Вторник , 21 Август 2018
Домой / Античное Средиземноморье / Победа Клавдия II при Наиссе. Ход войны на море

Победа Клавдия II при Наиссе. Ход войны на море

Ременников А.М. Борьба племён Северного Причерноморья с Римом в III веке, М.: Академия Наук СССР, 1957

Борьба между римлянами и племенами Северного Причерноморья в 267-270 годах. Победа Клавдия II при Наиссе. Ход войны на море.

Вскоре произошло и генеральное сражение между главными силами обеих сторон. Из авторов один лишь Зосим сообщает о нём краткие, но ценные сведения; он же называет и место битвы Наисс, на восточном притоке реки Марг. Трудно с должной мерой уверенности сказать, было ли это сражение с одной лишь южной армией наступавших, или в нём приняли участие и их отряды, сражавшиеся в Мёзии и Фракии. Если следовать прямому смыслу слов Зосима, то с армией, бывшей под командой самого Клавдия, столкнулось именно южное войско скифов, — то из них, кто уцелел в битве с далматской конницей. Но из описания самой битвы под Наиссом ясно видно её крайне упорный характер; в ней потери скифов исчислялись в 50 тысяч человек.

В канун битвы под Наиссом всё же произошло соединение обеих причерноморских армий. Зосим, к сожалению, ничего не сообщает о расположении враждебных сил, не приводит он данных и о численном их соотношении. Однако кажется, что в этой битве не могло быть и речи о каком-то значительном численном перевесе на стороне скифосарматских войск. Во время многочисленных осад и штурмов, предшествовавших Наиссу, они понесли, конечно, большие потери; немало людей было потеряно и от кораблекрушений в Боспоре. Значительные силы скифов несомненно ещё и в этот период продолжали борьбу против римских крепостей в Македонии, Мёзии, Фракии и против римских подвижных отрядов; тысячи воинов действовали на море. Если при всем этом учесть, что процент отставших и больных во время подобных вторжений был очень велик, а огромный обоз с семьями и имуществом также требовал серьезной охраны, то вряд ли будет большой ошибкой предположить, что из 80—100 тыс. скифов, начавших войну, едва ли больше половины смогли принять участие в ее решающей битве.

Между тем, вся сложившаяся обстановка оказалась неизмеримо более благоприятной для римлян, чем для их врагов. К моменту битвы под Наиссом основные силы римской армии почти не принимали участия в войне, ибо оборона городов осуществлялась преимущественно самим городским населением; войско же наступающих скифов вело почти беспрерывные военные действия. В своём контрнаступлении римляне могли опираться на целую систему баз и опорных пунктов, тогда как скифы продвигались по опустошенной стране, имея в тылу римские крепости. На стороне римлян было и хорошее знание ими местности, тогда как их противники действовали на этот раз в условиях мало знакомого им района.

Успешная оборона римских крепостей, победа далматской конницы несомненно способствовали укреплению боевого духа римской армии; его подогревала и надежда на огромную добычу. Немаловажное значение имело и то, что во главе римской армии стоял теперь талантливый и авторитетный полководец, имевший большой опыт в борьбе с «варварами». И, несмотря на все это, скифы не уклонялись от сражения и едва не превратили его в разгром римской армии. Некоторое время ожесточенный бой кипел без заметного перевеса на той или другой стороне, и римляне уже начали отступать под натиском противника, когда отряд римлян, по неизвестным врагу тропинкам, ударил ему во флан. Это и решило исход боя в пользу римлян. Зосим утверждает, что в результате поражения скифо-сарматы потеряли 50 тысяч одними убитыми. Цифра эта, несомненно, чрезвычайно преувеличивает истинный размер потерь, понесенных скифами, но всё же эти потери были очень велики. Ничего не известно о потерях римской стороны, но и римское войско понесло существенный урон, особенно в начальной стадии битвы.

Поражение скифов под Наиссом не было их полным разгромом — об этом свидетельствует дальнейший ход военных действий, когда римляне несли порой довольно чувствительные поражения. Однако победа римлян резко изменила соотношение сил в их пользу. Сильно поредевшему войску Причерноморских племён не оставалось иного исхода, кроме поспешного отступления на родину.

План римлян теперь состоял именно в том, чтобы отрезать скифам пути отхода, окружить и уничтожить. Уже во время борьбы с герулами, в 267 году, Клавдий стремился провести в жизнь этот план; тогда это не удалось в силу ряда причин, но теперь предпосылки для этого были налицо. Кратчайшим маршрутом отступления скифов был бы, конечно, путь на северо-восток, к Дунаю. Но пути отхода на северо- восток были, очевидно, уже отрезаны, тем более что в руках римлян оставались крепости Верхней и Нижней Мёзии, линия Дуная и часть прилегавших к нему районов Дакии, также хорошо укрепленных. Поэтому отступающие избрали другой путь — на юг, в Македонию. Достигнув берегов Эгейского моря, они могли рассчитывать на помощь своего флота, и уйти на родину морским путём. Выставив повозки в качестве подвижного прикрытия, скифы медленно двигались на юг, отражая частые нападения римской кавалерии. Отступление скифской армии проходило в чрезвычайно трудных условиях.

