Воскресенье , 22 Октябрь 2017
Домой / Древнерусские обычаи и верования / Языческие обычаи, перешедшие в обряды Святок.

Языческие обычаи, перешедшие в обряды Святок.

Пришли Святки, двенадцать святых дней после праздника Рождества Христова, с 7 января, до Крещенского Сочельника или праздника Богоявления – 18 января. При этом дни с 7 по 14 января назывались Святыми вечерами, а с 14 по 19 января – «страшными», в этот день берегли амбары и скотину от нечистой силы.

С принятием христианства на Руси, языческие обряды, обращённые к многочисленным языческим богам, всё же остались, но все заклинания о достатке в доме, о будущем урожае, о приплоде домашнего скота и птицы, о здоровье и благополучии всей семьи, христиане стали обращать к единому Богу.

Мусульманские писатели и путешественники оставили в своих манускриптах много интересных свидетельств о славянах и русских. Арабский путешественник, купец и хронограф Ибн-Даста (ок. 30-х гг. X век.) записал многие сведения об обычаях славян до принятия христианства на Руси: «Славене погружаются в прорубь, ибо они язычники и таким образом почитают суровое ледяное божество своей холодной родины. Они верят, что это купание придаёт хладнокровие и неукротимость в бою».

Арабский путешественник Ибн-Даста увидел и описал языческий обычай Рождественского (Святочного) купания, существовавший у славян за полвека до Крещения Руси. Славяне в те времена были язычниками, не знали Христа, а поклонялись богам природы, ничего не слышали об Иордане, но совершали языческие ритуальные купания в проруби, в ледяной воде, после того, как Солнце повернёт на астрономическое лето.

Древние святочные традиции на Руси после принятия христианства наполнились новым смыслом, и святочные обряды оставили след в богатом русском фольклоре — в песнопениях и колядках.

Церковь не поощряла другой древний обычай, оставшийся в народе с языческих времён – переодевания в звериные шкуры и маски. Члены кружка «Ревнителей древнего благочестия» ещё в XVII веке писали: «Аще нарядятся в вывороченный тулуп, бесовские хари (маски) и преборзо поют похабные песни. А то и творят ночью озорст­во по дворам, коли не поднесут им пряника или зелена вина».

«Озорство» же заключалось в том, что ряженые «Ходят по улицам и к бесовским песням многие скверно­словия присовокупляют, и плясание творят на разожжение блудных нечистот и утех…»

На Святках среди ряженых в звериные шкуры шутников, не считалось большим грехом такое озорство, как залить кому-нибудь в печную трубу два-три ведра колодезной воды, затащить на крышу избы сани. В развлечениях «ряженых» было грехом ввалиться в дом в страшных масках и устроить там небольшой погром, побить посуду или что-нибудь своровать, по мелочи. Причём наворованными вещами во время Святок пользоваться было нельзя, а полагалось пропить их до Крещения. В романе Алексея Толстого «Пётр Первый», автор пишет, как любил такие «озорные» забавы сам император России Пётр Великий.

Обычай пения Рождественских колядок и хождения в звериных шкурах и масках был связан с очень древним языческим культом предков. Считалось, что в период, когда самые длинные ночи, а дни самые короткие, начинается самый разгул и «озорство» жителей потустороннего мира. Среди них могли оказаться и твои предки, которым тоже хочется погулять на празднике, поэтому предков следовало задобрить.

Язычники за деревней в поле «зажигали солнце», сделанное из соломы, ходили на кладбище и разводили там костёр, чтобы помянуть и символически угостить предков, пролив на могилу хоть пару капель «зелена вина». Христианская церковь строго следила за тем, чтобы таких языческих обрядов никто не проводил, а если обнаруживались такие «почитатели предков», их сурово наказывали, вплоть до отлучения от церкви.

Колядовавших на Святки, распевающих песни, пляшущих и играющих на гудках и гуслях людей христианская церковь тоже не одобряла. Царь Алексей Михайлович издал распоряжение: «Богомерзкие хари, гудки и гусли бросать в огонь», но самих поющих и пляшущих озорников не трогали. Благочестивый царь Алексей Михайлович на Святки посещал тюрьмы и одаривал тюремных сидельцев пряником и чаркой вина, в полном соответствии с Домостроем: «Да ещё недруга на Святки напоити и накормити, и но вместо вражды — дружба». На Святки – Святые вечера, полагалось кормить и поить любого святочного гостя, считалось, что с ним приходит Благодать Божия.

