Понедельник , 28 Сентябрь 2020
Домой / Античное Средиземноморье / «Варвары» Средиземноморья, Азии и Европы. Комментарии.

«Варвары» Средиземноморья, Азии и Европы. Комментарии.

ПОЯС МИРА
Параллели в летописи истории Евразии
Сергей Дарда.

Часть первая. ЛЕГЕНДЫ.
Глава 7. «Варвары» Средиземноморья, Азии и Европы.
7.7 Комментарии

Лелеги

Как и в случае с пеласгами, так и с лелегами есть много запутанного и как результат этого, историки затрудняются с уверенностью сказать, кто же такие были эти самые лелеги. Судя по имеющимся данным, лелеги были одним из древних народов, населявших Средиземноморье наряду с пеласгами. Учитывая, что большинство авторов идентифицирует лелегов с «варварами», то есть с такими народами как пеласги и карийцы, то, очевидно, лелеги отличались от греков. И сообщение о том, что лелеги произошли от камней разбрасываемых Девкалионом, ошибочно. Оно ошибочно не потому, что камни не могут превращаться в людей. Легенда о том, что после потопа во времена Девкалиона в Греции не осталось людей и Девкалион со своей женой бросали камни, которые превращались в людей, имеет свой аллегорический смысл. Эта легенда символически описывала заселение Греции новыми народами. Но версия Аристотеля наверняка ошибочна, поскольку лелеги принадлежали к до-греческим народам и поэтому изначально не могли быть ассоциированы с Девкалионом, который пришёл в Грецию приблизительно в середине 15 века до нашей эры.

В общих чертах можно сделать следующие выводы на основании информации о лелегах:

1. Историки античности считали лелегов, как и пеласгов, древнейшим народом населявшим Грецию.

2. Согласно данным историков античности, лелеги жили на значительной территории Греции, и более конкретно, в следующих местностях: на Левкаде, в Акарнании, Локриде, Беотии, Мессении, Лаконии, Арголиде, в Ионии на побережье Малой Азии, возле Трои, в Карии, Галикарнассе, Писидии, на Хиосе и Самосе.

3. Лелеги считались народом родственным карийцам, лидийцам и мисийцам.

4.Если лидийцы были народом, родственным лелегам, а, таким образом, возможно и пеласгам, то легенда пересказанная Геродотом о колонистах из Лидии в Италию — о предках этрусков, косвенно подтверждает принадлежность этрусков к пеласгическим народам, населявшим Средиземноморье до прихода греков.

5. Лелеги перечисляются Гомером, как народ, союзный троянцам.
Существовало предание, согласно которому Лелег, предок лелегов, прибыл из Египта.

6. Лелеги были вытеснены из Греции, а затем и из Малой Азии греческими племенами.

Если теперь сравнить данные географического расселения лелегов и пеласгов, то получится, что в древние времена большая часть территории

Греции была заселена пеласгами и лелегами, по крайней мере, весь Пелопоннес и вся южная и средняя части Греции.

Пеласги же больше владели северной островной частью Эгейского моря, а лелеги — южной. На территории Ионии, согласно данным античных историков, пеласги и лелеги проживали вместе, будучи вытесненными с материковой части Греции.

Мне кажется очень любопытным упоминания Египта в истории о Лелеге. Скептичное настроение историков по этому поводу можно понять. Однако, будет уместным вспомнить, что говоря о пеласгах, Геродот заметил, что имена многих греческих богов были привезены пеласгами в Грецию из Египта, хотя и тут не ясно, были ли имена богов заимствованы пеласгами у египтян, либо это были пеласгийские боги (имевшие функциональные аналоги в Египте), которых пеласги привезли с собой мигрируя из Египта в Грецию.

Могли ли быть какие нибудь реальные основания у древних историков предполагать существование какой-то связи между Египтом и до-греческими племенами? Пеласги и лелеги являлись народами, принадлежащими индоевропейской группе народов, следовательно, если и была какая-нибудь связь между ними и Египтом, то наверняка как результат их более ранней миграции в Египет, по крайней мере, не позднее середины 17 века до нашей эры.

Египет вообще страна с загадочным прошлым. Одна из его до сих пор не разгаданных загадок — это история нашествия Гиксов (Hyxos). Где-то в середине 18 века до нашей эры власть в Египте захватил неизвестный народ. Вот небольшой отрывок, повествующий об этом событии со слов египетского историка Манефа:

«Тутмос. В его правление, по причине, мне неизвестной, господь обрушил на нас удар, и неожиданно из восточного региона захватчики неизвестной расы двинулись на нас в полной уверенности своей победы над нами. Одной силой они с легкостью захватили нашу землю даже не выпустив ни одной стрелы; и, сбросив правителей нашей земли, они безжалостно жгли наши города, сравняли с землей храмы наших богов, и относились к населению с жестокой ненавистью, убив одних, и угнав в рабство жен и детей других. И, наконец, они назначили королём одного из их числа, чье имя было Салитис. Его резиденция была в Мемфисе, он обложил налогом верхний и нижний Египет, и всегда держал при себе гарнизон, располагая его в самой выгодной позиции. … Они в целом называлась Гиксы, то есть «Короли-пастухи». (The Hyksos. A new investigation. By John Van Seters, стр. 121)

Нужно сразу сказать, что не все историки относятся с доверием к этому источнику. И это недоверие не лишено оснований, учитывая склонность египетских писцов сочинять свои «Малые Земли» и «Возрождения», достойные своего времени. Но, тем не менее, полностью это свидетельство отвергать нельзя. Главный пункт разногласия между учёными по поводу гиксов состоит в определении того, кто же такие были эти гиксы. Одни учёные считают, что гиксы были близки семитским народам (на основании анализа имен их правителей), другие полагают, что гиксы были индоевропейцами, поскольку есть сведения, что они могли вторгнуться в Египет на колесницах, которые в те годы считались индоевропейским новшеством.

