Четверг , 22 Август 2019
Домой / Мир средневековья / Письменность, счёт и школа славян

Письменность, счёт и школа славян

Любор Нидерле. Славянские древности. Книга вторая. Жизнь древних славян. Глава XII. Искусство, письмо и другие знания. Письменность. Счёт. Исчисление времени. Школа.

Письменность.

Славяне ещё задолго до принятия христианства могли познакомиться с письменностью. Они приходили к грекам на черноморские рынки. После 106 года н. э. из Дакии начался наплыв римских торговцев, а когда в VI и VII веках славяне пришли на Балканский полуостров, им, несомненно, часто представлялась возможность видеть античные письмена и познавать их. Не исключено поэтому, что отдельные наиболее образованные представители славян ещё задолго до X века пытались передать в письменной форме известия о славянах. Но это нигде не засвидетельствовано, а вообще неправдоподобно, чтобы славянский народ до принятия христианства знал подлинную письменность и пользовался ею.

Все, что до сих пор приводилось в пользу глубокой древности славянской письменности, в частности, все теории о существовании славянских рун, подобных рунам германским, является предположениями, не подтвержденными источниками, а иногда и просто рiа fraus. Правда, германские руны, существовавшие на севере с конца III века, не могли оставаться неизвестными славянам, если принять во внимание разносторонние связи балтийских славян со Скандинавией. Не исключена также возможность их использования для славянского языка.

руническая надпись из Старой Ладоги

Имена статуй богов в храме Сварожича в Ретре с XI века были написаны, по свидетельству Титмара (55), но какими образом — могли быть написаны латинскими буквами или также скандинавскими рунами; руны принесли с собою на Русь скандинавы (56).

 Славяне имели письмена задолго до Кирилла и Мефодия. Летописное сообщение о письменных договорах Олега и Игоря с греками (Лаврентьевская летопись)

  В договоре князя Игоря с греками сказано: «Ношаху сли печати златы, а гостiе сребряны: ныне же уведел есть Князь ваш посылати грамоту ко царству нашему: иже посылаеми сице, яко послах корабль селько…»)

В договоре князя Олега с греками сказано: «о работающих в Грецех Руси у Христианского царя: аще кто умрет, не урядив своего имения, ци и своих не имать, да возвратить именье к малым ближникам в Русь. Аще ли створить обряженье, таковой возметь уряженное его, кому будет писал наследите именье, да наследуете». (т.е. кому он отпишет в наследство имение, тот и унаследует

А также об Евангелии и Псалтыре, написанных русскими письменами:  «Евангелие и псалтырь Роушкими писмены писано…» и найденных Константином Философом в Корсуне около 863 года.

К доказательствам использования русского письма, очевидно, относится и сообщение Ибн ан Надима от 987 года о русских письменах, резанных по дереву.

Но тем не менее следует констатировать, что до сих пор не был найден ни один достоверный памятник со славянскими рунами (57). Впервые предполагаемые  руны западных славян появились на поддельных славянских идолах из Приллвитца (Prillwitz), опубликованных в 1771 году. Другой известной подделкой западно-славянских рун являются два камня из Микоржина в Познани с изображением бога Прова и лошади, а также Краковский медальон с рунами. Всё, что приводилось отдельными исследователями, оказалось либо фальшивкой, либо не славянскими текстами, либо какими-то непонятными значками, а не рунами. Это доказал несколько лет тому назад, а недавно вновь подтвердил В. Ягич (58). Главными защитниками славянских рун были Срезневский, Шафарик, Воцел, Крашевский, Е. Богуславский и Гануш.

Итак, особой письменности, подобной рунам, у славян не было, не было также письма, подобного латинскому или греческому. Единственное, что можно допустить для языческого славянского периода, – использование славянами для сохранения в памяти каких-либо явлений или для выражения определенных просьб различных значков, главным образом зарубок, вырезавшихся обычно на глиняной пластинке или на какой-нибудь деревянной палочке. По-видимому, это имел в виду болгарский черноризец Храбр, когда писал в X веке о балканских славянах в «Сказании о письменах славянских», что «прежде у славян не было книг и что они читали и „гадали“ лишь при помощи зарубок и черточек (чрътами и зарубами)» (59).

