Пятница , 17 Сентябрь 2021
Домой / Древнерусские обычаи и верования / Похлёбкин кашу заварил

Похлёбкин кашу заварил


Вильяма-Августа Васильевича Похлебкина (1923-2000) по праву называют «человеком-энциклопедией» и «кулинарным Менделеевым». В его творческом багаже более 40 книг и 600 статей, переведенных на 16 языков, в том числе на норвежский, венгерский и китайский. В рецептах выдающегося кулинара ХХ века истории больше, чем кулинарии.

Специалист по истории международных отношений и крупнейший знаток русской кулинарии в быту обходился без самых привычных вещей — телевизора, радио, телефона и даже холодильника. Неординарный человек неординарной судьбы. А разве мог быть иным тот, кого назвали Вильямом-Августом в честь Вильяма Шекспира и Августа Бебеля

Предшественники великого кулинара.

Первая отечественная кулинарная книга «Поваренные записки», написанная дворянином Сергеем Друковцевым, вышла в 1779 году. Следующей русской кулинарной книгой стала «Русская поварня, или Наставление о приготовлении всякого рода настоящих русских кушаньев…». Её автор Василий Левшин, тот самый, о котором Пушкин в «Евгении Онегине» писал: «Вы, школы Левшина птенцы…». Поместные дворяне вели хозяйство, руководствуясь  многотомными книгами по домоводству и кулинарии Василия Левшина. Он был исключительно плодовитым писателем, в начале XIX века известно около 90 томов его сочинений. Однако несмотря на это, Левшин сетовал, что «сведения о русских блюдах почти совсем истребились».

Очередной культовой кулинарной книгой, выдержавшей множество переизданий, стала «Подарок молодым хозяйкам» Елены Молоховец.

Ну, а в Советском Союзе эталоном была «Книга о вкусной и здоровой пище«, в подготовке которой участвовал Похлебкин.

Вильям Васильевич продолжил дело предшественников и виртуозно соединил историю и кулинарию. Причем истории в его книгах было гораздо больше, чем кулинарии.

Выбор

Вильям-Август Похлебкин родился 20 августа 1923 года в семье революционера Василия Михайлова, который неизвестно почему взял себе псевдоним Похлебкин. К кулинарии отец не имел никакого отношения, да, и сын поначалу тоже.

По признанию самого Похлёбкина, его прадед был крепостным и служил поваром и преуспел в приготовлении похлёбок, откуда, предположительно, и пошла фамилия: «Больше ни у кого в роду склонности к поварской профессии не отмечалось, а мне, похоже, передалось, у меня есть что-то в кончиках пальцев»

В 1941 году Похлебкин ушёл на фронт, и благодаря знанию нескольких языков попал в разведку. Однажды разведчики взяли языка, который оказался поваром немецкого штаба. Два часа Похлебкин разговаривал с ним о меню врага. А потом составил прогноз: немец на этом участке фронта готовится к активным боевым действиям. Через пару дней прогноз оправдался. Позже Похлёбкин написал:

«Боевое состояние солдат не в последнюю очередь создавалось поваром — его умением, его талантом. Пища в чисто эмоциональном плане влияла на подъём духа, помогала ковать победу»

В боях под Москвой Похлебкин получил тяжелую контузию и на передовой больше не служил. Дневал и ночевал Похлебкин на кухне и старался разнообразить скудный армейский паек: готовил кукурузные пирожки с дикими травами, суп из крапивы и лебеды, блюда с диким чесноком. Весной 1944 года на полевые кухни завезли маисовую (кукурузную) муку — подарок союзников. Солдатские кашевары пытались добавлять её к пшеничной муке при выпечке хлеба, но хлеб получался невкусным и быстро черствел. Ситуацию спас Похлебкин. Он собрал в поле весенние травы, смешал их с маисовой мукой и испек вкуснейшие лепешки.

