Воскресенье , 17 Февраль 2019
Домой / Мир средневековья / Русский меч XII–XIII века

Русский меч XII–XIII века

Тяжеловооруженный воин в XII–XIII века владел холодным оружием — копьём и мечом.

В XII–XIII веках на Руси использовались мечи всех видов, известных в то время в Западной Европе. Основным типом холодного оружия воинов XII–XIII века был обоюдоострый клинок шириной 5-6 см, и длиной около 90 см с глубоким долом, короткой рукоятью с небольшой гардой, общий вес меча составлял около 1 кг.

В западной Европе длинный меч получил название «каролингский», названный так по имени Карла Великого, родоначальника Каролингов — королевской и императорской династии правителей Франкского государства в 687 — 987 годов. «Каролингский меч» нередко обозначается, как «меч викингов» — это определение введено исследователями и коллекционерами оружия XIX—XX веков. Как правило, русский меч и меч «каролингский» были изготовлены в одних и тех же оружейных мастерских.

Крупные оружейные производства были в Ладоге, Новгороде, Суздале, Пскове, Смоленске и Киеве. Есть находка клинка из Фощеватой, считавшаяся скандинавской из-за скандинавского орнаментального украшения, хотя этот орнамент можно считать стилизованным змеевиком. К тому же при расчистке найденного клинка вскрылась надпись ЛЮДОТА или ЛЮДОША КОВАЛЬ, что  однозначно говорит о русском мастере-оружейнике. На втором мече есть надпись СЛАВ, что тоже подтверждает работу русского оружейника. Выковать меч в XII–XIII веках могли себе позволить только состоятельные воины.

Дружинно-торговый социум «русов» начал складываться не ранее последних десятилетий VIII — первых десятилетий IX вв., примерно тогда же, когда в древнесеверной лексике ранней эпохи викингов (на I этапе, 793-833 гг.) слово с исконно русским корнем «rup» — гребцы приобретало новое значение «морское войско». (родственные слова в рус. яз.: гРАБить, гРЕБти…)

На Западе «росы» — gentis esse sueonumна Востоке — «gentis» Славян; они и были и теми и другими одновременно. В Византии середины X века один из преемников великокняжеских послов «от рода Рускаго» перечислял скандинавские названия днепровских порогов «по-росски» (rosistі) и переводил «по-славянски» (sclavinysti)языком этих «росов» был ещё нордический, северный язык скандинавов.

Русь-Ладога князя Олега объединяет в начале X века и варяга, и словенина, «и прочих», хотя послы «великого князя рускаго», объявляя себя от рода Рускаго, носят сплошь скандинавские имена. Для определенного отрезка времени становления скандо-славянского социума «именно Ладога исключительно и была русью» (Stang 1996: 200).

Обычаи «русов», «ар-рус» арабских источников, и в том числе «ал-лаудана» — ладожан, включали, наряду с сожжением в ладьепогребением в камере (совпадающими с археологическими характеристиками скандинавских викингов), походами в «полюдье» по землям славян («славиниям» Константина Багрянородного) и трансконтинентальной торговлей, отмеченный многими арабскими авторами (Ибн Русте, Гардизи, Марвази, Ауфи, Иаку- том и более поздними компиляторами)

 «обычай оставлять в наследство имущество только дочери; если у руса рождается сын, отец вручает ребёнку меч, заявляя: “Это — твоё наследство; отец приобрёл мечом своё достояние, так и ты должен поступать”» (Заходер 1967:83).

В XIII веке длинный меч в руках русского воина служил, как рубящее оружие. «Да не ущитятся щиты своими и да посечени будуть мечи своими» или «Посекоша мечем нещадно», говорит о мече Лаврентьевская летопись. Конец меча, не рассчитанного на колющий удар, имел довольно тупое острие, а иногда даже просто закруглялся.

В XIII веке русские кузнецы — оружейники усилили рукоять меча и удлинили его лезвие, что значительно повысило ударную силу этого страшного оружия. Позднее русский меч стал и колющим оружием — «Призвавше ко оконцю пронзут и мечем».

Обычная длина меча X — XIV века на Руси была около 80 – 90 см, однако, был найден просто гигантский меч длиной 120 см, с шириной клинка — 5 – 6 см, толщина 4 мм. — чудовищного веса, даже непонятно какой богатырь мог размахнуться таким мечом. Вдоль полотна меча на обеих сторонах клинка всех древнерусских мечей идут долы, служившие для облегчения веса оружия.

В арабских рукописных свидетельствах ал-Кинди в трактате «О различных видах мечей и железе хороших клинков и о местностях, по которым они называются» и ибн Руста о «сулиманских», то есть мечах русов. Оба автора указывают на богатство отделки мечей русов, общую похожесть на франкские мечи, отсутствие клейм.

