Суббота , 26 Май 2018
Домой / Новое время в истории / Салтычиха страшнее, чем кино о ней.

Салтычиха страшнее, чем кино о ней.

Кадр многосерийной драмы «Кровавая барыня» с Юлией Снигирь в главной роли

Кого на самом деле любила, ненавидела и убивала помещица Салтычиха?
В основу стартовавшей на телеканале «Россия-1» многосерийной драмы «Кровавая барыня» с Юлией Снигирь в главной роли легла биография самой жестокой женщины в русской истории – безжалостной помещицы Дарьи Салтыковой.

Как только не называли Дарью Салтыкову (11 марта 1730 — 1801 г.г.), вошедшую в историю под именем Салтычихи, современники и потомки – «черной вдовой» и «черной злодейкой», «сатаной в юбке», «дворянкой-садистской», «серийной убийцей», «кровавой помещицей», «троицкой людоедкой», «маркизом де Садом в женском обличьи»… Ее имя много десятилетий произносили с содроганием, а императрица Екатерина Великая в приговоре злодейке, который она лично переписывала несколько раз, даже избегала называть эту женщину-монстра «она».

История, рассказанная режиссером Егором Анашкиным в новом сериале «Кровавая барыня», близка к тому, что произошло в реальной жизни, но во многом мягче, чем суровая действительность. Потому что, если бы режиссер экранизировал самые страшные зверства, которые, как рассказывают, учиняла Салтычиха, – фильм, скорее всего, просто бы запретили.

Леди Макбет Подольского уезда

Дочь столбового дворянина, потомка петровского сподвижника Николая Иванова, Дарья стала Салтыковой в 20 лет, выйдя замуж в 1750 году за ротмистра лейб-гвардии конного полка Глеба Салтыкова. Это был типичный брак для своего времени – два знатных рода объединились, чтобы преумножить богатство. Особых свидетельств ненависти к мужу, равно как и адюльтера со стороны молодой жены, правдоподобно показанных в фильме «Кровавая барыня», историкам не попалось. Точно так же остается неизвестным, от чего глава семейства скончался через шесть лет брака, оставив 26-летнюю вдову с огромными деньгами и двумя сыновьями на руках – Фёдором и Николаем.

Впоследствии возникали версии, что Салтыкова сама избавилась от мужа, но они историкам кажутся беспочвенными. Как раз после смерти мужа она и начала проявлять садистские наклонности.

Так как ее мать, которая в реальности вовсе не была маньячкой-убийцей, и бабка жили в монастыре и отказались от семейного состояния, Дарья Николаевна оказалась баснословна богата. В её владении было около 600 душ, обширные поместья в Вологодской, Костромской и Московской областях, несколько усадеб, в том числе в подмосковном селе Троицкое Подольского уезда, где она проводила большую часть времени. В Москве, в районе Кузнецкого моста, у неё был шикарный особняк.

Вдова вела светский образ жизни и одновременно слыла очень набожной – несколько раз в год совершала паломничество к святыням, не жалела денег на церковные нужды.

О страшных «забавах» Салтычихи стало известно лишь спустя несколько лет. Сначала она стала жестоко избивать слуг за недобросовестно выполненную работу. Со временем наказания становились всё изощрённее. Она била жертв поленом, обливала кипятком, рвала уши раскалёнными щипцами. Выживших приказывала пороть до смерти, а сама с наслаждением наблюдала за этим. Часто поджигала несчастным волосы или просто собственноручно их вырывать. Любила пытать и убивать молодых невест перед самой женитьбой.

Кадр из сериала «Кровавая барыня». Мужа Салтыковой сыграл Фёдор Лавров.

Таинственная страсть.

По рассказам свидетелей, свои садистские наклонности Салтычиха начала проявлять примерно через полгода после смерти мужа. В фильме «Кровавая барыня» показывается, что первые признаки психического заболевания проявились у помещицы еще в раннем детстве – но историки таких свидетельств не нашли. Впрочем, режиссер отмечает, что он не ставил своей целью снять исторический фильм, «Кровавая барыня» — это, скорее, страшная сказка.

По всей видимости, Дарья Салтыкова начала «трогаться» умом именно после смерти супруга. По версии современной психиатрии, у нее была эпилептоидная психопатия – расстройство психики, при котором у человека часто случаются «приступы» садизма и немотивированной агрессии.

