Суббота , 28 Ноябрь 2020
Домой / Античное Средиземноморье / Письменность в Средиземноморье до Троянской войны.

Письменность в Средиземноморье до Троянской войны.

ПОЯС МИРА
Параллели в летописи истории Евразии
Сергей Дарда.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ. ЛИНГВИСТИКА
Глава 9. Письменность в Средиземноморье до Троянской войны.

В предыдущей части этой книги была сделана попытка взглянуть на мир Средиземноморья второго тысячелетия до нашей эры глазами авторов, живших тысячи лет назад. Отношение к этим авторам было неодинаково в разные эпохи. В античные времена Гомер считался автором, достойным доверия, хотя и ходили про него разные слухи, якобы он не сам сочинил  Илиаду, а воспользовался поэмой Паламеда или книгой Пророчеств троянской Сивиллы, в которых была подробно описана Троянская война, исказил их, и снабдил своими домыслами. В более поздние времена произведения Гомера уже относили в разряд легенд, да и само существование Гомера ставилось под сомнение.

Отношение к Гомеру изменилось после того, как Генрих Шлиман начал в 1871 -73 г.г. археологические раскопки в Малой Азии (Турции) и Греции. Хотя сами по себе эти раскопки не доказали, что Троянская война была на самом деле, но мир был поражен, узнав, что действительно, тысячелетия назад существовали могущественные и процветающие цивилизации Трои и Микен. Позже сами открытия Шлимана стали тонуть в шквале критики и породили новые мифы.

Один из мифов о Генрихе Шлимане (1822 — 1890) рассказывает о том, что ещё в раннем детстве он прочёл книгу о Троянской войне. Генриха охватила одержимая идея отыскать Трою Гомера. Однако первоначально Шлиман стал не историком, а бизнесменом. Его феноменальная память позволила ему изучить много языков, в том числе древнегреческий и русский. Благодаря знанию русского языка он попал на работу в Россию, где вскоре стал миллионером. Позже он отправился в Америку и на волне золотой лихорадки увеличил своё состояние.

Заработав достаточно денег, Шлиман углубился в мир археологии. Само  место, где стояла Троя Гомера, было известно археологам уже давно. Только отсутствие денег не позволяло учёным подтвердить свои догадки. Шлиман решил истратить часть своих денег на достижение мечты детства. Он отправился в Турцию и с разрешения местных властей начал раскопки на холме Хисарлик, где, как предполагали, была  Троя описанная Гомером в Илиаде. Всего Шлиман провёл в Трое четыре большие кампании раскопок (1871–1873, 1879, 1882–1883, 1889–1890). Начиная с третьих раскопок, Шлиман стал привлекать к раскопкам экспертов. Следует заметить, что в течении предыдущих четырехсот лет Турция была «закрытой» страной, Османской империей закрытой железным занавесом для внешнего мира и археологов.

В процессе раскопок Шлиман нашёл культурный слой и оборонительные стены великолепного древнего города, но Шлимана интересовал город, описанный Гомером, и он, ожидая найти нечто более древнее, продолжил раскопки, в поисках Трои Гомера. В один прекрасный день удача посетила его, и он наткнулся на клад с золотыми украшениями. В этот же день Шлиман распустил рабочих под предлогом дня рожденья, и вместе со своей женой Софией, собрал сокровища и контрабандой увёз их из Турции в Германию. Турецкое правительство, узнав об этом, в порыве негодования запретило Шлиману когда бы то ни было посещать Турцию. Шлиман полагал, что он нашёл главное это то, что его находки доказывают существование древней цивилизации, описанной Гомером.