 В январе 1945 года Похлебкин поступил на исторический факультет Московского государственного университета (МГУ). В 1952 году Похлёбкин защитил диссертацию «Антинародная и антинациональная политика правящих кругов Норвегии накануне второй мировой войны (1935—1939 гг.)» и, получив степень кандидата исторических наук, начал работать младшим научным сотрудником в Институте истории АН СССР и начал работать младшим научным сотрудником в Институте истории АН СССР. В начале своей карьеры Похлёбкин специализировался по Югославиии в аспирантуре Института истории написал большой труд по истории Хорватии. Одним из с его известных трудов стала биография президента Финляндии «Урхо Калева Кекконен», написанная в начале 1970-х годов. За биографию финское правительство выплатило Похлёбкину премию в 50 тысяч долларов, однако советские власти не выпустили Похлёбкина в Финляндию.

Похлёбкин был против существовавшего в Институте истории праздного времяпрепровождения, считая, что из-за этого нет возможности работать, и выступил со своей критикой на учёном совете. Из-за разногласий с директором института истории АН СССР Похлебкину был закрыт доступ в госархивы и запрещены контакты с иностранными коллегами. В 1963 году учёный совет не принял тему его докторской диссертации, Похлебкин ушёл из института и из исторической науки. Впоследствии он отметил, что любит «индивидуальное творчество» и не терпит «организованности» в любой работе, поскольку «тогда исчезает и объективность, и полновесность любого исследования».

После того, как Похлёбкину закрыли доступ к источникам информации, его прежняя научная карьера фактически закончилась. Нет худа без добра. В результате Мир получил главного специалиста по истории русской кухни. Как знаток кулинарии и специалист по скандинавским странам, владевший иностранными языками, принимал участие в создании Книги о вкусной и здоровой пище.

Судьба

Судьба Похлебкина распорядилась так, что в 1959 году он обнаружил в архиве дело о судебной тяжбе помещиков Ахметьева и Бахметьева из-за повара, крепостного человека с фамилией — Похлебкин! Абсолютно гоголевский сюжет о том, как поссорились два помещика из-за того, чей крепостной повар лучше. Так Вильям Васильевич получил документальное подтверждение кулинарного таланта своего предка.

А чуть позже произошло ещё одно судьбоносное событие. На развалинах дома в Подольске, где какое-то время жил Похлебкин, он нашёл старинные кулинарные книги. Проштудировал их, и создал свои кулинарные бестселлеры, затмившие труды предшественников.

Похлебкин вёл кулинарную рубрику в газете «Неделя» и писал «вкусные рассказы» для «Огонька». Перед публикацией своих первых кулинарных работ Похлёбкину предложили сдать своеобразный экзамен для доказательства его кулинарной компетентности. Почти все рецепты, которые публиковал Похлёбкин, обычно были заранее им же приготовлены и продегустированы, чтобы не подвести читателя. Его статьи пользовались огромной популярностью у читателей. Тем не менее писатель долго жил на грани нищеты.

В течение нескольких лет Похлёбкин жил на 38 копеек в день. В 1964—1965 годах Похлёбкин четыре месяца добровольно питался лишь чёрным хлебом с купажом чёрного и зелёного чая. Он пришёл к выводу, что за счёт потребления полутора килограммов чёрного хлеба в день и крепкого, заваренного артезианской водой чёрного и зелёного чая четыре раза в день по две-три чашки без сахара можно сохранять работоспособность; при этом Похлёбкин по собственному признанию потерял всего один килограмм веса.

В 1968 году Похлёбкин писал свой первый фундаментальный кулинарный труд, посвященный чаю. Работа «Чай» основывалась на чайной коллекции самого Похлебкина, собранной в 1955—1968 годах

Образцы чая присылали ему из Англии, ГДР, ФРГ, Камбоджи, Таиланда, Индонезии, Вьетнама и Лаоса.,  Именно в этот период Похлебкин написал

Еда по Похлёбкину — не проблема желудка, «а проблема сердца…, проблема восстановления национальной души». По мнению Похлёбкина, существуют блюда, не исчезавшие из русской кухни более тысячелетия, такие, как щи с чёрным хлебом, «неистребимый ничем аромат щей, щаной дух, который всегда стоял в русской избе». Сравнивая русскую кухню с французской, Похлёбкин упомянул продукты русской кухни не имеющие аналога во Франции квашеную капусту, солёные огурцы, сухие белые грибы, сметану и хрен.