В общем, кем были гиксы сегодня доподлинно неизвестно. Мы только знаем, что они воспользовались политическими распрями между верхним и нижним Египтом, захватили Египет, навели в нем порядок, правили им, поклонялись египетским богам, и были изгнаны из Египта приблизительно в 1530 году до нашей эры. Была ли какая то связь между нашествием на Египет гиксов, их изгнанием и прибытием лелегов из Египта в Грецию — опять же, к сожалению, достоверно не известно.

Мисийцы и месийцы

Второй народ это месийцы-мисийцы-мизийцы, который так же как и дарданцы, упоминается в Илиаде и в летописях более позднего времени, и так же как и дарданцы, с небольшим отличием в произношении. Историки склоняются к тому, что существовала какая то связь между мисийцами и месийцами, однако никто с точностью не мог определить, какая именно. С одной стороны, Гомер писал о мисийцах, указывая на то, что они пришли на помощь троянцам из Европы. Но то, что Европейские месийцы не упоминались ни одним из историков вплоть до самого позднего времени, возможно, означает, что месийцы мигрировали на Балканы после Троянской войны в 12 веке до нашей эры.

Возможно мисийцы были известным народом уже во втором тысячелетии до нашей эры: народ масу упоминается как союзник хеттов в битве при Кадеш (14 век до нашей эры), а этноним мушки (Mushki), который иногда идентифицируют с малоазийским этнонимом месийцы, упоминается в связи с конфликтом с Ассирией — в этом конфликте мушки потерпели поражение от ассирийских войск в одиннадцатом веке до нашей эры.

Вероятнее всего, балканские месийцы являются мигрантами из малоазиатской Месии в период после разгрома троянского союза. Не вызывает сомнения то, что только часть месийцев мигрировала на Балканы, так как месийцы упоминаются в Малой Азии и в более позднее время параллельно с месийцами Балканского полуострова. Упоминал Геродот мосхов и на Кавказе, в районе грузинского города Мцхет; именно этих мосхов иногда связывают с Мешехом из Библии, а также и с Московским царством.

Ганнибал (247—183 до н. э.) — беребер, полководец Карфагена

Упоминаемых Геродотом африканских максиев некоторые историки идентифицируют с североафриканскими берберами, которые согласно преданиям называли себя амазиг, или мазиг. Согласно традиции арабских историков, жители северной Африки были теми палестинцами (филистимлянами — мигрантами из Малой Азии), которых изгнал из Палестины Давид, и которые под предводительством Голиафа отправились в Африку.

У Геродота максии упоминаются как выходцы из Трои, а мы знаем, что месийцы были союзниками троянцев. Возможно, что мазики (Mazices) или мусены (Myceni) упоминаемые Птолемеем (Птолемей, География, 4.2) и есть тот народ, который у Геродота назван максиями:

«… и ниже Гиргирских гор в направлении к гарамантам проживают макои, давчиты и калеты вплоть до озера Нуба; затем от территории дарад на восток проживают макуребы, а затем рядом с Собучаем проживают солёнцы; …».

Возможно максии/мазиги были месийскими беженцами из под Трои, и вероятно нет никакого совпадения в том, что мы встречаем этнонимы дарданцев и месийцев бок о бок в Малой Азии, в Африке и на Балканском полуострове. К этому нужно добавить, что в Махабхарате упоминался народ и страна Матсьи.

Бритты

История сохранила предания об ещё одном народе, корни которого уходят в далекое прошлое и переплетаются с историей пеласгов. Цитированные выше работы авторов древности раскрывают малоизвестные страницы истории Британии, а так же позволяют взглянуть на события, происходившие в Греции в период тёмных веков.

По поводу книг Ненния и Джофри Монмауского (он же Гальфрид Монмутский) до сих пор существуют противоречивые мнения. Историки считают, что книга Ненния содержит немного исторически правдивой информации, а в книге Джофри Монмутского нет ни капли правды — вся его книга это плод его богатого воображения.

Считается, что Ненний написал свой труд где-то между 800 и 830 годами нашей эры, а о Джофри Монмутском известно, что он умер приблизительно в 1155 году нашей эры. Считается, что свою книгу Джофри написал на основании информации, почерпнутой у Ненния, а та древняя британская книга, на которую Джофри ссылался, на самом деле никогда в действительности не существовала.

Не смотря на скептицизм историков, книга, написанная Джофри Монмауского, стала бестселлером в средние века, информация о Короле Артуре была дублирована во многих легендах, а легенду о короле Лире (или как его называл Джофри, король Леир), использовал Шекспир для создания знаменитой трагедии.

Что же касается древнего происхождения британцев, то кроме легенд, пересказанных Неннием и Джофри, не сохранилась ни одной подробно изложенной альтернативной летописной теории о древнем происхождении британцев, за исключением истории о Гиганте Альбионе, современнике Геракла, а также истории о том, что у Хистиона, внука Ноя, было четыре сына: Франк, Роман, Алеман и Бритто, от которых произошли французы, римляне, германцы и британцы соответственно.

