Суббота , 28 Ноябрь 2020
Домой / Язык – душа народа / Термины свойственного родства. ДЕВЕРЬ. ЗОЛОВКА.

Термины свойственного родства. ДЕВЕРЬ. ЗОЛОВКА.

Академик О.Н.Трубачёв. «История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя». Глава II. Термины свойственного родства.

ДЕВЕРЬ.

Слав. deverь: ст.-слав. дѢверь ‘δαήρ, levir’, др.-русск. дѢверь ‘levir, δαήρ брат мужа’, деверiе, собир., ‘leviri’, русск. деверь, диал. д’ив’ьр, д’ев’ир, укр. дiвер ‘деверь, мужнин брат’, дiверка ‘жена деверя’, белор. диал. дзевярь с отличным значением ‘муж сестры’, польск. dziewierz ‘brat meza, szwagier’, dziewierka ‘szwagierka’, в значительной степени вытесненные новыми словами szwagier, szwagierka, др. — польск. dziewierz, dziewior 1. ‘брат мужа’, 2. ‘отец мужа, свекор’, словацк. dever ‘брат мужа’, deverina, deverinka, deverkyna ‘сестра мужа, золовка’, сербск. дjёаер, ђeвep ‘брат мужа’, болг. девер ‘брат мужа, деверь’, ‘дружка’, сюда же производные болг. деверньов син, деверньова дъщера ‘племянник и племянница по брату мужа, деверю’.

Слово deverь имеет общеславянский характер. Лучше всего оно сохранилось в восточных и южных славянских языках, в то время как в западных оно в основном вытеснено.

Слав. deverь имеет ряд индоевропейских соответствий, ср. родственные и тождественные по значению лат. levir, греч. δαήρ, др.-инд. dēvdr, др.-в.-нем. zeihhur, арм. taigr. Формы греч. δαήρ < *δαιFηρ, слав. deverь, др.-инд. dēvdr позволяют предположить общую форму *dāiuēr. Лат. levir объясняют местной италийской заменой и.-е. *d сабинским l, достоверно известной для начала слова lacruma: греч. δάκρυον: нем. Zühre ‘слеза’, и преобразованием конца основы *dēver, *lēver no vir ‘муж’. Что касается литовск. dieveris, латышск. dieveris, они объясняются также как заимствование из слав. deverь (подробно — ниже).

Если о литовск. −ie-, латышск. −iе- в этих словах возможны различные суждения (< балт. ai, ср. литовск. sniegas, слав. snegъ), то конец основы (−ris) определенно отражает слав. −rь. Сбивчивые показания форм косвенных падежей (литовск. род. п. ед. ч. dievers, также dieveries) говорят о воздействии на слово −i-основ и согласных −r-основ. Попытка рассматривать литовск. dieveris и слав. deverь как родственные формы менее убедительна.

Вместе с тем возможно, что и в случае с и.-е. *dāiuēr балтийский представляет весьма важный дополнительный материал. Известно, что, кроме названных выше форм, литовский язык имеет старое исконное laiguonas, laigonas, laigunas, правда, в значении ‘брат жены, шурин’. Что касается измененного значения, то это видоизменение могло развиться вторично уже в литовском.

Вследствие близости значения и несомненной древности литовск. laiguonus можно поставить вопрос о его этимологической связи с и.-е. *daiuer, слав. deverь, если предположить литовск. daiguonas. Довольно трудно указать при этом причины перехода d>l: то ли этот переход был осуществлен в плане признаваемого некоторыми учёными редкого чередования зубного и плавного согласных в начале слова в индоевропейском (ср. в италийском и др. отношение *tout-: *leud-, слав. ljudьje -люди), то ли здесь проявилась тенденция избежать ассоциации с группой лит. is-daiga ‘шутка, шалость’. Другая оригинальная особенность литовск. laiguonas — наличие −g- интересным образом перекликается с такими старыми индоевропейскими диалектными формами, как др.-в.-нем. zeihhur (< герм. *taikuraz с герм. k = и.-е. *g), арм. taigr. Возможно, что образование g в известных условиях здесь произошло ещё в индоевропейском языке фонетическим путём, поскольку случаи «усиления» и путём развития перед ним g > gu известны различным индоевропейским языкам. В данном случае наличие герм. *taikuraz не имеет характера специально германского процесса, называемого «Ver-schärfung». Что касается вокализма, дифтонг в корне laiguonas точно соответствует и.-е. *duiuer, слав. deverь. Если вероятно вышесказанное, то литовский язык сохранил в laiguonas производную форму от индоевропейского названия деверя.