Одной из самых популярных книг по кулинарии является книга «Национальные кухни наших народов» (1978). Профессор философии Роналд Ф. Фельдштейн в своей работе, посвящённой В. Похлёбкину, пишет:

Одной из самых известных его публикаций был справочник о кухне каждой советской республики, а также о кухнях отдельных автономных областей, который впервые появился в 1978 году под названием «Национальные кухни наших народов». Большинство работ Похлёбкина по кулинарии не являются строго поваренными книгами, которые сосредоточиваются на рецептах и предлагают очень мало исторического и культурного фона. В работе Похлёбкина дело обстоит скорее наоборот: у него гораздо больше исторических и культурных деталей, чем в других подобных книгах. Это делает его уникальным историком кухни…

Похлёбкин доказал, что родиной 40-градусной водки была Россия.

В 1991 году вышла монография Похлёбкина «История водки», где он попытался установить, «когда началось производство водки в России и было ли оно начато раньше или позже, чем в других странах».

Причиной написания монографии, по утверждению самого Похлёбкина, стал международный спор конца 1970-х годов о приоритете изготовления водки, когда целый «ряд марок советской водки был подвергнут бойкоту на внешних рынках ». Западноевропейские и американские фирмы утверждали, что производство водки у них началось в 1918—1921 годах, раньше, чем в СССР — в 1924 году. Западноевропейские и американские фирмы подвергли сомнению право «Союзплодоимпорта» продавать и рекламировать свой товар как водку. Советскому Союзу для своих водочных марок, таких как «Столичная», «Посольская», «Пшеничная», «Сибирская», «Кубанская», «Юбилейная»,  было предложено найти другое наименование, например, «спиртовой напиток». По утверждению Похлёбкина, осенью 1977 года правительство Польской Народной Республики обратилось в Международный арбитражный суд, указав, что, поскольку водка была впервые изготовлена в Польше, входившей в состав Российской империи, только польские фирмы могут продавать на внешних рынках товар под наименованием «водка». Подлинные документы удостоверили факт производства польской водки в 1540 году; в свою очередь, Институт истории АН СССР и Всесоюзный научно-исследовательский институт продуктов брожения Главспирта предоставили докторскую диссертацию М. Я. Волкова «Очерки истории промыслов России. Вторая половина XVII — первая половина XVIII века. Винокуренное производство» и справку по истории производства водки в России. Диссертация, однако, лишь вскользь и безапелляционно утверждала, что винокурение в России началось «примерно на рубеже XV—XVI веков», тогда как справка содержала основанное на опечатке сведение из отрывного календаря за 1894 год, согласно которому «русское винокурение возникло в XII веке в городе Вятке»

Особым решением Похлёбкину был предоставлен доступ в Центральный государственный архив древних актов. Хотя в самой Вятке, где гнали кумышку, издавна бытовало мнение, что производство водки началось там, Похлёбкин отверг эти сведения как мифические.

Похлебкину понадобилось лишь 3,5 месяца для работы в архивах и написания рукописи. Согласно исследованию ученого, в Польше водка начала производиться даже ранее первоначально заявленной даты — около 1505—1510 годов, однако, на Руси водку производили, начиная с 1431—1448 годов. Что и требовалось доказать.

Согласно Похлёбкину, винокурение возникло в одном из монастырей Русского государства в 1440—1470-х годах, причём «1478 год следует считать как крайний срок, когда винокуренное производство уже существовало некоторое время». Основываясь на данных по экономике Московского государства XIV—XV веков, Похлёбкин заключил, что винокурение в России началось, когда появились излишки хлеба вследствие применения повышающего урожайность трёхполья. При этом отсутствие соответствующих упоминаний в летописях и монастырских хозяйственных книгах Похлёбкин объяснил двумя причинами: во-первых, ссылаясь на Августа Людвига Шлёцера, тем, что

«русские летописи крайне скудно и неохотно сообщают даже очень крупные факты экономической истории», и во-вторых тем, что «средневековые историки-летописцы считали нужным более подробно освещать древние события, чему они не были свидетелями, чем события близкие к ним или современные им».

