Суббота , 24 Октябрь 2020
Домой / Русский след в мире / Роберт Бартини. Гений из будущего

Роберт Бартини. Гений из будущего

«Не понятое вами остерегайтесь
называть несуществующим»
Роберт Бартини

Таинственный авиаконструктор

16 января 1966 года все газеты Советского Союза сообщили о смерти никому до той поры не известного Сергея Павловича Королева. Под некрологом стояли подписи Брежневa, членов Политбюро, министров, маршaлов, космонавтов… Taк страна впервые узнала имя Главного конструктора, ракетостроителя Сергея Королев создателя «первых искусственных спутников Земли и космических кораблей».

8 августа 1967 года газета «Известия» сообщила о награждении в Кремле «группы товарищей»: министров, маршалов, генералов. Среди них, упомянутых со всеми званиями и должностями, была одна фамилия, звучавшая загадочно и скромно, тов. Р.Л.Бартини.

“Непонятый гений советской авиации”, – так напишет о Роберте Людвиговиче Бартини советский авиаконструктор Антонов.

«Если бы не было Бартини, не было бы спутника». — С.П.Королёв.
«Его идеи будут служить авиации всего мира ещё десятки лет».  — С.Ильюшин.
«Бартини был и конструктором, и исследователем, и учёным… его идеи намного опережали своё время…» — О.К.Антонов.

Ракетостроитель Сергей Королёв и глава ОКБ «Сухой» Михаил Симонов называли себя учениками Роберт Бартини. Его изобретения настолько опережали время, что из всех спроектированных им машин лишь четыре были доведены до испытаний и только одна недолго выпускалась серийно. Практически все летательные аппараты, когда-либо построенные в СССР и России, вплоть до знаменитого «Бурана», включают в себя многочисленные открытия и технологии авиаконструктора Бартини. Специалисты говорят, что по гениальности и способности предвидеть будущее Роберт Бартини был сравним лишь со своим великим соотечественником — Леонардо Да Винчи.

Фиуме

Фиуме (итал. Fiume) или Риека (хорв. Rijeka, словен. Reka), город и порт в Хорватии, а в северной части Далмации рядом с полуостровом Истрия.

Странная история произошла в семье вице-губернатора Фиуме, знатного итальянского вельможи барона Лодовико Ороса ди Бартини в 1897 году. Служившему у барона садовнику кто-то подбросил ребёнка. Злые языки говорили, что это была молодая и знатная женщина, а отцом подкидыша был сам вице-губернатор Лодовико ди Бартини.

Прошло три года, и жена барона Лодовико, донна Паола, обратила внимание на малыша, воспитывавшегося в доме садовника. Был он красивым и умненьким, а детей в семье барона не было… Случайно ли произошла эта встреча, знала ли баронесса, кто отец ребёнка, неизвестно. Паола и Лодовико Ороса ди Бартини мальчика усыновили.

Казалось, маленький Роберто имел способности ко всему на свете. Он прекрасно рисовал, ему легко давались иностранные языки, играл на пианино, прекрасно рисовал, был неплохим спортсменом. Совершенно очевидной была его тяга к точным наукам – физике, математике. Ему было 15 лет, когда произошло событие, ставшее в его жизни определяющим.

Харитон Славороссов

 Харитон Славороссов сыграл решающую роль в выборе жизненного пути Роберто ди Бартини. Родом из запорожских крестьян, Харитон Семененко в 15 лет начал работать машинистом, потом увлекся велоспортом, сам собрал велосипед. Стал профессиональным велосипедистом, чемпионом Одессы. Выступал в одесском цирке с номером «Гонки по вертикальной стене», там же Семененко и взял звучную фамилию – Славороссов.

На велотреке Харитон познакомился с Сергеем Уточкиным и увлёкся авиацией, работал механиком сначала в Петербурге, потом в Варшаве. Сам отремонтировал разбитый самолет, сам научился на нём летать. Сдал экзамен на звание пилота-авиатора и получил международное лётное свидетельство «Бреве» за номером 40.

В 1912 году пилот Харитон Славороссов ездил с показательными авиа полётами по Европе. Тогда-то в Фиуме 15-летний гимназист Роберто Бартини и увидел полёты Славороссова и на всю жизнь «заболел» авиацией.