Как показал И. Миккола, так называемое Verschärfung j > ddj, w > ggw в германских языках представляет известную аналогию закону Вернера в том смысле, что оно имеет место перед ударяемым слогом и отсутствует после ударяемого слога. Позволим себе использовать эту теорию в нашем случае. При русск. деверь, известно ударение δαήρ, санскр. devār, герм. *taikuraz (ср. др.-в.-нем. zeihhur). Наличие Verschärfung в германских словах также подтверждает древность ударения и.-е. *daiuēr. Следовательно, ударение déverь, русск. дéверь не исконно, оно сменило более древнее *devérь. Литовск. dieveris, вин. п. ед. ч. dieveri отражает именно позднюю парадигму с подвижным ударением русск. дéверь — мн. ч. деверья, деверьёв, а не более древнее *deverь с постоянным ударением на основе, что также говорит скорее о заимствовании балтийских слов из славянского.

Прочие славянские названия деверя: болг. драгинко ‘деверь, младший брат мужа’.

См. ещё о слав. deverь этимологические словари Э. Бернекера, А. Преображенского, А. Брюкнера, М. Фасмера.

ЗОЛОВКА

Слав. *zъ1у: ст.-слав. зълъва, русск. золовка ‘сестра мужа’, диал. золва (иркутск.), золвица (тверск.), золовка, золва, золвица ‘братнина жена, невестка’ (олонецк.), золовка ‘сестра жениха, сестра мужа’ (холмогорск.), укр. зовиця ‘золовка, мужнина сестра’, ныне малоупотребительное, словацк. zolva, zolvica ‘сестра мужа’, ‘жена сына, брата, невестка’, словенск. zelva, zelvica, zolva, zova «die Mannesschwester», сербск. заова, зава, заовица ‘золовка’, болг. злъва, зълва ‘сестра мужа’, с диалектными разновидностями злва, злъва, золва, зъlва.

В современных славянских языках слово представлено далеко не полно. Так, почти все западные славянские языки его забыли. Из восточнославянских славянских языков оно сохранилось в русском языке лучше и шире, чем в украинском. Слав. зъ1у— старая −ū- основа женского рода, как и svekry, расширявшаяся аналогичным способом: зълъва, далее — русск. золовка, ср. свекрова, сербск. свекрва, русск. диал. свекровка, с той лишь разницей, что для названия золовки нигде не сохранилась древняя форма наподобие русск. диал. свекры.

Слав. zъly связано с родственными индоевропейскими словами, восходящими к форме *gelou-s: греч. γάλως, лат. glos, арм. tal, calr — все с хорошо сохраненным значением ‘золовка, сестра мужа’. Ср. также (глоссовое) фриг. γέλαρος ‘αδελφου γυνή, т. е. ‘жена брата, невестка. И.-е. *glou-s имеет этимологию, выдвинутую в свое время Асколи и принятую Вальде — Покорным, суть которой (по Асколи) сводится к тому, что лат. glos, греч. γάλως происходят от γαλ, γελ ‘веселиться’, ср. индийские термины nanāndr, nandinī < nand ‘веселиться’. Эта формально допустимая этимология не доказуема. Надежные семантические аналогии, какие известны, например, для ряда случаев использования корней ‘вязать, связывать’ при обозначении родства, здесь отсутствуют. Без таких аналогий налицо остается только фактическое глубокое различие значений, почти совершенно обесценивающее фонетическое сходство.

Слав. *zъly, −ъve < и.-е. gelou-s с закономерным развитием −у(u) — основы в славянском. Во всяком случае в ст.-слав. зълъва и других формах на −va нельзя видеть что-либо большее, чем вторичное расширение древней −u-основы. Было бы неосторожно прямо сопоставлять эти славянские новообразования с греч. γαλόως и другими индоевропейскими формами. Древность и общеславянский характер формы *zъ1у, −ъve, ст. — слав, зълы, −ъве подчеркивает Р. Брандт. Он отмечает, что ст.-слав. злъва не существует, реальна лишь форма ст.-слав. зълъва, что подтверждается и фонетическим развитием сербск. заова (злъва дало бы *зyвa).

Прочие славянские названия золовки: сербск. диал. (обращение) госпо, дивна, дуња, златка— болг. диал. (Драмско) биркуша ‘золовка во время свадьбы, лельки (Малко-Търново) ‘золовки’; целый ряд названий золовки приводит Н. Геров: калина, малина, хубавка, ябълка, дунка. Литовский язык имеет особое название mosa ‘золовка’ < mote, motina ‘мать’.

Далее… Термины свойственного родства. ЯТРОВКА. ШУРИН.

Термины свойственного родства. ЯТРОВКА. ШУРИН.
Термины свойственного родства. ЗЯТЬ. СНОХА

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*