Воскресенье , 13 Октябрь 2019
Домой / Мир средневековья / Положение вопроса о Византийских Варангах

Положение вопроса о Византийских Варангах

Василий Григорьевич Васильевский  (1838 — 1899).   «Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков».  

Глава I. Положение вопроса о Византийских Варангах и источники для его решения.

Один из главных борцов-противников норманской теории, С. А. Гедеонов первый обратил внимание на то чрезвычайно важное обстоятельство, что имя Варягов появляется в византийских источниках очень поздно, не ранее 1034 года. С большим остроумием он сопоставил появление в Византии новой по имени дружины Варягов с известием русской летописи, относящимся к 980 году: в этом «году Владимир, недовольный требованиями своих норманских Варягов-союзников, отправляет их в Грецию; его посольство к императору доказывает, что дело идёт о новом, до того времени небывалом случае, то есть, о появлении в Константинополе целой массы Норманнов, вместо отдельных, в русской дружине исчезавших лиц».

Прежде, то есть, до 971 года, до эпохи разрыва Святослава с Греками, наемное войско греческих императоров состояло главным образом из Руссов (по теории г. Гедеонова, исконных славянских жителей южной России);  только некоторые, немногие Норманны вступали в это русское отделение греческого войска и служили под тем же именем ῾Ρῶς. Co времени прибытия Варягов, отправленных Владимиром, становятся известными в Греции два отдельных корпуса: во-первых — Руссов, уже чисто-славянский корпус без всякой норманнской примеси, и, во-вторых — Варягов-Норманнов. О постоянном отличии обоих свидетельствуют все писатели того времени.

Д. И. Иловайский (‹О мнимом призвании Варягов, Русск. Вестн. 1871 г., ноябрь, стр. 21 сл.›) пишет: «Норманисты много и убедительно доказывали, что Варанги Византийские были Норманны и означали то же, что у нас Варяги. О чем мы совершенно согласны; только и в этом случае скандинавоманы слишком упирают на Скандинавию. Относительно отечества Варангов византийские известия указывают иногда на Германию, иногда на далекий остров, находящийся на океане, который они называют Туле, а чаще всего причисляют их к Англичанам. Под островом Туле у Византийцев разумеется вообще крайний северный остров, так что, смотря по обстоятельствам, под ним можно разуметь острова Британские, Исландию, острова и полуострова Скандинавские. Но что ж из этого? Мы все-таки не видим главного: тождества с Русью, и не только нет никакого тождества, напротив, Византийцы ясно различают Русь и Варягов; — для нас, повторяю, важно то обстоятельство, что Византийцы, близко, воочию видевшие пред собою в одно и то же время и Варангов и Русь, нигде их не смешивают и нигде не говорят об их племенном родстве».

И в другом месте: «Византийцы нигде не смешивают Русь с Варягами. О Варягах они упоминают только с XI века; a o народе Рось, под этим её именем, говорят преимущественно со времени нападения её на Константинополь в 865 году. Но и после того они продолжают именовать Руссов Скифами, Тавроскифами, Сарматами и т. д.» (Д. Иловайский, Ещё о Норманизме, Русск. Вестн. 1872 г., декабрь, стр. 504)

На страницах Журнала Министерства Народного Просвещения мы ещё недавно читали:

Византийское Βάραγγοι произошло не прямо от Vering (тогда было бы Βάριγγοι), а чрез посредство славянского «Варязи», которое впервые пришло к Грекам из Киева, вероятно, в письменном сообщении. По свидетельству нашей летописи, это было именно в 980 году, когда наёмники «Варязи», озаботившие было Владимира своими притязаниями, отпущены были им на службу к императору, и притом с рекомендацией, не слишком для них лестною. Эти-то «Варязи» и были, стало быть, первыми Варангами в Греции, где до их появления имя Βάραγγοι было совершенно неизвестно, что вполне доказано уже г. Гедеоновым».

Тот же автор, объясняя вставные, по его мнению, слова летописи «сице бо тии звахуся Варязи Русь» и проч., — пишет: «Толкование это вставлено после, и никак не ранее XI века, когда Варягов, называвшихся Русью, нигде уже не было, когда пришедшие к нам Варяги-Русь уже ославянились и, утратив своё отдельное существование, слились с массою туземного славянского населения, которому сообщили своё имя, и когда вследствие этого слияния самое имя Русь получило уже совершенно другое значение, — стало означать уже нашу славянскую, православную Русь, народ Русский». (Н. Ламбин, Источник летописного сказания о происхождении Руси в Журн. Мин. Нар. Просв., ч. 173 (1874 г.), Отд. II, стр. 259;)

Итак, в настоящее время и норманистами, и противниками их признаются несомненными два следующие положения:

1) Имя Варангов появляется в Византии в XI веке, и появление этого имени объясняется прибытием туда варяжской дружины, о которой говорится в русской летописи.

2) С XI века Византийцы различали Русь и Варягов и никогда не смешивали этих двух названий.

