Суббота , 28 Ноябрь 2020
Домой / Мир средневековья / Труды и дни Ожье Гислена де Бусбека

Труды и дни Ожье Гислена де Бусбека

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба».  Глава 3. Ожье Гислен де Бусбек, проблема крымско-готского языка и источники раннего нового времени

Труды и дни Ожье Гислена де Бусбека

Основным качеством прославленного фламандца Ожье Гислена де Бусбека было его редкое мужество; когда мы думаем о нём, мы должны, прежде всего, думать именно об этом. Однако в дополнение к тому, что он был способным и отважным дипломатом, а также одним из наиболее выдающихся латинских писателей своего времени. Бусбек был также редким и совершенным гуманистом; таким, кто находит высочайшее удовольствие в поиске рукописей, монет, надписей, а также цветов и животных, во всех созданиях Господа и памятниках человека. Привозил ли кто-либо когда-либо более богатый урожай с Востока? […] Очень немногие представители его эпохи, и ни один из дипломатов его времени, сделали так много, как он, чтобы заслужить нашу благодарность. Дж. Сартон (1941)

Единственным прямым, хотя и не столь однозначным, свидетельством, в котором были зафиксированы образцы крымско-готского языка, является четвертое «Турецкое письмо» австрийского дипломата, фламандца Ожье Гислена де Бусбека, написанное между 1560 и 1562 годами.

Переводчики дипломата случайно встретили в Константинополе (Стамбуле) двух крымских жителей, гота и грека, отрекомендовавшихся как посланцы с жалобами к турецкому султану. Один из них, готского происхождения и выглядевший, по свидетельству Бусбека, как фламандец или голландец, утратил знание родного языка и говорил только по-гречески. Грек же, напротив, благодаря тесному общению с готами, освоил их язык. Именно он и был основным информатором Бусбека, сообщившим ему уникальные по своей значимости сведения о готах и татарах в Крыму в XVI веке. Бусбек также записал 101 готское слово, включая артикли, числительные, короткие фразы и начало не поддающейся адекватному переводу песенки-кантилены.

Давайте попытаемся разобраться с этим ценнейшим источником, его содержанием, личностью автора и общим историческим контекстом, в котором он был создан. Автором «Турецких писем» был известный фламандский дипломат и учёный Ожье Гислен де Бусбек (Auger Ghiselin de Busbecq или, на латыни, Augerius Gislenius Busbequius)*. В большинстве современных изданий и исследований читатель прочтёт, что Бусбек родился в 1522 и умер в 1592 году. Однако сравнительно недавно было доказано, что в эти сведения вкралась ошибка и на самом деле Бусбек родился в 1521 и умер в 1591 году1. Будущий дипломат Ожье Гислен де Бусбек был внебрачным сыном рыцаря Георга Гислена де Бусбека, давшего своему незаконному отпрыску хорошее европейское образование. В возрасте тринадцати лет Бусбек поступил в известный фламандский университет в Лувене, где провел пять лет, получив в конце обучения самую большую награду, на которую мог рассчитывать: в 1540 году по указу Карла V Габсбурга он был признан законным сыном своего отца. Юноша не остановился на достигнутом и продолжил учёбу в университетах Парижа, Венеции, Болоньи и Падуи.

По свидетельствам современников, Ожье Гислен де Бусбек знал семь языков: родной фламандский, латынь, итальянский, французский, немецкий, испанский и один из славянских языков. В 1554 году он стал послом австрийского императора Фердинанда I в Османской империи, где пребывал до 1562 года. По всей вероятности, за годы проживания в Константинополе он в той или иной степени освоил турецкий и разговорный греческий. Отметим, что, по мнению М. Стернса, современники могли преувеличивать лингвистические способности Бусбека. Не вызывает никаких сомнений то, что он блестяще знал фламандский, французский, латынь и итальянский, однако, степень владения им остальными языками вызывает изрядные сомнения2. Тот факт, что его знание немецкого не было совершенным, должен ещё более усилить наше доверие к его свидетельству: плохо владея этим языком, он вряд ли мог иметь представление о готских грамматических и лексических формах, встречающихся среди записанных им слов и выражений.

