Воскресенье , 1 Август 2021
Домой / Русский след в мире / Война с Персией 1804—1813 годов

Война с Персией 1804—1813 годов

С 1812 годом в России ассоциируется в основном Отечественная война. Нашествие Великой армии Наполеона, в составе которой фактически были соединенные силы всей Европы, Бородинское сражение, горящий Смоленск и сожжённая Москва и в итоге войны бесславная гибель остатков европейских полчищ на реке Березине и Парад русских войск в Париже 10 сентября (по старому стилю 29 августа) 1815 года, который привёл в восхищение и трепет всю Европу.

Однако в 1812 году Россия вела боевые действия ещё на двух фронтах — Дунайском и Персидском. Персидская кампания началась ещё в 1804 году, а Турецкая на Дунайском фронте — в 1806 году. Русско-турецкую войну 1806—1812 годов удалось завершить подписанием Бухарестского мира 16 мая 1812 года, по условиям которого Россия должна была вернуть Порте крепость Анапу — ключевой пункт турецких владений на Кавказе, захваченный эскадрой русского контр-адмирала Семёна Афанасьевича Пустошкина.

Бухарестский мирный договор 1812 года улучшил стратегическое положение России, которой перешла Бессарабия с крепостями Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия и Измаил.

Русско-турецкая граница устанавливалась отныне по реке Прут и Килийскому руслу. Россия оставила за собой значительные территории в Закавказье, получила право торгового судоходства по всему течению Дуная.

Молдавия и Валахия были возвращены Турции, которая, в свою очередь, возвратила им все привилегии, предоставленные Ясским миром 1792 года. Сербия получала автономию в вопросах внутреннего самоуправления.


В 1812 году удалось добиться и решительного перелома в Персидской кампании. В двухдневном сражении при Асландузе 19—20 октября 1812 года 2-тысячный русский отряд под командованием Петра Котляревского наголову разгромил 30-тысячную персидскую армию под предводительством наследника персидского престола Аббаса-Мирзы, а затем штурмом взял Ленкорань. Это заставило Персию просить мира.

Предыстория войны с Персией

Продвижение России в Закавказье встретило сначала скрытое, а затем открытое сопротивление Персии. Персия была древней региональной державой, которая уже не первое столетие боролось за доминирование на Кавказе с Османской империей. Продвижение русского влияния на Кавказе встретило сопротивление этих двух держав, которые были традиционными соперниками.

В 1802 году генерал-губернатором Астраханской губернии, военным инспектором Кавказского корпуса и главнокомандующим войсками в только что присоединенной Грузии был назначен Павел Дмитриевич Цицианов (Покоритель Закавказья князь Павел Дмитриевич Цицианов. Штурм Гянджи; Часть 2). Русский полководец и государственный деятель, грузинского происхождения, князь Цицианов был активным проводником российской имперской политики на Кавказе.

Князь Павел Дмитриевич провёл огромную работу по расширению русской территории на Кавказе. Цицианов показал себя талантливым администратором, дипломатом и полководцем, который частью дипломатическим путём, частью силой смог склонить на сторону России разных феодальных владетелей на побережье Каспийского моря, в Дагестане и Закавказье. Генерал Цицианов имел сравнительно небольшие силы регулярной армии, предпочитая договариваться с местными владетелями. Он привлекал горских правителей, ханов и местную знать подарками, присвоением офицерских и иногда даже генеральских званий, выплатой постоянного жалованья из казны, вручением орденов и других знаков внимания. Ведение переговоров всегда предшествовало военным походом князя-наместника. Князь Цицианов опирался на воинские отряды местных князей и ханов, принимающих сторону России, набирал из местных жителей добровольцев.

