Пятница , 25 Сентябрь 2020
Домой / Мир средневековья / Вторжение хазар и восстание Иоанна Готского

Вторжение хазар и восстание Иоанна Готского

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба».    Глава 1. Готы, страна Дорн и княжество Феодоро (Мангуп).

Вторжение хазар и восстание Иоанна Готского

Подобно гуннам хазары проникают в Таврику через восточный Крым. О том, как именно выглядело военное и административное присутствие хазар в Крыму, до конца неясно. Классические исследователи XIX века писали о Крыме как о неотъемлемой части Хазарского каганата* с конца VII до второй половины X века н. э., полагая при этом, что весь полуостров находился под хазарским протекторатом.

Однако исследования последних лет показали, что степень влияния хазар на судьбы средневековой Таврики была значительно преувеличена. Хазары были, безусловно, важной военной силой, особенно в восточной части Крыма, но это совершенно не значит, что им принадлежала полнота власти на всей его территории.

Вскоре после хазарского вторжения, с начала VIII века и до начала 40-х годов IX века, в Крыму складывается система византийско-хазарского кондоминиума (двоевластия)**. На практике этот военно-политический византийско-хазарский союз выглядел следующим образом. В ряде византийских городов Таврики находились представители хазарской власти (например, наместник-тудун) и хазарские гарнизоны.

Наиболее важные приморские центры (Боспор, Херсон, Сугдея / Судак) сохранили самоуправление, провизантийскую политическую и торгово-экономическую ориентацию. Зависимость Боспора от хазар выражалась в существовании демилитаризованных зон в округе Боспора, выплате хазарам дани и определенных торгово-таможенных привилегиях каганата в районе Керченского пролива1.

В 695 году в далекую провинцию империи — Херсон (Херсонес Таврический) был сослан свергнутый император Юстиниан II.

О том, что хазары крепко обосновываются в Крыму уже к началу VIII века, неоспоримо свидетельствуют византийские хронисты Никифор и Феофан Исповедник, описавшие знаменитую историю бегства на волю ссыльного византийского императора Юстиниана II из Херсона (Херсонеса) через Дорос (Феодоро / Мангуп) в 704/705 годах. Самовольно покинув место ссылки — город Херсон, Юстиниан  II  взял в жены сестру хазарского кагана, получившую при крещении имя Феодора, а позднее задушил струной двух наместников кагана, известных под титулами «папац» и «валгица». Вскоре, вернув себе византийский престол, император Юстиниана II возжелал «отмстить» — но не хазарам, а обидевшим его жителям Херсона. Закончилась эта «месть» плачевно для самого императора, схваченного и казнённого в 711 году войском Вардана Филиппика, выходца из Херсона. Во всех этих событиях самое активное участие принимали хазары, каган и его войско2.


Источники содержат упоминание о том, что после побега Юстиниан II  «скрылся в крепости, называемой Дорос и лежащей в готской земле»3. Нам точно неизвестно, каков был статус Дороса и «готской земли» по отношению к Византии в конце VII — начале VIII века. Поскольку Юстиниан II чувствовал себя в Доросе в недосягаемости от византийских властей, можно с некоторой уверенностью предположить, что Дорос и его округа к тому моменту вышли из-под зависимости от Византии. По мнению А.Г. Герцена, из-за ослабления византийских позиций в Таврике в конце VII века Дорос превращается в убежище для местного населения и резиденцию для формирующихся органов местной власти4.

Тем не менее находка на Мангупе моливдовула***, принадлежавшего императорскому логофету**** Дорофею (предположительно VII век), свидетельствует о наличии взаимоотношений между местными властями и византийской администрацией. А.Г. Герцен предположил, что эти взаимоотношения были связаны с экспортно-импортными торговыми операциями и взиманием налогов5.

От хазар крепость Дорос также, по-видимому, была независима. Сами византийцы именовали административные районы страны Дори, ставшие независимыми от Византии, «архонтиями» или «климатами». Во главе Готии и её климатов в то время стоял готский топарх5*, чей статус по отношению к хазарской власти после 787 года нам также не очень понятен6.

