делать огромный крюк при переправе через Днепр?

5) сходство в географической номенклатуре между «Запиской» и опубликованными несколькими годами ранее дорожными заметками английской путешественницы Марии Гатри5.

Казалось бы, после такой уничтожающей критики «Записка» должна была навеки покинуть академический дискурс или фигурировать в нём только лишь в роли разоблаченной исторической фальшивки. Однако и после этого нашлись учёные, которые с упорством, достойным лучшего применения, продолжали использовать «Записку» как аутентичный источник. Болгарский историк И. Божилов, к примеру, попытался реабилитировать Хазе, утверждая, что расхождения с оригинальной копией «Записки» касались в основном её латинского перевода, а не греческого оригинала6.

Впрочем, на этот раз историческая правда всё же восторжествовала. И. Медведев, в течение многих лет занимавшийся изучением деятельности Хазе, однозначно продемонстрировал читательской аудитории, что «Записка» является сфальсифицированным документом. Учёный нашёл в бумагах византиниста В.Н. Бенешевича сообщение о том, что рукопись Palat. graec. 356, содержавшая, по указанию самого Хазе, текст «Записки», на самом деле его не содержала. Более того, эта рукопись… была написана на бумаге, а не на пергаменте. В Европе X века, т. е. во время создания этого «источника», бумагой, увы, не пользовались. Кроме того, тот же Медведев установил другой печальный факт. Хазе сфальсифицировал ещё один псевдо-средневековый греческий документ, т.н. «письма Максима Катилианоса». Благодаря находкам Медведева обозначилась и историческая фигура, для которой Хазе изготовлял свои фальшивки. Ею оказался известный российский государственный деятель, основатель Румянцевского музея, собиратель древностей граф Н.П. Румянцев (1754—1826)7. Точка зрения Шевченко и Медведева была однозначно поддержана таким авторитетным исследователем крымско-готского языка, как Н.А. Ганина8.

Как следствие, все вышеуказанное не оставляет никаких сомнений относительно характера этого «источника». «Записка готского топарха» была попросту сфальсифицирована. К великому сожалению, «выдумка» Хазе нанесла огромный ущерб как европейской, так и российской науке: практически все авторы исследований по истории средневековой Руси, Крыма и Византии, опубликованных в период между 1871 и 1971 годами, так или иначе вынуждены были анализировать этот «источник», не зная о его истинной сущности. На эту фальшивку «купился» даже такой прекрасный учёный, как А.А. Васильев, создавший в результате целую теорию о русском протекторате над Крымом в X веке9! Более того, даже сейчас, уже после разгромной критики И. Шевченко и И. Медведева, некоторые авторы по-прежнему вводят в заблуждение читательскую публику ссылками на эту псевдоисторическую подделку10. Остаётся надеяться, что научный мир и любители истории перестанут использовать «Записку» как аутентичный средневековый источник и будут воспринимать этот документ исключительно в контексте появления других исторических фальшивок, которыми был так богат XIX век11.

Примечания

1. Leonis Diaconi Caloënsis Historia / Ed. С.B. Hase. Paris, 1819. P. 254C-259A (факсимиле оригинального текста воспроизведено в Sevcenko I. The Date and Author of the So-Called Fragments of Toparcha Gothicus // Dumbarton Oaks Papers. 1971. Vol. 25. P. 11, 117—188). Мы также пользовались изданием Leonis Diaconi Caloënsis Historiae libri decern // Corpus Scriptorum Historiae Byzantinae. T. 34. Bonn, 1828. P. 496—504.

2. Куник А. О записке готского топарха (по поводу новых открытий о таманской Руси и крымских готах) // Записки императорской Академии наук. СПб., 1874. Т. 24. Кн. 1—2. С. 61—160.

3. А.А.Васильев. «История Византийской империи» 1927. С. 235—237.

4. В качестве введения в данную проблематику см. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X веке. Л., 1932; Кизилов. Крымская Иудея… С. 62—68.

5. См. Sevcenko. The Date and Author… P. 128—177.

6. Божилов И. «Анонимы на Хазе»: България и Византия на Долни Дунав в края на X век. София, 1979.

7. Медведев И.П. Новонайденный текст письма Максима Катилианоса: еще одна подделка Карла Бенедикта Газе? // Византийский временник. 2007. Т. 66. С. 307—322 (статья содержит также Приложение И.И. Шевченко к статье И.П. Медведева // Там же. С. 322—323).

8. Сравни детальный обзор полемики вокруг «Записки» в Ганина. С. 64—74.

9. А.А.Васильев.«История Византийской империи» 1927. С. 235—249; Vasiliev. P. 119—135. Ср. также Пархоменко В.А. Новые толкования «Записки готского топарха» // ИТОИАЭ. 1928. Т. II (59). С. 133—135; Бабенчиков В.П. Из истории Крымской Готии // Известия ГАИМК. Вып. 117. 1935. С. 145—155.

10. Харитонов С.В. Древний город Эски-Кермен. СПб., 2004. С. 107—117; Фадеева Т.М., Шапошников А.К. Княжество Феодоро и его князья. Симферополь, 2005. С. 210—223 (в этих изданиях публикуется русский перевод «Записки» с утверждениями об истинности этого «источника»). Ср. также Возгрин В.Е. Исторические судьбы крымских татар. М., 1992. С. 86—87; Васильев А.В., Автушенко М.Н. Загадка княжества Феодоро. Севастополь, 2006. С. 53—56; Кесмеджи П., Кесмеджи Г. Княжество Феодоро. Симферополь, 2008. С. 12—14.

11. О проблематике изучения и разоблачения исторических подделок см. сборник статей Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов / Ред. В.А. Шнирельман, А.Е. Петров. М., 2011; Козлов В.П. Тайны фальсификации. Анализ подделок исторических источников XVIII—XIX веков. 2-е изд. М., 1996; он же. Обманутая, но торжествующая Клио. Подлоги письменных источников по российской истории в XX веке. М., 2001.

Далее… Готы в «Велесовой книге»

Готы в «Велесовой книге». К истории фальсификаций
Святой Кирилл (Константин Философ) и крымские готы

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*