Если предположить, что легенда о Бруте основана на фактах, то тогда начало летописной истории Британии следует отнести приблизительно к 11 веку до нашей эры, а время правления последнего британского короля Ивора к 8 столетию нашей эры. Приблизительно в 1100 году до нашей эры Брут построил город Новая Троя, который приблизительно через 1000 лет был переименован в Каерлуд, а вскоре за этим в Лондинум.

Из летописи Джофри нам известно, что столица Британии была переименована незадолго до вторжения римлян, которое произошло приблизительно в 55 году до нашей эры.

В географии Птолемея, написанной приблизительно 150 — 200 лет после первого вторжения римлян, сообщается, что во времена Птолемея Лондон уже назывался Лондиниумом. Однако прилегающая к Лондиниуму территория на северо-востоке все ещё называлась Триновантской, а народ, который на ней проживал, назывался триновантами. Это свидетельство Птолемея является бесценным, поскольку вскоре название Триновантес (Trinovantes) так же навеки исчезло с карты Британии.

Интересно, что сам Юлий Цезарь упоминает триновантов, как один из самых сильных британских народов.

Первоначально Юлий Цезарь потерпел поражение при попытке захвата Британии, однако сто лет спустя после первого похода Цезаря, римскому императору Клавдию удалось разгромить британцев в 68 году н.э. С этих пор Британия вошла в состав римской империи. Британская армия была обескровлена, местное население было обложено тяжёлыми налогами, а золото, серебро, олово и другие материальные ценности Британии экспортировались в Рим. Всё это невероятным образом ослабило британский народ, чем вскоре и воспользовались племена пиктов и скотов, мигрировавших с материка на север Британского острова. Британцы, справедливо считая, что за налоги, которые они платили Риму, должны быть оказаны хоть какие-нибудь услуги и защита и они обратились с просьбой к Риму о защите от нападений пиктов и скотов.

Римская империя, не желая проливать кровь своих солдат, отделалась формальной акцией строительства 118-киллометровой оборонительной стены поперёк острова (от реки Тайн на восточном побережье Британии до морского залива на её западном побережье), которая должна была защитить британцев.

В 4 веке нашей эры ситуация стала особенно тяжёлой, британцы снова просили римлян о военной помощи, однако римляне уже физически не могли ничем помочь. Как раз в это время римская империя была сокрушена вторжением готов и гуннов.

В это время в Британии правил Вортигер, который обратился с просьбой о помощи к саксонцам. Племена саксонцев и англов с радостью помогли британцам избавиться от пиктов и скотов в обмен на участки земли в Британии.

Земли, полученные ими в уплату за услугу, настолько им понравились, что саксонцы решили захватить и всю остальную территорию Британии, изгнав из неё самих британцев. Как раз в этот период и появляется легендарная личность британского правителя — короля Артура (примерно середина 6 века нашей эры), который объединил британцев в борьбе против захватчиков.

После гибели Артура в Британии начались междоусобные войны, позволившие саксонцам завоевать всю Британию. Приблизительно в 6 веке нашей эры часть британцев бежала на территорию современной Бретани во Франции. Те же, кто остался в Британии были либо оттеснены на самую южную часть современного Корнуолла, либо на запад Уэльса.

Ненний и Джофри Манмутский жили в ещё более тяжёлые времена, когда в Британию вторглись скандинавы, что, естественно, не улучшило положение коренного населения Британии. Таким образом, Ненний и Джофри были историками коренного населения, о политических и гражданских правах которого в те годы можно только догадываться. Учитывая это, можно понять скептическое отношение официальной англосаксонской и норманнской элиты к древней истории британцев, тем более, что сами норманны и саксонцы так же считали троянцев своими предками.

Современные историки считают, что данные авторов Ненния и Джофри Манмутского, возводящих корни британской нации к троянцам лживы, и что это их своеобразная «месть истории» за все те поражения, которые претерпел британский народ. Судьба была безжалостна к бретонцам и уэльсцам, и поэтому, как считают некоторые учёные, Ненний, а в особенности Джофри, и написали свои «Истории», вложив в них как можно больше вдохновляющего вымысла, и выдумав мифического Короля Артура, чтобы поддержать сломленный дух бретонцев.

Что касается Артура, то будет уместным привести несколько фактов относительно места рождения и смерти короля Артура. Согласно поверьям король Артур родился на острове Тинтагел. В июле 1998 года во время раскопок восточной части этого острова был обнаружен осколок плиты со следующей надписью:

...AXE…
PATER
CIZIAVIFICITI
ARTOЗNOV
COL…
FICIT…

В том, что надпись датируется шестым веком нашей эры, ни кто из специалистов не сомневается. Мнения специалистов разделились по поводу связи этой надписи с легендарной личность британского короля Артура. Одни считают, что никакой связи тут нет, а наличие в надписи слова, напоминающего имя Артур, всего лишь случайное совпадение. Другие считают, что «случайных» совпадений слишком много: древняя надпись, которая упоминает имя Артур, найдена именно на том острове, который считается местом рождения Артура, и которая датируется шестым веком нашей эры — временем жизни короля Артура.

Статуя короля Артура на скале Тинтагель в Корнуолле.

Говоря о смерти Артура, следует процитировать британского хрониста Гиральда Камбрейского, жившего приблизительно в конце двенадцатого века нашей эры (Гальфрид Монмутский. История Бриттов. Приложения. А. Д. Михайлов, Книга Гальфрида Монмутского, стр. 223).

