Вторник , 12 Декабрь 2017
Домой / Русский след в мире / Русская деревня в берлинском предместье

Русская деревня в берлинском предместье

Осенью 1815 года русско-прусский союз приобрёл новое качество — он был скреплен династическими узами: помолвкой великого князя Николая I Павловича и прусской принцессы Шарлотты. Их брак оказался счастливым.

В 1820 году император Александр I сообщил Николаю Павловичу и его жене Александре Фёдоровне (Шарлотте), что наследник престола Великий князь Константин Павлович намерен отречься от своего права на престол, так как не имел детей, был разведён и женат вторым морганатическим браком на польской графине Грудзинской, поэтому наследником предстоит стать Николаю как следующему по старшинству брату. Сам Николай Павлович был отнюдь не обрадован такой перспективой.

Вторая половина правления императора Александр I (1777 — 1825 г.г.) ознаменовалась тесным сближением русского и прусского дворов. 19 ноября (1 декабря) 1825 года император Александр I скоропостижно скончался  в Таганроге. Безвременная кончина русского императора Александра I нашла в Пруссии живой отклик соболезнования, с правлением Александра I неразрывно ассоциировалась война за свободу Германии.

Весной 1826 года прусский король Фридрих Вильгельм III объявил: «Мое желание состоит в том, чтобы в память дружеских уз между Мною и великодушным Императором Российским Александром основать возле Потсдама поселение, в котором я желаю поместить в качестве жителей врученных Мне Его Величеством с 1812 до 1815 года <…> русских певцов и которое желаю назвать Александровка».

Замысел короля Фридриха Вильгельма III был воплощен в жизнь через год. Александровка состояла из фахверковых построек, имитирующих бревенчатые срубы и обильно украшенных резьбой. Деревня была заселена 2 апреля 1827 г. Она состояла из двенадцати дворов, предназначенных исключительно для семейных русских солдат-песенников.

Счастливцами новой деревни Александровки в пригороде Подсдама оказались фельдфебель Иван Вавилов, три унтер-офицера: Степан Волгин, Иван Тимофеев и Иван Яблоков, а также восемь рядовых: Петр Алексеев, Петр Анисимов, Ефим Гавриленко, Иван Григорьев, Дмитрий Сергеев, Петр Ушаков, Федор Фокин и Василий Шишков. Старшему из них было 52 года, младшему — 39 лет.

Сделавшись деревенскими жителями, отставные русские солдаты песенники занялись различными ремеслами, но с ложками и бубном не расставались: Фридрих Вильгельм III приглашал их на праздники в Сан-Суси.

«Бывало, король созовет гостей в Сансасею, — вспоминал Федор Фокин, да во время кушанья и заставит нас петь русские песни. А я был запевала. Вот я и запою: «Ну-ка русские солдаты! Пойдем немцев выручать. Хоть они на нас сердиты, мы пойдем за них страдать». А король и засмеется этой песне. А гости-то, разные принцы, и спрашивают: что-де они там такое веселое поют? …Король очень хорошо знал по-русски и с нами-де все по-русски говорил».

PS. Дом в Александровке мог унаследовать лишь старший сын, имеющий семью и исповедующий православие, как в России, или протестантизм, как в Пруссии. По этой причине в трёх из двенадцати домов еще десять лет назад жили потомки русских рядовых Григорьева, Шишкова и Анисимова. Ныне в деревне Александровке проживают лишь потомки русского солдата-песенника Григорьева...
Кто знает, не эти ли песенники изображены на немецкой литографии?

По материалам: https://rg.ru/2017/05/30/rodina-ermitag.html

Рыцари «Круглого стола».
Русские песенники Фридриха-Вильгельма III

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*