Вторник , 7 Декабрь 2021

Смерть Аттилы

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИЯХ ГЕТОВ«Getica» Иордана.

Смерть Аттилы, короля гуннов.

{254} Ко времени своей кончины он (Аттила), как передает историк Приск 623, взял себе в супруги — после бесчисленных жен, как это в обычае у того народа, девушку замечательной красоты по имени Ильдико. Ослабевший на свадьбе от великого ею наслаждения и отяжеленный вином и сном, он лежал, плавая в крови, которая обыкновенно шла у него из ноздрей, но теперь была задержана в своём обычном ходе и, изливаясь по смертоносному пути через горло, задушила его. Так опьянение принесло постыдный конец прославленному в войнах королю.

На следующий день, когда миновала уже большая его часть, королевские прислужники, подозревая что-то печальное, после самого громкого зова взламывают двери и обнаруживают Аттилу, умершего без какого бы то ни было ранения, но от излияния крови, а также плачущую девушку с опущенным лицом под покрывалом.

 {255} Тогда, следуя обычаю того племени, они отрезают себе часть волос и обезображивают уродливые лица свои глубокими ранами, чтобы превосходный воин был оплакан не воплями и слезами женщин, но кровью мужей 624.

В связи с этим произошло такое чудо: Маркиану, императору Востока 625, обеспокоенному столь свирепым врагом, предстало во сне божество и показало как раз в ту самую ночь — сломанный лук Аттилы, именно потому, что племя это много употребляет такое оружие. Историк Приск говорит, что может подтвердить это [явление божества] истинным свидетельством. Настолько страшен был Аттила для великих империй, что смерть его была явлена свыше взамен дара царствующим.

{256} Не преминем сказать — хоть немногое из многого 626 — о том, чём племя почтило его останки. Среди степей 627 в шёлковом шатре поместили труп его, и это представляло поразительное и торжественное зрелище.

{257} Отборнейшие всадники всего гуннского племени объезжали кругом, наподобие цирковых ристаний, то место, где был он положен; при этом они в погребальных песнопениях так поминали его подвиги: «Великий король гуннов Аттила, рожденный от отца своего Мундзука, господин сильнейших племён! Ты, который с неслыханным дотоле могуществом один овладел скифским и германским царствами 628, который захватом городов поверг в ужас обе империи римского мира и, — дабы не было отдано и остальное на разграбление, — умилостивленный молениями принял ежегодную дань. И со счастливым исходом совершив всё это, скончался не от вражеской раны, не от коварства своих, но в радости и веселии, без чувства боли, когда племя пребывало целым и невредимым. Кто же примет это за кончину, когда никто не почитает её подлежащей отмщению?»

{258} После того как был он оплакан такими стенаниями, они справляют на его кургане «страву«629 (так называют это они сами), сопровождая её громадным пиршеством. Сочетая противоположные [чувства], выражают они похоронную скорбь, смешанную с ликованием.

Ночью, тайно труп предают земле, накрепко заключив его в [три] гроба первый из золота, второй из серебра, третий из крепкого железа. Следующим рассуждением разъясняли они, почему все это подобает могущественнейшему королю: железо — потому что он покорил племена, золото и серебро — потому что он принял орнат 630 обеих империй. Сюда же присоединяют оружие, добытое в битвах с врагами, драгоценные фалеры 631, сияющие многоцветным блеском камней, и всякого рода украшения 632, каковыми отмечается убранство дворца. Для того же, чтобы предотвратить человеческое любопытство перед столь великими богатствами, они убили всех, кому поручено было это дело, отвратительно, таким образом, вознаградив их; мгновенная смерть постигла погребавших так же, как постигла она и погребенного 633.

Комментарии (623 — 633)

623 Здесь Иордан всецело обращается к Приску (см. также Malal., 359, 1-4; Evagr. Hist. eccl., 1, 17). Ср. прим. 507.

624 Обряд оплакивания — порезы лица, чтобы кровью, а не слезами почтить память погибшего воина, — описан Менандром (Men., fr. 43): когда в 576 г. византийские послы присутствовали при оплакивании Дизабула, главы Западного Тюркского каганата, то Турксанф, «гегемон» тюрков, предложил послам порезать себе щеки в знак траура.

625 Император Маркиан (450-457 г.г.).