Как выглядели эти примитивные записи, показывают нам так называемые rabuše (рабуш), raboše (работ), rovaše (роваш), сохранившиеся до настоящего времени у горных славян на Балканах, в Альпах, а также и в Моравии60. На гранях палочки видны различные типы зарубок, из которых каждая имеет своё значение и свою комбинацию. Название rabus загадочно. Раньше оно считалось славянским, но в настоящее время полагают, что оно послужило образцом для венгерского rovas, хотя и тут объяснение славянских форм с «Ь» представляется трудным (см. Jagic, с. 26). На западе России и у соседних финнов и латышей существует подобный рабуш, называемый birka, финск. pirkka, латышек, pirk, известный и в Скандинавии.

Рабош из Боснии (по Ягичу)

Настоящую письменность славяне узнали только в IX веке от апостола Константина – Кирилла, посланного около 863 года вместе с Мефодием в Великую Моравию крестить тамошних славян и составившего для этой цели специальное письмо, которым он и его ученики писали славянские переводы священного писания и книг церковной службы (61). В филологической литературе долго шёл спор о том, какой из известных двух видов старославянской письменности был более древним или каким именно писали Константин и его друзья (62). Ныне такой более древней славянской письменностью считают так называемую глаголицу, которая из Македонии распространилась в Моравию, Паннонию, Чехию, Хорватию и Сербию, но сохранилась только в западной оконечности Балканского полуострова. В других местах она была повсюду заменена новой, более легкой, письменностью, так называемой кириллицей, составленной в Болгарии из обычной греческой письменности в начале X века (63).

Вопрос о возникновении глаголицы спорен. По мнению Ягича, она была очень остроумно составлена на основе греческого курсива из 38 букв так, чтобы могло быть уловлено тонкое различие славянских звуков. Самой древней надписью кириллицей является надпись императора Самуила 993 года.

Для обозначения этой письменности существовало в X веке слово pьsati (pisbmo, pisbma – буква), означавшее первоначально «красить», что было естественно при примитивной технике письменности того времени. Другим термином, обозначавшим букву, был буки — буква. (64). Хотя современное слово книга также общеславянское и древнее, оно имеет чуждое происхождение, по последним этимологическим данным, чисто ассирийское (ассир. kunukku – печать). (65). Как попало оно к славянам, объяснить пока нельзя.

Proto-Germanic *bōk(ō)-, от *bokiz «beech» — бук; German: Buch «book» Buche «beech» ; beech — бук (сущ.)
тип большого лесного дерева, известного своей гладкой, серебристой корой;  Old English: bece — «бук», более ранний boece, из Proto-Germanic: * bokjon, отсюда древнескандинавский: bok, голландский: beuk, Фламандский: boek, Old High German: buohha, немецкий: Buche, средне-голландский: boeke — «бук»), из корня IE: * bhago- «бук» (родственный греческому phegos — «дуб», бук «латинский fagus).

 Счёт

В древности индоевропейцы вели счёт по десятичной системе и у них существовали числа вплоть до тысячи (66). Сравни общие термины для тысяч: в готский: thiisundi, в праславянский:. tysęśta, в древне-прусский: tiisimtons, в литовск. tńkstantis. На этом основании мы можем сделать вывод, что и праславяне могли считать до тысячи и именно десятичной системой. Слово sto — 100 важно, между прочим, ещё и потому, что подтверждает принадлежность славян к восточной индоевропейской группе сатем (санскрит: satam — 100, иранск. satem — 100). Архитектурная математика древнерусских зодчих. (Б. А. Рыбаков. ) «Вавилоны» тмутараканской церкви середины X века

Однако наряду с десятичной системой славянам была известна также система счёта на дюжины, хотя у них и нет специального образования чисел ниже 60 и свыше 60, как у остальных индоевропейцев. Но славяне также издавна и много считали на дюжины (67), и у них следует это рассматривать как влияние древних вавилонских культур, хотя и нельзя делать на этом основании выводы о соседстве индоевропейской колыбели с Вавилонией, как это сделал когда-то И. Шмидт (68). Как попал счёт на дюжины к славянам, неизвестно. Я полагаю, что его принесли вместе с иранскими мерами и весами арабские торговцы в период огромного расцвета восточной торговли, известного нам на Руси и в Центральной Европе в IX и X веках.

