Пятница , 4 Декабрь 2020
Домой / Античный Русский мир. / Проникновение готов в Крым

Проникновение готов в Крым

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба». Глава 1. Готы, страна Дорн и княжество Феодоро (Мангуп).

Проникновение готов в Крым

У нас нет точной даты появления готов в Крыму. Скорее всего, это был многолетний процесс, в течение которого племена готского союза в ходе грабительских набегов постепенно оседали в Таврике. Некоторые современные исследователи пытаются удревнить присутствие германцев в Северном Причерноморье. Так, по мнению Д. Вебера, некоторые имена I века н. э. были занесены на Боспор Киммерийский германцами-бастарнами. Согласно А.А. Васильеву, германская дружина появилась на Боспоре уже в 160—190 годах н. э.1. Впрочем, это скорее гипотезы, чем однозначные научные факты.

Нам доподлинно известно, что в начале III века н. э. готы вторглись в Приазовье, уничтожив на левом берегу Дона (Танаиса) два крупных античных населенных пункта (городища Крепостное и Подазовское). Несколько позднее ими были разрушены также поселения на правом берегу Дона и город Танаис. В середине — второй половине III века в дельте Дона возникает несколько поселений, предположительно основанных вторгшимися в этот регион германскими племенами2.

Узнав о выводе римских войск из Боспорского царства в 40-е года III века, готы, по всей вероятности, не замедлили воспользоваться этой ситуацией и вторгнуться в неохраняемые владения римлян. Между 251 и 256 годами (вероятнее всего, в 256 году3) готы и бораны нападают на Боспорское царство, со столицей в античном Пантикапее (современная Керчь).

По предположению А.И. Айбабина, до набега на Боспорское царство готы прошли через северо-западный Крым, где они останавливались на территории заброшенного скифами Южно-Донузлавского городища4.

По другим предположениям, готы совместно с аланами проникли на Боспор Киммерийский (Керченский пролив) с востока5. После этого они продвинулись к третьей гряде Крымских гор, разрушив позднескифские поселения Усть-Альма, Альма-Кермен и Неаполь Скифский. Верхние слои Неаполя Скифского и Альма-Кермена красноречиво свидетельствуют о том, как выглядели последние дни их обитателей. В Неаполе было найдено несколько десятков костяков и отдельных черепов; в одной из ям — 42 травмированных черепа. Разрушение позднескифских поселений в III веке н. э. обычно объясняют вторжением алан около 218 года, а также нападением готов и боранов в 251—256 годах, германцев-герулов в 267—268 годах6.

По некоторым предположениям, вместе с германцами-готами в Крым проникают и племена ираноязычных алан. В более поздние периоды аланы и готы проживали в одних и тех же регионах Крыма, заимствуя друг у друга те или иные элементы материальной культуры. При этом археологические и антропологические7 источники предоставляют нам картину доминирующего присутствия в горном Крыму алан, в то время как письменные свидетельства, напротив, вплоть до XIII века говорят преимущественно о готах. О сложной проблеме анализа истории и взаимоотношений готов и алан в горном Крыму будет много сказано на протяжении всей книги.

Между 252 и 256 годами готы поселяются на Южном берегу Крыма и на границе хоры (сельской округе) Херсонеса. В 60-е и 70-е года III века продолжают грабительские набеги на южное побережье Чёрного моря и Малую Азию готы, бораны и герулы (лат. Heruli, греч. «Ερουλοι) — германские племена. До II века н. э. герулы размещались на острове Зеландии и Ютландском полуострове. Стефан Византийский определенно указывает на то, что герулы — «народ скифский» Исходной точкой походов для германцев служил, скорее всего, Танаис (Дон); для набегов они, по всей видимости, использовали и местный боспорский флот, что было обусловлено не только римским влиянием, но и, возможно, тем фактом, что готы, выходцы из Скандинавии, издавна были знакомы с мореплаванием8.

В эту эпоху непрерывных войн часть германцев поселяется в юго-западном Крыму. Здесь археологами изучены могильники с погребениями, совершенными по характерному для германцев обряду трупосожжения. Подобные некрополи исследованы на Южном берегу Крыма, у подножья горы Чатыр-Даг и на мысе Ай-Тодор, неподалеку от римской крепости Харакс. Погребения по обряду кремации были найдены также в могильнике Чёрная Речка и в некрополе Совхоз 10 возле Херсонеса; отдельные кремации были обнаружены в некрополе самого Херсонеса и некоторых других могильниках. Археологи насчитывают в общей сложности приблизительно 15 некрополей подобного рода, на территории которых осуществлялись погребения остатков кремаций9.