Мы намерены проверить оба положения полным разбором всех византийских известий XI века, где говорится о Варягах. Нам уже давно казалось, что второе положение высказано и принято без достаточного изучения именно того византийского писателя, который в этом случае был важнее других. Мы разумеем Михаила Атталиата или Атталиоту, который жил и писал действительно в XI веке и не был компилятором, как Зонара и Кедрин, писатели более поздние.

Летом нынешнего года издан, наконец, и другой самостоятельный и оригинальный источник для византийской истории XI века. В Bibliotheca graeca medii aevi (t. IV) напечатана история Михаила Пселла. Все учёные, занимающиеся византийскою или русскою историей, должны будут принести глубокую благодарность учёному греку Сафе (Sathas), неожиданно подарившему их таким дорогим и ценным сюрпризом.

Пселл, как известно, был не только первым учёным своего времени, но и играл первостепенную политическую роль при Византийском дворе Константина Мономаха и его преемников. Он описывает то, чему сам был свидетелем, в чем сам был главным деятелем. Из его истории мы узнаем, что вместе с императором Константином Мономахом он следил своими глазами за ходом морского сражения Византийцев с Русскими в 1043 году. Рассказ его о походе Владимира Ярославича, представляющий некоторые особенности против других ранее известных источников, мы приводим в конце статьи в виде приложения, и оставляем за собою право поговорить впоследствии подробнее обо всем IV томе «Греческой средневековой Библиотеки», где, кроме истории, находятся и некоторые другие мелкие сочинения того же Пселла.

В настоящее время мы воспользуемся теми данными, какие можно извлечь из истории Пселла относительно значения слова Βάραγγοι у Византийцев, и относительно состава варяжской дружины в XI веке. Любопытно то обстоятельство, что Пселл, окончивший свою историю около 1088 года, ни однажды не употребляет выражения «Варанги», хотя, несомненно, говорит о самом предмете и даже описывает одну сцену, в которой сам он был главным действующим лицом, а Варяги представляли грозную обстановку.

Кроме Пселла и Атталиоты, мы должны будем приводить места, относящиеся к XI столетию, еще из четырех писателей: Иоанна Скилицы или Иоанна Фракисийского, Никифора Вриенния, Кедрина и Зонары. Но, из всех этих писателей, только первый может быть почитаем сколько-нибудь самостоятельным писателем. Иоанн Фракисийский, сановник императора Алексея Комнина (1081–1118 гг.), написал ᾿Επιτομὴ ἱστοριῶν от 811-1057 гг., и это сочинение было так основательно обокрадено Кедриным, что по справедливости во всех местах, где будет называться Кедрин, следовало бы писать и читать Иоанн Скилица. Иоанн Скилица и сам поступал в отношении других не лучше, чем Кедрин в отношении к нему. Он написал, несколько позже, продолжение своего первоначального труда, обнимающее время от 1057 года по 1081, и здесь довольно бесцеремонно воспользовался сочинением Атталиоты. Эта именно часть труда и напечатана в Боннском издании под собственным именем Скилицы, тогда как первая пропала в компиляции Кедрина. Никифор Вриенний и Зонара жили в XII веке, точно так же, как и Кедрин, и подобно ему не имеют ничего своего самостоятельного. Это все нужно знать и иметь в виду при решении всякого частного вопроса, заставляющего обращаться к названным источникам. Тем более это нужно, что в конце XI века, как мы будем доказывать, состав варяжской дружины в Константинополе совершенно изменился, a, между тем, этого как будто не хотели знать писатели-компиляторы XII века (Вриенний и Кедрин). В суетном и тщетном желании придать себе некоторый вид самостоятельности, они прибегали нередко к легким стилистическим изменениям подлинника и вносили при этом в источник XI века воззрения своего времени. Это, с полною очевидностью, может быть доказано относительно Вриенния и того объяснительного замечания, которое он счёл за нужное сделать относительно Варягов. Но, с другой стороны, такие стилистические изменения и легкие добавления помогают нам узнавать Варангов в таких местах у писателей XI века, в которых без этого мы должны были бы ограничиваться одними догадками, не для всех убедительными. Не византийскими источниками мы пользуемся на столько, на сколько это необходимо для объяснения византийских.

Ещё одно предварительное замечание. Мы не считаем себя компетентными в вопросах русской истории настолько, чтобы вмешиваться в спор, снова поднятый уважаемым Д. И. Иловайским. Небольшое исследование, которое мы посвящаем Византийским Варягам, нисколько не касается существа норманской теории, и выводы, которые из него позволительно будет сделать, могут быть обращены в свою пользу как норманистами, так и с таким же правом противниками их. Мы совсем не касаемся вопроса о том, что такое была Русь, о которой говорится в беседах патриарха Фотия и в договорах Русских князей с Греками, — равно как и вопроса о том, кто была та служебная Русь в Византии, о которой упоминается в сочинениях Константина Багрянороднаго, — и отправляемся от того положения, в настоящее время признаваемого, кажется, обеими сторонами, что в XI веке Русь есть не иная, какая Русь, как славянская, православная.

Далее…     Глава II. Варяги, отправленные в Константинополь Владимиром, и первые свидетельства исландских саг о Норманнах, вступивших в варяжскую дружину.

Варяги, отправленные в Константинополь князем Владимиром
Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*