Первая Мировая война, плен, возвращение…

Увлечение авиацией у Роберто было настолько серьезным, что на 16-летие отец подарил ему аэроплан. Было это в 1913 году, а через год началась война. Роберто воевал на фронтах Первой мировой, в 1916 году попал в плен к русским, сидел в лагере под Хабаровском. В 1920 году Роберто вернулся вернулся в Италию пламенным революционером и борцом за коммунистические идеи равенства и справедливости… Сын и наследник барона Лодовико ди Бартини Роберто отказался пользоваться деньгами отца, работал разнорабочим, шофёром. Сдал экстерном экзамены в Миланском политехническом институте, получил диплом авиационного инженера. В 1921 году окончил Римскую летную школу, и вступил в компартию Италии.

Полученное после смерти отца 10-миллионное наследство, Роберт Бартини полностью отдал в фонд компартии Италии.

По заданию итальянской компартии Бартини охранял руководителей итальянских коммунистов от набиравших силу фашистов Муссолини. На Генуэзской конференции (10 апреля — 20 мая) 1922 году Бартини возглавлял группу по охране советской делегации во главе с Чичериным.

2 октября 1922 года парламент Италии большинством голосов передал власть Бенито Муссолини.

В 1922 году Роберто снова поехал в СССР – и на этот раз остался навсегда. Существует несколько версий о том, как Роберто попал в Советскую Россию. Одни твердят: бежал от фашистской диктатуры и преследовавших его спецслужб Муссолини, вероятно, что так и было.  По другой версии – он выполнил решение ЦК Итальянской компартии об эмиграции, чтобы помочь России в области авиации. Тоже звучит правдоподобно.

Дунаев-Бартини

В России Роберт Бартини поступил на работу простым лаборантом-фотограмметристом, на аэродроме на Ходынском поле, в Москве, он «помогал становлению молодой советской авиации» и строительству коммунизма в СССР, приверженцем которого он стал в ранней молодости.

B 1923 годy в Москве появился страшно засекреченный товарищ Дунаев. Те, кто в 30-х годах прошлого века был связан с самолетостроением, слышали эту фамилию, но никто никогда его не видел. Он был засекречен настолько, что люди, знавшие Бартини и слышавшие фамилию Дунаев, не предполагали, что это один и тот же человек.

Через несколько месяцев Бартини-Дунаев стал уже техническим экспертом и лётчиком, с 1928 года – начальником экспериментальной группы по проектированию гидросамолетов, с 1930 главный конструктор авиазавода №240. На этот пост его рекомендуют лично глава ВВС Пётр Баранов и маршал Михаил Тухачевский. 

Роберт Бартини был знаком с невероятным множеством вещей за пределами своей специальности — литература, архитектура, история, музыка — играл на рояле, занимался живописью, владел множеством языков…  Роберто Бартини — без преувеличения, был величайшим гением авиационной мысли XX века, обладал даром «видеть и предвидеть». Сядет, глаза закроет — проходит час, другой, — потом берёт карандаш и рисует. Рисовал он превосходно! Его машины рассчитывали математики, по его уникальным чертежам.

Коктебель

В середине 20-х годов прохожие на московских улицах выглядели более чем скромно одетыми, чтобы не сказать – бедно. В серой толпе прохожих в глаза бросался высокий черноволосый красавец в каком-то нездешнего покроя костюме, сером берете, «лихо заломленным на ухо» и небрежно повязанном белоснежным шёлковым шарфом. На галстучной заколке сверкал неизвестный камушек.

«Он был в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма, туфлях. Серый берет он лихо заломил на ухо», – так описывал своего Воланда Михаил Булгаков. Похоже?

Как попал Бартини в Коктебель? Известно, что в 1920-1930 годы Коктебель был центром планеризма. Что делал в таком месте Бартини, можно легко догадаться, конечно, изучением полётов.

Говорят, что в Коктебеле Бартини охотно общался с представителями литературной богемы: Максимилианом Волошиным, Александром Грином, Андреем Платоновым, Евгением Шварцем, Михаилом Булгаковым.

Рассказывают, что в 1925 году в Крыму, в Коктебеле, в доме Волошина, Михаил Булгаков познакомился с Роберто Бартини.