626 Судя по словам «немногое из многого» («pauca de multis dicere»), в распоряжении Иордана было гораздо более подробное описание погребения Аттилы (несомненно, по записям Приска), но он привёл из него лишь часть.

627 Кассиодор в «Хронике» отметил, что Аттила умер в своём становище (Cass. Chron., a. 453 «…Attila in sedibus suis moritur»), т. е. где-то близ Тиссы. Есть предположение, что «sedes» Аттилы и его резиденция находились к северу от реки Кереша. Так, например, сказано у Бьюри (J. Bury, A History of the later Roman Empire…, I, p. 276). Для погребения тело перевезли в степь, в пустынное место, где должен был быть насыпан курган.

628 «Scythica et Germanica regna» — так определены громадные территории, подчинявшиеся Аттиле. О покорении империи нет, конечно, ни слова: отношение Аттилы к империи Иордан охарактеризовал несколькими словами, когда упомянул о дани (vectigal), которую получал Аттила.

629 Страва — пища, еда, кушанье, яство, блюдо, похлебка, варево (см.: Даль, Толковый словарь). В данном случае Иордан под «стравой» подразумевал «тризну», поминальный пир, поминовение усопшего пиршеством, песнопениями, конскими ристаниями. Собственно сам Иордан объясняет значение слова strava употребленным им в этой же фразе словом commessatio. Гунны либо переняли у славян обычай погребальных пиров, которые называли «стравами«, либо — что вероятнее — переняли только славянское название подобного обряда. Напрашивается предположение, что уже в первой половине V веке славяне были насельниками тех областей по Дунаю, куда пришли гунны, и что гунны восприняли от них некоторые слова вроде отмеченного Приском слова «мёд» (Prisci fr. 8); «в селениях предлагали нам …вместо вина мёд, так именно называемый в тех местах». (См.: Л. Нидерле, Человечество в доисторические времена, СПб., 1898, стр. 524; L. Niederle, Manuel de l antiquite slave, t. II, p. 52-53.) Моммсен исключает возможность славянского происхождения слова «страва» на том основании, что в V веке славян еще не было в областях, занятых гуннами, т. е., в областях вокруг реки Тиссы и на среднем Дунае, и склоняется к тому, что слово «страва» происходит от готского слова «straujan», «простирать«. Предположение о готском происхождении слова «страва» выдвинул Яков Гримм (1785- 1864 гг.); в статье о древнем обряде трупосожжения (Jac. Grimm, Ьber das Verbrennen der Leichen, — «Kleinere Schriften», II, Berlin, 1867) он пришёл к выводу, что существительное «страва» (от готского глагола straujan) должно было означать погребальный костёр, как ложе, на котором простирали мертвеца для сожжения. В следующем же году известный русский славист А. А. Котляревский — исключительный знаток славянского языка, внимательно прочитавший текст Иордана (передающего отрывок из сочинения Приска) о погребении Аттилы, возразил Гримму (А. А. Котляревский, О погребальных обычаях языческих славян, М., 1868, стр. 37-42). Котляревский не мог согласиться с Яковом Гриммом, признавшим слово «страва» готским, и Лоренцом Дифенбахом, включившим его в свой фундаментальный словарь готского языка (L. Diefenbach, Vergleichendes Wцrterbuch der gotischen Sprache, Stuttgart, 1846-1851), по тем соображениям, что 1) Иордан, по всей вероятности, знал готский язык и поэтому трудно допустить, что он не различал готского слова и мог неопределенно сказать, что «так называют» этот обряд сами гунны («stravam… quam appellant ipsi»); 2) из слов Иордана не следует, что тело Аттилы было сожжено (действительно, Иордан пишет о «трупе, похороненном в земле» — «cadaver terra reconditum», и называет Аттилу «погребенным», «sepultus»); 3) славяне и «доныне обозначают стравой пищу, кушанье, запас яств, составляющих обед», причём в таком значении употребляется это слово и «теперь в наречиях польском, чешском, словацком, мало- и великорусском», а также «в памятнике старой чешской письменности» и «именно со значением погребальных поминок, пира по смерти»; 4) этимология слова «страва» прямо ставит его в родственный ряд слов, древность которых не подлежит сомнению; будучи сложным (с-трав-а), оно идёт от славянского «троу», дающего глагол «натровити», напитать. Таким образом, Котляревский пришел к выводу, что «страва» — слово не готское, а славянское и что оно обозначает не костер, а погребальное пиршество, совершавшееся до погребения.

