Суббота , 21 Апрель 2018
Домой / Новое время в истории / Тайна исчезновения армии Наполеона в России.

Тайна исчезновения армии Наполеона в России.

В 1869 году вышедший на пенсию французский инженер Шарль-Жозеф Минар со свойственной ему кропотливостью проделал уникальную работу: создал диаграмму, в которой отразил изменение численности наполеоновского войска в период русской кампании.

Согласно его цифрам, из 422 тысяч наполеоновских солдат, перешедших Неман, обратно во Францию вернулись всего 10 тысяч человек.


Французский инженер не учёл ещё примерно 200 тысяч человек, пополнивших армию Наполеона в ходе войны.

По современным данным из 600-тысячной Великой армии Наполеона в обратном направлении границу России пересекло не более 50 тысяч человек. Подсчитано, что за полгода боев на территории России погибло около 150 тысяч человек, но где же остальные 400 тысяч?


Лето 1812 года в России выдалось на редкость жарким. Наполеоновские солдаты изнывали от палящего солнца и пыли: многие умирали от тепловых ударов и сердечных приступов. Ситуацию усугубили кишечные инфекции, которые в условиях антисанитарии военного похода нещадно косили завоевателей.


Потом пришло время холодных ливней, которые сменились суровыми морозами…
Количество попавших в плен наполеоновских солдат (французов, немцев, поляков, итальянцев) историк Владлен Сироткин оценивает в 200 тыс. человек – практически все, кто уцелел в негостеприимной России.

Многим из них не суждено было выжить – голод, эпидемии, морозы, военные действия, массовые военные потери. Все же около 100 тысяч солдат и офицеров французской армии Наполеона оставались в России два года спустя. Из них около 60 тысяч солдат и офицеров, в основном французы) – приняли российское подданство.


После окончания войны король Франции Людовик XVIII просил Александра I как-нибудь воздействовать на застрявших в России соотечественников и заставить их вернуться на родину, но русское правительство заниматься этим не стало.

Следы пребывания французов в России можно увидеть по всей стране. В Москве сегодня проживает около полутора десятков семей, чьи предки когда-то не пожелали возвращаться во Францию – Ауцы, Юнкеровы, Жандры, Бушенёвы.
В первой половине XIX столетия на окраине Самары существовал топоним «Французова Мельница». Это свидетельство того, что на когда-то работавшей мельнице трудились пленные французы.

А в современном Сыктывкаре (ранее Усть-Сысольск Вологодской губернии) есть пригород Париж. По преданию его основание так же дело рук пленных французов.

Оставили свой след французы и в русском языке. Голодные и замерзшие наполеоновские солдаты, выпрашивая у русских крестьян кров и хлеб, нередко обращались к ним «cher ami» («милый друг»). А когда им была нужна лошадь, они произносили это слово на родном языке – «cheval». Так великий и могучий пополнился жаргонными словечками – «шаромыжник» и «шваль».

Известный русский экономист, сын смоленского помещика Юрий Арнольд оставил нам воспоминания, в которых поведал о наполеоновском солдате по фамилии Гражан, ставшим его воспитателем. Мальчик души не чаял в «дядьке», научившем его разводить костер, ставить палатку, стрелять и барабанить.

В 1818 году родители оправили сына в Московский дворянский пансион. Педагоги были в шоке. Не столько от свободного владения Юрием французским языком, сколько от жаргонных выражений, которыми «сыпал» подросток: «Жрать, засранцы!» или «Ползет, как беременная вошь по дерьму», – так они звучат в переводе на русский.

Наполеон, произнесший знаменитую фразу «Дайте мне одних казаков, и я пройду с ними всю Европу», и подумать не мог, что в скором времени его солдаты вольются в это грозное воинство. Но адаптация происходила постепенно. Историки по крупицам собирают сведения и восстанавливают картину ассимиляции в России бывших наполеоновских солдат.