«Сейчас всё ещё вспоминают о знаменитом короле бриттов Артуре, память о котором не угасла, ибо тесно связана с историей прославленного Гластонберийского аббатства, коего король был в своё время надежным покровителем, защитником и щедрым благодетелем. Из всех храмов своего королевства он особенно любил и почитал церковь святой девы Марии, матери Господа нашего Иисуса Христа, что в Гластонбери. Смелый воин, король повелел поместить в верхней части своего щита, с внутренней стороны, изображение Богоматери, так что во время битвы образ этот постоянно был у него перед глазами. И перед началом сражения он не забывал смиренно лобзать её стопы.

О короле Артуре рассказывают всякие сказки, будто тело его было унесено некими духами в какую-то фантастическую страну, хотя смерть его не коснулась. Так вот, тело короля, после появления совершенно чудесных знамений, было в наши дни обнаружено в Гластонбери меж двух каменных пирамид, с незапамятных времен воздвигнутых на кладбище. Найдено тело было глубоко в земле в выдолбленном стволе дуба. Оно было с почестями перенесено в церковь и благоговейно помещено в мраморный саркофаг. Найден был и оловянный крест, положенный по обычаю надписью вниз под камень. Я видел его и даже потрогал выбитую на нём надпись (когда камень убрали): «Здесь покоится прославленный король Артур вместе с Геневерой, его второй женой, на острове Авалоне». Тут на многое следует обратить внимание. Выходит, у него было две жены. Именно вторая была погребена вместе с ним, и это её останки были найдены одновременно с останками её мужа. Но в гробнице их тела положены отдельно: две трети гробницы были предназначены для останков короля, а одна треть, у его ног, — для останков жены. Нашли также хорошо сохранившиеся светлые волосы, заплетенные в косу; они несомненно принадлежали женщине большой красоты. Один нетерпеливый монах схватил рукой эту косу, и она рассыпалась в прах. Было немало указаний на то, что тело короля покоится именно здесь; одни из таких указаний содержались в сохранившихся в монастыре рукописях, другие — в полуистлевших от времени надписях на каменных пирамидах, иные — в чудесных видениях и предзнаменованиях, коих сподобились некоторые благочестивые миряне и клирики.

Главную роль сыграл в этом деле король Англии Генрих Второй, услышавший от какого-то исполнителя бриттских исторических песен одно старинное предание. Этот Генрих дал монахам точное указание, что глубоко под землей, на глубине по меньшей мере шестнадцати футов, они найдут тело, и не в каменной гробнице, а в выдолбленном стволе дуба. И тело оказалось лежащим именно там, зарытое как раз на такой глубине, чтобы его не могли отыскать саксы, захватившие остров после смерти Артура, который при жизни сражался с ними столь успешно, что почти всех их уничтожил. И правдивая надпись об этом, вырезанная на кресте, была закрыта камнем тоже для того, чтобы невзначай не открылось раньше срока то, о чем она повествовала, ибо открыться это должно было лишь в подходящий момент.

Гластонбери, как её называют теперь, звался в прошлом островом Авалоном; это действительно почти остров, со всех сторон окруженный болотами. Бритты называли его Инис Аваллон, что значит «Остров Яблок». Место это и вправду в старые времена было изобильно яблоками, а яблоко на языке бриттов — аваль.

Благородная Моргана, владычица и покровительница этих мест и близкая родственница Артура, после битвы при Кемелене переправила его на остров, что сейчас зовётся Гластонбери, дабы он залечил там свои раны. Место это называлось в прошлом также на языке бриттов Инис Гутрин, что значит «Стеклянный Остров», и из этого названия саксы, когда они тут обосновались, и оставили «Гластонбери», ибо на их языке гласт значит «стекло», а бери — «крепость», «город».

Да будет известно, что кости Артура, когда их обнаружили, были столь велики, будто сбывались слова поэта: «И богатырским костям подивится в могиле разрытой». Берцовая кость, поставленная на землю рядом с самым высоким из монахов (аббат показал мне его), оказался на три пальца больше всей его ноги. Череп был столь велик, что между глазницами легко помещалась ладонь. На черепе были заметны следы десяти или даже ещё большего числа ранений. Все они зарубцевались, за исключением одной раны, большей, чем все остальные, оставившей глубокую открытую трещину. Вероятно, эта рана и была смертельной».

Британский хронист Гиральд Камбрейский, он же Гиральд Уэльский, был сыном норманнского рыцаря Вильяма де Барри, и правнуком Руса ап Тудора, принца южного Уэльса. Предполагается, что этот хронист Гиральд Уэльский родился где-то в 1145 или 1146 годах и был на три четверти норманнского, а на одну четверть — уэльского происхождения. Среди историков принято считать, что работы Гиральда Камбрейского являются достоверным источником информации. Несмотря на то, что в контексте исторической коньюктуры двадцатого века свидетельство Гиральда Камбрейского является важным аргументом за то, что король Артур был реальным политическим деятелем а не плодом чьей-то фантазии, тем не менее в контексте политической коньюктуры 12 века нашей эры, выводы из свидетельства этого историка были несколько иными.

