Четверг , 4 Март 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Вид от вершины Олимпа и до глубин Тартара

Вид от вершины Олимпа и до глубин Тартара

Греческая мифология. А.А. Тахо-Годи.

Вид от вершины Олимпа и до глубин Тартара.

Итак, Зевс обитает на Олимпе, на той самой горе или, вернее, том горном хребте, что протянулся вдоль границ Фессалии и Македонии. Ещё в древности Олимп поражал воображение греков своим величием и высотой (около 3 тыс. метров, а именно 2985 метров). Вершина Олимпа, покрытая вечными снегами и прячущаяся в облаках, как бы смыкается с небом, и кажется, что Олимп и небо — одно и то же.

Эта мощная горная гряда соседствует на востоке с не менее знаменитыми горами — Оссой (1950 метра) и Пелионом (1650 метра), которые некогда мечтали взгромоздить на Олимп братья Алоады, чтобы завладеть небом. И если на Олимпе обитали высшие боги, то гора Осса была родиной архаических кентавров, а славный лугами и целебными травами Пелион был приютом кентавра Хирона — искусного врачевателя и воспитателя героев.

Неподалеку находится знаменитая Офрийская гора, откуда выступили титаны, сражаясь с Олимпийскими богами.

Рядом, к востоку от Олимпа, протянулась Пиерийская гряда, где нашли себе одно из пристанищ Музы, называвшиеся Пиерийскими,  другоая обитель Муз была в центре Греции, в Беотии, на горе Геликон .

Между Олимпом и Оссой простирается Темпейская долина или, скорее, ущелье, по которому течёт река Пеней, омывающий крутые склоны Олимпа. Но другой берег Пенея, граничащий с Оссой, плодороден, богат дубами, лаврами и платанами. Именно туда, в долину Темпе, явился Аполлон для очищения после убийства чудовищного змея Пифона. Там, на берегу Пенея, был воздвигнут некогда жертвенник и храм Аполлону, сыну Лето.

Олимп «многоущельный», его склоны прорезаны ущельями, заросшими тёмными еловыми лесами, его пропасти  скрыты густым кустарником. Олимп «многовершинный», вздымаются в высь его скалистые отроги, преграждая путь. Повсюду громоздятся валуны и камни, те самые, которые метали в Олимпийцев титаны. У подножия Олимпа из-под корней деревьев бьют родники и начинаются едва заметные тропинки. Вершина Олимпа крепко-накрепко замкнута воротами, которые стерегут богини времён года Оры, открывающие и закрывающие ворота по приказу старших богов.

Туда, на Олимп, скрытая туманом, тайно пробирается богиня Фетида, чтобы просить Зевса о милости для своего сына Ахилла (Иллиада. I 495-497). Туда, на Олимп, богатый пропастями, Фемида по приказу Зевса созывает богов (Иллиада. XX 4-15). Приходят нимфы рощ, лугов, источников, все реки, кроме Океана, и даже сам Посейдон.

Посейдон живёт в своём уделе, в морских просторах и в золотом дворце в Эгах, что вблизи от острова Эвбея (Одиссея. V стр. 381). Ему достаточно сделать три шага из горной Фракии и на четвертом — он уже дома, в Эгах (Иллиада. XIII стр.12-22). Однако Посейдон не всегда появляется в чертогах Зевса, предпочитая пировать в стране эфиопов, обитающих на краю света.

Посейдон (др.греч. Ποσειδῶν; микен. po-se-da-o; Po-se-da-wo-ne ПосеДавон (Ποσειδάων), ПосейДаванос (Ποσειδάϝονος); на дорическом ПотейДан (Ποτειδάν), ПотейДаон (Ποτειδάων), ПотейДас (Ποτειδᾶς). На Крите в Кносской гавани существовал праздник ежегодного рождения в пещере Амнисос (Amnisos) божественного сына Энесидона (Enesidon — «сотрясатель земли», имя хтонического Посейдона), связанный с культом богини родов Илифии (Элифии; др.греч. Εἰλείθυια — «повитуха»)

Аид — владыка мёртвых навсегда скрыт в своих ужасных владениях, и Олимп ему чужд. В глубинах царства мёртвых страшен Мрак — Эреб, текут печальные реки — Кокит, Ахеронт, Стикс, Пирифлегетон. В бездне у границ Тартара расположены жилища сумрачной Ночи, одетые чёрным туманом. Там же находятся дома сыновей Ночи — Сна и Смерти, на которых никогда не взирает Гелиос.

Аид («А-вид», греч. aides —«невидимый») носил медный шлем, делающий его невидимым.

Персефона (др.греч.Περσεφόνη, микен.*Preswa — Пересева — богиня плодородия и подземного царства), Пересефонья (Περσεφονεία),  Персефасса (Περσεφάσσα), Персефатта (Περσεφάττα), Ферсефаса (Φερσέφασσα). Существование такого количества различных форм имени показывает, как трудно было грекам произносить это имя на своём родном языке, и предполагает, что имя имеет догреческое происхождение. В санскрите pravapaNa — «посев, разбрасывание«; pravApin — «разбрасывание, посев в…»

Дворцы Аида и Персефоны многозвонкие и гулкие, там пахнет плесенью и затхлостью.