Далее Генрих Шлиман выехал на раскопки в Грецию. Удача вновь сопутствует Шлиману и на месте древнего города Микены, он обнаружил второй клад и царское захоронение, подтверждающее правдивость описания Гомера. Неожиданно выяснилось, что троянские находки Шлимана принадлежат не к эпохе Троянской войны, а к гораздо более раннему периоду: троянское золото оказалось на целое тысячелетие старше, чем Троянская война. Шлиман с ужасом понял, что культурный слой с постройками, который он в спешке раскопок безвозвратно разрушил своими руками, и был тем самым городом Гомера, который он мечтал найти всю свою жизнь. Шлимана ввели в заблуждение слишком хорошо выстроенные стены, которые выглядели слишком уж современно, чтобы их датировать 12 веком до нашей эры. Генрих Шлиман начал строить планы повторных раскопок, но смерть не позволяет ему завершить задуманное.

Позже появились слухи о том, что золото Трои было вовсе никаким не золотом Трои, а подделкой Шлимана, который после многих недель безрезультатных раскопок, решился на изготовление фальшивых предметов, чтобы оправдать в ученом мире своё дорогостоящее бесплодное увлечение. Так учёный мир мстил Шлиману за то, что Шлиман за свой собственный счёт достиг того, чего академики не смогли достичь с помощью государственных или частных инвестиций. В 1945 году золото Шлимана исчезло из Германии, и только несколько лет назад появилось в России.

Подобное колебание маятника доверия произошло и в отношении ко многими другими легендами. Так, например, многие авторы античности писали о древней цивилизации острова Крит, о загадочном правителе этого острова — о царе Миносе. Мало кто мог предположить, что эти легенды несут в себе достоверную информацию о событиях далекого прошлого. Раскопки на Крите показали, что примерно четыре тысячи лет назад на острове Крит действительно существовала цивилизация, достигшая невероятного по тем временам уровня развития.

На о. Крит — 1425-1300 до н. э.-КО-НО-SO = Кносс

Существует много противоречивых свидетельств о царе Миносе. Одни авторы писали о Миносе, как о греческом правителе, а другие как о правителе до-греческих племён. Одни авторы писали о Миносе, как о мудром и справедливом правителе, принесшем своим подданным мудрые законы, дарованные ему богом, а другие повествуют о коварном тиране, история правления которого переполнена трагедиями. Существует также и теория, согласно которой «минос» это было не имя человека, а критский титул «царь», и соответственно легенды донесли до нас предания о разных правителях Крита, живших в отдаленные друг от друга эпохи.

Ещё одним открытием, потрясшим учёный мир, было открытие на Крите письменных документов, принадлежащих той эпохе, которая, согласно существовавшим взглядам, эпохой письма в Средиземноморье ну ни как не могла быть. Артур Эванс, директор музея в Оксфорде, в конце прошлого столетия заинтересовался кусочками обожженной глины с начертанными на них какими то знаками. Эти кусочки обожженной глины и послужили ему той нитью, которая привела его на Крит. Вскоре раскопки на острове Крит обнаружили множество подобных глиняных табличек, возраст которых был три с половиной — четыре тысячи лет.

Следует немного подробнее остановиться на письменности и археологии Крита. Согласно данным археологии, древний Крит пережил несколько тяжёлых периодов, сопутствующих разрушениями построек. Первые разрушения датируются приблизительно 2100 — 1900 годами до нашей эры, и рассматриваются многими учёными, как происшедшими в результате какого то естественного события — землетрясение, извержение вулкана на острове Гера(?). Вторично Крит подвергся разрушению приблизительно в 1450 году до нашей эры и, судя по всему, разрушения этого времени были делом рук человеческих. Кроме того, если после первых разрушений серьезных фактов в пользу смены культур не обнаружили, то во время второго разрушения произошла смена доминирующих культур. И одна из улик, доказывающих смену культур, это смена языка, на котором делались надписи на глиняных табличках. Как оказалось, таблички написанные приблизительно до середины 15 века до нашей эры, были написаны на одном языке, и письмо, на котором они были написаны, было названном линейным А, а таблички с надписями, сделанными позже, — на другом языке, письмо которого соответственно было названо линейным Б.

Критское письмо.