Историки религии говорят, что даже в IV веке греческие христиане веселились и праздновали две недели после святого Рождества. Особое внимание во время Святок уделялось тому, чтобы радостное настроение было у всех — у бедняков и рабов, у бедных и богатых, у больных, страждущих и заключённых. В христианской Византии, наследнице Восточно-римской империи, на Святки был обычай приносить еду и подарки в тюрьмы и больницы, подавать щедрую милостыню бедным, освобождать пленников.

Сам обычай дарить подарки на Рождество и обмениваться подарками во время Святок восходит своими корнями к событиям Вифлеемской ночи, когда волхвы принесли в дар новорождённому Иисусу золото, ладан и смирну. С этим библейским событием связан и обряд хождения с Рождественской (Вефлиемской) звездой, сопровождаемый церковными песнопениями — тропарь и кондак праздника, и пением колядок — духовных песен, посвящённых Рождеству. С лёгкой руки Николая Гоголя традиции колядовать, описанные им в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», все стали называть «славлением Христа».

В рождественское утро по домам ходил клир с дьячком и исполняли они, как ангелы, сообразные праздничные церковные песни — кондаки. Например, «Дева днесь пресущественнаго рождает!». Такое церковное хождение поощрялось.

В пир, поминай мёртвый мир

С языческим обрядом почитания предков связано и традиционное кушанье кутья — это классическая древнерусская поминальная каша из белого зерна пшеницы, сваренная на сыте – воде с мёдом.

После принятия христианства на Руси, кутью (или сочиво) православные ели в Рождественский Сочельник, но соответствующей христианской символики этому языческому обряду так и не придумали.

Кутья (или сочиво) – это поминальная каша, поэтому и выставляли на стол лишние приборы с гор­сточкой кутьи, для тех, кто умер в истекшем году. Хозяин перед подачей кутьи распахивал дверь дома и приглашал души мёртвых на угощение. На этом языческом обряде кормления душ предков и гадали — если покойник съедал угощение, значит, доволен и всё будет хорошо, если нет — жди беды. Учитывая, что мышей тогда в доме и на подворье водилось в достатке, каши наутро не оставалось.

На Святках был распространён обычай не просто поминать предков, а поминать жён-рожениц. Этот обычай связан с культом Рода и Рожаниц, культом Матери — прародительници рода, главного божества древних славян. Пекли специальные святочные «Козули» — медовые пряники.

Женское божество, прародительницу Рода и сегодня можно увидеть на всех славянских и северорусских вышивках. этот языческий обычай почитания Роженицы тоже прижился в христианских церковных обрядах.

Почти тысячу лет деревенские бабы от чистого сердца шли во второй день Рождества «по­клониться пирожками матушке нашей, Пресвятой Богородице». Пироги складывали к церковным иконам, что в начале вызывало недоумение и даже недовольство иерархов. Митрополит Михаил писал: «И те ж пироги на завтрие Рождества Христова, что приносят до церк­вей, мняше в честь Богородицы, есть великое бесчестие и догмат безбожных еретиков».

На второй день Рождества 8 января, и в христианской традиции празднуют Бабий Праздник, прославляют святую Богородицу. В этот день матери с детьми посещают с подарком и поздравлениями повитуху, которая помогала при родах.

С этого дня почитания пресвятой Богородицы и до Крещения проводились девичьи гадания на суженого, на замужество, на рождение ребёнка.

В аристократической среде Санкт-Петербурга и Москвы уже с конца XVIII века в моду вошли святочные балы и спектакли на библейские темы Рождества.

Простонародье же довольствовалось уличными рождественскими ярмарками, шутовскими балаганами, катанием с горок, хождением в гости с подарками и поздравлениями.

В любом сословии российского общества XVIII века было принято на Святки «озорство», например, гости всегда стучали в двери ногами, для того, чтобы хозяева дома знали, что руки у гостей заняты подарками, угощениями и сладостями.

Збручский идол как модель славянской Вселенной
Двоеверие на Руси.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*