Ожье Гислен де Бусбек. Портрет XVI века

Жизнь в Константинополе послу не очень-то нравилась: большую часть своего пребывания в городе он по указу султана был вынужден проводить под домашним арестом. За ним практически всё время наблюдали, и чтобы покинуть свой дом, Бусбеку каждый раз необходимо было особое разрешение султана. По этой причине значительную часть своей информации о стране, включая и сведения о крымских готах, он получал из бесед с посетителями его усадьбы. Дома Бусбек содержал небольшой зверинец и наблюдал за повадками редких животных.

Сам Стамбул, пребывавший, по его словам, в «жестоком рабстве», не пришёлся дипломату по душе3. Тем не менее, именно за эти годы, в течение которых Бусбек открыл много нового для себя и для христианской Европы о Турции и турках, им были написаны знаменитые «Турецкие письма», являющиеся важнейшим источникам по истории Османской империи эпохи султана Сулеймана Великолепного. Наблюдая за жизнью осман, Бусбек также собирал различного рода древности, надписи, античные монеты, нашел несколько уникальных рукописей. По его собственным словам, он привёз с собой в Европу в общей сложности не менее 240 греческих манускриптов, которые и доныне хранятся в Венской библиотеке. Помимо гуманитарных дисциплин он также занимался исследованиями местной флоры и фауны. Именно в общем контексте его собирательской и научной деятельности следует рассматривать интерес Бусбека к крымским готам. Только благодаря его этнографо-лингвистическим записям мы располагаем точными сведениями о характере крымско-готского языка. Имя Бусбека как «первооткрывателя»  крымско-готского языка языка можно встретить в любом учебнике по истории германских языков.

По возвращении в Европу Бусбек был посвящен в рыцари в 1564 году.

Христианский собор Святой Софии в Константинополе, столице Византии

Столица Османской империи — город Стамбул. Здесь Ожье де Бусбек встретил посланцев из Крымской Готии

Помимо «Турецких писем» Ожье де Бусбек также написал серию не менее объёмных по содержанию посланий, адресованных императорам Максимилиану и Рудольфу II (1552—1612, правил с 1576 по 1608 год)4. По мнению А. Руссо, увлечения Бусбека оказали влияние на дальнейшее развитие научного интереса к готскому языку. Учёный предположил, что именно Бусбек, префект императорской библиотеки в Вене, обратил внимание Рихарда Штайна, советника императора Рудольфа II, на готский язык5. Позднее Штайн приобрёл для императора оригинал знаменитого рукописного готского кодекса Библии, т.н. «Серебряного кодекса» (лат. Codex argenteus)**.

Цивилизованной Европе Бусбек запомнится, впрочем, с несколько неожиданной стороны, никак не связанной с его собирательской деятельностью. Именно он по приезду из своей первой османской миссии ввёз в Европу доселе неведомый европейцам цветок — тюльпан. Кстати, само название цветка происходит от персидского толибан и турецкого тюрбан. Несколько привезённых им в Вену луковиц тюльпана было посажено в садах императора Фердинанда I, где они стали расти под наблюдением французского ботаника Шарля де Леклюза, иначе известного как Карл Клузиус. В XVII веке начнется повальное увлечение тюльпанами, или т.н. «тюльпаномания», повлекшая за собой невероятный рост цен на луковицы тюльпанов. По некоторым сведениям, Европа также должна быть благодарна Бусбеку и за ввоз сирени и конского каштана6.

Страница из рукописного кодекса готской Библии, т.н. «Серебряного кодекса». Готский текст заключает в себе часть молитвы Господней (Отче Наш) и Нагорной проповеди (по О. Иегеру)

Умер этот неординарный человек 21 или, что более вероятно, 27/28 октября 1591 года во Франции; семь лет спустя его сердце было перевезено на родину, во Фландрию, где и было захоронено в фамильной усыпальнице семейства Бусбек7.

Портрет Александры «Роксоланы» Лисовской (Хюррем-Султан) кисти неизвестного автора XVIII века. Именно из заметок Ожье де Бусбека мы узнаем подробности о жизни Роксоланы

Отечественному читателю должно быть интересно, что именно Бусбек впервые назвал «Роксоланой» любимую жену султана Сулеймана Великолепного, также известную под её турецким именем «Хюррем-Султан». Согласно некоторым источникам, настоящее имя Роксоланы было Александра Лисовская (ок. 1506—1558/1561/1563); она, по-видимому, была захвачена в плен во время татарского набега на город Рогатин. Зная, что в географической литературе того времени русы (русины) — население восточной Польши (современной западной Украины) — считались потомками ираноязычных роксоланов, дипломат назвал жену Сулеймана «Роксоланой» по имени этого сарматского племени8. Именно из «Турецких писем» Бусбека мы получаем самые важные сведения о деятельности Роксоланы при дворе Сулеймана. Необходимо отметить, что в письмах Бусбека она предстает коварной и безжалостной интриганкой, фактически вынуждавшей Сулеймана выполнять её волю.

