Пятница , 7 Май 2021
Домой / Новое время в истории / Последний парад «Беззаветного»

Последний парад «Беззаветного»

Советская сторона закрывала для свободного прохода иностранных судов зоны вдоль крымского побережья, а американцы напирали на международные законы, в особенности — на Конвенцию о свободном мореходстве, которую СССР, кстати, не ратифицировал. Но даже Конвенция о свободном мореходстве предписывает следовать только через разрешённые для прохода участки чужих территориальных вод и только с полностью выключенными радиолокационным и разведывательным оборудованием. Натовские шпионы же демонстрировали полное пренебрежение этими нормами.

Вообще провокации со стороны США тогда сыпались одна за другой: вспомнить хотя бы слежение за нашими подводными лодками с самолётов НАТО над Баренцевым морем, когда в фарватер выбрасывались радиолокационные буи или приземление натовского пилота Матиаса Руста на Красной площади в Москве.

Дело в том, что в 1986 году те же «Йорктаун» (ракетный крейсер) и «Кэрон» (эсминец, в нынешней классификации — корвет) из состава Шестого флота США уже пересекали границу неподалеку от базы Черноморского флота в Севастополе. Не боялись они ничего, шли в открытую, маневрируя практически у самого берега Крыма, включали на полную оборудование для радиоэлектронной разведки и даже прогревали ракетные установки, имитируя пуски ракет.

Заход американцев в полной боевой готовности и со включенными РЛС в Чёрное море 13 марта 1986 года был откровенным вызовом. И ввиду безнаказанности разгневал даже Горбачёва, несмотря на все речи о «партнёрстве». Территория страны на несколько сот километров просматривалась и прослушивалась американскими электронными «ушами». В это время в западном Крыму, в Новофёдоровке на авиабазе ВМФ был специально создан тренировочный комплекс палубной авиации НИТКА. Там испытывали новые образцы авиатехники для оснащения тяжёлого крейсера, который сегодня мы знаем под именем «Адмирал флота Кузнецов» .

Герой Советского Союза (1981), адмирал Военно-Морского Флота СССР (1983) Владимир Николаевич Чернавин, посчитал предыдущий демарш американцев вызовом лично ему и приложил все усилия, чтобы не допустить нового вторжения. На Совете обороны летом 1986 года он обратился к руководству с призывом разработать план противодействия натовским вторжениям через наши границы. Предложение адмирала Чернавина одобрили и поддержали Председатель Президиума Верховного Совета СССР (1988—1989) Михаил Горбачёв, председатель КГБ Виктор Чебриков, министр обороны СССР маршал Сергей Соколов, министр иностранных дел Шеварднадзе.

амеры

Всё произошло 12 февраля 1988 года в точке с координатами 44 градуса северной широты и 33 градуса восточной долготы.

От крайней южной точки Крыма мыса Сарыч до Турции около 300 километров — в бинокль увидишь.

Когда знакомая натовская парочка кораблей, «Йорктаун» и «Кэрон» объявилась у берегов Крыма в 1988 году, командующий Черноморским флотом СССР адмирал Михаил Хронопуло получил от адмирала Чернавина указания пресечь провокацию самым решительным образом.

Пентагон же отдал своим кораблям приказ проследовать через закрытый район с целью «демонстрации не провокационного использования права свободного прохода» (to manifest a non provocative exercise of the right of innocent passage).

По данным центрального командного пункта ВМФ СССР, события в районе Фороса развивались 12 февраля 1988 года следующим образом.

На перехват американцев были отправлены сторожевые корабли «Беззаветный» под командованием капитана второго ранга Владимира Богдашина и СКР-6, под командованием капитана третьего ранга Анатолия Петрова, в сопровождении вспомогательных судов и авиации СССР.

Несколько лет назад в интервью «КП» и «Звезде» Богдашин вспоминал:

«Накануне только вернулись из полугодовой вахты в Средиземном море.«Беззаветный» выгрузил в Севастополе часть боезапаса, треть экипажа ушла в отпуск после долгого плавания. Указание штаба флота выйти наутро в шесть в море стало полной неожиданностью, и последние инструкции пришлось получать уже в пути. СКР-6 следовал к месту рандеву из Болгарии. На этот раз американцы до последнего хранили полное радиомолчание, шли от проливов в густом тумане, но их точные координаты по просьбе военных моряков передал проходивший Босфор наш гражданский паром «Герои Шипки».

И вот он, прямой контакт в зоне видимости.

Беззаветный

Ничего похожего современная история Черноморского флота СССР не знала.
После неоднократных предупреждений капитана Богдашина по открытой радиосвязи американцы продолжали игнорировать призывы покинуть наши воды. Гигантский корпус «Йорктауна» надстройками закрывал сторожевику половину горизонта, а довольно большая волна от его борта затрудняла сближение. Сначала «Беззаветный» держался параллельным курсом, готовясь выполнить приказ: любыми способами теснить, выталкивать нарушителей, вынуждая изменить курс.
На американском крейсере в пусковых установках стоят ракеты «Гарпун». Штаб Черноморского флота СССР передаёт приказ: действуйте!
Эфир замер.