Греческая надпись 1427 года из Партенита, в которой упоминается епископ Иоанн Готский

С усилением экспансии хазар в юго-западный Крым в конце VIII века ситуация в Готии резко изменяется. Об этом нам выразительно рассказывает важнейший средневековый документ, «Житие Иоанна Готского». Согласно тексту этого источника, около 787 года хазары захватили столицу Крымской Готии, крепость Дорос, и разместили там свой гарнизон. Местное население, не желавшее мириться с этим, в ответ подняло восстание, во главе которого стоят епископ Иоанн Готский, кир (владетель / господин) Готии и его архонты (старшины). Восставшим удалось изгнать хазар и захватить клисуры, под которыми, по-видимому, следует понимать участки «длинных стен» в горных проходах.

Однако далеко не все местное население поддержало восставших. Жители одного из местных селений выдали епископа Иоанна хазарам; узнав об этом, остальные восставшие сдались на милость хазарского правителя-кагана. Последний решил пощадить правителя Готии, но казнил семнадцать его рабов. Епископ Иоанн был заключён в темницу в городе Фуллы, откуда ему, спустя какое-то время, удалось бежать в Амастриду. Там он умер, ровно через 40 дней после смерти злонравного хазарского кагана. Его мощи перевезли из Амастриды назад в Крым, где и находят упокоение в храме святых апостолов Петра и Павла в Партените7. Этот храм, как указывает найденная в 1871 году греческая надпись о восстановлении его в 1427 году, был построен самим Иоанном Готским. В тексте надписи он именуется «отцом нашим и архиепископом города Феодоро и всея Готфии Иоанном Исповедником»8.

Так нам об этих драматических событиях рассказывает текст «Жития Иоанна Готского». Крайне важен тот факт, что в нём не упоминается «страна Дори». Как явствует из источника, в то время данная территория уже называлась «Готия», а её правителем был независимый и от Византии, и от хазар Господин-кир, чьё имя источник нам не называет. Таким образом, можно предположить, что с начала VIII века и до хазарского завоевания 787 года Готия в течение какого-то времени была фактически независима как от Византии, так и от хазар.

Такой предстает перед нами, что называется, классическая и наиболее прямолинейная интерпретация данных «Жития Иоанна Готского». В последние годы отмечаются попытки пересмотреть содержание этого источника, хронологию и историю готско-хазарских отношений. Так, по мнению А.И. Айбабина, хазары установили протекторат над областью Дори (т.е. Готией) не в конце, а в начале VIII века9. Согласно предположению С.Б. Сорочана, хазары вовсе не завоевывали Готию и Дорос, а лишь усилили своё давление на Таврику и тем самым изменили баланс сил в уже сложившемся хазаро-византийском кондоминиуме. Вследствие этого восстание Иоанна Готского носило предупредительный характер и ставило целью восстановление политического status quo хазарско-византийских отношений.

Иоанн Готский также мог использовать восстание и для создания независимой от Херсона автокефальной епархии10. А.Г. Герцен и Ю.М. Могаричев предложили передатировать начало восстания периодом не раньше конца 784 и не позднее 786 года, в то время как М.-Ф. Озепи, напротив, отнесла восстание к более позднему времени (после 787 года)11. В очередной раз отметим, что эти любопытные теории являются скорее гипотезами, чем однозначным ответом на многочисленные вопросы, которыми еще полна история средневекового Крыма.

мозаичное панно на подворье мужского монастыря Космы и Дамиана над главным входом в храм Святого Иоанна Готфского

Каковы же были последствия хазарского завоевания Крымской Готии и подавления восстания Иоанна Готского? Археологические источники указывают на то, что при повторном завоевании Дороса значительно пострадала главная линия обороны города. Разрушенные участки были позднее отремонтированы, по всей видимости, самими хазарами12. Можно предположить, что хазары захватили и другие крепости, находившиеся на территории проживания готов и алан — Эски-Кермен, Тепе-Кермен и Чуфут-Кале.