Ибн Фадлан часто упоминает о высоком качестве великолепных русских мечей, которые продавались на восточных рынках, где было много клинков низкого качества. Ибн Мискавейх упоминает русские мечи в  донесениях о том, как мусульмане грабили русские могилы и павших воинов, отмечая отличное качество изготовления русских мечей, сделанных «как у франков», это отмечали также и армяне, и византийцы.

Навершие, рукоять и перекрестье меча почти всегда украшались бронзой, серебром и даже золотом. На оружии и доспехах русских воинов часто встречается традиционное древнерусское изображение змеевика, служившее оберегом для воина. Змеи — символы «Земли-Матушки», поэтому русские оружейники изображали змеевик на рукояти меча. Змеевик Владимира Мономаха.

Древнерусская подвеска оберег-змеевик

Мечи из Гнёздовского кургана просто неимоверно богато украшены. Отличительно особенностью славянских мечей, кроме формы навершия и орнаментов, можно считать искусную роскошь отделки.

Редкость находок мечей в курганах XI—XII вв. объясняется тем, что не меч, а копьё и топор у древнерусских дружинников были самым главным оружием в бою. На древнерусских миниатюрах и летописях представителей высшей феодальной знати Руси изображали вооружёнными мечом, в то время, как простые воины княжеской дружины изображены с копьями. Впрочем, в битвах конные военачальники так же дрались копьями, так как во время сближения противников в начале битвы копья были главным оружием сражения.

Под стенами Луцка князь Андрей Боголюбский (1149 г.) сломал своё копьё, и чуть не был убит копьём противника. Во время борьбы за Киев в 1151 г. Андрей Боголюбский «возма копье, еха наперед, и съехався преже всех, и изломи копье свое». После того, как в бою ломалось копьё, воин прибегал к мечу, который был даже у пехотинцев. В 1151 г. собственный пехотинец чуть не убил князя Изяслава Мстиславича не узнав его в пылу сражения — «вынза меч свой и нача сечи по шелому»

Судя по древним изображениям и летописным сведениям в XI—XII вв. мечу придавали различные символические значения. В военном обиходе Древней Руси «взимать меч против» означало начинать войну, «заити мечом» — завоевать земли противника.

Мечник — чин судебной княжеской администрации — получил своё название от меча, карающего неправду. Меч в XI—XII вв. был символом власти. На миниатюрах Радзивилловской летописи назначение удела иллюстрируется торжественной передачей клинка.

Для древнерусского воина, как и для воинов всех времён и народов, не было лучшей награды, чем меч, кинжал, сабля или нож. Такие дары были особенно ценными и почётными, наградное оружие всегда оберегалось, передавалось по наследству от отца к сыну, из поколения в поколение. Это была и есть гордость семьи, воинское достоинство и слава предков, память героев рода и пример для потомков.

Наградное холодное оружие было разнообразно, но его всегда украшали редкими драгоценными камнями и неповторимыми узорами, придающими индивидуальность каждому изделию. Изготовленные древними мастерами длинные и короткие мечи и кинжалы, особенно ценно для истории, так как может быть связана с определённой исторической личностью. Уникальность такого меча, кинжала, ножа или кортика расценивается с точки зрения важности события или значимости человека, которому оружие принадлежало в прошлом.

Найденные преимущественно в Северной Европе, а также в Прибалтике, Ладоге, в курганных могильниках археологического комплекса Гнёздово, и городище расположенном около посёлка Гнёздово на берегу Днепра в 12 км к западу от Смоленска, мечи Ульфберта (Ulfberht) датируемые IX — XI веком, имеют одинаковую надпись «+VLFBERHT+».

История гнёздовского поселения насчитывает более 1000 лет. Возникший на рубеже IX-X вв. на берегу Днепра небольшой поселок довольно быстро стал важным торгово-ремесленным центром, в котором мирно уживались славянин и скандинав, воин-дружинник и ремесленник, торговец и землепашецВремя расцвета Гнёздова – это X век, когда поселение становится одним из важнейших центров связывающих Север и Юг Европы на торговом «пути из варяг в греки…».

Самым замечательным является курган, в котором были найдены останки парного сожжения в ладье, сопровождаемого сломанным мечом, железной скандинавской гривной, славянским височным кольцом (типичное украшение славянского костюма), арабскими монетами и византийскими сосудами: амфорой и кувшинчиком. На черепках разбитой во время совершения погребальной церемонии амфоры  обнаружилась процарапанная надпись по-славянски «Гор(о)у(ш)на» — по одной из версий это мужское славянское имя в родительном падеже, по некоторым другим — Горошина, или горчица.