В 1982 году Международный арбитражный суд в Гааге закрепил за СССР приоритет создания водки.

Как утверждают политолог В. Р. Мединский и писатель, кандидат технических наук Б. В. Родионов, международный спор имел иной предмет, нежели тот, который был представлен в книге Похлёбкиным. Мединский, упомянув поражение польской стороны, пишет:

«никакой международный суд никогда не выяснял, кто изобрёл водку. Речь вообще никогда не шла о приоритетах в изобретательстве. Предмет спора был чисто коммерческий. Поляки решили доказать своё право на торговую марку — Водка

Утверждение «еда — это отражение эпохи» — стало девизом творчества самобытного писателя. По тому, что было на столе, можно было определить, что происходило за его пределами. Эту мысль Похлебкин развил в книге «Кушать подано!» (1993). Учёный утверждал: «Еда — не проблема желудка, а проблема сердца… проблема восстановления национальной души». Похлебкин воссоздавал мир забытой русской кухни.

А ещё он был действительным членом Географического общества СССР, редактором Большой исторической энциклопедии, участвовал в создании российского герба…

Убийство

Тело Похлёбкина было обнаружено в его квартире 13 апреля 2000 года директором издательства «Полифакт» Борисом Пастернаком после того, как Похлёбкин не пришёл в назначенный день. По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть наступила в результате одиннадцати ранений, нанесённых предметом, похожим на шлицевую отвёртку. Хотя Похлёбкин не пил, в его мышцах было обнаружено большое количество алкоголя. Согласно ГУВД Московской области, «явных следов взлома и ограбления не зафиксировано». 13 апреля 2000 года по факту обнаружения тела было возбуждено дело, но следствие было в итоге приостановлено 22 октября 2001 года из-за «не установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» Похлёбкин был похоронен 15 апреля 2000 года на Головинском кладбище.

Общепринятой версии убийства Похлёбкина нет. Среди версий: ограбление, приведшее к убийству; причастность спецслужб; месть со стороны грузинских националистов за книгу о Сталине «Великий псевдоним» и другие.

Легенда

В рецептах Похлебкин использовал самые простые продукты. А мировое имя себе сделал на капусте, щах и хлебе. Каждый его рецепт и кулинарный совет имел философский подтекст:

«Основа семейного счастья — это суп! Отсутствие супа в доме — один из признаков семейного неблагополучия. Если вас не кормят горячим супом хотя бы раз в два-три дня — готовьтесь к разводу…»

А главным блюдом его личного меню всегда были каши. Похлебкин был уверен, что каша обеспечивает человеку долголетие. Считал их не гарниром, а самостоятельным блюдом. Из всех каш предпочитал гречневую…

В 1970-е годы биография Похлебкина стала обрастать легендами. Говорили, что он составляет меню для правительственных приёмов в Кремле, что иностранцы платят ему за оригинальные рецепты золотом. Но все это не имело никакого отношения к реальному человеку. Скромно одетому, внешне больше похожему на городского сумасшедшего, чем на успешного ученого и писателя…

Сегодня, когда Похлёбкин стал классиком, мы должны признать, что, объясняя принципы русской гастрономии и восстанавливая давно забытые рецепты, он охранял национальное достояние России. В сущности, его благородный труд можно считать кулинарной экологией. Каждое выуженное из Леты блюдо — этот иероглиф отечественной культуры — не менее ценно, чем отстроенная церковь или спасённая икона.

Любимые рецепты Вильяма Похлебкина

Ботвинья простая полная
Кундюмы
Гречнево-пшеничные блины.

Ботвинья простая полная

Полная ботвинья состоит из трех частей: суп; отваренная красная рыба, подается отдельно; нарубленный лед на отдельной тарелке.

