Понедельник , 18 Февраль 2019
Домой / Новое время в истории / Военные реформы Милютина, создавшего новую русскую армию

Военные реформы Милютина, создавшего новую русскую армию

Итоги Крымской войны 1853—1856 г.г. для Российской империи нельзя назвать утешительными. В состоянии кризиса пребывало все: власть, армия, общественное сознание. Правительству Александра II, принявшего власть в России, досталась незавидная доля, ему требовалось перекраивать на новый манер абсолютно всё. Исходя из горьких уроков Крымской войны стало ясно, что приоритетным направлением модификации должно стать оснащение армии новым вооружением и реорганизация самой структуры армии.
Замене подлежало слишком много конструкций, и каждое нововведение требовало немалой подготовки. Военный министр Российской империи Дмитрий Алексеевич Милютин, занимавший этот пост с 1861 года, взялся за преобразования в армии.

Сам автор военных реформ был не только преподавателем Императорской военной Академии и профессором, но и боевым офицером, он воевал на Кавказе, и прекрасно знал о проблемах армии изнутри. О необходимости кардинальных перемен в структуре и оснащении армии, профессор Милютин писал ещё до начала Крымской войны. Милютин имел тщательно проработанный план преобразования русской армии, обоснованный теоретически, а неудачи военных действий русской армии в Крымской войне, практически доказали необходимость масштабных преобразований и в вооружении, и в самой организации армии.

Военная реформа Милютина, проведённая в 1864 — 1868 году, касалась технической и организационной части армии.

 Техническое перевооружение русской армии

В 1866 году члена Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления полковника А.П. Горлова и делопроизводителя Оружейной комиссии поручика К.И. Гуниуса направили в США для выбора нового оружия для русской армии.  Горлов и Гуниус обратили внимание на винтовку Бердана с откидным вперед-вверх затвором. Русские специалисты отнеслись к ней более критически и на заводе «Кольт» занялись существенной доработкой винтовки и её патрона. В результате появились 4,2-линейный патрон с цельнотянутой гильзой и винтовка с откидным затвором и внутренним линейно движущимся курком. В США эти винтовки называли «русскими», в России же – «системы Бердана», винтовку правильнее было бы назвать системой Горлова — Гуниуса. На вооружение винтовка «берданка» поступила под обозначением «стрелковая винтовка образца 1868 г.», к ней принят 4-х гранный штык. По своей конструкции и характеристикам винтовка «берданка»- 1870 г. оказалась одной из лучших для того времени.

К осени 1872 года существенно преобразовали Тульский оружейный завод, совершенствовались Ижевский и Сестрорецкий, обновлялись арсеналы. Станки для оружейного производства и инструменты приходилось покупать за рубежом.

В 1876 году было принято однозарядное 8-линейное (20,4-мм) нарезное крепостное ружье А. Гана, характерными чертами которого стал патрон с обычной мягкой или бронебойной пулей (железный сердечник со свинцовой рубашкой), откидной затвор типа Крнки, амортизатор приклада и секторный прицел.

Полковнику Горлову поручили улучшить систему картечницы Дж. Гатлинга с вращающимся блоком последовательно стреляющих стволов, выпущенной фирмой «Кольт». Результатом стала 10-ствольная система Гатлинга — Горлова под «бердановский» патрон, принятая на вооружение под названием «4,2-линейная скорострельная пушка». Выпуск её освоили на заводе Л. Нобеля в Петербурге. В это время фирма «Кольт» предлагала на рынке новые картечницы, по сути, присвоив горловские усовершенствования, что похоже на историю с «русской винтовкой Бердана». В 1873 году приняли менее громоздкую 6-ствольную картечницу Гатлинга, усовершенствованную русским инженером В.С. Барановским, служившим на заводе Нобеля. К картечницам в России впервые применили название «пулемёт».

Вопрос о скорострельном личном оружии стоял не менее остро, чем о винтовках. Русский флот несколько опередил армию, приняв в 1869 году вместе с винтовкой Баранова «4,5-линейный» (12-мм) револьвер системы француза Галана. Его отличала оригинальная система «саморазряжания» с помощью шарнирного рычага, сдвигавшего вперед ствол с барабаном. Револьверы заказывались фабрике Галана в Льеже, на вооружении состояли недолго: их сменил «Смит и Вессон» под более мощный патрон.

Его появление в России также связано с именем полковника А.П. Горлова и Юрьева, предложивших остановить выбор на новой модели фирмы «Смит и Вессон». Смит и Вессон оказались тогда в затруднительном положении и свои надежды удержаться на рынке связывали с револьвером калибра 44 под патрон центрального воспламенения с переломной рамкой и одновременной экстракцией гильз (патенты Доджа и Кинга). Русские специалисты потребовали внести в оружие и патрон ряд изменений. Выполнив их –– уж очень был нужен русский заказ, — владельцы фирмы обнаружили, что револьвер стал много лучше Позднее фирма «Смит и Вессон» продавала «русскую модель» на рынке, а патрон 44 «русский» долго оставался популярен в США.