Известно, в 988/989 году князь Владимир крестился в Херсонесе и Русь официально приняла христианскую веру. В археологическом материале свидетельства проникновения новой христианской религии на территорию Руси относятся к более раннему времени.  

Примерно в 70-х гг. X века в Гнёздове были совершены несколько погребений, в которых оказались восковые свечи или подвески-крестики, вырезанные из листового серебра. Среди этих погребений есть погребения воина с полным набором вооружения и женщин в одеяниях скандинавского покроя – это погребения представителей гнёздовской знати.

Самое парадоксальное состоит в том, что мечи, которые мы называем «мечами викингов», на самом деле были франкскими. Ещё более парадоксально то, что франкские мечи увеличили количество набегов викингов на франкское государство.

Мечи с надписью «+VLFBERHT+»

Ульфберхт (Ulfberht) — это современная транскрипция надписи + VLFBERHT +, которая обычно встречается на франкских мечах раннего средневековья 8–11 веков. 

В конце 8 — начале 9 веков норвежские купцы активно торговали с Франкскими государствами. Вскоре франки осознали опасность экспорта своих мечей — высококачественного оружия. Капитолий Булони, написанный в октябре 811 г. н.э., гласит:

«Указано, что ни епископ, ни аббат, ни настоятель, ни какой-либо другой хранитель церкви не могут позволить себе отдать или продать брунию (brunia — броня) или меч любому постороннему без нашего разрешения; он может даровать их только своим собственным вассалам ».

Однако, когда франки попытались остановить поток оружия, викинги просто начали совершать набеги на королевства франков, чтобы получить оружие. Рейды викингов усилились, поскольку на экспорт франкских мечей было наложены большие ограничения. Между 834–839 гг. н.э. захватчики викинги часто осаждали эмпории во Фризии (Frisia), особенно в Дорестаде (Dorestad) — крупный торгово-ремесленный центр Северной Европы эпохи раннего Средневековья, расположенный в междуречье Рейна и Лека на территории Нидерландов, южнее Утрехта.

Считается, что имя Ulfberht само по себе является франкским личным именем, полученным от более ранних кельтов-вольхов. Это может означать, что первоначальным изобретателем был человек по имени Ульфберхт. Это имя записано с 8 по 10 века личное имя Ульфберт — Wulfbert в Старом Верхне-немецком (Old High German): Wolfbert, Wolfbrecht, Wolfpert, Wolfperht, Vulpert. 

Считается, что надпись + VLFBERHT + использовалась, как своего рода товарный знак качества, другими мастерскими и мастерами в течение нескольких веков. Мечи Ulfberht были изготовлены в период, когда европейские мечи были преимущественно сварены по образцу меча «ложный Дамаск». Группа мечей Ulfberht включает в себя широкий спектр стали и методов производства.

Все мечи Ульфберхта выполнены в традиционном стиле с длинным обоюдоострым лезвием и прямой перекладиной над рукояткой, и все они имеют на клинке близ рукояти инкрустированную надпись + VLFBERHT + (96 надписей) или VLFBERH + T, и варианты: LEUTFRIT или INGELRII. Надпись из светящейся железной проволоки приваривалась к корпусу лезвия меча. Обратная сторона лезвия инкрустирована в основном геометрическим рисунком, в виде косы между вертикальными штрихами.

Сегодня найдено около 170 настоящих мечей Ульфберхта, которые сохранились до наших дней. Большая часть найденных клинков происходит из района Рейна, которые уже имели ярко выраженную металлургию Культуру Латен (около 450 г. до н.э. — 1 год до н.э.) кельтская археологическая культура железного века (IV-III вв. до н. э.), распространённая по всей Центральной и Западной Европе (Франция, Швейцария, Испания), на Балканах, в Малой Азии, Британии и Ирландии.

 Вольки-тектосаги  (вольки — «любители странствий»)  волохи — это кельты, выйдя из Галлии и двигаясь на восток вдоль южных границ тогдашнего германского ареала, приобрели известность под германизированным именем (герм. *Walhōz < галльск.Volcae. Экспансии кельтов сопутствовал их культурный подъём Гальштатской и позднее — в Латенской культуры.

Лаврентьевская летопись. Повесть временных лет (ПСРЛ, 2-е изд. Т. I. Л., 1926), л. 2об — л. 3:

Волхомъ бо нашедшемъ на Словѣни на Дунайскиiа, [и] сѣдшемъ в них. и насилѧщемъ имъСловѣни же ωви пришедше сѣдоша на Вислѣ, и // прозвашасѧ Лѧхове.