В 12 веке мало кто сомневался в том, что король Артур был реальной исторической личностью. Проблема была в том, что король Артур был слишком реальной личностью в то время. Согласно поверьям бриттов 12 века, король Артур был жив и только ждал того подходящего момента, когда он сможет явиться бриттам и возглавить освободительную борьбу против захватчиков. Таким образом свидетельство Гиральда Камбрейского было направлено не столько на то, чтобы доказать правдивость легенд о короле Артуре, сколько на то, чтобы поставить точку раз и на всегда в вопросе о возобновлении освободительной борьбы бретонцев против саксов. И не смотря на то, что в жилах Гиральда текла и уэльская (валлийская) кровь, тем не менее, по своим убеждениям он был на стороне нормандцев, и в своих работах отделял себя от бриттов, что можно понять из его высказываний по этому поводу в других книгах Гиральда. Так в Speculum Ecclesiae Гиральд Камбрейский повторил своё свидетельство о раскопке могиле короля Артура, с дополнительными комментариями:

«Много сказок было сказано и много легенд выдумано о короле Артуре и его таинственной смерти. По своей тупости бритты считают, что он всё ещё жив. Теперь, когда правда всем известна, я затруднил себя тем, чтобы добавить несколько деталей по этому поводу в этой главе. Сказки были развеяны и правдивые неоспоримые факты стали известны всем, так что то, что случилось на самом деле, должно быть прояснено для всех, и отмежевано от всех мифов, которые были выдуманы по этому поводу. … Говорят, что тело Артура, который был смертельно ранен, было унесено какой-то благородной матроной, по имени Моргана, которая была его кузиной, на остров Авалон, который сегодня известен как Гластонберри. Под наблюдением Морганы останки были погребены во дворе местной церкви. В результате, легковерные бритты и их барды сфабриковали легенду согласно которой фантастическая колдунья Моргана перенесла тело короля Артура на остров Аволон, для того, чтобы там залечить раны короля. Согласно бардам, как только Артур восстановит свои силы, этот сильный и могущественный король вернётся и будет править Британией как прежде. Результатом всего этого является то, что они действительно ожидают пришествия короля Артура, точно так же как и евреи, которых ввели в заблуждение даже ещё большей тупостью, невезением и неправильной верой, действительно верят в то, что их Мессия вернётся к ним».

Что касается найденных останков короля Артура, то они, как сообщают историки, хранились в Гластонберийском аббатстве вплоть до 1553 года, после чего останки были уничтожены. Крест с надписью, найденный в гробнице Артура, в последний раз видели в 18 столетии в Уэльсе, а рисунок этого креста был впервые опубликован в 1607 году. Интересно, что в 1981 году некто Дерек Махони сообщил, что он обнаружил артуровский крест на дне одного из осушенных озёр в Мидлсексе, в районе, где когда-то проживал антиквар и издатель книги, в которой впервые был опубликован рисунок этого креста. Дерек принёс крест в Британский Музей, разрешил сфотографировать свою находку, но не оставил её в музее. Владельцы озера подали на Дерека в суд, требуя возвратить принадлежащую им собственность, однако Дерек отказался, за что был приговорен к двум годам тюремного заключения. Крест Артура после этого инцидента так никто больше и не видел, что дало повод историкам отнестись к этой «находке», как к афёре.

Возвращаясь к работе Гиральда Камбрейского, интересно процитировать отрывок из Главы 15 книги первой «Описание Уэльса»:

«Бретонцы, переселенные из жарких и опаленных солнцем регионов Дардании в эти более умеренные районы, как «Coelum non animum mutant qui trans mare currunt,» всё ещё сохранили смуглость и природную теплоту характера, которые питают их уверенность в себе. А вообще три народа, остатки греков после разрушения Трои, мигрировали из Азии в различные части Европы — римляне под предводительством Энея, франки под предводительством Антенора, и бритонцы под предводительством Брута; оттуда и берут своё начало храбрость, благородство рассудка, античная гордость, проницательность ума и уверенность речи, за которые эти три народа так высоко почитаемы. Но бритонцы, так как они оставались в Греции дольше, чем другие два народа после разрушения их страны, и так как они мигрировали в западные части Европы в более поздний период, сохранили в большой мере древние слова и фразы своего языка. Вы найдете меж ними такие имена как Ойнус, Резус, Эней, Гектор, Ахилл, Гелиодор, Теодор, Аякс, Евандер, Улекс, Анянус, Элиза, Гвендолена, и многие другие, на которых сохранилась печать античности. Также нужно отметить, что почти все слова в бритонском языке совпадают со словами либо греческого языка, либо латыни».

Таким образом, у нас есть свидетельство ещё одного автора 12 века о том, откуда британские народы ведут свои корни. Дополнительную ценность этому свидетельству даёт то, что оно принадлежит перу автора, который не был стопроцентным приверженцем коренного населения. Вообще складывается любопытная закономерность в том, что историю древнейших народов Европы и Средиземноморья писали авторы, в чьих жилах текла кровь этих народов (Гиральд, Страбон), и которые умудрились вопреки политической конъюнктуре своего времени донести до нас свидетельства прошлого.

Существует два главных аргумента, которые используют учёные, чтобы доказать «неисторичность» работ Ненния и Джофри Манмутского. Первый аргумент связан с именем Вильяма Ньюбурга, который жил приблизительно в ту же эпоху, что и Джофри, и который впервые написал, что книга Джофри это ложь от начала и до конца. Причин, по которым Ньюбург дал такую оценку работе Джофри, может быть несколько. Одна из причин заключается в следующем. Рассказывают, что он сразу же после смерти Джофри подал заявление на позицию бишопа, которую прежде занимал Джофри. Однако, Ньюбургу отказали в должности, после чего он из мести возвел клевету на Джофри.

Второй аргумент о не правдивости истории Джофри основывается на том, что в книге Джофри есть хронологические ошибки, и отсутствуют те первоисточники, из которых Джофри черпал информацию. На самом же деле, хронология событий и периодов правления британских королей в этой книге корректна, за исключением двух-трёх возможных опечаток и ошибок. А наличие ошибок может быть как раз аргументом доказывающим, что Джофри пользовался какими то не дошедшими до нас альтернативными источниками, иначе он бы просто скопировал общеизвестные работы римских историков и информацию из Библии.