Погребения чаще всего совершались в урнах, для которых использовались керамические сосуды (амфоры, краснолаковая и лепная посуда). Урны помещались в каменные ящики или в ямы; кроме того, существовали безурновые погребения, когда в могилу ссыпали кальцинированные кости. Умерших сопровождали вещи, служившие им при жизни: оружие (мечи, топоры, кинжалы, наконечники копий, щиты), орудия труда (серпы, ножи, рыболовные крючки), украшения и детали костюма (пряжки, фибулы, серьги, браслеты, подвески, перстни, бусы), монеты, стеклянные и глиняные сосуды.

Восточно-германские пряжки и фибулы. V -VI века

В некоторых случаях готы имели общие некрополи вместе с жившими рядом с ними аланами. Несмотря на то, что сейчас эта точка зрения стала вызывать некоторые сомнения, время функционирования могильников с кремациями традиционно датируют серединой III века н. э. — рубежом IV—V или первой половиной V века н. э. Отдельные находки, имеющие аналоги в погребальных комплексах Прибалтики, свидетельствуют о наличии восточно-балтийско-крымских контактов этого периода; кроме того, погребальные комплексы могильников Ай-Тодор и Чатыр-Даг имеют прямые параллели захоронениям во фьордах южной Норвегии. Не исключено, что какая-то небольшая группа воителей из Норвегии проделала путь из северной Европы в Крым, где и осталась для того, чтобы поступить на римскую службу10.

Драхма-403 г.до н.э.- аверс — бог войны Арес; реверс — бык, надпись — ΘΕΟΔΟ — Феодоро

Обилие римских монет в могильниках Чатыр-Даг и Ай-Тодор позволяет предположить, что похороненные там люди были вооруженными поселенцами на службе у римлян, расселенными в стратегических точках полуострова для охраны морских и сухопутных путей вдоль южного берега Крыма11. Любопытна теория М. Казанского, согласно которой в этих двух могильниках были погребены представители германского племени, известного под именем «евдосы» или «евдосиане / эвдусы / эвдусиане». Евдосиане упоминаются Тацитом в I веке н. э. и Псевдо-Аррианом в V или в VI веке.

Псевдо-Арриан сообщает, что этот народ жил на северо-восточном берегу Чёрного моря и говорил по-готски и по-таврски12. Р. Лёве предлагал считать евдосов идентичными широко известным нам из других источников ютам13.

После походов в Малую Азию готы возвращались в Крым с огромным количеством пленников, среди которых было много христиан. По всей видимости, именно через пленников христианство стало распространяться и среди самих готов.

По мнению А.А. Васильева, крымские готы начали воспринимать зачатки христианской веры греческого (византийского) образца ещё в III веке н. э. При этом особенно важен тот факт, что в отличие от остальных готов, перешедших благодаря деятельности миссионера Вульфилы (Ульфилы) в арианское христианство*, крымские готы, по всей видимости, всё время были христианами византийского толка14.

В 325 году н. э. под документами Вселенского Собора, состоявшегося в городе Никее, свою подпись рядом с подписью Кадма, епископа Боспора и Филиппа Херсонского, поставил Феофил, епископ Готии (др.-греч. Θεόφιλος, лат. Theophilus Gothiae metropolis; Theophilus Bosphoritanusум.341 год). Единого мнения относительно того, где располагалось это епископство, у учёных нет. Исходя из того, что Феофил обратил в христианскую веру греческого (византийского) образца проживавшего в Подунавье Никиту Готского, А.А. Васильев предположил, что резиденция Феофила находилась на Нижнем Дунае, а в Крыму находился только лишь Кадм, епископ Боспорский15. Тем не менее имя Феофила стоит в списке церковных иерархов ранее имени Кадма. Поэтому ряд современных исследователей полагает, что у Феофила были более широкие церковные полномочия; под его юрисдикцией могли оказаться христиане и обращенные в христианство варвары, разбросанные от Дуная до восточного берега Чёрного моря16. Отталкиваясь от этой гипотезы, можно сделать предположение, что ко времени Никейского собора многие из крымских готов уже были православными (?) христианами.

По мнению А. Васильева, самые ранние сведения о епископате среди крымских готов датируются концом IV века н. э. Из письма знаменитого Иоанна Златоуста, одного из трёх Вселенских святителей, явствует, что около 400 года им был рукоположен и отправлен к крымским готам «достойный удивления епископ Унила», проведший в Крыму совсем недолгое время и умерший к 404 году. Сведения об этом Иоанну Златоусту предоставил диакон Модуарий, привезший также письма от правителя готов, «в которых последний просил послать к ним епископа». Здесь крайне интересно отметить, что оба церковных иерарха, упомянутых в письме, носили готские имена17 и были по происхождению готами.

Не очень понятно, где же именно была резиденция готских епископов того времени: высказывались предположения, что она находилась либо на Боспоре, который, возможно, принадлежал тогда готам, либо в стране Дори в юго-западном Крыму18. А.И. Айбабин, ссылаясь на труд В. Томашека, вообще предположил, что Унила был епископом дунайских готов, в то время как в горном Крыму и в области Дори епископа не было и в VI веке19.