Первые жалобы на её зверства, которые были уже далеко не единичными, датируются 1757 годом. С каждым годом Салтычиха становилась все более жестокой и изощренной. По рассказам крепостных, она секла их до смерти – а если уставала, передавала кнут или плеть помощникам — гайдукам, вырывала у женщин волосы на голове или поджигала их, клеймила уши молодух каленым железом, обваривала кипятком, замораживала до смерти на морозе или в ледяном пруду зимой, даже хоронила заживо.

Особенно часто жертвами Салтычихи становились молодые девушки, служившие в доме, – злость помещицы могла вызвать, скажем, неправильно прибранная постель или плохо подметенный пол. Провинившихся она нередко забивала прямо на месте. Есть версия, что помещица испытывала к красивым женщинам сексуальное влечение. Эта страсть пугала ее, разрушала психику – и заставляла идти на преступления.

Кадр из сереала «Кровавая барыня» Дарья Салтыкова в исполнении актрисы Юлии Снигирь страстно влюблена вначале в родственника своего ненавистного мужа, затем – в Николая Тютчева (актёр Влад Соколовский)

От гнева Салтычихи не были защищены даже дворяне, известно о вполне «нормальной» любви Дарьи Салтыковой, которая тоже чуть не закончилась преступлением. Однажды объектом её страсти стал инженер-землемер Николай Тютчев, дед знаменитого русского поэта.  Когда обхект её страсти, землемер Николай Тютчев решил жениться на другой, она сперва пыталась подговорить свою прислугу сжечь их дом, а затем, когда молодожёны уже собирались уезжать, приказала крестьянам убить их. Крестьяне, впрочем, предпочли предупредить Тютчева о грозящей ему опасности. Салтычиха несколько раз планировала убийство Николая Тютчева, но каждый раз её планы срывались.

Рисунок из книги начала ХХ века, изображающий зверства помещицы Салтыковой.

Дело о пропавших крепостных душах.

В 1762 году двое крестьян — Савелий и Ермолай, потерявшие от рук помещицы нескольких жен одну за другой, смогли передать жалобу на 32-летнюю помещицу-садистку. Среди ужасающих эпизодов этого «дела» — рассказ о истязании беременной женщины. Роды начались во время пыток, что только раззадорило наблюдавшую за всем помещицу, которая истошно кричала: «До смерти!».

 До прошения Савелия и Ермолая, жалоб на Салтычиху поступало множество (историкам известно 21 обращение). Но при тогдашней бюрократии положить то или иное дело «под сукно» не представлялось большой проблемой. А Салтыкова и сама принадлежала к довольно родовитому роду, и по мужу. Да и на подарки влиятельным людям не скупилась. От жалоб, в результате, страдали сами жалобщики. Всех их следствие выдавало помещице.

Было начато расследование – и стали открываться ужасающие подробности. Крестьяне жаловались на хозяйку уже около пяти лет, но благодаря связям знатной помещицы бумагам ход не давали, а судьба жалобщиков оказывалась незавидной – одних за клевету наказывали кнутом и отправляли в Сибирь, другие, по возвращении, попадали в руки жестокой хозяйки – и исчезали.

Самый страшный слух, который распространяли о помещице Салтыковой, – что она пила кровь юных девушек и была людоедкой. Этим, мол, объяснялось то, что тел или захоронений большинства душ, числившихся бесследно пропавшими, во время следствия, которое длилось долгие годы, обнаружить так и не удалось. Всё дело строилось на рассказах крепостных.

Когда началось настоящее следствие, открывались все новые и новые ужасающие подробности. Московская юстиц-коллегия вела следствие 6  лет! То столько же, сколько продолжались активные садистские развлечения «кровавой барыни». В качестве вещественного доказательства были представлены счётные книги Салтычихи. Следователи обнаружили в них десятки записей о подозрительных смертях. То есть безумная помещица не забывала вести свою бухгалтерию. Чаще других умирали только что поступившие в дворню молодые девушки, среди них и те самые три несчастные жены конюха Ермолая.

Всего следствию удалось обнаружить бесследное исчезновение 138 крепостных душ, доказать удалось «всего» 38 дел «доведения до смерти», ещё по 26 случаям Салтычиха признана только подозреваемой. Этого было достаточно, чтобы отправить Дарью Салтыкову на плаху.

Приговор Салтыковой был вынесен 2 октября 1768 года от имени Екатерины Второй:

«Указ нашему Сенату. Рассмотрев поданный нам от Сената доклад о уголовных делах известной бесчеловечной вдовы Дарьи Николаевой дочери, нашли мы, что сей урод рода человеческого не мог воспричинствовать в столь разные времена и такого великого числа душегубства над своими собственными слугами обоего пола одним движением ярости, свойственным раздраженным сердцам, но надлежит полагать, хотя к горшему оскорблению человечества, что она имеет душу совершенно богоотступную и крайне мучительскую». 