Присутствие определённого компонента археологической культуры Латен наблюдается, также в Среднеднепровской Зарубинецкой культуре раннего железного века (III / II в. до н. э. — II в. н. э.) вызывает у исследователей предположение кельты и кельтские влияния шли не только на запад, но и на восток, на территорию Правобережной Украины, на Вислу и в Галицию, на Волынь и в Северное Причерноморье,  — вольки прямо уже не прослеживаются, выступают как невры, которые, по словам Геродота,  могли превращаться в волков.

Кельтский этноним Volcae этимологически значил «волки»,  слав. *vьlkъ «волк»,  выступает в личных именах части южных славян — у сербов, хорватов. У серб.-хорв.: Vukobrat, Vukoman, Vukomil, Vukomir, Vukosav, Vukovoj, Bjeloruk, Dobrovuk, Milovuk


Мечи Ульфберхта встречаются по всей Европе. Тот факт, что большая часть мечей с надписью «Ульфберхт» было найдено чаще всего в Скандинавии, особенно в Норвегии и Финляндии (31 меч), свидетельствует о заметных торговых отношениях между империей франков и Северной Европой. Можно найти мечи Ульфберхта в Восточной Европе и даже с Ближнем Востоке. Три экземпляра меча были найдены на Волжском торговом пути -в Волжской Булгарии.

+VLFBERH+T (46 — 51 экз.), 2. +VLFBERHT+ (18 — 23 экз.), 3. VLFBERH+T (4 — 6 экз.), 4. +VLFBERH┼T+ (1 — 2 экз.), 5. +VLFBERH+T (10 экз.), и 6 вариантов имени: +VLEBERHIT, +VLFBEHT+, +VLFBERH+, +VLFBER├┼┼T, +VLFBERTH (17 экз.) и 7 других имён  (31 — 32 экз.).

Слово BERHT от PIE * bʰr̥ǵʰéntih₂ (жен. род: * bʰérǵʰonts — «высокий», отсюда «оберег; Берегиня»), происходит от корня * bʰerǵʰ «подниматься», БЕРГ, БРЕГ,  прото-кельтского * Brigantī — «высокий» от санскритского слова Bṛhatī — «высокий», эпитет индуистской богиней рассвета uṣas — «заря»; в русском фольклоре: УСЕНЬ/Овсень; и сабинское, название солнца – Ausel (этрусс. Usil)

Известен самый поздний меч начала 12-го века, найденный в Восточной Германии, представляющий собой единственный образец, сочетающий в себе подпись Vlfberht с христианской надписью «во имя Бога» (+ IINIOMINEDMN).

Мечи с надписью «+VLFBERHT+» были настолько прочными, что в средневековье считались почти волшебным оружием. Пользовались такими мечами, конечно, только самые знатные и искусные воины. В эпоху, когда лучшие воины носили кольчуги, меч Ульфберхта пробивал эту защиту лучше, чем другие мечи.

Самое загадочное в находках мечей Ульфберта (Ulfberht) заключается вовсе не в их серийном, массовом производстве, а в том, насколько искусно они были изготовлены. Результаты современных металлографических исследований показывают, что франконско-алеманнские мечи раннего средневековья представляли собой изделия высочайшего уровня мастерства. Металлографические данными меча показали, что он состоит из сварной в гоночной печи стали особого образца с очень низким содержанием серы и фосфора и пиком углерода 1,1%.  Если в стали будет присутствовать слишком много углерода, то меч станет ломким, а если углерода будет слишком мало, то меч просто согнётся. Структура ранних средневековых клинков была очень изменчивой: были простые науглероженные железные мечи и сложные композитные клинки, как в дамаскских мечах. Можно предположить, что ценность «бренда Ulfberht» возникла благодаря прогрессивной технологии гоночной печи и ковки.

Что касается использования тигельной стали в европейском оружии, надежных доказательств пока нет. В качестве показателя использования тигельной стали Уильямс указал измеренное содержание углерода около 1,0% 


Археологи и специалисты по металлу считают, что мечи с надписью «+VLFBERHT+» слишком хорошо выполнены для средневековья, современные учёные не могут понять, как простым ремесленникам средневековья удалось добиться такой высокой чистоты сплава, обеспечившего невероятную прочность холодного оружия изготовленного из высококачественной стали. Подобная улучшенная композиция металла была достигнута почти на тысячелетие позже — лишь в период промышленной революции восемнадцатого-девятнадцатого веков.

Сага Лаксдулы упоминает, что цена франкского меча была половину кроны, равной стоимости шестнадцати дойных коров. Мечи были дороги, и даже путём грабежа было бы трудно достать это элитное оружие.

 

Русский щит VIII–XI века
Русский пластинчатый панцирь и Зерцало XIII–XIV века.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*