Последнее время немецкие учёные поддерживают мнение о готском происхождении слова «страва». Так, например, Э. Шварц (E. Schwarz, Germanische Stammes kьnde, S. 225), полагает, что для этого слова (восходящего к sыtrava) наиболее вероятно значение «Gerüst« — леса, подпорки и даже костёр (в смысле нагромождения дерева, дров). Шварц ссылается на статью Э. Роот (E. Rooth, Got. strawa «Gerüst, Paradebett»).

В доныне пополняющейся картотеке исторического словаря Института русского языка Академии наук СССР слова «страва», «стравие», «стравительный» отмечены в памятниках XVII в.; «стравление» в смысле пищеварения — в трактате «Назиратель», являющемся переводом (XVI в.) трактата по сельскому хозяйству Петра Кресценция (XIV в.). Академик И. И. Срезневский указывал, что слово «страва» в значении довольствия употреблялось в договорах XV века между Полоцком и Ригой (И. И. Срезневский, Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, СПб., 1893-1912).

630 Неясно, что имел в виду Иордан, употребляя слово «орнат». Царственного орната — убора императора — Аттила, конечно, никогда не имел. Быть может, Иордан хотел таким образом выразить мысль о том, что гуннский вождь настолько возвысился, что получал дань от империи. Как известно, император Феодосий II (ум. летом 450 г.) исправно платил ежегодную огромную дань (2 тыс. золотых ливров) Аттиле, а его преемник Маркиан (450-457 г.г.) пытался положить этому конец.

Пектораль готов

631 Словом фалеры (falerae, правильно — phalerae, от греч. φαλέρα) определяются медные, серебряные или золотые крупные нагрудные бляхи, служившие почетными знаками воинов. Иордан отметил на фалерах «геммы», т. е. либо драгоценные камни, либо вставки из цветного стекла в выпуклых гнездах на подкладке из фольги. Такие геммы нередко встречаются на вещах из варварских погребений. В статье А. А. Спицына «Фалеры южной России» изображены найденные в курганах южнорусских степей бляхи-фалеры — медные и серебряные украшения воинов и их коней. Предположение автора, что они служили не только украшением, но и защитой от стрел, сомнительно. Под 521 г. у Марцеллина Комита говорится, что во время цирковых игр, состоявшихся в связи с консульством Юстиниана, на арену были выведены разные звери и много украшенных фалерами лошадей («numerosos praeterea faleratosque in circo caballos…»). Лошадь с подобными украшениями изображена на диптихе Барберини конца V-начала VI века (находится в музее Лувра): на нагрудных ремнях и на крупе верхового коня висят фалеры в виде выпуклых кружков с инкрустированными камнями; меньшие фалеры — на уздечке (R. Delbrьck, Die Consulardiptychen, Taf. 48).

632 «Diversi generis insignia» в данном контексте — инсигнии покоренных Аттилой племён.

633 Иордан сообщает, что люди, работавшие над устройством кургана Аттилы, были убиты, чтобы не стало известно место погребения, скрывавшее крупные сокровища. О тех же причинах убийства строителей могил-«домов» говорит Ибн-Фадлан в рассказе о погребении «царя хазар или хакана»: «Когда он похоронен, то рубят шеи тем, которые его хоронят, чтобы не было известно, в каком из этих домов находится его могила» («Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу», М.-Л., 1939, стр. 84; новое издание: А. П. Ковалевский, Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 г., Харьков, 1956, стр. 146-147). Но не было ли это убийство обрядом? Менандр (Men., fr. 43), описывая оплакивание почившего в 576 г. Дизабула, правителя Западного Тюркского каганата, сообщает, что в день погребения были убиты кони умершего и четыре гунна-пленника, которых как бы посылали в загробный мир к усопшему, чтобы рассказать ему о совершенной в его честь тризне (ср. примечание 427).

Далее…  Наследники Аттилы делят власть.  {259 — 267}  Примечания (634 — 673)

Наследники Аттилы делят власть
Иордан о генеалогии и деяниях остроготов

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*