Британский хронист Гиральд Камбрейский писал о том, что легендарный король бриттов Артур был похоронен на острове, который «почти остров, со всех сторон окруженный болотами». Любопытно упоминание острова Авалон, который располагался посреди болот, и на котором по преданию когда-то росло много яблонь.

Слово Авалон удивительно напоминает древнерусское слово «болонь, болоние», что означает «заливной луг», «низкий берег реки, заливаемый водой» , низину, пойменный луг. В украинском языке это слово звучит как оболонь (Заплавні луки; оболоня, оболоння. Сонце сховалось за межигірський бір, … а далекі озерця на оболоні … і річка Почайна горіли, наче розтоплене золото (Н.-Лев.). Новий тлумачний словник української мови.). Мне представляется, что объяснение происхождения слова Авалонь от яблонь было поздней попыткой объяснить древний британский топоним в период, когда использования британского языка было сведено к минимуму и этимологию многих топонимов коренного населения мало кто помнил.

Любопытны расхождения в том, как Страбон и Джофри описывали уровень цивилизованности британцев, которые можно объяснить следующим образом. Джофри, хотя и старался быть объективным историком, однако из патриотических чувств мог несколько приукрасить картину. Страбон же, хотя и был уроженцем Малой Азии, но, тем не менее, был историком римской империи. Таким образом, по политическим и конъюнктурным соображениям, он не мог в своей книге признать, что варвары были цивилизованным народом, тем более, что эти варвары нанесли сокрушительное поражение непобедимому императору римской империи Юлию Цезарю, когда он предпринял попытку завоевать Британию.

Юлий Цезарь в своих мемуарах также описывает британцев в неприглядных для цивилизованного человека красках. Сравнивая информацию предоставленную Юлием Цезарем с информацией из британских письменных источников, можно сказать только то, что либо британцы врали, для поднятия своего престижа, либо врал «непобедимый» Юлий Цезарь, дабы отомстить британцам за своё поражение.

Согласно версии Гальфрида Монмутского, Юлий Цезарь потерпел поражение от бриттов дважды. При этом сам Юлий Цезарь едва избежал смерти в единоборстве с бриттом, после чего римский полководец поспешно покинул Британию с остатками своего войска. Только два года спустя благодаря предательству одного из правителей Британии, Цезарь одержал победу. Согласно же Юлию Цезарю, у бриттов даже не было ни малейшего шанса на успех с самого начала, настолько успешными были действия римских легионов в завоевании Британии, несмотря на некоторые временные трудности.

О бриттах Италии, следует упомянуть, что они как и дарданцы/тевкры, бежавшие из разрушенной Трои вместе с Энеем, принадлежали к одной и той же до-греческой группе народов, близкой пеласгам.

В своей Географии Страбон упоминает остров недалеко от Британии, на котором справляли религиозные обряды близкие по характеру обрядам, справляемым на пеласгийской СамофракииСтрабон упоминает о Венетах в Испании, которые мешали высадке войск Юлия Цезаря в Британию. Тут возникают параллели с венетами итальянскими, которые были потомками Антенора, точно так же как и корнийцы, которых встретил Бритт в Испании. Следовательно, информация о миграции пеласгийских племён вплоть до побережья Британии имеет дополнительный этнонимический аргумент «за».

Аргументы «за» так же предоставляются и устными уэльскими преданиями, сообщающими, что в Тотнесе (Корнуолл, Великобритания) на реке Дарт, 12 миль вглубь материка до сих пор существует камень, называемый «Камнем Брута» Троянского, мифического основателя Лондона и первого правителя Британии. Якобы он воздвиг камень в качестве алтаря богини охоты Дианы. Говорят, что этот камень был заложен в тот день, когда Брут впервые ступил на землю Британского острова.

Первые упоминания о «камне Бута» относятся к началу десятого века. О нём говорится в книге короля Этельстана. В двенадцатом столетии его называли Londenstane, он играл роль важной точки отсчета расстояний. Его первое изображение датируется 1198 годом. А в период средневековья возле камня давали присягу и зачитывали указы.

Возвращаясь к дню сегодняшнему, следует отметить следующее. Первое, что вносит значительную путаницу в «британский» вопрос, это то, что название британец сегодня употребляется, когда говорят вообще о любом современном жителе Британии, в то время как в античные времена это было названием народа, который сегодня относится к этническим меньшинствам.

Второе, что делает ситуацию ещё более запутанной, это то, что современные учёные называют кельтами все те народы, которые жили в Британии в античные времена, до прихода англов, саксонцев и норманнов. На самом деле, как это можно понять из высказываний Страбона, британцы отличались от кельтов/галлов, что подтверждается также и летописными данными.

Лингвистические данные указывают на то, что галльская группа языков (Irish, Scоtish, Gaelic, Manx) несколько отличается от группы британских языков (Welsh, Cornish, Breton, Brezhoneg), хотя почему-то все эти языки без разбора называют кельтскими, в то время как собственно кельтами/галатами/галлами называли только народы, обосновавшиеся на территории современной Франции и частично Испании, откуда часть галлов мигрировала на восток — в Иллирию, Италию, Малую Азию, Карпаты.

