Четверг , 1 Октябрь 2020
Домой / Античный Русский мир. / Остров тирагетов

Остров тирагетов

«Загадки Понта Эвксинского» (Античная география Северо-Западного Причерноморья), автор Михаил Васильевич Агбунов.

Остров тирагетов.

Плиний Старший при описании низовьев реки Тиры (греч. Τυρας) в Скифии (река Днестр) упоминает остров тирагетов:

«За Петром же находятся города Кремниски и Эполий, горы Макрокремны, известная река Тира, давшая имя городу на том месте, где, как говорят, прежде была Офиусса; обширный остров на этой же реке населяют тирагеты; он отстоит от Псевдостомы, устья Тиры на 130 миль» (IV, 82).

Но в настоящее время ни на Днестровском лимане, ни в низовьях Днестра никакого острова нет. О каком же острове пишет Плиний? По этому поводу существовало несколько различных точек зрения. Были споры, разгорались дискуссии. Но после 200-летних поисков проблема острова тирагетов так и осталась нерешенной.Сначала несколько слов о самих тирагетах. Это одно из небольших племен, обитавших в районе Днестра (Тираса). Отсюда и его название тирагеты, т. е. «геты, живущие на Тирасе». Гетские племена, как известно, заселяли юго-запад современной Украины, часть Молдавии, Румынии. Они занимались земледелием, охотой, рыболовством, различными ремеслами, торговлей. Их поселения хорошо изучены, например в Среднем и Нижнем Поднестровье. Но островных поселений здесь нет, как нет и самих островов. Ничего не пишут об этом и другие авторы. Поэтому уникальное сообщение Плиния вызывает большой интерес.

Одним из первых поисками острова тирагетов занялся известный путешественник XVIII века К. Пейсонель. Он внимательно ознакомился с местностью и обратил внимание на то, что в нижнем течении Днестра от его основного русла отделяется протока под названием Турунчук, которая течёт параллельно реке, а затем вновь сливается с ней. Этот огромный участок поймы, омываемый Днестром и Турунчуком, исследователь отождествил с островом тирагетов1.

В начале XIX в. известный русский путешественник и ученый граф И. И. Потоцкий независимо от К. Пейсонеля также поместил остров тирагетов между Днестром и Турунчуком2. Позже к ним присоединились Ф. Укерт , К. Нойман и другие учёные.

Вскоре появилась и другая точка зрения. Группа переводчиков и комментаторов «Естественной истории» (И. Гардуини, Г. Бротиер и другие) пришла к выводу, что Плиний имеет в виду остров Тендру3. Речь идёт о западной оконечности Тендровской косы, расположенной, как уже говорилось, в открытом море вблизи устья Днепровского лимана. Этот участок, как и вся коса, представляет собой песчаные наносы моря. В XVIII—XIX вв., а также в средневековье он считался отдельным островом. Его и отождествили с островом тирагетов. Но это мнение было совершенно справедливо отвергнуто. Ведь Тендра находится не на реке Тире, а в 80 км восточнее, близ Борисфена, да еще и в море. Этот район известен древним авторам, в том числе и Плинию, как Ахиллов Бег, и называют они его не островом, а полуостровом. Поэтому согласиться с таким отождествлением нельзя.

В середине прошлого века с новой точкой зрения выступил Э. Г. Муральт. Он пришёл к следующему выводу:

«Древний «остров тирагетов» перед устьем Днестра или Тираса ныне составляет косу, пересекаемую двумя каналами, служащими для истока воды лимана».

Как мы видим, исследователь поместил наш остров на пересыпи Днестровского лимана. Сейчас здесь существует только одно Цареградское горло. А раньше, вплоть до Начала нашего столетия, в пересыпи имелось ещё одно Очаковское горло. И средняя часть пересыпи, отделенная двумя горлами, была в полном смысле слова островом.

Рис. 10. Поиски острова тирагетов: 1) К. Пейсонель, И. И. Потоцкий, Ф. Укерт, К. Нойман; 2) И. Гардуини, Г. Бротиер и др.; 3) Э. Г. Муральт; 4) П. В. Беккер; 5) Ф. К. Брун, В. И. Григорович; 6) Л. А. Ельницкий

Обратился к этой проблеме и П. В. Беккер. Как уже говорилось, он одним из первых высказал мысль о том, что за прошедшие 2 тыс. лет в географическом облике Нижнего Поднестровья произошли определенные изменения. По его мнению, пересыпь Днестровского лимана в античное время не существовала и, следовательно, локализация здесь острова тирагетов ошибочна. Беккер сосредоточил своё внимание на местности в устье реки и пришёл к выводу, что

«Днестр (Тирас), впадая в древности двумя рукавами в лиман, образовал остров», на котором жили тирагеты.