То, что эти таблички с надписями сохранились — всего лишь какая то невероятная случайность. Дело в том, что сами таблички представляли собой что-то вроде промежуточных бухгалтерских книг: на небольшие по размеру сырые глиняные таблички писцы наносили данные учёта материальных ценностей — животных, зерна, слитков, и т. д.. Затем эти таблички складывались в корзины, и, возможно, впоследствии уничтожались за ненадобностью по пришествии нового финансового года. Сохранились же эти таблички в результате пожаров, которые обожгли их до твёрдого состояния, что и спасло их случайно от разрушения.

Само по себе линейное письмо представляет собой группу знаков, пиктограмм — приблизительно 90, схематически изображаемых предметы домашнего обихода, животных и людей. Расшифровка надписей на этих табличках растянулась во времени чуть ли не на пол столетия по вине самого Эванса, который не торопился с обнародованием всех найденных им надписей.  Первые находки надписей на глиняных табличках  Артур Эванс сделал в 1894 году, и первая полная публикация о критском письме появилась в 1952 году.

В 50-е годы нашего столетия, благодаря работам Эммет Беннета и Элиса Кобера, стало ясно, что это так называемое линейное письмо являлось смесью знаков, означающих как отдельные звуки, так и отдельные слоги, и в общем стало понятно какие именно звуки и слоги представляли эти знаки. Вскоре Майкл Вентрис расшифровал надписи на линейном Б, который, как оказалось, был архаичной формой греческого языка.

Образец надписи линейным А письмом на глиняной табличке из Закросса, остров Крит

Первоначально таблички с линейным письмом типа А и Б были найдены в городе Кносс на острове Крит. Однако, вскоре находки табличек с надписями на идентичных языках последовали одна за другой не только с островов Эгейского моря, но и из городов в материковой Греции, и в том числе из Микен. Позже, на северо-западе античной Фракии (территория современной Болгарии ) были найдены таблички с надписями, знаки которых были близки знакам табличек, найденных на Крите, но возраст которых был приблизительно пять — пять с половиной тысяч лет.

В июльском номере Саэнтифик Американ за 1996 год была опубликована статья, в которой описывались раскопки проводимые в малоазийском городе Милет. Вольф Дитрих Ниймеер во время раскопок, начатых в 1994 году, обнаружил многочисленные черепки глиняной посуды, на которые до обжига были нанесены надписи линейным А.

К сожалению линейное письмо А до сих пор не расшифровано, и учёные в растерянности, поскольку они перепробовали множество языков античности и ни один из них не дал желаемых результатов. Но нам известен очень интересный факт: большая часть знаков линейного письма Б идентичны знакам линейного А. Складывается впечатление, что местные писцы начали работать на пришельцев и адаптировать знаки своего письма к языку пришельцев, вероятно сохраняя звуковые значения знаков старого языка при создании алфавита нового языка.

Если верить легендам цитированным в предыдущих главах, то в Греции произошла смена этносов приблизительно в середине 15 века до нашей эры. Возможно, примерно в это время и произошло окончательное вытеснение пеласгийских племён греческими племенами. Согласно Гомеру, ко времени Троянской войны на Крите жило множество различных народов, в том числе греческих и пеласгийских. Однако в Троянской войне Крит был союзником греков, и это говорит о том, что пеласги были меньшинством на Крите. Можем ли мы предположить, что линейное письмо А представляет собой один из диалектов пеласгийского языка, на котором говорили остатки тех пеласгов, которых упоминал Гомер, говоря о острове Крит? К сожалению ответа на этот вопрос пока что нет, хотя я и предполагаю, что это именно так. Что касается древних не расшифрованных языков Средиземноморья, то язык древних жителей Крита не является единственным языком, сохранившимся до наших дней в надписях.

Далее… Глава 10. Возрождение искусства письма в Средиземноморье

Возрождение искусства письма в Средиземноморье
До и после захвата Трои

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*