Присоединение различных государственных образований на Кавказе к России и отдельных племён, которые ещё не выросли до уровня государства, было объективным благом для подавляющего большинства их населения. Российская империя давала им защиту от страшных по своим последствиям персидских и турецких вторжений, которые на долгие годы, если не десятилетия, опустошали целые области. Людей истребляли и многими тысячами уводили в рабство или переселяли в интересах Персии и Турции. Одновременно Россия спасла многие христианские или полуязыческие народы от полного истребления и исламизации. В исторической перспективе Грузии не было иного выхода, как пойти под протекторат Российской империи.

Приход на Кавказ русских людей приводил к прогрессу в культурной, материально-хозяйственной жизни, повышал благосостояние людей. Развивалась инфраструктура края, строились города, дороги, школы, развивалась промышленность и торговля. Уходили в прошлое дикие обычаи и явления, вроде открытого и массового рабовладения, постоянной междоусобной резни, набегов, угона людей для продажи в рабство. Уходили в прошлое жестокость и всевластие местных ханов, князей и прочих средневековых феодалов. Это было в интересах простых людей, хотя и нарушало интересы узкой группы феодалов. С другой стороны, те кавказские феодалы, которые честно служили Российской империи, легко добивались самых высоких постов, и не чувствовали никакой дискриминации по национальному признаку.

Князь Цицианов без особых усилий добился присоединения к России Мингрелии (Грузия тогда не была единой и состояла из нескольких государственных образований). Владетельный князь Мингрелии Георгий Дадиани в 1803 году подписал «просительные пункты». В 1804 году эти пункты подписали также царь Имеретии Соломон II и владетель Гурии князь Вахтанг Гуриели.

Одновременно в состав России добровольно вошли мелкие ханства и султанаты Северного Азербайджана. Многие из них ранее были в вассальной зависимости от Персии. Главнокомандующий Кавказского корпуса войск в Грузии князь Цицианов настойчиво уводил из-под влияния Персидской державы закавказские земли, прежде всего в Северном Азербайджане. Князь последовательно распространял влияние России, продвигаясь к Каспийскому морю и реке Аракс, за которой располагались уже персидские земли, Южный Азербайджан. Таким образом, обеспечивалась безопасность Грузии, которая ещё совсем недавно постоянно страдала от набегов мусульманских соседей. С 1803 года русские войска, при поддержке местных добровольческих формирований (кавказской милиции), стали контролировать безопасность земель, расположенных севернее реки Аракс.

Серьезное сопротивление наступлению Цицианова смогло оказать только Гянджинское ханство, феодальное владение, некогда принадлежавшее грузинским царям. Гянджинское ханство имело стратегическое положение, на северо-востоке граничило с Щекинским ханством; востоке и юго-востоке граничило с ханством Карабагским (или Карабахским, Шушинским); а на юге, юго-западе — с Эриванским; на северо-западе — с Шамшадильским султанством; на севере — с Кахетией. Такое стратегически выгодное расположение делало ханство ключом к Северному Азербайджану.

Гянджинский Джавад-хан ещё во время похода Зубова в 1796 году добровольно присягнул на подданство России, её императрице Екатерине II, но после ухода русских войск, нарушил клятву. Джавад-хан всячески содействовал персидским вторжениям в грузинские земли, получая свою долю от военной добычи, более того, поддерживал любые антирусские интриги местных феодалов.

Цицианов попытался решить вопрос мирным путём, однако правитель Гянджи (Ганджи) хитроумный Джавад-хан, зная о малочисленности русских войск на Кавказе, отказался прекратить антирусскую деятельность. Князь Цицианов ответил военным походом. Прибыв с Кавказским корпусом в Шамхор, князь Цицианов ещё раз предложил решить дело миром, напомнив Джавад-хану о том, что он присягал России и потребовал сдать крепость Гянджи  Феодальный правитель не дал прямого ответа.