Летом 1925 года, прогуливались по набережной в Коктебеля, Михаил Булгаков и Роберто Бартини говорили и не могли наговориться. Учёный поразил русского писателя не только своим обликом, но и своими невероятным идеями.

Роберт Бартини рассказывал о самолёте-невидимке, реактивных полётах, о том, что Вселенная имеет шесть измерений: три измерения пространства и три – времени. О связи прошлого, будущего и настоящего он говорил:

«Прошлое, настоящее и будущее – одно и то же. В этом смысле время похоже на дорогу: она не исчезает, когда мы прошли по ней, и не возникает сию секунду, открываясь за поворотом».

Для обоих встреча была большим подарком. Несомненно, фантастические идеи Бартини нашли отражение в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», совместившего прошлое и будущее в настоящем. Вспомним описание Коровьева, исчезавшего на глазах, и растворившегося в воздухе. Маргариту на летающей лодке. Аэроплан со скоростью 600 км/час, на котором Степа Лиходеев мог улететь в Ялту. А ведь именно такой самолёт в 1932 году начал проектировать Бартини.

Пройдут годы, и Бартини с помощью академика Бруно Понтекорво опубликует в научном журнале обоснованную им математически модель Вселенной как трёхмерного пространства в трехмерном времени. Сам он назовёт эту идею «достаточно безумной» и, разумеется, на него, технаря, посягнувшего на «святая святых» теории Эйнштейна, набросятся все, кому не лень. Дело дошло до ЦК ВКП(б.), и объяснялся с бдительными партийными товарищами академик Бруно Понтекорво.

Самолёт-невидимка

Осталась тайной и история создания советского самолета-невидимки. Известный историк советской авиации Шаров утверждает, что по крайней мере один такой летательный аппарат был построен. Когда заводили мотор, самолёт просто-напросто исчезал.

Эта почти фантастическая история о самолете-невидимке была настолько засекречена, что неизвестно, когда и где она произошла. Вроде бы – на одном из секретных северных аэродромов, по некоторым данным, на военной базе под Вологдой во второй половине 30-х годов. Говорят,  что инициатором проекта “Прозрачный самолёт” был Михаил Тухачевский, покровительствовавший в 30-е годы конструктору. 

Остались воспоминания свидетелей. Личная чертежница маршала Устинова Таисия Дмитриева вспоминала:

«Самолёт был похож на ёлочную игрушку: весь сверкал и переливался какими-то загадочными, словно потусторонними отблесками. Будто волшебное зеркало».

А может быть, конструктору Бартини удалось “спрятать” самолёт в параллельном пространстве нашего мира. Перебросить его в прошлое или будущее «шестимерной Вселенной«…
Добиться невидимости можно разными путями – сделать самолёт прозрачным или зеркальным, или искривить световой луч так, чтобы он огибал скрываемый объект. Эйнштейн говорил, что такое возможно вблизи больших масс, или в сильных электромагнитных полях.

В журнале «Изобретатель и рационализатор» за 1936 год появился рассказ журналиста Вишнякова о необыкновенном самолёте из органического стекла. Очевидцы испытания рассказывали, что после привычных команд «От винта!» из патрубков вырвались синие струи выхлопов и самолёт …исчез. Только по звуку было понятно, что вот он разбежался, оторвался от земли, набрал высоту. При этом самолёт был невидим и для человеческого глаза, и для приборов.

По одной из гипотез, благодаря зеркальной поверхности самолёта удалось добиться изменения коэффициента преломления света, и потому самолёт стал невидимым.

Ни опровергнуть, ни подтвердить, ни объяснить всё это невозможно – сам самолёт-невидимка и вся документация бесследно исчезли. Говорили, что назначение многих узлов и агрегатов самолёта были непонятны даже ведущим конструкторам того времени.

Только в 1991 году впервые было названо имя автора таинственного летательного аппарата — самолёта-невидимки Роберта Бартини.

Гидро-самолёт ДАР

По предложению известного полярного летчика В.Г.Чухновского группе конструкторов, возглавляемых Р.Л.Бартини, в 1934 году поручили спроектировать специальный самолет, пригодный для работы на Севере, в частности, для ведения ледовой разведки и проводки караванов судов.