«Турецкие письма» Бусбека произвели сильное впечатление на цивилизованную Европу — и не только как источник сведений об Османской Турции или крымских готах. В XVI и XVII веках его письмами зачитывались учёные-востоковеды и писатели. В XVII веке труд Бусбека вдохновлял французских драматургов, написавших несколько пьес, как трагедийных, так и комических, посвященных в основном Сулейману и его взаимоотношениям с Роксоланой. Бусбека читал драматург и философ Эркюль Савиньен Сирано, ставший прототипом знаменитого Сирано де Бержерака9. В XX веке Бусбек становится героем второй части романа о Роксолане, написанного украинским писателем Павлом Загребельным. Таким образом, Ожье де Бусбек является фигурой, способной заинтересовать достаточно широкие читательские круги не только в прошлом, но и в наши дни.

Примечания

*. В литературе можно встретить несколько десятков вариантов прочтения и написания его имени и фамилии: Augier Ghislain de Busbecq (Bousbecque / Boesbeeck), Охир Гилэн де Бузбек, Огьер Гиселин Бусбек (Бюзбек / Бузбек) и пр. Наиболее правильной является используемая нами вслед за Н.А. Ганиной форма Ожье Гислен де Бусбек.

**. Кодекс VI века н. э., содержащий текст готского перевода Библии IV века н. э., сделанного епископом Вульфилой. В 1654 году рукопись попала в Голландию, после чего в 60-е годы XVII века вернулась в Швецию, в библиотеку Уппсальского университета, где и хранится по сей день.

1. Умер Бусбек 21 или 27/28 октября 1591. С датой его рождения ситуация несколько сложнее: разные учёные датируют это событие 1520, 1521 или 1522 годом; на наш взгляд, наиболее вероятна дата 1521 года (см. Dalle I. Un européen chez les Turcs. Auger Ghiselin de Busbecq (1521—1591). Paris, 2008; le Bourdelles H. A la découverte de Busbecq inconnu // SltdB. P. 15—26; von Martel Z.R.W.M. Le cercle d’amis de Busbequius // SltdB. P. 28, 37). О биографии Бусбека написано достаточно много; см. van den Gheyn J. Auger Busbecq et les Goths orientaux. Bruges, 1888; Arrighi D. Écritures de l’ambassade: les Lettres turques d’Ogier Ghiselin de Busbecq. Paris, 2011; Forster Ch.Th., Daniell F.H.B. The Life of Busbecq // Forster Ch.Th., Daniell F.H.B. The Life and Letters of Ogier Ghiselin de Busbecq. London, 1881. Vol. I. P. 1—72; Sarton G. Brave Busbecq (1522—1592) // Isis: International Review Devoted to the History of Science and Civilization. 1941. Vol. XXXIII. P. 557—574.

2. Stearns. P. 66—68; см. также Deisser A. Busbecq orientaliste // SltdB. P. 71—75.

3. Wunder A. Western Travelers, Eastern Antiquities, and the Image of the Turk in Early Modern Europe // Journal of Early Modern History. 2003. Vol. 7. № 1—2. P. 95—96.

4. de Busbecq O.G. Epistolae ad Rudolphum II. Imperat[orem] / Editio Secunda. Bruxellis, 1631.

5. Rousseau A. Esquisse d’une histoire du Gotique de Crimée. Le rôle de Busbecq // SltdB. P. 156.

6. Haudricourt A.G. Ogier de Busbecq, botaniste // SltdB. P. 55—60; Bourdelles H. le. En marge de la communication de A. Haudricourt: réfactions sur Busbecq et la botanique // Там же. P. 61—63.

7. Dalle. Un européen… P. 393.

8. См. Подробнее: Halenko O. On the Origins of the Name Roxolana // Roxolana in European Literature, History and Culture / Ed. G.I. Yermolenko. Farnham, 2010. P. 272.

9. Dalle. Un européen… P. 403—407.

Далее… Четвёртое «турецкое письмо» Бусбека и крымские готы

Четвёртое «турецкое письмо» Бусбека и крымские готы
Крымско-готский язык после османского завоевания Крыма

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*