3 января 1804 года русские войска штурмом взяли Гянджу. В ходе кровопролитного боя пал и Джавад-хан. Гянджинское ханство было ликвидировано и вошло в состав Российской империи, как Елизаветпольский округ. Гянджа была переименована в честь императрицы Елизаветы Алексеевны — в Елизаветполь. Падение мощной крепости Гянджи, которую защищал 20-тысячный гарнизон, произвело большое впечатление на шаха Персии, а также на владетелей азербайджанских ханств.

Персия не собиралась уступать Кавказ России. Военные грабительские походы на Кавказ десятилетиями приносили персидской военной элите огромный доход от грабежа и угона для продажи в рабство десятков тысяч человек. Ни Стамбул, ни Тегеран не желали признавать акты присоединения кавказских народов и областей к Российской империи, требуя ухода русских вплоть до Терека. Персы решили начать войну, пока русские не закрепились в новых владениях.

Британские военные советники при дворе персидского Фетх Али-шаха — Дж. Малькольм, Х. Джоунс и Г. Узли

 

Интересы Англии и Франции

Продвижение России столкнулось с геополитическими интересами Франции и Англии. Париж и особенно Лондон имели в Малой Азии и Персии свои интересы. Англия боялась за свою жемчужину в британской короне — близкую к Персии Индию. Поэтому каждый шаг России на юг вызвал беспокойство Лондона.

Персидские походы Петра I, прорубившего «дверь» на Восток до Дербента, где жители торжественно встретили русскую армию 3 сентября 1722 года (Часть 2; Наказание «немирной» Персии — поход 1796 года) и походы наместника Кавказа графа Зубова (1771 — 1804 гг.) по приказу Екатерины, давно уже вызвали раздражение Англии. Особенно большой страх в Англии вызвал приказ Павла I о походе в Индию. Правда, русского императора-рыцаря Павла удалось убить. Однако Россия продолжала своё продвижение на Кавказе и могла рано или поздно задуматься о пользе выхода к Персидскому заливу и Индии, что пугало британскую элиту. Англия активно натравливала на Россию Персию и Турцию, которые должны были помешать русским выйти к Персидскому заливу и Индийскому океану. В Большой политической игре продвижение России на Кавказе вело её полному доминированию в Евразии, что наносило смертельный удар англосаксонскому проекту строительства Нового мирового порядка.

Всю важность Кавказского региона прекрасно понимал и Наполеон Бонапарт, который всю жизнь мечтал о походе в Индию. Он планировал занять Константинополь, а оттуда двинуться в Персию и Индию. В 1807 году в Тегеран прибыли французские военные инструкторы во главе с генералом Гарданом, которые приступили к реорганизации персидской армии по европейскому образцу. Создавались пехотные батальоны, строились укрепления и артиллерийские заводы. Правда, вскоре Персия разорвала договор с французами и с 1809 года реформой иранской армии стали заниматься английские офицеры. Россия в это время была врагом Англии.

В Персию прибыл генерал сэр Джон Малькольм, с ним было 350 британских офицеров и унтеров. Персидскому шаху подарили 30 тысяч ружей, 12 орудий и сукно на мундиры для сарбазов (так называлась новая персидская регулярная пехота). Британцы пообещали персам подготовить 50-тысчную армию.

В марте 1812 года Британия и Персия заключили военный союз, направленный против России. Англия выделяла деньги на три года продолжения войны с Россией и пообещала создать на Каспийском море персидскую военную флотилию. Английский посол сэр Гор Узли пообещал Персии вернуть Грузию и Дагестан. Прибыли в Персию и новые британские военные советники.

Начало войны с Персией

Летом 1804 года начались боевые действия. Поводом к войне стали события в Восточной Армении (Начало Русско-персидской войны 1804—1813 гг. Сражение за Эриванское ханство).

Владелец Эриванского ханства Махмуд-хан обратился к персидскому правителю Фетх Али-шаху (1772 — 1834) с вассальной просьбой поддержать его в претензиях на полное господство Армении. Персия поддержала Махмуд-хана.