Что касается британских языков, то корнский язык исчез в 18 веке нашей эры, после чего в 20 веке, когда уже никто не говорил на этом языке, он, как утверждают, был реставрирован и в настоящее время около ста человек знает реставрированный корнский язык. На уэльском (валлийском) языке в настоящее время говорит около полумиллиона жителей Уэльса. Бретонский язык не сохранился вообще, а брежонский язык сохранились до наших дней только на территории Франции в Бретани, где около 700000 человек говорят на брежонском языке.

Древние скандинавы

В 13 веке нашей эры исландский поэт Снорри Стурлусон написал книгу, в которую собрал древние мифы и легенды скандинавов. К его книге ученый мир относился довольно таки скептически, однако в 17 столетии в Исландии вдруг обнаруживается древняя рукопись не принадлежащая Снорри Стурлусону, сюжеты мифов изложенные в которой перекликались с мифами пересказанными Снорри. Эту находку окрестили Старшей Эддой, а книгу Снорри назвали Младшей Эддой. С находкой альтернативного и независимого источника похожих мифов скептиков поубавилось. Однако всему, что написано в сагах, мало кто верит до конца. Так, например, информацию о том, что скандинавы ведут свое происхождение от троянцев, всерьёз ни один историк профессионал не воспринял, считая что троянские мотивы являются всего лишь поздней вставкой, данью средневековой моде всех народов возводить свои корни к троянской династии, желанием заполучить удостоверение ветерана троянской войны.

Так это или нет, наверняка сказать трудно. Естественно, если предположить, что всё европейские народы являются потомками троянских беженцев, то можно только поразится абсурдности предположения о том, что кучка выживших после Троянской войны беженцев заселила всю Европу. Но если внимательно вчитаться в легенды, то становится ясно, что в них говорится о другом.

Легенды сообщают, что эмигранты из Трои не просто заселяли безлюдные просторы Европы, но зачастую приходили в уже заселенные другими народами европейские страны. Что было важным, так это те технологии, которые малоазийцы приносили с собой в дальние уголки Европы. Народы, к которым приходили переселенцы из Малой Азии перенимали у пришельцев письменность, знания в области металлургии, сельского хозяйства, градостроительства, кораблестроения. Те технологии, которые были в свободном обиходе у стран средиземноморского мира были явно более продвинутыми, чем технологии многих народов Европы, которые в силу географических причин были отрезанных от технологического бума Средиземноморья.

Вилуша (Вильно=Троя) и Хеттское государство (Хаттуша) — 1350-1300 гг. до н.э.

Какие же аргументы существуют сегодня в поддержку данных скандинавских легенд о миграции троянцев? Аргументов на самом деле не много. Так, легенды о Малой Азии и Трое, которые предоставляет Эдда перекликаются с преданиями древних греков. О заимствовании тут не может быть и речи, поскольку в случае заимствования, в Эдде фигурировало бы очень много известных нам персонажей под теми же именами, которые дают нам греческие источники. Но во многих случаях скандинавский источник не даёт имён и названий, что может быть следствием древности устных преданий, передававшихся из поколения в поколение.

Эдда говорит об Ассах и Асгарде. Можно не колеблясь сказать, что тут имеется прямое подтверждение из греческих источников: мы знаем, что малоазийцев в то время звали азиатами; из Илиады нам известно, что одним из союзников Трои был правитель Азий, который привел своих воинов из Гиртакиды, что на севере Троады, в непосредственной близости к Трое. Древние историки называли Троянскую войну схваткой Азии и Европы.

Идавель поле упоминаемое Эддой является ни чем иным, как поле в Идейских горах, где была воздвигнута Троя. Альтернативную версию того, где же на самом деле находился Асгард, выдвинул В. Щербаков. Согласно его теории, древний Асгард находился на территории древней Парфии, которая находилась возле Каспийского моря (В. И. Щербаков, Асгард — город богов.).

Размер и богатство Асгарда в Эдде перекликается с описаниями Трои из греческих источников. Упоминание в Эдде некоего великана, который воздвиг величественные троянские стены, но был обманут не получив оплаты за услуги, перекликается с греческим преданием о том, что сын Кроноса Посейдон возводил троянские стены, но не получил уговоренной платы. Если бы Снорри заимствовал легенды у греков, то он наверняка бы назвал этого великана Кронсоном (сыном Кроноса).

В древнескандинавских легендах упоминается, что из-под ясеня, который рос в Асгарде били чудесные источники, над одним из которых по вечерам поднималась густым туманом медовая роса, что каким-то образом перекликается с информацией из Илиады о том, что возле Трои били два источника — один холодный, а другой горячий.

Согласно скандинавским легендам, соседями асов были ваны из Ванахейма, что перекликается с ванами, соседями троянцев (Ванское царство). Богиню любви и красоты у асов называли Фрейя или Ванадис (Венера этруссков, Афродита, мать Энея), чье имя связывают с родом Ванов из Ванского царства.

Эдда упоминает, что все было хорошо до тех пор, пока не появились три великанши, что перекликается с мифом о суде Париса, где его опрометчивое решение отдать яблоко «Прекраснейшей» Венере, рассердило двух из трёх богинь — Афину и Геру, которые и стали плести интриги, приведшее к Троянской войне.

Если бы этот сюжет был простым заимствованием из греческих источников, то, во-первых, Снорри указал бы количество этих великанш, чего он по неизвестной нам причине не делает, а во-вторых, Старшая Эдда, указывая на количество великанш, могла бы указать их имена, если это было всего лишь простое заимствование из греческих источников. Упоминающаяся в Эдде Фригия также перекликается с тем, что Фригия, согласно греческим источникам, была союзницей Трои.