Помимо юго-западного Крыма готы, по-видимому, ещё с III века н. э. поселяются также и на Боспоре Киммерийском. Несмотря на то, что прямых археологических доказательств тому очень мало, можно предположить, что они проживали там и в IV—V веках. Тем не менее гипотезу А. Васильева о полном захвате Боспора готами около 362 года20, видимо, следует пересмотреть.

Греческие надписи V века свидетельствуют о сохранении Боспорского царства как самостоятельного государства, которым продолжала управлять местная династия21. Готы, скорее всего, оставались на Боспоре и в V веке; это, однако, не значит, что он всецело им принадлежал. М.Б. Щукин с некоторой осторожностью предположил, что там могла находиться некая группа готов, вошедшая в аристократию города. Именно с этой группой, вероятно, и следует связывать отдельные захоронения на Госпитальной улице в современной Керчи22.

Примечания.

*. Арианство — одно из течений в христианстве IV—VI веков н. э., названное так по имени его основателя, александрийского священника Ария (умер в 336 году н. э.). Многими воспринималось как еретическое движение.

1. Васильев А.А. О времени появления германских дружин на Боспоре // Боспорский феномен. СПб., 2005. С. 347; ср. Яйленко В.П. Малоазийские «гастарбайтеры» на Боспоре V—III вв. до н. э. // Древности Боспора. Т. 13. М. 2009. С. 512, 522.

2. Гудименко И.В. К вопросу о взаимосвязи походов второй половины III—IV вв. н. э. в дельте Дона // ВНПС. С. 13—15.

3. Найденный в долине Качи клад с монетой 251 года, по всей видимости, принадлежал готскому воину. Как следствие, нападение готов на Боспор и скифские поселения состоялось после 251 года (Пиоро Н.С., Герцен А.Г. Клад антонинианов из с. Долинное Крымской области // Нумизматика и сфрагистика. 1974. Вып. 5. С. 81—90).

4. Айбабин. С. 33. Ср. Лавров В.В. Переселение готов в Причерноморье // Вестник древней истории. 1999. № 3. С. 170—183; Пиоро И.С. Крымские готы в свете историко-археологических и этнологических исследований // Археологія. 2000. № 3. С. 18—27.

5. См. обзор различных теорий в: Мыц В.Л., Лысенко А.В., Щукин М.Б., Шаров О.В. Чатыр-Даг — некрополь римской эпохи в Крыму. СПб., 2006. С. 181—184.

6. Ольховский В.С., Храпунов Н.И. Крымская Скифия. Симферополь, 1990. С. 111—112; Пуздровский А.Е. Крымская Скифия: II в. до н. э. — III в. н. э. Погребальные памятники. Симферополь, 2007. С. 14; Уженцев В.Б., Юрочкин В.Б. Комплекс III в. н. э. из Неаполя Скифского // Старожитності Північного Причорномор’я та Криму. Запоріжжя, 2000. Вып. VIII. С. 264—280.

7. Иванов А.В. Антропологическое исследование населения городов Юго-Западной Таврики X—XV вв. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.и.н. М., 2010. С. 8—9, 21—23.

8. Лавров. Готские войны… С. 348.

9. Мыц и др. Чатыр-Даг… С. 176.

10. См. дискуссию в Щукин. С. 429—440; Мыц и др. Чатыр-Даг… С. 186; Khrapunov I. The Northern Barbarians in the Crimea: A History of the Investigation // Inter Ambo Maria: Contacts between Scandinavia and the Crimea in the Roman Period. Kristiansand-Simferopol, 2011. P. 102—114.

11. Щукин, стр. 436—437; Мыц и др. Чатыр-Даг… С. 185.

12. Kazanski M. Les antiquités germaniques de l’époque romaine tardive en Crimée et dans la région de la Mer d’Azof // Ancient West and East. 2002. Vol. 1. № 2. P. 394; Анонимный «Объезд Эвксинского Понта» / Пер. Э.Н. Штерн, доп. В.В. Латышев // Вестник древней истории. 1948. № 4. С. 226—238.

13. Loewe. S. 32—33.

14. Васильев. 1921. С. 286. 15. Васильев. 1921. С. 286. 20. Васильев. 1921. С. 289.

16. Щукин. С. 198; Ганина. С. 45—46; Юрочкин В.Ю. Боспор и православное начало у готов // Боспорский феномен. СПб., 1999. С. 326—332. 22. Щукин. С. 451.

17. Ганина. С. 247. См. также раздел «Учёные в поисках готской антропонимики» в 4 главе нашей книги.

18. Васильев. 1921. С. 304; ср. Щукин. С. 450—451.

19. Айбабин А.И. Некоторые аспекты истории Готской епархии в Юго-Западном Крыму // МАИЭТ. 2006. Вып. XII. С. 616. 21. Айбабин. С. 78.

Далее…. Готы во время гуннского вторжения

Готы во время гуннского вторжения
Появление готов на исторической арене

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*