В 1871 году на вооружение в России приняли 4,2-линейный (10,67 мм) револьвер с длиной ствола 8 дюймов, известный как «Смит и Вессон I образца». Одновременную экстракцию гильз он обеспечивал в более удобной форме, чем «Галан». Позже были приняты образцы 1872 года с длиной ствола 7 дюймов, шпорой на спусковой скобе и стопором экстрактора и 1880 года — со стволом в 6 дюймов. С 1871 по 1876 год Россия закупила у «Смит и Вессон» 250 тысяч револьверов. Револьверы II образца заказывали уже не только в США, но и в Германии: завод Людвига Леве в Берлине выпустил их около 100 000 штук. А «Смит и Вессон» III (1880 года) с 1886 по 1897 год выпускались уже Тульским оружейным заводом.

В артиллерии широкое распространение получила нарезная дульнозарядная пушка Маиевского 1857 года, в плане технологии производства похожая на пушки системы Дальгрена, но с «более совершенными обводами».  Маиевский разработал интересную теорию расчёта давления пороховых газов при выстреле, что позволило очень точно рассчитать необходимую толщину стенок ствола в зависимости от удаления от казны. Пушка Маиевского получилась относительно легкой.

Проходили испытания и новые орудия скорострельной артиллерии. Именно тогда появилась пушка Барановского, ставшая прообразом всех полевых скорострельных орудий последующих эпох.

Итак, количественные изменения в оружейном деле перерастали в качественные, в военном деле начиналась революция. Разумеется, здесь играли роль и новые средства транспорта, и средства связи, и нововведения в экипировке и снабжении войск. Но основой коренных изменений в русской армии стали новое оружие и новая артиллерия.

Александр II под Плевной. Русско-турецкая война 1877 — 1878 г.г.

Организационные преобразования в русской армии 1864 г.

 Территория Российской империи в 1864 году была разделена на 15 военных округов, каждый из которых возглавлял командующий, управлявший всеми войсками и военными учреждениями своего округа. Детально была проработана и отлажена система взаимодействия воинских соединений и оповещения, что улучшило управляемость армией.

С введением в России военных округов была ликвидирована излишняя централизация, заставлявшая подчиняться столичному центру, военному министру или царю. С созданием военных округов командование приблизилось к войскам. Военное министерство избавлялось от множества обязанностей, которые теперь выполняли командующие военными округами, и могло непосредственно заняться общим руководством военных действий и осуществлением контроля. На командующих военных округов возлагалось и наведение порядка в случае революционных выступлений войск.

Образцом для создания военных округов послужили армейские корпуса, расположенные на Кавказе и в Сибири, командиры которых подчинялись непосредственно царю. Армейский корпус на Кавказе и в Сибири сосредоточивал в своих руках всю военную, административную и гражданскую власть.
Милютину заявил, что «для создания военных округов мы имеем уже готовый образец не в иностранных государствах, но в устройстве наших же окраин».
На территории военных округов проводилась мобилизация в армию, велось обучение новобранцев, создавались запасные и резервные войска.

Реорганизация военного министерства, закончившаяся в 1868 году, привела к тому, что в руках военного министра сконцентрировались все военно-командные и хозяйственные функции.
В ведение военного министерства были переданы артиллерийские войска во главе с генерал-фельд-цехмейстером, инженерные войска во главе с генерал-инспектором инженерных войск и все военно-учебные заведения. Военная реформа Милютина упростила руководство войсками и улучшило координацию различных структур армии.

Рекрутская служба в Российской империи в 1874 году сменилась всеобщей воинской повинностью – без сословных различий. В армию попадали по жребию, а не все, но жребий этот тянули все военнообязанные. В сухопутных войсках служили 6 лет, а потом ещё 9 числились в запасе. А во флоте срок службы составлял 7 лет и 3 года — в запасе. До 1793 года срок службы солдат в армии был бессрочен. С 1793 года солдат служил в армии 25 лет,  со временем этот срок уменьшался.

Подготовка рекрутов, как в мирное время, так и в военное, возлагалась на резервные войска, тогда как раньше этим занимались полевые действующие войска. Уменьшен был нестроевой состав армии, и упразднены части, не имеющие боевого назначения; переформированы местные войска.

Кардинально переделана система подготовки кадрового состава. Часть кадетских корпусов заменили военными гимназиями без особой специализации, где воспитаннику давали массу нужных знаний, из которых он сам мог позднее выбрать нужные.
При Милютине были созданы юнкерские училища, где проходило дальнейшее обучение ратному делу и будущие военнослужащие выбирали специализацию.
Реформы коснулись и госпитальной, и санитарной службы, в результате повысились показатели здоровья армии.