Для пущей убедительности с нашей стороны в воздух были подняты два ТУ-95 и противолодочные самолёты БЕ-12 с подвешенными ракетами.
На «Йорктауне» непрерывно работали навигационная РЛС и станция наблюдения за воздушным противником, сообщая обстановку командиру крейсера.

12-02-88

Сторожевики «Беззаветный» и СКР-6 приспустили на цепях якоря: это всё равно, что выходить с кистенём в руке на противника, вооружённого автоматом.
Якорь «Беззаветного» весил около трёх тонн, и при первом ударе по касательной в левый борт «Йорктауна» (такой таран под острым углом флотские называют навалом) наш сторожевик повредил трап у ходового мостика, болтающимся якорем порвал обшивку американского крейсера. Удар был такой силы, что задымилась краска: на берегу звук столкновения и взвившееся облако поначалу даже приняли за взрыв. Поступило указание отойти и заново оценить обстановку, но, вспоминает Богдашин, выбора у него уже не было. Почему?

«После соприкосновения корабль стало разворачивать влево. Была опасность удариться своей кормой о корму «Йорктауна». А на нашем «Беззаветном» в кормовой части расположены и приготовлены к стрельбе четыре торпедных аппарата. Торпеды от удара могли сдетонировать.»

Американцы долго не могли понять до первого толчка, что за странные манёвры совершает небольшой советский корабль. Они и не думали, что наши сознательно пойдут на жёсткое столкновение, снимали на фото и видео стоящих на палубе «русских Иванов» в спасательных жилетах поверх формы, даже средние пальцы задирали. Гоготали.
А в это самое время по внутренней связи сторожевиков следовали команды экипажам приготовиться и задраить переборки. «Беззаветный» постоянно докладывал на командный пункт флота в Севастополе дистанцию: «…до крейсера 20 кабельтовых, 10…».
Ничего подобного не случалось при морском противостоянии СССР и США даже в более сложные годы, даже если эскадры двух флотов сходились в Средиземном море, рассматривая друг друга в прицелы.

таран

Когда на «Йорктауне» после навала взвыла тревога, «Беззаветный» уже был готов нанести второй удар. Руль резко вправо, теперь уже настоящий таран! Прямо в район вертолётной палубы. Форштевень корабля под командованием капитана Богдашина буквально взлетел, круша на своём пути всё, что выступало над палубой и превращая в металлолом: крен достиг 13 градусов, дифферент на корму — четыре градуса. Леденящий душу треск раздавался несколько невероятно долгих секунд. Обнажилась титановая «бульба» ниже ватерлинии сторожевика (потом при ремонте на ней обнаружат трещины). Кувыркающийся якорь «Беззаветного» мял и рвал леера, а перед тем, как оторваться и застрять в борту крейсера, он сокрушил командирский катер «Йорктауна». Нос сторожевого корабля продолжал при развороте движение по палубе крейсера в сторону кормы и врезался в пусковые установки «Гарпунов»: из четырёх контейнеров два переломились пополам вместе с ракетами, а ещё один погнулся.

Силу таранных ударов «Беззаветного» осознали позднее, уже во время ремонта на Севастопольском морском заводе — собственно, это то самое Адмиралтейство, где был построен бриг «Меркурий» и затем проходил ремонт после своего героического боя с двумя линкорами-флагманами турецкого флота.
В заводских условиях на сторожевике были обнаружены трещины, вмятины, смещение четырёх двигателей и муфт.

СКР-6 тем временем наносил удары своим форштевнем по «Кэрону». Правда, с меньшим успехом — от столкновения его просто отбросило в противоположную сторону. Успел повредить эсминцу шлюпку и шлюпбалку.
Взбешённые американцы попытались зажать «Беззаветный» в клещи между своими кораблями. Американцы начали выкатывать на палубу боевые вертолёты. На «Беззаветном» в ответ демонстративно зарядили бомбомётные установки: никаких церемоний! И тут появились два Ми-26, подоспели ещё четыре корабля, а штаб Черноморского флота непрерывно слал в эфир сообщения:

«В случае подъёма в воздух вертолёты будут сбиты как нарушившие воздушное пространство Советского Союза».