Тем временем граф Цицианов получал тревожную информацию из Персии и закавказских владений. Пошли слухи об огромной персидской армии, которая огнём и мечом пройдёт по Кавказу и вышвырнет русских за Терек. В Тегеране бросили открытый вызов России: персидский шах торжественно «пожаловал» Грузию, бывшую частью Российской империи, беглому грузинскому «царевичу» Александру. В результате этой афёры персы придавался началу войны «законный» характер, якобы с целью «освобождения» Грузии от «русской оккупации». Это событие имело в кавказских землях большой резонанс. Персы проводили активную пропагандистскую кампанию, призывая грузинский народ поднять восстание и сбросить «русское иго», признать «законного царя».

Командующий персидской армией принц Аббас-Мирза

Сын Фетх Али-шаха наследный принц Аббас-Мирза, главнокомандующий персидской армии, руководил внешней политикой Персии. Эриванский хан Махмуд прислали князю Цицианову ультимативные письма с требованием вывести русские войска с Кавказа, иначе персидский шах «прогневается» и накажет «неверных». Павел Дмитриевич ответил красиво и ясно:

«На глупые и дерзкие письма, каково было ханское, с прописанием к нему ещё и повелений, словами льва, а делами телёнка, Баба-хана (так в молодости звали персидского шаха), русские привыкли отвечать штыками…».

Грузинский наместник на Кавказе граф Цицианов потребовал освободить патриарха Даниила и вернуть ему его пост. В 1799 году, после смерти армянского патриарха, Российская империя поддержала кандидатуру Даниила, получившего на выборах большинство голосов. Но эриванский хан Махмуд, надеясь на поддержку Персии, приказал арестовать Даниила, и на его место посадил своего ставленника — Давида.

Многочисленные персидские отряды нарушали русскую границу, нападали на пограничные посты. Эриванский владыка собрал 7-тысячный отряд. В Тавризе (Тебризе), столице Южного Азербайджана, было сконцентрирована 40-тысячная персидская армия. Соотношение сил было в пользу Персии и её союзников. Это и позволяло персам предъявлять наглые ультиматумы России.

До 1803 года князь Цицианов имел только 7 тысяч солдат в Кавказском корпусе войск. В русскую группировку в Закавказье входили: Тифлисский, Кабардинский, Саратовский и Севастопольский мушкетерские, Кавказский гренадерский, Нижегородский и Нарвский драгунские полки. Только с 1803 года русское военное присутствие в Грузии несколько усилили. Однако огромное численное преимущество оставалось на стороне Персии.

В Тегеране знали о внешнеполитических проблемах России. Назревала война России с наполеоновской Францией (III антифранцузская коалиция) и шла война Османской империей. Поэтому русское правительство не могло выделить значительных сил и средств для удержания занятых кавказских областей и крепостей. Все военные ресурсы и людские силы были связаны европейскими делами. Цицианов мог рассчитывать только на имеющиеся под рукой силы кавказских добровольцев.

Цицианов, воспитанный на суворовской наступательной стратегии и тактике, не стал ждать вражеского вторжения и ввёл русские войска в Эриванское ханство, бывшее вассалом Персии. Главнокомандующий Цтцианов планировал перехватить стратегическую инициативу в войне и надеялся на высокие боевые качества русских солдат и офицеров.

8 июня 1804 года авангард отряда Цицианова под руководством С. Тучкова выступил на Эривани. 10 июня у урочища Гюмри (Гумры) русский отряд разбил вражескую конницу под началом «царя» Александра и его брата Теймураза.