Знаки и им соответствующие звуки древнего рунического письма невероятным образом совпадают со знаками и звуками древних средиземноморских алфавитов. В сагах сообщается, что Один обучал руническому письму народы, к которым он приходил.

Финикийский корабль украшен головой коня , олицетворяющем бога Солнца. Возможно, троянцы внесли в Трою именно такого КОНЯ.

В дополнение к этому, невероятно продвинутое искусство кораблестроения и мореходства, неожиданно возникшее у скандинавов, даёт повод говорить о преемственности технологий и знаний, накопленных в зоне активного мореходства — в Средиземноморье. К сожалению не сохранилось ни одного целого судна пеласгов для сравнения, а есть только ритуальные захоронения кораблей викингов. Именно это позволило норманнам открыть Америку на пол века раньше Колумба.

От Приама (примерно 1200 год до нашей эры) до Водена/Одина Снорри перечисляет двадцать поколений, что соответствует приблизительно пяти сотням лет. Таким образом, если верить скандинавским легендам, то Один, Фригг и его люди мигрировали из Малой Азии в Европу в седьмом веке до нашей эры, — эпоха, когда темные века в Средиземноморье закончились. Некоторые интерпретаторы саг предполагают, что миграция произошла гораздо позже — во время правления Помпея в Риме, первый век до нашей эры.

Согласно одной из исторических версий, предками саксонцев нужно считать асканийцев, которые также упоминались как союзники и соседи Трои. Если это так, то, поскольку Снорри сообщает, что Один по пути на север Европы пришёл в Саксонию, это означает, что асканийцы мигрировали из Троады раньше, чем Один.

Помимо скандинавских саг, ряд древних летописей других германских народов сообщают, что далекие предки германцев мигрировали на север Европы из Азии.

Виктор Рудберг в своей работе Мифология Тевтонов (Teutonic Mythology) дал обзор древнегерманских первоисточников, рассказывающих о троянском происхождении германцев. Краткий обзор этих первоисточников я привожу ниже, а за неимением многих первоисточников, путеводителем будет Виктор Рудберг.

Уже где-то в шестом веке нашей эры среди разных германских народов ходили легенды о том, что предки германцев переселились на север Европы из южных земель. Григорий Турский в Истории Франков сообщает (История Франков, стр. 39):

«Многие же передают, что те же самые франки пришли из Паннонии и прежде всего заселили берега Рейна».

Это было написано в шестом веке, а уже в седьмом веке появилась работа ещё одного историка франков, которого звали Фредегар, и который писал, что франки мигрировали в Европу из Трои после Троянской войны. Согласно Фредегару, сначала иммигранты разделились на два народа — один поселился в Македонии, а второй во Фригии и называли себя фригийцами по имени их правителя Фрига.

Позже фригийцы разделились ещё раз: часть фригийцев под предводительством правителя Турка осталась в Малой Азии, где они и стали называться по имени их правителя турками. Вторая группа под предводительством правителя по имени Франц мигрировала в Европу, и попыталась построить новый город Троя где-то на Рейне, однако город так и не был достроен. Фредегар писал, что информацию о троянском происхождении франков он почерпнул у Вергилия и Иеронима.

На самом деле отец Иероним упоминал франков только вскользь, а Вергилий не упоминал франков вообще. По мнению В. Рудберга, информация из Вергилия, которую упоминал Фредегар — это сообщение о том, что Антенор мигрировал со своими людьми в через Иллирийский залив в Европу, основав на речке Тимей город Падуя. Зная о том, что Григорий Турский писал о франках в иллирийской Паннонии, Фредегар решил, что колония Антенора и есть то недостающее звено в цепи миграции франков из малой Азии в Европу. Единственная неточность которую совершил Фредегар — это то, что он перепутал Рейн с Тимеем.

Пол столетия после публикации работы Фредегара обнаружилась новая летопись — Gesta regum Francorum. В ней сообщалось, что после поражения в Троянской войне, часть из выживших троянцев под предводительством Энея отправилась в Италию, а другая часть отравилась в Европу, осев в Паннонии, где они были известны как сикамбрийцы. Летопись сообщает, что сикамбрийцы помогли Риму уничтожить альманов/аланов, за что сикамбрейцы были освобождены на десять лет от уплаты налогов и были прозваны франками, что означало дикие на аттическом языке. Через десять лет римляне изгнали сикамбрейцев из Паннонии за отказ платить налоги, после чего франки мигрировали на север и поселились на Рейне.

Саксонских историк Видукинд писал, что саксонцы происходят от македонцев, — от одной из частей армии Александра Македонского. В те годы македонцев считали эллинизированными троянцами, и, таким образом это означало, что саксонцы произошли от троянцев тоже.

В двенадцатом веке нашей эры датский историк Саксон Грамматик на основании древних устных народных легенд написал Историю Данов, в которой писал о знаменитом на всю Европу азиатском правителе Одине, которого изгнали из Асгарда ваны, который правил в Византии (на противоположном от Трои берегу Босфорского залива), и сын которого, Балдер, был поставлен Одином править над данами.

Виктор Рудберг скептически отнёсся к легендам о троянском происхождении древних германцев, считая их поздней выдумкой, которую разные правители использовали в политических целях для оправдания завоеваний народов друг другом. В качестве альтернативы Виктор Рудберг противопоставляет саги и легенды повествующие о северном происхождении германцев, которые, по его мнению, и отражали действительное положение дел.

Далее… Глава 8. Троянская война. 8.1 О чем рассказывают легенды

Троянская война. О чём рассказывают легенды
Древние скандинавы

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*