Например, профессор Сироткин в московских архивах наткнулся на след маленькой наполеоновской общины на Алтае. В документах говорится как три солдата-француза – Венсан, Камбрэ и Луи – добровольно уехали в тайгу (Бийский уезд), где получили землю и были приписаны к крестьянам.


Историк Владимир Земцов обнаружил, что в Пермской и Оренбургской губерниях побывало не менее 8 тысяч пленных наполеоновцев, из них несколько десятков – имперские офицеры. Около тысячи умерло, а многие после заключения мира пожелали вернуться домой.


Принимали французов со всем гостеприимством. Одетых не по сезону обмундировали полушубками, суконными панталонами, сапогами и рукавицами; больных и раненых сразу отправляли в военные госпитали; голодных – откармливали. Некоторых пленных офицеров русские дворяне брали к себе на содержание.


Унтер-лейтенант Рюппель вспоминал как жил в семье оренбургского помещика Племянникова, где, между прочим, познакомился с историком Николаем Карамзиным. А уфимские дворяне устраивали для пленных французских офицеров бесконечные ужины, танцы и охоты, оспаривая право пригласить их к себе первыми.


Следует заметить, что французы российское подданство принимали робко, словно выбирая между позорным возвращением на родину и полной неизвестностью. Во всей Оренбургской губернии таких оказалось 40 человек – 12 из них пожелали вступить в казачье войско.

Архивы нам сохранили имена 5 смельчаков, которые в конце 1815 года подали прошение о вступлении в российское подданство: Антуан Берг, Шарль Жозеф Бушен, Жан Пьер Бинелон, Антуан Виклер, Эдуар Ланглуа. Позднее они были причислены к казачьему сословию Оренбургского войска.


К началу ХХ века в Оренбургском войске насчитывалось порядка двухсот казаков с французскими корнями. А на Дону в конце XIX века краеведы нашли 49 потомков наполеоновских солдат, записавшихся в казаки. Обнаружить их было не так просто: к примеру, Жандр превратился в Жандрова, а Бинелон в Белова.

Уездный городок Верхнеуральск (сейчас это Челябинская область) в начале XIX столетия был небольшим фортом, охранявшим юго-восточные рубежи России от набегов казахских батыров. К 1836 году возникла необходимость укрепления этого плацдарма, для чего началось строительство Новой Линии: вскоре от Орска до станицы Березовской выросла цепь казачьих поселений – редутов, четыре из которых получили французские имена: Фер-Шампенуаз, Арси, Париж и Бриенн. Среди прочих на Новую Линию были переселены все казаки-французы со своими семьями.


В ответ на наращивание численности казачьих войск казахский султан Кенесары Касымов развернул масштабные боевые действия. Теперь убеленные сединами наполеоновские ветераны вновь вынуждены были возвращаться к подзабытому воинскому ремеслу, но теперь для защиты интересов уже нового отечества.
В числе добровольцев на Новой Линии оказался престарелый и обрусевший наполеоновский солдат Илья Кондратьевич Ауц, который переехал сюда из Бугульмы со всем многочисленным семейством, а также родившийся от француза и казачки оренбургский казак Иван Иванович Жандр. Последний в итоге дослужился до чина сотника и получил землю в станице Кизильской Верхнеуральского уезда.

В Оренбурге прижился еще один колоритный француз – молодой офицер из древнего рыцарского рода Дезире д’Андевиль. Какое-то время он занимался преподаванием французского языка. Когда в 1825 году в Оренбурге было учреждено Неплюевское казачье военное училище, д’Андевиль был принят в его штат и причислен к казачьему сословию на правах дворянина.