В период, предшествовавший восстанию Иоанна Готского, хазары обносят стенами городище Кыз-Кермен. В VIII—IX веках хазарское присутствие достаточно четко прослеживается по данным археологических и письменных источников в таких городах Таврики как Херсон, Боспор (Керчь), Судак, Дорос (Мангуп), а также в крепостях Бакла, Тепсень, Кыз-Кермен, Чуфут-Кале, Сюрень, Алуста (Алушта) и некоторых других. Согласно результатам анализа археологических находок, приведенным А.И. Айбабиным, на территории Крымской Готии начинают селиться кочевники-булгары, пользовавшиеся хазарским покровительством. Учёный также предположил, что готские и аланские общины были вынуждены уступить часть своих земель булгарам13. К сожалению, у нас нет данных о том, насколько длительным было присутствие булгар на территории юго-западного Крыма, и носило ли их переселение мирный характер.

Присутствие хазар в Доросе было достаточно кратковременным и ограничивалось концом VIII — второй половиной IX века14. Хазарское влияние в Крыму теряет своё значение уже к 30 годам IX века, когда из степей Северного Причерноморья их изгоняют кочевники-мадьяры. К третьей четверти IX века мадьяры полностью вытесняют из Таврики хазарские войска и уничтожают хазарскую цитадель в городе Боспоре. В последней четверти IX века Боспор уже принадлежал Византии15. Какие-то незначительные следы этого присутствия в восточной Таврике могли сохраниться и после этого, вплоть до окончательного развала Хазарского каганата во второй половине X века.

После подавления восстания Иоанна Готского наступает тёмный и малоизвестный период крымской истории. В распоряжении историков крайне мало источников, освещающих временной промежуток до эпохи вторжения татаро-монгольского войск и возникновения итальянских колоний в Крыму в XIII веке. Исследователям в этом случае остается лишь делать умозаключения общего характера на основании всего нескольких письменных источников, сопоставляя их со столь же скудными археологическими и эпиграфическими памятниками.

В жизни Дороса и всей Крымской Готии наступает т.н. «фемный»6* период: к середине IX века Византия создает в Крыму Херсонскую фему, в которую включается зона «климатов», под которой следует понимать крепости юго-западного Крыма, т. е. фактически территорию Готии16. Судя по найденной в Херсоне печати императорского спафария7* и турмарха8* Готии Льва, датируемой концом X — началом XI веков, зона «климатов» называлась также «Готией». Резиденция византийского турмарха Готии располагалась, вероятнее всего, в Доросе17. Таким образом, Дорос и его окрестности вновь оказываются во власти византийцев.

Памятный знак около церкви Петра и Павла в Партените, где был погребен Иоанн Готский

Несмотря на возврат Готии в состав византийских владений, Дорос, если верить археологическим данным, по не понятным для нас причинам приходит в запустение в конце X — начале XI века. Этот этап в жизни Крымской Готии завершается во второй половине XIV века, когда новые эпиграфические и письменные памятники приносят нам дополнительные сведения об истории юго-западного Крыма в целом и Готии в частности.

В начале или середине X века степным Крымом завладевают кочевники-печенеги, еще в 889 году разгромившие в Северном Причерноморье войска мадьяр18. По мнению А.Л. Якобсона, печенеги нанесли серьезный удар по крымским поселениям, расположенным поблизости от печенежских кочевий19.

К середине XI века из северного Крыма печенегов вытесняют половцы. Нетрудно заметить, что период запустения на территории Дороса X—XIII веков совпадает с эпохой вторжений в северный Крым волн тюркоязычных кочевников (печенегов, половцев и татаро-монголов), по-видимому взимавших дань с крымских городов и крепостей. Быть может, именно этим и объясняется частичное прекращение жизни на территории столицы Крымской Готии.

Из сочинений Константина Багрянородного и Анны Комниной мы знаем, что и печенеги, и половцы охотно торговали с Византией. Часть этой торговли проходила через Херсон20.


Важные этнографические сведения о половцах в Северном Причерноморье нам сообщает еврейский путешественник рав Петахия бен Яаков из Регенсбурга, путешествовавший по южнорусским степям между 1177 и 1187 годами. В регионе, называемом им эрец Кедар, путешественник встретил народ кедаров. По его словам, кедары (т.е. половцы) жили в шатрах и были отличными стрелками из луков. Они не ели хлеба и готовили мясо, положив его под седло лошади.