«Бесчеловечную вдову», «урода рода человеческого» лишили дворянского звания и права именоваться фамилией отца или мужа.

Далее последовало так называемое «поносительное зрелище». Осужденная с табличкой «Мучительница и душегубица» была прикована к позорному столбу на эшафоте. Все желающие жители Санкт-Петербурга могли в вольной форме высказать Салтыковой своё отношение. Дальнейшее наказание суровостью не отличалось. Садистку отправились на вечное поселение в Иоанно-Предтеченский женский монастырь в Москве (ныне действующий, находится по адресу Малый Ивановский переулок).

Первые 11 лет Салтыкова находилось в «покаянной камере». Это вырытое в грунте помещение больше напоминало склеп, высотой около двух метров. Потом режим значительно смягчили, женщину перевели в помещение с настоящим окном. Как уверяют современники, посмотреть на Салтычиху в это самое окно приходили сотни людей. Кто-то плевался и ругался, кто-то проявлял по отношению к ней христианское всепрощение…

Есть версия, что громкое дело Салтычихи было выгодно Екатерине Великой и ее сторонникам – чтобы морально ослабить Салтыковых и не допустить никакой возможности занять русский престол представителям немецкой династии Вельфов, к которой принадлежали трое трагически погибших русских императоров (Петр II, Петр III и Иван VI) и которая состояла в родстве с Салтыковыми. Поэтому, вполне возможно, что историю преступлений помещицы могли раздуть.

Вельфы (нем. Welfen) — одна из старейших европейских династий франкского происхождения, представители которой занимали престолы ряда европейских государств, в различных германских и итальянских княжеств, а также России и Великобритании.

В самый последний момент Екатерина заменила смертную казнь пожизненным заключением в особой, «покаянной» подземной камере – без света и общения с людьми. Помещицу императрица именовала не иначе, как «он» — историки считают, что таким образом Екатерина лишила ее не только дворянства, но и права зваться женщиной.

Через 11 лет Салтычиху перевели в камеру с окном, также к месту её заключения стали допускать посетителей – посмотреть на злодейку через решетку. В последние годы своей жизни узница уже вела себя как настоящая сумасшедшая – громко бранилась, плевалась, пыталась тыкать в зевак палкой.

Франсуа Юбер Друэ, 1762 год — «Портрет графини Дарьи Петровны ЧЕРНЫШОВОЙ-САЛТЫКОВОЙ» (1739 — 1802 г.г.).  Этот портрет долгое время считался портретом Салтычихи.

А была ли Салтычиха красавицей?

Внешность Салтычихи – ещё одна тайна за семью печатями. В фильме «Кровавая барыня» ее играет темноволосая стройная красавица Юлия Снигирь. По свидетельствам современников, в юности Дарья Иванова-Салтыкова действительно была очень хороша собой. Но вот как она выглядела – доподлинно не известно.

Чаще всего за портреты Дарьи Николаевны Салтыковой принимали многочисленные портреты ее тезки и родственницы по мужу Дарьи Петровны Салтыковой, урожденной Чернышевой, супруги генерал-фельдмаршала Ивана Петровича Салтыкова, которая была младше помещицы Салтычихи на 9 лет.

Августин Христиан Ритт (1765 — 1799 г.г.), «Портрет графини ДАРЬИ ПЕТРОВНЫ САЛТЫКОВОЙ», 1794 год. Ещё один портрет якобы Салтычихи.

Уже в наше время историкам удалось доказать, что все портреты, которые считались портретами Салтычихи, на самом деле изображают других женщин. Сохранились свидетельства видевших Салтыкову уже в преклонном возрасте, во время её заточения – они рассказывали, что она «была полной женщиной».

Августин Христиан Ритт, «Портрет жены», ошибочно признаваемый за портрет Дарьи Салтыковой.

Что удивительно – душегубка, отличавшаяся отменным здоровьем, дожила до 70 лет, из которых 33 года она провела в монастыре. Похоронили Дарью Салтыкову в 1801 году на кладбище Донского монастыря, рядом с родными, но навещать её могилу желающих не было.

Интересно, что на сыновьях Салтычихи эта история никак не отразилась, они продолжали службы по военной линии.

Источник

Тайна исчезновения армии Наполеона в России.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*