Ингредиенты: квас хлебный — 1 л, белый окрошечный квас — 250 мл, отваренный щавель — 1,5-2 стак., отваренная крапива — 1 стак., молодые свеклы с ботвой — 3 шт., свежий огурец — 1-1,5 шт., тертый хрен — 1-2 ст. л., половинка лимона, горчица — 1 ч. л., мелко порезанный зеленый лук — 0,5 стак., соль — 1 ч. л., сахар — 1 ч. л., укроп — 1,5 ст. л., рыба — 500 г, раки — 4 шт.

Рецепт: Свекольную ботву целиком и отдельно корешки припустить до мягкости. В течение 3 мин. Отварить целые листья щавеля. Крапиву промыть тщательно в холодной воде, ошпарить кипятком и откинуть в дуршлаг. Всю зелень мелко нарезать острым ножом. Добавить к зелени мелко нарезанные корешки свеклы и мелко нарезанный зеленый лук, перетертый с солью и укропом. Соединить оба вида кваса. Срезать цедру с лимона, растереть ее с сахаром в чашке, добавить лимонный сок, горчицу, хрен, немного кваса, перемешать и влить в основную массу кваса. Квасную основу соединить с ботвичной массой, добавить нарезанный мелкими кубиками огурец и дать постоять на холоде 15-20 мин. Приготовить рыбную часть ботвиньи. Кусочки (по 50 г) красной рыбы разных видов отварить в кипящей подсоленной воде с луком, укропом, черным перцем и лавровым листом: свежепросольную и солено-копченую рыбу — в течение 2-3 мин, сырую — 10 мин.

Ботвинью подают либо как первое блюдо, либо как жидкую закуску перед жарким.

Кундюмы

Рецепт кундюмов реконструирован самим Похлебкиным. Кундюмы, или кундюбки — старинное русское блюдо XVI в., представляющее собой своего рода пельмени с грибной начинкой. В отличие от пельменей кундюмы вначале пекут, затем томят в духовке.

Ингредиенты: пшеничная мука — 320 г, кипяток — 0,75 стак., подсолнечное масло — 4 ст. л., вода — 0,5 л, лавровый лист — 3 шт., черный перец — 4-5 горошин, чеснок — 2-3 зубчика, зелень петрушки — 1 ст. л., сметана — 1 стак. Для начинки: сухие белые грибы — 20 шт., гречневая каша или отварной рис — 1 стак., подсолнечное масло — 4 ст. л., 1 луковица, 1 яйцо.

Рецепт: Грибы отварить в воде, отвар слить в отдельную посуду, а грибы мелко порубить и обжарить вместе с мелко нарезанным луком в масле. Перемешать с кашей и рубленым крутым яйцом, хорошо размять в однородную массу. В подсолнечное масло залить крутой кипяток, всыпать муку и быстро замесить тесто, хорошо размяв его руками, а затем раскатать в очень тонкий пласт, не подсыпая муки, так как тесто не прилипает к доске. Тесто нарезать квадратами 5х5 см, положить на каждый квадратик небольшой кусочек начинки и сформовать пельмени. Противень смазать маслом, уложить на него кундюмы и печь их в духовке на умеренном огне в течение 12-15 мин. Затем переложить кундюмы в горшочек, залить горячим грибным отваром, посолить, добавить пряности и поставить на 15 мин в духовку, после чего залить сметаной и выложить в тарелки.

Гречнево- пшеничные блины

Ингредиенты: гречневая мука — 3,5 стак., пшеничная мука — 1,5 стак., теплая вода — 2,5 стак., кипящее молоко — 2 стак., дрожжи — 25 г, сливочное масло — 25 г, яйцо — 2 шт., сахар — 1 ч. л., соль — 1 ч. л., растопленное масло — 0,5 стак.

Рецепт: В воде развести дрожжи, прибавить всю пшеничную муку и равный объем гречневой, дать подойти. Всыпать оставшуюся гречневую муку, вновь дать подойти. Заварить тесто горячим молоком, остудить, положить сахар, соль, масло, дать подойти и затем печь. Готовые блины смазать сливочным маслом и подавать на стол с фруктовым джемом.

Ореховый Спас 29 августа
Из истории традиционной русской кухни

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*