Термином эрец Кедар (ивр. «страна кедаров [т. е. кочевников]») путешественник обозначал, скорее всего, прилегающие к северному Крыму степи на юге современной Украины, в то время как сам Крым называл эрец Козария (ивр. «страна Хазария»)21. Добавим, что в средневековых источниках половцев также именовали кыпчаками и кумачами (команами).

О глубоком проникновении половцев в жизнь средневековой Таврики писали и другие источники. Арабский географ Аль-Идриси отмечал в 1154 году, что крымский город Джалита (Ялта) находился в стране ал-Куманийа, т. е. был во владениях или под протекторатом куманов-половцев22.

Ещё более интересное сообщение оставил Вильгельм (Гильом) Рубрук, путешественник середины XIII века. По его сведениям, расположенные между Судаком и Херсоном крепости, чьё население говорило «по-тевтонски» (т.е. на одном из германских языков), платили дань половцам до прихода татар (т.е., по всей видимости, до повторного вторжения и начала оседания татар в Крыму в 30 годы XIII века)23. Зона расселения этих германоязычных данников (крепости между Судаком и Херсоном) совпадает с местоположением Крымской Готии и Алании с центрами в Доросе (Феодоро) и Кырк-Йере (Керкере / Чуфут-Кале).

Похожую информацию оставил и знаменитый Марко Поло в «Книге о разнообразии мира», иначе называемой «Миллион» (Il milione), составленной в конце XIII века и записанной Рустичелло Пизанским, с которым Поло коротал время в тюрьме в Генуе. В т.н. версии F книги, составленной на старофранцузском языке с примесью итальянского и считающейся наиболее аутентичной, Марко Поло упоминает о том, что татарский хан Бату «покорил Росию, Команию, Аланию, Лак, Менгиар, Зич, Гучию и Хазарию… А прежде нежели он их покорил, все они принадлежали команам…»24

Панорама горы Аю-Даг и поселка Партенит, на территории которого находятся руины церкви Петра и Павла

Давайте попытаемся разобраться с географической терминологией путешественника. Под «Команией» следует понимать половецкие владения (включая северный Крым); «Аланией» являются земли алан на Кавказе; топонимы (этнонимы?) «Лак», «Менгиар» и «Зич» обозначали, видимо, лезгин, мингрелов и зикхов (черкесов / адыгов), «Хазария» — Крым и Северное Причерноморье, а «Гучия» (Gucia) — Крымскую Готию. В тосканской рукописи книги Марко Поло, написанной на староитальянском и служащей стандартным вариантом для итальянских исследователей, вместо топонима Готия / Гучия стоит слово Scozia, что, скорее всего, является искажением Scizia, то есть «Скифия»25.

Термином Скифия, точно так же, как и понятием Газария, в то время также могли обозначать Крым и Северное Причерноморье в целом. Тем не менее, по мнению большинства специалистов, старофранцузская версия F является единственным аутентичным вариантом источника, а форма Scozia объясняется, скорее всего, опиской переписчика рукописи Марко Поло.

Добавим, что многие часто забывают, какую важную роль в жизни путешественника сыграли итальянско-крымские торговые контакты.

Достаточно вспомнить, что сочинение Марко Поло фактически начинается с описания приезда Николо и Маттео Поло, отца и дяди путешественника, в Судак (в разных рукописях называемый Soldachia / Soldaia / Soldadia, т. е. Солдайя) в 1260 году.

Женский остроготский костюм (реконструкция Э.А. Хайрединовой по материалам из могильника Лучистое)

Из завещания Марко Поло Старшего (5.08.1280) следует, что во время составления документа Николо Поло проживал в Солдайе. Поло Старший завещал свой дом в Солдайе местным монахам-францисканцам при условии, что его дети, Николо и Марока Поло, будут иметь возможность проживать в этом доме во время их приезда в Крым26. Всё это показывает, насколько тесно история семьи Поло была связана с историей Крыма.