таран Багдашина

Пятнадцать минут, и всё было кончено. Американский крейсер переложил руль вправо и за считанные мгновения вышел из советских территориальных вод в нейтральные, эсминец убрался следом. На средней палубе «Йорктауна», видимо, всё-таки возник пожар — были видны действия пожарного расчёта.
«Беззаветный» ещё некоторое время не упускал из виду американские корабли. Затем вновь увеличил скорость и напоследок дал «круг почёта» вокруг «Йорктауна» и «Кэрона». Натовский крейсер казался мёртвым — на палубах и мостиках ни души.
Богдашин скажет потом:

«Американцы хороши как мореплаватели. Но психологически слабее русских. Погибать за родину в их планы не входит... Они были ошарашены: легенда о том, что они самые лучшие, разрушилась. Получили-то они от группы кораблей, которые меньше их. Они же, когда я им помощь предложил (так положено), по каютам сидели — настолько в шоке были…»

Ещё через сутки американцы покинули Чёрное море. До самого Босфора на палубу «Йорктауна» сыпались фонтаны искр — автогеном срезали повреждённый металл и сбрасывали за борт, чтобы не проходить узкие проливы под пристальными взорами, демонстрируя свои повреждения.

У команды Богдашина был такой подъём духа, что даже байка родилась: мичман Шморгунов, невероятной силы человек, вручную грузивший 120-киллограммовые ракеты, якобы стоял во время второго «наката» с тросом наготове, чтобы накинуть его на «Гарпун» и стащить на свою палубу. Пары сантиметров буквально не хватило.

Как сообщали иностранные источники, после инцидента в Чёрном море «Йорктаун» несколько месяцев стоял в ремонте. Командир крейсера был снят с должности за пассивность: нанес моральный ущерб престижу американского флота, предоставив инициативу советскому кораблю. Конгресс США почти на полгода заморозил бюджет своему военно-морскому ведомству.

БагдашинА капитана Богдашина через два дня вызвали в Москву. Как же — панические радиограммы из Пентагона, ноты протеста в наш МИД…
В лифте его встретил заместителя начальника Генштаба и в присутствии двух генералов-лётчиков поблагодарил: «… А то у нас авиация тут всяких на Красную площадь пропускает…»

Дальше было так: почти все присутствовавшие на Совете обороны 1986 года словно забыли об одобренном плане действий. Больше всех негодовал Шеварднадзе. Лишь председатель КГБ Виктор Чебриков довольно жёстко напомнил присутствующим, какие решения принимались и кто за них голосовал, а штаб ВМФ подтвердил, что копия документа хранится в их архиве. Тут якобы утерянные протоколы заседания Совета обороны 1986 года благополучно обнаружились, и больше не осталось претензий к капитану Богдашину, к главкому ВМФ и к командующему Черноморским флотом .

Через год, во время учёбы в Военно-морской академии, Владимира Богдашина даже наградили орденом Красной Звезды — с уклончивой формулировкой «За освоение новой боевой техники». Все были в курсе, за что на самом деле, но…
В апреле 1996 года, уже после раздела Черноморского флота, в чине контр-адмирала Владимир Иванович Богдашин принял под своё руководство в Николаеве ракетный крейсер «Слава», с немалым трудом возвращённый в строй ЧФ РФ. До этого он командовал большими противолодочными кораблями «Ленинград» и «Москва». Когда «Москву» вывели из состава флота, её название — жива была традиция! — получила переименованная «Слава», теперь один из лучших кораблей российского флота.

Судьба «Беззаветного» и других кораблей, участвовавших в вытеснении американцев 12 февраля 1988 года, не щедра на награды и почести.
Флотские архивы сухо сообщают:

14.07.1997 г. «Беззаветный» был расформирован, а 01.08.1997 г. передан ВМС Украины и переименован в «Днепропетровск» (U134).
08.09.1997 г . исключен из состава ВМФ РФ.
В октябре 2002 г. корабль был выведен из состава боевых кораблей ВМС Украины. За время нахождения в составе ВМС Украины корабль по прямому предназначению не использовался, ни разу не выходив в море.
В декабре 2003 г. корабль переведен в категорию «техническое имущество», в апреле 2004 г. в Украине был подписан приказ о демилитаризации и утилизации корабля. 26.03.2005 г. корабль был уведён на буксире из Севастополя в Турцию, и 12.05.2005 г. был затоплен при буксировке, вероятно, с целью получения страховки Украиной.

Однако русский экипаж «Беззаветного» верит в то, что их боевой корабль не захотел сдаваться в плен туркам и затонул у турецкого берега, как воин.

СКР-6, также переданный Украине, разделали на металлолом, как и ещё один из вспомогательных кораблей.
Имя «Беззаветного» в современном флоте, вопреки традиции, не унаследовал ни один сторожевой корабль, а жаль.

Видео, снятое американцами, смотрели, наверное, все, кто в курсе событий 1988 года.
В 2018 году, когда операции «Навал» исполнилось ровно 30 лет, и ранее, к 25-летию, выходили репортажи и на местном, и на центральном телевидении с этими историческими кадрами:


Во втором телесюжете Андрей Лубянов, художник и историк, рассказывает, как рисовал эту схватку.
А ещё рекомендую добавить в кинозал Исторического клуба Кают-компании документальный фильм, вышедший на телеканале «Культура» в 2018 году:
«Последний парад «Беззаветного».

Русско-турецкая война 1768—1774 г.г. Кючук-Кайнарджийский мир
Музей Табака в селе Табачное в Крыму.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*