В 1826 у него родился сын — Виктор Дандевиль, который продолжил казачье дело отца. С 18 лет Виктор служил в войсковой конной артиллерии, отметился в походах на Арал и Каспий. За боевые отличия его назначают на пост наказного атамана Уральского казачьего войска. Впоследствии Виктор Дандевиль достигает новых высот – становится генералом от инфантерии и командиром армейского корпуса. Он, как когда-то его предки-крестоносцы, демонстрирует свою воинскую доблесть в сражениях в Туркестане, Киргизии, Сербии и Болгарии.

Много пленных солдат Великой армии оказалось в землях Терского казачества. Это были почти исключительно поляки, которых по традиции называли французами.
В 1813 году около тысячи поляков было переправлено в Георгиевск – главный город Кавказской губернии. Теперь новоиспеченным казакам предстояло нести воинскую службу в одной из самых горячих точек российского порубежья. Какая-то часть казаков-поляков уцелела в пекле Кавказской войны, о чем могут свидетельствовать польские фамилии, до сих пор встречающиеся в станицах Северного Кавказа.

«Европейские» поселки в России: Берлин, Варна, Лейпциг, Париж, Фершампенуаз.

«Европейские» поселки -Берлин, Варна, Лейпциг, Париж, Фершампенуаз в Челябинской области рядом с населенными пунктами, носящими русские или башкирские названия, можно увидеть райцентры и посёлки, названные именами европейских столиц. Только на Южном Урале есть свои Варна, Париж, Берлин и Лейпциг. Все они расположены в южных районах области – Варненском, Троицком и Нагайбакском. Их появление неразрывно связано с историей южноуральского казачества.  В 19 веке укрепленная пограничная линия была перенесена с верхнего течения Урала в глубь киргиз-кайсацких степей. За короткий срок в этом районе было основано более 30 военных постов-поселений. Сначала многие из них обозначались порядковым номером: первый, второй третий и т. д. В 1843 г. при оренбургском генерал-губернаторе В. А. Обручеве вышло «положение», которое предписывало всем новым казачьим поселениям присвоить названия в память о событиях из военной истории страны, военных сражениях, в которых оренбургское казачество принимало активное участие. Так на карте Южного Урала появился своеобразный мемориал воинской славы, «тезки» не только городов и сел центра России, но и зарубежья: Париж, Берлин, Бородино, Кассель, Лейпциг, Тарутино, Фершампенуаз и др.


Варна
Село Варна –  административный центр Варненского района Челябинской области. Расположено на юге области, в 217 км к югу от Челябинска, на реке Нижний Тогузак. Названо в честь взятия русскими войсками во время русско-турецкой войны 1828—1829 годов болгарской крепости Варна. Высшие воинские чины Оренбургской губернии и казачьего войска принимали активное участие во многих сражениях, и когда встал вопрос, какие названия дать новым поселениям, они решили использовать это название, чтобы увековечить память погибших русских солдат и офицеров.Париж, Фершампенуаз
Париж — село в Нагайбакском районе Челябинской области, административный центр Парижского сельского поселения. Село основано в 1842 году в качестве опорного пункта казачьего войска нагайбаками – представителями малой народности, образовавшейся после крещения татар. Они победно завершили Отечественную войну с Наполеоном в 1814 году во французской столице и вернулись на родину.

В 2005 году в селе Париж Челябинской области была открыта вышка сотовой связи – 50-метровая уменьшенная копия Эйфелевой башни, созданная на Златоустовском заводе металлоконструкций. Она стала достопримечательностью Нагайбакского района.

Нагайбаки же дали название нынешнему административному центру Нагайбакского района – Фершампенуаз. Село расположено на реке Гумбейка (левый приток Урала), в степной зоне, в 55 км северо-восточнее города Магнитогорск, в 210 км юго-западнее Челябинска. В одноименном пригороде Парижа казаки квартировали после окончания войны с Наполеоном.