Однако вернёмся к крымским готам. Свидетельство Марко Поло косвенно подтверждает факт зависимости готских земель от половцев в период, предшествующий татаро-монгольскому вторжению. Для нас крайне важным представляется также сообщение «Слова о полку Игореве», традиционно датируемого концом XII века. По мнению А.А. Васильева и некоторых других исследователей, упоминающиеся в источнике «готскія красныя дѣвы» на деле являются пленницами, угнанными в полон половцами во время одного из набегов на Готию. Более подробно о свидетельствах Рубрука и «Слова» мы расскажем в следующей главе: Образование Готской епархии.

Пока же на основании вышеуказанных данных письменных источников позволим сделать вывод о том, что в конце XI—XII веках Крымская Готия находилась в зависимости от кочевников-половцев, которым она выплачивала дань. Эта зависимость, впрочем, не просуществовала слишком долго.

В титулатуре византийского императора Мануила I Комнина от 1166 года в списке его владений неожиданно упоминается тот факт, что Мануил I Комнин (1118 — 1180) является самодержцем «готским». Учитывая, что византийский император достаточно удачно воевал с половцами, мы можем вслед за А.А. Васильевым предположить, что около 1166 года Крымская Готия освободилась от зависимости от половцев и вновь стала принадлежать византийцам27. Добавим лишь, что это скорее догадка, основанная на показаниях двух-трёх не слишком-то надежных источников.

Границы генуэзских владений Крыма (1) и княжества Феодоро (2) в XV веке (по В.Л. Мыцу)

По мнению А.А. Васильева и многих других историков, в конце XII века, а скорее всего, между 1192 и 1198 годами, все прежние византийские владения в Крыму вместе с Готией попадают в зависимость уже от Трапезунтской империи. Об этом свидетельствует «Житие Евгения Трапезунтского», в котором в относящемся к 1223 году (кстати, времени первого нападения татар!) сообщении указывается, что Херсон и готские Климаты платят ежегодную дань Трапезунту28.

В титулатуре императоров Трапезунта крымские владения обозначались греческим термином ператейя («Заморья»). Несмотря на то, что в скором времени Готия перестала платить дань Трапезунту и была подчинена татарам, трапезунтские императоры именовали себя владетелями ператейи («Заморья») даже во второй половине XIV века29.

Приближался XIII век, а с ним, пожалуй, и самое глобальное потрясение в истории средневекового Крыма — вторжение татаро-монгольских орд. Прежде чем шагнуть в этот непростой период, давайте проанализируем ещё один важный аспект истории готов, непосредственно связанный с восстанием Иоанна Готского, — создание Готской епархии.

Примечания.

1*. Так от титула правителя-кагана называлось государство хазар.

2**. Кондоминиум (лат. con «вместе» и dominium «владение») — совместное управление одной территорией несколькими государствами.

3***. Моливдовул (греч.) — вислая свинцовая печать.

4****. Логофет (греч.) — гражданская и церковная должность в Византии. Гражданский логофет был ответственным за различные виды государственных расходов.

5*. Топарх (греч.) — правитель области, округа, провинции.

6*. Фема (греч.) — военно-административный округ в Византии и ее провинциях.

7*. Спафарий (греч.; дословно «меченосец, обладатель меча») — звание в Византийской империи. Обладатель этого звания занимал, как правило, средние ранги должностей, такие как начальник отряда, крепостного гарнизона, соединения в армии и т. п.

8*. Турмарх (греч.) — командир турмы (подразделения, составлявшего часть воинского контингента провинции) и комендант той части военно-административного округа, на которой находилась подведомственная ему турма.

1. Науменко В.Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений // Бахчисарайский историко-археологический сборник. 2001. № 2. С. 336—361; Он же. Таврика в контексте византийско-хазарских отношений: опыт первых контактов // ХА. 2004. № 3. С. 94—116; Он же. Хазарский «тудун» в Херсоне в начале VIII века: византийская версия // МАИЭТ. 2003. Вып. X. С. 427—451.

2. Чинуров. Византийские исторические сочинения… С. 62—65, 163—166. 3. Там же. С. 163.

4. Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа // МАИЭТ. 1990. Вып. I. С. 137.

5. Герцен. Дорос-Феодоро… С. 102—103.

6. Васильев. 1927. С. 217—219.

7.  Могарычев Ю.М., Сазанов А.В., Шапошников А.К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма «хазарского периода». Симферополь, 2007. С. 8—14. См.  греческий оригинал и русский перевод «Жития»

8. Васильев. 1927. С. 206.

9. Айбабин. С. 226.

10. Сорочан С.Б. Рождение фемы. Херсон и Таврика в системе византийских преобразований VIII—IX вв. // Проблемы истории, филологии и культуры. 2004. Вып. 14. С. 364. Дополнительно см. он же. К вопросу об авторстве и датировке Жития Иоанна Готского // Восточная Европа в древности и средневековье. XXI Чтения памяти чл.-корр. АН СССР В.Т. Пашуто. Материалы конференции. М., 2009. C. 02—307.

11. Герцен А.Г. 302—307. Могаричев Ю.М. К вопросу о церковной истории Таврики в VIII в. // АДСВ. 1999. Вып. 30. С. 112—115; Auzepy M-F. Gothie et Crimée de 750 à 830 dans les sources ecclésiastiques et monastiques grecques // МАИЭТ. 2000. Вып. VII. С. 324—331.

12. Герцен. Дорос — Феодоро… С. 104. Герцен А.Г. Хазары в Доросе-Мангупе // ХА. 2002. № 1. С. 33.

13. Айбабин. С. 211—212, 227.

14. Герцен. Хазары в Доросе… С. 29—34.

15. Айбабин. С. 227; он же. Крым под властью Хазарского каганата // Международная конференция «Византия и Крым». Севастополь, 6—11 июня 1997 г. Тез. докл. Симферополь, 1997. С. 5—9.

16. Константин Багрянородный. Об управлении империей / Ред. Г.Г. Литаврин, А.П. Новосельцев. М., 1991. С. 36—37.

17. Айбабин А.И. Некоторые аспекты истории Готской епархии в Юго-Западном Крыму // МАИЭТ. 2006. Вып. XII. С. 620—621.

18. Айбабин. С. 227.

19. Якобсон А.Л. Средневековый Крым. М.—Л., 1964. С. 53—54.

20. Анна Комнина. Алексиада / Пер. Я.Н. Любарский. СПб., 1995. С. 265; Obolensky D. The Crimea and the North before 1204 // Αρχειον Ποντου. 1979. T. 35. P. 123—133.

21. Три еврейских путешественника. М., 2004. С. 263—266; Petahyah of Ratisbon. Travels of Rabbi Petachia of Ratisbon / Transl. Dr A. Benisch. London, 1861. P. 3—6 (иврит и англ. перевод).

22. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы / Пер. И.Г. Коноваловой. М., 2006. С. 115.

23. De Rubruquis W. Itinerarium fratris Willielmi de Rubruquis de ordine fratrum Minorum, Galli, Anno gratie 1253 ad partes Orientales // The Texts and Versions of John de Plano Carpini and William de Rubruquis / Ed. C.R. Beazley. Nendeln, 1967. P. 146—147.

24. Курсив мой; ст. русский пер. в Джованни дель Плано Карпини. История монгалов; Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны; Книга Марко Поло / Пер. И.М. Минаева. М., 1997. С. 370.

25. Polo M. Il Milione / Ed. Ruggero M. Ruggieri. Firenze, 1986. P. 298, 368.

26. Polo M. The Book of Ser Marco Polo the Venetian Concerning the Kingdoms and Marvels of the East / Ed. and trans. Henry Yule. Vol. 1. London, 1921. P. 4, 15, 25.

27. Васильев. 1927. С. 260—265.

28. Успенский Ф.И. Очерки из истории Трапезунтской империи. Л., 1929. С. 51; Vasiliev. P. 161.

29. Vasiliev. P. 161—162, 187—188.

Далее… Образование Готской епархии

Образование Готской епархии
Готы в Крыму в ранневизантийский период

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*