Понимая, что интеллектуальный ресурс играет стратегическую роль, военная реформа предусматривала льготы, основанные на образовательном цензе. Выпускникам начальной школы приходилось служить 3 года, при наличии среднего образования срок сокращали до полутора лет, а тем, кто окончил вуз – всего полгода. Такой подход позволил снизить нагрузку на бюджет при общем наращивании оборонного потенциала. Количество вооруженных сил в мирное время резко сократилось, что удешевило содержание армии для государства. Но мобилизационный резерв увеличился в разы. И теперь, в случае военной нужды, дополнительные части не формировались заново, как раньше, а разворачивались за счёт резервистов. И процесс этот занимал уже не полгода, как раньше, а всего месяц.

Стараниями Милютина из русской армии исчезли все суровые телесные наказания – шпицрутены и другие телесные наказания в солдатской службе. Детально было проработано военное судопроизводство, исключавшее произвол на местах. Стало больше уделяться внимания образованию солдата, были введены солдатские читальни и обучение грамоте для рядового состава.
У реформ Милютина нашлось множество противников. Самой рьяной критике подвергался отказ от телесных наказаний солдат. Мол, не поротый солдат не станет храбрым и несгибаемым, что общий моральный дух в войсках упадёт.
В 1877 году началась Русско-турецкая война, подтвердившая состоятельность и даже полный успех военных реформ Милютина. Мировые наблюдатели увидели совершенно новую русскую армию, заметно отличавшуюся от той, что была в Крыму во время Крымской войны 1853—1856 г.г. при Николае I .

Изменилось и управление войсками в военное время, согласно изданному в 1868 году Положению об управлении войсками в военное время.
Изменения касались и организации армии. В 1863 году число действующих соединений было увеличено с 28 до 47 дивизий, а их состав в мирное время уменьшен; число артиллерийских бригад увеличилось с 28 до 47.

К началу русско-турецкой войны 1877 -1878 г.г. сухопутные силы России состояли из регулярных войск, делившихся на полевые, тыловые, запасные войска, формируемые в военное время, и вспомогательные войска, иррегулярных и государственного ополчения, созываемые при чрезвычайных обстоятельствах и для пополнения состава действующей армии.

В 1874 году полевые войска русской армии состояли из 48 дивизий пехоты – 3 гвардейских, 4 гренадерских и 41 армейской.
Дивизия имела две пехотные бригады и одну артиллерийскую бригаду.
Пехотная бригада – это два полка.
Полки состояли из трёх-четырех батальонов, в каждом батальоне было по четыре или пять рот.
В гренадерских и армейских дивизиях, расположенных в европейской части России, в полках было по три батальона, в батальоне – пять рот, из них одна стрелковая.
Рота делилась на две полуроты, полурота – на два взвода, взвод – на два полувзвода по два отделения в каждом.

Кроме пехотных дивизий в русской армии имелись восемь стрелковых бригад 4-батальонного состава (в батальоне четыре роты) и линейные батальоны, находившиеся в отдельных военных округах.

В военное время роты в 3-батальонных полках состояли из 84 рядов в двух-шеренговом построении, в 4-батальонных полках – из 1008 рядов. В полку 3-батальонного состава насчитывалось 2520 штыков, в полку 4-батальоннного состава – 3456 штыков; в дивизии, состоявшей из 12 батальонов, – 10080 штыков, а из 16 батальонов – 13824. Вместе с унтер-офицерами и нестроевыми в дивизии из 12 батальонов числилось нижних чинов 13284, а из 16 батальонов – 17152.

Полевая артиллерия подразделялась на пешую и конную. В пешей полевой артиллерии было 48 бригад 6-батарейного состава по 8 орудий и батарее, 2 отдельные горные батареи и 11 батарей туркестанских и сибирских частей, всего – 301 батарея с 2408 орудиями.
В конной полевой артиллерии имелось 48 регулярных казачьих батарей с 304 орудиями, в военное время – 66 батарей с 2824 орудиями. На 1 тысячу штыков приходилось 4,1 орудия, и на 1 тыс. сабель – от 4 до 5,2 орудия.

В составе инженерных войск находились девять военно-телеграфных парков, железнодорожные и минные части и подразделения.
К началу русско-турецкой войны 1877 г. насчитывалось 16 корпусов, являвшихся высшими соединениями.
Корпус состоял из двух или трёх пехотных дивизий (24 батальона), где числилось 20 160 штыков и 2562 сабли, 96 пеших и 12 конных орудий, а всего 35294 человека, 8490 лошадей и 1197 повозок.

Вскоре после Русско-турецкая войны 1877 — 1878 г.г. Милютин был вынужден уйти в отставку – он добивался публичного вскрытия всех злоупотреблений по интендантской части. Тем не менее это не помешало высоко оценить военные реформы военного министра Дмитрия Алексеевича Милютина по созданию современной русской армии. В 1878 году Милютин получил графский титул, а в 1898 году ему был присвоен чин генерала-фельдмаршала – последнего в истории России.

 

Как китайский Порт-Артур стал русской твердыней

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*