В конце 1935 года гидро-самолёт ДАР (дальний арктический разведчик) был построен. Схема его — летающая лодка с двумя двигателями по 860 л. с., способная производить посадку на воду, на снег и лёд и взлетать с них.

После посадки на воду выходил на лед, а потом взлетал со льда и снега. Скорость ДАР — 240 км/час, потолок — 5500 м, дальность — до 2000 км. Вес пустого — 4820 кг, нормальный взлетный — 7200 кг, в перегрузочном варианте — до 9000 кг.

Самолет ДАР прошел заводские летные испытания в конце 1935 г. и весной 1936 г. Летал Б.Г.Чухновский с бортмехаником В.И.Чечиным и ведущим инженером И.А.Берлиным. В процессе испытаний выполнялись взлеты с воды и посадки на лед. После посадки на воду ДАР мог самостоятельно выруливать на берег и продолжать полет, взлетая со льда. В перегрузочном варианте при полной заправке топливом и с полетной массой 9000 кг продолжительность полета ДАР достигала 20 ч.

Тем не менее, несмотря на достаточно хорошие характеристики и заказ пяти самолетов ДАР полярной авиацией, они серийно не строились, главным образом из-за сложности производства: отечественная промышленность в то время еще не располагала в нужном количестве сложным сварочным оборудованием, способным обеспечить производство даже малой серии таких самолетов.

«Сталь-7» – ДБ-240, он же Ер-2

В сентябре 1936 года гражданский летчик-испытатель Эдуард Шварц поднял в небо двухмоторный самолет «Сталь-7». Военные пилоты – И.Ф.Петров, П.М.Стефановский и А.Б.Юмашев испытывали самолёт «Сталь-7». Трижды в кабине вместе с лётчиком-испытателем находился и автор «Стали-7» – авиаконструктор Роберт Бартини.

Летные данные новой машины были по тем временам уникальными, поэтому самолёт «Сталь-7» был показан на авиационной выставке осенью 1936 года в Париже.

В 1939 году советский самолёт «Сталь-7» пролетел за 12,5 часов по маршруту Москва-Свердловск-Севастополь-Москва 5068 км. Это был рекорд, официально признанный Международной авиационной федерацией ФАИ. А создатель этих уникальных самолетов Роберто Бартини уже больше года находился за решеткой, как «враг народа».

На базе самолёта «Сталь-7» Бартини создал бомбардировщик ДБ-240.

Конструкторский отдел ЦАГИ (4)

Туполевская «шарашка»

После расстрела «красного маршала» Тухачевского в 1937 году, последовал и арест Роберта Бартини, как «соучастника» Тухачевского, «шпиона Муссолини» и «поджигателю», ему грозил расстрел. Рассказывают, что Ворошилов, знавший о гениальном итальянце, напомнил Сталину, что тот ещё может пригодиться. Так Роберто попал в «туполевскую шарашку», где и трудился 10 лет под началом другого «вредителя и агента иностранных разведок» Андрея Николаевича Туполева.

Спецтюрьма НКВД, или «Болшевская шарашка» в посёлке Большово, в Подмосковье,  была созданная в разгар репрессий как место заключения технических специалистов, работавших на оборону СССР. Разговорное название «шарашка» произошло от выражения «шарашкина контора», обозначавшего в годы нэпа какую-либо несерьёзную организацию, но в «Болшевская шарашка» была серьёзная работа.

Вместе с Андреем Туполевым Бартини проектировал военные самолёты в конструкторском бюро, которое они называли «шарашка». Здесь же в «туполевской шарашке» он познакомился с другим знаменитым сидельцем, Сергеем Королевым, который впоследствии не раз называл Роберто Бартини своим учителем.

Когда Бартини «посадили», нашлись люди, объявившие самолёт «Сталь-7» «вредительским». По их мнению, опытный образец следовало свезти на свалку, а чертежи сжечь. Летчик-испытатель самолёта «Сталь-7» Н.П. Шебанов припугнул «энтузиастов-обличителей», заявив, что они сами делали самолёт вместе с Бартини, так что отвечать будете вместе… А в высоких кабинетах заявил, что в обвинениях «не было приведено ни одного обоснованного соображения».