19-20 июня 1804 года отряд Цицианова, состоящий из 4,2 тысяч человек при 20 орудиях, подошёл к Эривани. Однако здесь уже располагалось 20-тысячное войско (12 тысяч пехоты и 8 тысяч конницы) персидского принца Аббас-Мурзы. 20 июня состоялось сражение главных сил Цицианова и Аббас-Мирзы. Атаки персидской кавалерии с фронта и флангов были отбиты русской пехотой. К вечеру персидская кавалерия прекратила бесплодные атаки и отступила. Отряд Цицианова не имел сил, чтобы одновременно противостоять персидской армии и осаждать крепость, поэтому Цицианов решил сначала вытеснить персов из Эриванского ханства, а затем уже приступить к осаде крепости. С 20 по 30 июня произошла серия малых и больших боевых столкновений, в которых персов постепенно теснили.

Русские войска заняли селение Канагиры, хорошо укрепленный Эчмиадзинский монастырь.

30 июня 1804 года произошло новое решительное сражение. Русский отряд прошёл мимо Эриванской крепости, и двинулись на персидский лагерь, располагавшийся в 8 верстах от города. Аббас-Мирза получил подкрепления, увеличив численность армии до 27 тысяч человек, и надеялся на победу над 4 тысячным отрядом Цицианова. Полководцем он был опытным, имея под началом командиров, которые уже не раз ходили походами на Кавказ. К тому же персидскую армию муштровали английские и французские инструктора.

Однако атака многочисленной персидской армии не смутила Цицианова. Атаки персидской конницы отражали залпами 20 орудий, поставленных в первую линию. Шахская конница была расстроена и в беспорядке отступила. Аббас-Мирза не решился вывести пехоту и отступил за Аракс. Преследовать персов было просто некому. У Цицианова практически не было конницы. Только несколько десятков казаков бросились на врага, переправлявшегося через реку, и захватили несколько персидских знамён и орудий.

Выставив на реке Аракс посты, Цицианов вернулся к Эриванской крепости. Город имел двойные каменные стены с 17 башнями, его защищало 7 тысяч ханских воинов, 22 пушки и несколько тысяч ополченцев. Задача была сложной, особенно в отсутствии осадной артиллерии.

Персидский шах Фетх Али-шах

Пока готовились к осаде крепости, пришло сообщение о приближении 40-тысячной персидской армии, во главе с шахом Фетх Али. Персы планировали двойным ударом — со стороны крепости и реки Аракс, уничтожить небольшой отряд Цицианова. Однако Цицианов ударил первым, разбил войско эриванского Махмуд-хана, которое едва успело скрыться за воротами крепости и авангардом персидской армии.

Нахождение у стен Эриванской крепости потеряло смысл. Осадной артиллерии у русских не было, для полной блокады не хватало солдат, заканчивались боеприпасы и провиант. Эриванская крепость не испытывала особых проблем со снабжением. Эриванский правитель Махмуд-хан, зная о малочисленности русского отряда, отсутствии тяжелой артиллерии, проблемах русской армии со снабжением и надеясь на помощь персов, упорствовал, и не собирался сдаваться. Персы разграбили и опустошили все окрестности. Коммуникации были перерезаны, конницы для их охраны не было. Отправленная в тыл персов грузинская дружина и отряд из 109 человек во главе с майором Монтрезором были уничтожены. Грузинский отряд проявил беспечность, расположившись на ночной отдых без соответствующих мер предосторожности и был уничтожен. Отряд Монтрезора, отказался сдаться и пал в неравном бою с 6-тысячным конным отрядом персов. Для отряда Цицианова появилась угроза голода.

Цицианов осенью снял осаду и отступил. Вместе с русскими ушли тысячи армянских семей. Кампанию 1804 года нельзя поставить в упрёк генералу Цицианову. Его отряд сделал всё возможное и невозможное в такой ситуации.

Цицианов упредил вторжение персидской армии в Грузию, нанёс персам несколько тяжелых поражений, заставляя отступить вражеские силы намного превосходящие русский отряд, сохранил свой отряд в тяжелейших условиях.

Как 493 русских солдата полковника Карягина остановили 20-тысячную персидскую армию
О Котляревский, бич Кавказа!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*