В ходе предшествующих военных действий местность была совершенно опустошена; среди отступавших начался голод. От голода гибли и люди и кони; падеж лошадей привёл к тому, что скифы лишились обоза, которым они прикрывались от беспрерывных римских атак. Наступление холодов ещё более ухудшило их положение. Измученные голодом и лишениями, они оказались не в силах прорвать окружение римлян. Понеся тяжелые потери в борьбе с римской кавалерией, скифы были вынуждены отступать в теснины Гема. Римская конница, встретив их при передвижении, многих перебила, а остальных отбросила в теснины Гема. План римлян близился к своему осуществлению, но и в этих отчаянных условиях скифы продолжали героическую борьбу с превосходными силами противника. Более того, им удалось даже нанести римлянам чувствительное поражение. Часть римской пехоты, в упоении от одержанных успехов, произвола нападение на врагов, не дожидаясь прибытия конницы. Римляне надеялись на захват добычи и не думали, что разбитый враг сможет оказать какое-то действенное сопротивление, но жестоко просчитались.

Несмотря на свою малочисленность, скифы нанесли им жестокий удар. Две тысячи римлян остались на поле боя, и размеры поражения уменьшило лишь внезапное появление римской конницы. Узнав о поражении, Клавдий лично поспешил в район военных действий. Стянув сюда новые силы, он разгромил неприятельский отряд, а захваченных в плен приказал заковать в кандалы и отправить в Рим в качестве гладиаторов. Среди скифов началась эпидемия чумы, которая окончательно подточила их силы. Остатки запертого в горах войска были обречены на гибель. Таков был главнейший результат военных действий на главном театре войны — на территории Иллирии.

Однако, военные действия охватили неизмеримо больший район,— Дексипп не случайно заметил, что скифы «распространились на оба материка». Этот размах военных действий был обязан прежде всего боевой деятельности скифо-сарматского флота. Очевидно, уже в период осады Фессалоник и Кассандрии, часть кораблей флота Причерноморских племён предприняла ряд нападений на прибрежные районы Греции и Фессалии. Уход сухопутных войск скифов вглубь Македонии послужил новым толчком к развертыванию морской войны. Эскадры скифов охватили своими рейдами не только район Эгейского моря, но и северо-восточную часть Средиземного моря. Их нападению подверглись острова Родос, Кипр и Крит. К этому времени относится и осада города Сида в Памфилии. Правда, об этом известно только из одного фрагмента Дексиппа, не имеющего точной датировки. Однако, следует учесть, что лишь в войну 269 года скифам удалось проникнуть в восточную часть Средиземного моря, и вполне обоснованно будет предположить, что эскадра их, напавшая в этом году на Родос и Кипр, посетила также и побережье Памфилии.

Дексипп сообщает нам интересные подробности об обороне города Сида против напавших на него скифов. К моменту нападения город Сид создал значительные запасы метательных снарядов и всего необходимого для обороны; многочисленное ополчение горожан было готово к встрече врага. Первый натиск скифов был успешно отражен, и они были вынуждены прибегнуть к более систематической осаде. Соорудив осадные машины, они придвинули их к стенам, но жители обрушили на них град всевозможных снарядов, сорвав и эту попытку овладения городом. Нападавшие, не смущаясь неудачей, построили деревянные башни на колесах, имевшие равную с городскими стенами высоту, что должно было облегчить им преодоление стен. Однако горожане нашли и здесь действенный контрприём, воздвигая у мест, куда продвигались башни, огромные доски с прикрепленными к ним площадками. «Таким образом,— говорит Дексипп,— эти люди, стоя выше своих неприятелей, имели возможность поражать их сверху». Дело дошло до ожесточенного рукопашного боя, но скифам так и не удалось добиться успеха, и они вынуждены были прекратить осаду Сида.

Скифские флотилии потерпели неудачу и при других нападениях на хорошо укрепленные прибрежные города Малой Азии, Греции и Фессалии, поэтому скифы ограничились набегами па мелкие города и сельские местности, разоряя население этих районов. На первом этапе военных действий римский военно-морской флот, видимо, воздерживался от активных наступательных операций. Это и понятно, ибо по своей численности римский военно-морской флот был намного меньше флота противника, но положение постепенно изменилось. Морские бури, неудачные штурмы и осады городов сильно ослабили флот скифов; лучшие силы их боролись в глубине римской территории, и скифам было некем пополнить поредевшие экипажи судов. Тяжелый урон нанесли скифскому флоту голод и чума, унесшие тысячи жизней. Сложившееся положение, видимо, использовал флот римлян для нанесения решительных ударов.

В развернувшихся морских битвах, о которых вскользь упоминает Синкелл и Vita Claudii, Скифские флотилии  были разгромлены. Свидетельством римских успехов на море служат уже упомянутые выше александрийские монеты отчеканенные во славу римских морских побед.

Первые успехи на море римский военно-морской флот одержал летом 269 года; окончательный же разгром скифо-сарматского флота падает уже на осень и зиму 269 года, как можно заключить из слов Синкелла о том,что скифы гибли, истребляемые «то морскими битвами, то бурями».

Задачу римлян на этом заключительном этапе борьбы облегчили, кроме указанных уже факторов, также и разбросанность неприятельских сил и зимние бури, особенно губительные для маленьких судов народов Причерноморья. Таким образом, скифы потерпели решительное поражение на море в сражениях с римским военно-морским флотом. Поллион говорит о 2000 потопленных судах; если Поллион даже и преувеличивает размеры римской победы, то, тем не менее, несомненно, что лишь немногие скифские суда смогли вернуться на родину из столь трагически закончившегося похода.

Источник

Значение войны 269-270 годов и причины поражения племён Северного Причерноморья
Новое нашествие припонтийских племён на римлян в 269 году

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*