После его ареста работу над конструкцией бомбардировщика Бартини (ДБ-240) завершил конструктор В.Г.Ермолаев. Самолет был назван Ер-2. Именно бомбардировщик Ер-2, взлетев в Подмосковье, осуществили первый налёт на Берлин.

В 1942 году Роберто Бартини доставили к всемогущему Лаврентию Берия. Рассказывают, что Лаврентий Берия спросил Бартини: «Хрошо ли сидится, есть ли претензии?». Простодушный Бартини ответил: «Претензии есть, вот, сижу… а не виноват». На что Берия спокойно ответил: «Знаю, что не виноват. А ты самолёт сделай, тогда отпустим, ещё и орденом наградим».  Речь шла о разработке самолёта истребителя-перехватчика. Говорят, что Баpтини шёл назад под конвоем и улыбался, наверное, в мыслях он уже был на свободе.

Идеи Бартини слишком опережали своё время. Ещё в начале 40-х годов Бартини разработал реактивный самолёт, летающий со скоростью 2400 км/час. “Этого не может быть, – заявили советские авиаконструкторы.- Без винта самолётов не бывает”.

Сверхзвуковой истребитель-перехватчик Р-114, который создал Бартини, был мощным и боеспособным. Только в 1942 году в СССР не было технической возможности его построить, слишком обогнал авиаконструктор своё время. А раз не построили самолет, то и обещание Берии потеряло свою силу. И Бартини продолжал сидеть…

Бартини создал множество важнейших узлов и деталей, которые по сей день используются в авиастроении. Его идеи настолько фантастичны, что в них поначалу невозможно поверить, но постепенно Бартини приобрёл в тюремных «шарашках» репутацию гения и чудотворца. Бартини — единственный авиаконструктор, фюзеляжи которого не нуждались в «продувке» в аэродинамической трубе — настолько точно он умудрялся их просчитывать.

Роберта Бартини освободили в 1946 году, реабилитировали в 1956 г.

Вселенная шестимерна

Роберт Бартини сделал для отечественной авиации больше, чем любой другой инженер-конструктор, но его имя долгое время было засекречено в СССР и, по-прежнему, остается мало известным.

После освобождения в 1946 году Бартини возглавил КБ Таганрогского авиазавода, и хотя он уже был свободен, выезжать из этого южного городка ему было запрещено. Авиаконструктор Бартини знал, что его имя никогда не появится на фюзеляже нового серийного самолёта, и все его идеи будут использованы другими КБ без упоминания его авторства, но тем не менее он продолжал их безостановочно генерировать — одну за другой.

 В 1968 году поднялся в воздух первый в мире сверхзвуковой пассажирский Ту-144, никто не мог даже предположить, что КБ Туполева фактически лишь доработало концепцию 20-летней давности, созданную загадочным итальянцем Роберт Бартини в бериевской «шарашке».

Специалисты утверждают, что самолеты, которые конструировал Бартини, опередили своё время. Опытные образцы его самолетов ставили рекорды скорости, вертикально взлетали его «амфибии». Бартини впервые использовал принцип экраноплана – транспорта будущего.

Роберт Бартини изобрёл первый в мире реактивный истребитель с изменяемой геометрией крыла, сконструировал первое крыло двойной стреловидности, без которого сегодня не было бы американского «шаттла», первый широкофюзеляжный пассажирский лайнер. Только в 1991 году впервые было названо имя автора таинственного летательного аппарата — самолёта-невидимки Роберта Бартини.

Таганрогского конструктора Владимира Воронцова, бывавшего в московской квартире Бартини, поразила картина с взлетающей ракетой, датированная сорок седьмым годом. Удивила форма пламени — огненный шар: «Откуда он мог знать в 1947 году, что именно так будет выглядеть ракетный старт!?» Бывший парторг КБ Таганрогского авиазавода вспомнил, что в конце 60-х годов Роберт Людвигович говорил о каком-то глобальном проекте под названием «Паутина».

Много его идей и разработок остались на бумаге. Из 60-ти летательных аппаратов, спроектированных Бартини, было построено… пять. В Советском Союзе в серийное производство пошёл… один самолёт. Но и сегодня в самолетостроении используются идеи и технические решения Бартини.