Берлин
Берлин — село в Троицком районе Челябинской области. Входит в состав Нижнесанарского сельского поселения. Основано в 1842 году как военное поселение — пост Оренбургского казачьего войска. Названо в честь взятия русскими войсками Берлина в 1760 г. во время Семилетней войны (1756—1763 гг.) и в 1813 г. во время войны с Наполеоном.
Близ села расположен Троицкий лесостепной заказник и Троицкое учебно-опытное лесное хозяйство — биологическая база Пермского Государственного Университета, на которой ведутся наблюдения за состоянием заказника и проходят практику студенты-биологи.Лейпциг
Село Лейпциг находится в Варненском районе Челябинской области на территории Лейпцигского сельского поселения в 21 км к северу от села Варны. Расположено в приграничной зоне России с Казахстаном, на левом берегу реки Верхний Тогузак. Образовано в 1842 году. Первыми переселенцами были казаки внутренних станиц и калмыки упраздненного Ставропольского калмыкского войска.

Салтычиха страшнее, чем кино о ней.
Подвиг Агафона Никитина во славу русского оружия

4 комментария

  1. А это взаимоисключающие понятия? Солдаты дезертировали не из благодатной Франции, а из отступающей, разбитой голодом и болезнями армии. Бежать в Россию им, как раз-таки не надо было, а вот сбежать

    • Где вы увидели «благодатную Францию» наполеоновского времени? Вывозная торговля — экспорт Франции в первую половину царствования Наполеона 1802—04 гг. действительно росла, но в 1805—07 гг. уже начал падать, составляя в 1808—10 гг. 343, в 1811—12 гг. 356 млн франков. Ввоз товаров — французский импорт был затруднён высокими тарифами и политическими событиями сильно колебался из года в год падал — в 1802—465 млн франков, в 1812—257 млн франков.

      Сама война с Россией не приносила Франции большого экономического вреда, так как велась на чужой территории, но во Франция все-таки росли налоги и даже займы для неё не заключались. Война с Россией освобождала Францию от избыточных рабочих рук и давала громадные заказы собственной промышленности, а безработных набирали в армию.

      Армия Наполеона была учреждением деспотическим, в ней господствовала железная воля одного человека, хотя в ней не было ни сословных различий; каждый солдат, независимо от происхождения, «носил маршальский жезл в своём ранце», и искал «солдатского счастья» на войне в России.
      Зажиточные французы с 1800 года имели право откупиться от воинской повинности. Наполеоновская армия была армией крестьян и мелкой буржуазии (лавочников, ремесленников), наёмных «солдат удачи».

      Когда война с Россией всё же истощила народные средства и государственные финансы, империя Наполеона превратилась в военную диктатуру.

      Деспотизм Наполеона оттолкнул от него всю интеллигенцию, старую аристократию и духовенство. Народные массы чувствовали себя утомленными и ждали смягчения податного бремени и прекращения войн. Что могло дать навоевашемуся солдату, его возвращение во Францию?

      На 1 июня 1812 года Великая армия Наполеона, в состав которой входили солдаты практически всех народов Европы насчитывала более миллиона солдат: 687 тысяч человек в Германии и Польше, до 300 тысяч воевало в Испании, 150 тысяч стояло гарнизонами во Франции, 50 тысяч удерживали в покорности Италию. Наполеоновская война была проиграна, тысячи солдат остались не у дел, и каждый устраивался, как мог.

  2. После русской кампании осколки некогда великой армии Наполеона рассеялись по бескрайним просторам России. Часть солдат вернулась домой, но немало пожелали остаться в чужой стране навсегда.

    • Спасибо за комментарии. Вы правы многие солдаты наполеоновской армии остались в России. Армия Наполеона была армией крестьян и мелкой буржуазии (лавочников, ремесленников), наёмных «солдат удачи». При любой возможности устроиться в России они оставались на щедрых помещичьих хлебах и хорошем жаловании, отставные солдаты становились в поместьях французскими гувернёрами и «дядьками»-няньками для мальчиков. Во Франции такую должность крестьянин — отставной солдат никогда бы не получил.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*