При десятичном счёте при обучении детей счёту, главную роль играли десять пальцев на руках. Но так же, как вместо письменности пособием служили разные зарубки на рабуше, точно так же и числа ещё до принятия христианства обозначались различными значками для памяти, подобными приблизительно тем, какие употребляют до настоящего времени пастухи в моравских горах или на Балканах (70). Слово число (из читсло) засвидетельствовано уже многими источниками начиная с XI века (71).

Исчисление времени.

Древние индоевропейцы ещё в первобытное время различали осень, зиму, лето и весну, а также десять месяцев, умели делить месяц на две половины и вести счёт суткам по ночам, когда был виден месяц. Однако точно выделять времена года и части суток отдельные индоевропейские народы научились лишь позднее, под влиянием более развитых культур, главным образом вавилонский астрономии, распространившей своё влияние повсюду. Это было точное деление года на четыре части, затем деление его на 12 месяцев и наименование последних, деление месяца на 30 дней, а всего года на 360 дней, разделение суток на два времени и создание недели из семи дней с седьмым днём отдыха (72).

У древних славян в конце их языческого периода мы находим не только унаследованную ими индоевропейскую основу исчисления времени, но и некоторые определенные достижения. Славяне различали четыре времени года: зиму, яръ – весну, лето, есень – осень, и так как понятие года не было ещё достаточно ясным, то они и исчисляли года по этим временам года, главным образом по зиме или лету. Начало этих времен года, а следовательно, и года нам неизвестны, и вообще понятие года было ещё недостаточно развито.

Древний индоевропейский термин vetos, обозначавший прошедшее лето и зиму, сохранился у славян в прилагательном vetb, vetbchb  — «ветхий»в значении «древний», а русское слово «год» или сербское и болгарское «година» означали время вообще, в частности праздничное время (73).

Наряду с четырьмя временами года славянам были известны и месяцы (mesęcb), к выделению которых они пришли благодаря наблюдению за изменением луны от полнолуния до полнолуния, что было для них, несомненно, главной основой всего измерения времени вообще. Наряду со словом mesęcb для обозначения месяца на небе у славян употреблялось слово луна. При этом они понимали, что четыре времени года совпадают приблизительно с 12 месяцами, но не смогли уравнять несовпадение лунного года с солнечным. Вообще же нумерация и распределение месяцев были неточны, что лучше всего видно по колебанию месячной номенклатуры (75).

Древние славянские названия до христианского периода и до принятия римского календаря нигде не записаны, но мы можем восстановить их по названиям, сохранившимся у всех славян до настоящего времени, и по названиям, которые появляются уже в текстах IX и X веков. Эти названия следующие: Сичень — secenъ, Сухый — suchyj, Грудень — grudenъ, Просинец — prosinbcъ, Студень -studenъ, Ружень — Ьrězьnъ, Травень — travenъ, Изок — izokъ, Чрвень — črьvеnь, Зарев — zarevъ, Серпень — srърьnъ, Вресень — vresenъ, Рююн — rjuji’nъ, Листопад — listopadъ, Дубен — duben, Леден —  leden, Лютый —  luty, Квитень — kveten, Рожен — rożen, Косень —  kosenь, Сенькос — senokosъ, Липень — liреnь и ещё некоторые другие.

Тем не менее трудно установить их последовательность в дохристианский период, поскольку названия эти колеблются в своём размещении внутри года и места их постоянно меняются у различных славянских народов. Поэтому я полагаю, что в эпоху славянского единства не существовало ещё точного различия месяцев с соответствующими названиями, но что зимой употребляли разные наименования для морозного времени, весной – для времени цветения берез и для времени, когда вырастает трава, летом – для времени, когда жали хлеба, осенью – когда ревут олени и когда опадают листья.

Таким образом, была образована серия названий, которые впоследствии, как только славяне расселились и оказались в землях с различным климатом, были размещены различно, так что в X веке одинаковой номенклатуры уже не было, и только с появлением римского календаря из 12 месяцев славянские народы получили постоянные названия различных месяцев. С принятием христианства к славянам проникли новые латинские названия месяцев, новое, более точное деление года, затем деление месяца на четыре недели и на семь дней (76).  Герборд сообщает, что когда епископ Оттон Бамберский крестил славян в Щецине, он учил славянский народ «о неделе, субботе, о разделении месяцев и составлении всего христианского года». Такое разделение недели, а также соответствующие названия дней могли появиться только после принятия христианства.