«Самолёты для отца всегда были ремеслом. Главным делом своей жизни он считал теоретическую физику», – рассказывает его сын Владимир Робертович.

В 1965 году в солидном научном журналеДоклады Академии наук СССР (том 163, №4) была опубликована статья “Некоторые соотношения между физическими величинами” Роберта Орос ди Бартини, вызвавшая скандал в научном мире. Автор утверждал, что время, как и пространство, трехмерно, имеет длину, ширину и высоту. Вся же Вселенная – шестимерна. При таком количестве измерений Вселенная более устойчива.
В доказательство своих рассуждений Бартини приводил, расcчитанные согласно его теории, значения постоянной Планка, заряда электрона, его массы и так далее. Эти значения с очень высокой точностью совпадали с тем, что было получено экспериментально.
Сегодня шестимерное устройство Вселенной не вызвало бы особых возражений у физиков-теоретиков, но в 1965 году статью опубликовали скорее из симпатии к 68-летнему авиаконструктору Бартини.

Одним из следствий его «теории о шестимерной Вселенной» есть возможность перемещаться во времени, используя движение в пространстве, потому что время трёхмерно и пространственноподобно, то, что мы обозначаем словами „далеко” и „давно” — это в сущности, одно и то же, никакого движения в мире нет, а есть скачкообразная — от „кадра” к „кадру” — смена состояний.

Чтобы встретиться с конструктором, надо было предварительно созвониться с ним по телефону, в противном случае он не подходил к двери. Роберт Людвиговоич чего-то боялся, так как на его жизнь покушались трижды — в Берлине, в Севастополе и в Москве. В 1967 году, в самом центре столицы: «москвич» с погашенными фарами пытался сбить его на улице Кирова.

В 1974 году Роберт Бартини сделал доклад о кораблях, которые носятся на подводных крыльях со скоростью 700 километров в час.

В 1997 году вертикально взлетающую амфибию ВВА-14 – одну из последних работ конструктора Бартини, порезали на металлолом в Таганроге

Русский Бартини.

Итальянец, приехавший в Советскую Россию, «чтобы красные самолёты летали быстрее чёрных», переживший нелепые обвинения, сталинские репрессии, лагерь, труд в «шарашке», не увидевший в небе почти ни одного из своих самолётoв, Роберт Бартини во всех анкетах в графе «национальность» писал «русский».

«Каждые 10-15 лет клетки человеческого организма полностью обновляются, и поскольку я прожил в России более 40 лет, во мне не осталось ни одной итальянской молекулы» — говорил Бартини.

Роберт Людвигович Бартини умер в ночь с 4 на 5 декабря 1974 года. На его могиле на Введенском кладбище в Москве стоит скромный памятник с надписью:

«В стране Советов он сдержал свою клятву, посвятив всю жизнь тому, чтобы красные самолеты летали быстрее чёрных».

Бартини предчувствовал свою смерть, и в ту ночь он написал завещание, приложив к нему чёрный пакет, он завещал запаять все свои бумаги в цинковый ящик, который можно будет открыть только в 2197 году. На тщательно заклеенном пакете была надпись:

«Я убрал из моих статей о константах одно следствие. Прошу вас, когда вы сочтете это уместным, сообщить в любой форме, по вашему выбору, что я, Роберто Бартини, пришёл к нему математически, не уверен, что не ошибся, поэтому публиковать его не стал. Оно нуждается в проверке, у меня на это уже не осталось времени. Следствие такое: количество жизни во Вселенной, то есть количество материи, которая в бесконечно отдаленном от нас прошлом вдруг увидела себя и своё окружение, — тоже величина постоянная. Мировая константа. Но, понятно, для Вселенной, а не для отдельной планеты…
А, значит, мы ещё встретимся »
. ( Из статьи Сергея Медведева)

Не так давно имя Бартини присвоили одной из малых планет солнечной системы.
В Таганроге 14 мая 1997 года в честь 100-летнего юбилея со дня рождения авиаконструктора Роберта Людвиговича Бартини была установлена мемориальная доска в фойе конструкторского бюро, которым он руководил.

 

Как выходец из России стал звездой французского кино и мужем Марины Влади

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*