Трёхголовый пёс Кербер (Цербер, др.греч. Κέρβερος, от  протоиндоевропейского корня * ger«рычать» и ber- «беречь, охранять«) охраняющий выход из царства мёртвых в Аиде, он ласково встречает прибывающих мертвецов, но никого не выпускает обратно на землю.

Тени умерших блуждают по асфоделевым лугам, благие души пребывают в Элизиуме (др.греч. Ἠλύσιον πεδίον«елисейские поля»); каждого из них ждёт суд праведных судей сыновей Зевса и Европы мудрых царей с острова Крит — Радаманта (др.греч.Ῥαδάμανθυς — «мудрый закон»),  Миноса (др.греч. Μίνως; в минойском линейном A-письме mi-nu-te, читать mwi-nu ro-ja — «Минос царь-раджа»), и царя острова Эгина, отличавшегося справедливостью Эака (др.греч. Αἰακός — Ойяк), его изображали со скипетром и ключами от Аидаи.  Беспощадные наказания ожидали тех, кто провинился на земле.

Фетида окунает сына Ахиллеса в воды реки Стикс, ради придания ему неуязвимости в бою.

Рядом с дворцом Аида и Персефоны дом ужасной богини Стикс, дочери Океана. Над домом нависли скалы, вокруг — колонны из серебра. Из-под скалы струится среди ночи холодная, как лёд, вода, которую черпает золотой кружкой богиня-вестница Ирида, чтобы унести на Олимп для возлияний и клятв (Гесиод. Теогония, стр. 775-806).
Но если на земле сражаются боги, то шум от их битвы доносится в подземные глубины, и в страхе дрожит Аид, вскакивая со своего трона.

Олимп всегда представляется светлым и уходящим в светоносные небесные выси. День и Ночь мерно чередуются на Олимпе и на земле, так что ночная тьма всегда на пороге света.

На краю земли, там, где Атлант держит на голове широкое небо, поддерживая руками, встречаются День и Ночь, сестры Гемера и Никты. Они переступают высокий медный порог своего жилища и, перебросившись словом, расходятся в разные стороны. Одна — наружу, чтобы обойти землю, другая — внутрь, чтобы далее ожидать прихода сестры и затем самой пуститься в дорогу (Гесиод. Теогония, стр. 746-754).

Дневной свет начинается с восходом Зари — Эос (др.греч. Ἕως, эпич. Ἠώς, ; в микенском a-wo-i-jo читать, как * hāwōs«утренняя заря»; ведийская Ушас, рус. Усень/Авсень;  ИЕ Ausṓs — «рассвет»; эпитет Эос «Эригенея», др.греч. Ἠριγένεια  «прежде всех рождающаяся»). Богиня в шафранном одеянии простирает над миром свои персты, подобные лепесткам розы.

Ночной свет излучает Луна — Селена (Σελήνη; от др.-греч. σελήνη — «луна», σέλας ЦЕЛОС— «свет, сияние»; Мене, др.греч. μήνη — «МЕНяющаяся«, «луна»), сестра Зари Эос. Пышнокудрая, русоволосая Селена, облаченная в блестящие одежды, поднимается из глубин Океана, омыв прекрасное тело.

Лучезарные гривастые кони или рогатые быки мчат Селену по звёздному небу, и воздух озаряется светом её золотого венца (Гомер. гимн. XXXII). Яркие звёзды, рождённые Зарей Эос от Астрея — Звездного, целыми сонмами венчают ночное небо.

В разгар дня царит Гелиос, брат Зари и Луны. Гелиос (др.греч. ἥλιος — Илиос; Ἥλιος, Ἠέλιος) правит золотой колесницей. Из-под золотого шлема сияют страшные огненные глаза. Весь он светится в блеске лучей, на плечи спадают ярко блестящие кудри (Гомер. гимн. XXXI). Гелиос озирает сверху землю и море, ибо он Панопт — Всевидящий (Эсхил. Прометей, стр. 91), поэтому ему ведомы все дела людей и богов. Днём Гелиос мчится по небу на огненной четверке коней под золотым ярмом, а ночью в золотой чаше переплывает море к месту своего восхода.

На Олимпе царит вечный покой, хотя в воздушных просторах ближе к земле носятся ветры: северный — Борей, восточный — Эвр, южный — Нот, западный — Зефир (матерью Борея, Нота и Зефира считается Эос, но у Гомера все ветры вообще — дети Эола, сына Гиппота с острова Эолии), — .
На Олимпе, в этой обители богов, не веют ветры, не льют дожди (их посылает Зевс на землю), не идет снег, хотя у того же Гомера Олимп «многоснежный». Небо на Олимпе безоблачно и светится ясным сиянием, подтверждая этим блаженное и беспечальное бытие богов (Одиссея, стр. VI 41-46).

Далее… Наружность и характер олимпийских богов

Наружность и характер олимпийских богов
Сила судьбы и мудрость Земли

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*