Названия неделя — день отдыха (77) и суббота имеют явно христианскую основу. То, что в языческий период славянам не был известен счёт семи дней недели и неизвестна была неделя – день отдыха, видно из сообщения Герборда о том, что поморянские славяне не могли понять, почему в неделю нельзя работать.  Название воскресения — недели перешло у всех славян и на обозначение недели в целом, только западные славяне наряду с этим словом образовали еще слово, состоящее из местоимения тъ и слова dьnь (укр.: тыж-день; чешек. ty-den) (78).

Сами сутки славяне делили, в зависимости от движения солнца, на утро, jutro, полдень, вечеръ и ночь, а ночь на три части по крику петухов. Часовое исчисление им было неизвестно, оно пришло к ним из Германии и Царьграда лишь позднее. Слово день означало сначала лишь светлую половину суток, но вообще сутки продолжали исчисляться по старому индоевропейскому способу – по ночам.

Школа.

Никакого систематического обучения молодежи чтению, письму, счёту и другим предметам не было. Отец учил сына своему опыту, едва сын подрастал настолько, что мог воспринимать его, колдун учил своего ученика, священник – молодого адепта богослужению. Поэтому, если и есть известия из Чехии и России о том, что там уже в X веке существовали школы для обучения молодежи, то все эти школы были церковными, созданными после принятия христианства с целью воспитания местного духовенства. В этих школах учились, конечно, также юноши из знатных родов. Такую школу основал приблизительно в 900 году Спитигнев в городе Будеч, где учился молодой князь св. Вацлав (79); подобная школа была, как сообщает Лаврентьевская летопись под 988 годом, основана также Владимиром Великим в Киеве (80).

—————————————   ***

55 Thietmar, VI.23 (17).
56 Легенда о Константине, ed. Pastrnek, D£jiny sv. apostolu, 52, 174). Гаркави, соч., 240.
57 Подробнее см. у Ягича и в «Ziv. st. Slov.», III, 736.
58 Jagic, Zur slav. Runenfrage, Archiv f. sl. Philologie, 1881, V.193. Вопрос о рунах у славян (Энциклопедия славянской филологии, III, 1, 1911). Leciejewski J., Runy I runiczne pomniki słow. (Lvov, 1906) и Piekosiński Fr., Kamienie Mikorzynskie (Krakov, 1896).
59 Ф.И. Буслаев, Русская хрестоматия, 425; Ягич в «Энциклопедии славянской философии», 111.25.
61 О миссии обоих апостолов см. Pastrnek, D^’iny slov. apostolu Cyrilla a Methoda, Прага, 1902.
62 Наиболее полный обзор и критическое изложение всего вопроса дал недавно В. Ягич в статье «О письме глаголицей» в «Энциклопедии славянской филологии», 111.51 и сл.
63 Archiv. f. si. Phil., XXI, 543).
64 Срезневский, Материалы… I, col. 192.
65 См. Berneker, Etym. Worterb. 1.664 В последнее время об этом писал J. Mikkola в «Memoires de la Societe finno ougrienne», 1924, LII.187.
66 Schrader, Reallex., 967.
67 «Ziv. st. Slov.», 742, и Janko, PravSk, 123.
68 J. Schmidt, Die Urheimat der Indogermanen und das europ. Zahl system, Berlin, 1890.
70 Ягич, Энц. слав, фил., 111.29.
71 Срезневский, Материалы…, III.1522.
72 Schrader, Reallex., 389, 394, 547, 841, 844, 976 и сл.
73 Janko, PravSk, 125–126.
75 О славянской номенклатуре месяцев см. : труд Fr. Miklosich, Die slavischen Monatsnamen, Denkschriften d. Akad., XVII, Wien, 1868. Важной работой о древнерусском исчислении времени является работа Дм. Прозоровского, О славяно русском дохрист. счислении времени. Труды VIII арх. съезда, III.200.
76 Herbord (II. 17)
77 Herbord, 111.29.
78 P. Skok, «La semaine slav.» в «Revue des Etudes slaves», V (1925), 14–23, и дополнительное примечание Н. Дурнова там же, VI (1926), 107–108.
79 Согласно древним легендам о св. Вацлаве (Fontes rer. boh., 1.128, 149, 183) и Христиану (ed. Pekaf), 178.
80 A. Wanczura, Charakter pierwszej szkoły kijowskiej Włodzimierza Wielkiego, Lvov, 1913.

О характере и культуре славян
Песни и музыка славян

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*