Так район поисков переместился в устье Днестра. Затем поисками острова занялся Ф. К. Брун. Он изучил найденную в 1846 г. на левом берегу Днестра, у села Коротное, мраморную плиту с надписью, которая содержит два рескрипта римских императоров на имя тиритов. Эта находка навела учёного на мысль о том, что остров тирагетов находился именно там, где была найдена надпись. И Брун отождествил этот остров с обширным полуостровом между Днестром и его притоком Кучурганом (Черноморье, ч. I, с. 3—13).

Эти выводы заинтересовали другого известного в то время исследователя — профессора Московского университета В. И. Григоровича. Детально изучив топографию местности в нижнем течении реки, он также пришел к выводу, что остров тирагетов был между Днестром и Кучурганом4. По его мнению, Кучурган в древности был рукавом Днестра и отделялся от основного русла в районе Тирасполя по ныне пересохшим балкам Суклейская и Глубокая. Таким образом, этот огромнейший район междуречья от Тирасполя до села Граденицы, близ которого Кучурган впадает в Днестр, был отождествлен с упоминаемым Плинием островом.

Новые исследователи не признавали ни одну из точек зрения своих предшественников, но более приемлемое решение найти не могли. Тогда возник иной вопрос. А был ли такой остров вообще?

В конце XIX в. К. Мюлленгоф утверждал, что остров тирагетов «вовсе не существует» (т. 3, с. 56). Этот вывод долгое время оставался незамеченным. А через полвека Л. А. Ельницкий пришёл к аналогичному заключению: «Островом» Плиний по примеру других древних авторов именует пространство между двумя реками и морем» (ВДИ, 1949, № 2, с. 279, прим. 7). Таким образом, по мнению исследователя, название «остров тирагетов» условно и относится, вероятно, к Днестро-Дунайскому междуречью. Этот вывод, высказанный более 30 лет назад, положил конец спорам об острове тирагетов.

Итак, исследователи локализовали остров тирагетов в шести различных местах: 1) между Днестром и Турунчуком; 2) на Тендре; 3) на пересыпи Днестровского лимана; 4) в устье Днестра; 5) между Днестром и Кучурганом; 6) между Днестром и Дунаем.

Перейдем теперь к их анализу. Начнем с последней точки зрения.

По мнению Л. А. Ельницкого, Плиний имел в виду междуречье Днестра и Дуная и назвал его островом «подобно тому, как ионийские географы считали островами и самые материки». Что ж, действительно в период зарождения географических знаний и при самом общем описании известной земли островами называли и целые материки. Но применимо ли такое сравнение к Плинию? Ведь к его времени география шагнула далеко вперед, и в понятие «остров» вкладывали уже совершенно конкретный смысл. Плиний упоминает остров тирагетов не в краткой общей справке об ойкумене, где можно было назвать островом и междуречье, и целый материк, а при детальном описании конкретного участка Черноморского побережья.  Плиний отлично знает, что такое остров. Он указывает, к примеру, ряд островов в дельте Истра, в Каркинитском заливе и других местах. Плиний в своем изложении употребляет также термин «полуостров» и применяет его в полном соответствии с географическим объектом. Например, в Северном Причерноморье полуостровом названа Тендровская коса. Таким образом, становится ясным, что остров тирагетов— это не пространство между двумя реками, а конкретный остров в полном смысле этого слова. Такой остров и необходимо искать.

Переводчики и комментаторы Плиния не нашли такой объект в Нижнем Поднестровье и перенесли поиски за пределы этого района, к Тендре. Но её местоположение никак не соответствует указанию источника. Ведь Плиний ясно указывает, что остров был расположен на реке Тире. Об этом же говорит и название обитавшего здесь племени. Следовательно, именно в низовьях Тиры и необходимо искать этот остров.

Теперь о мнении Ф. К. Бруна и В. И. Григоровича. Указанный ими район между Днестром и Кучурганом представляет собой обычную холмистую причерноморскую степь, ничем не выделяющуюся среди соседних мест. К нему неприменимо даже название полуострова, не говоря уже об острове. А привлекаемая Бруном надпись не имеет никакого отношения к острову тирагетов ни по содержанию, ни по времени. Она появилась через 122 года после смерти Плиния. Дополнительная аргументация Григоровича основана лишь на догадке о том, что в древности более полноводный Днестр в районе Тирасполя отделял рукав в Кучурган и превращал этот огромнейший участок междуречья в своеобразный остров. Но топография указанного района не подтверждает эту мысль. В районе Тирасполя рельеф местности между Днестром и Кучурганом довольно возвышенный, и даже при большой полноводности Днестра здесь никак не мог проходить его рукав. Этот коренной участок причерноморской степи в любом случае никак нельзя назвать островом.

Перейдём теперь к следующей точке зрения. Часть поймы между Днестром и Турунчуком, где локализовали остров тирагетов К. Пейсонель, И. И. Потоцкий, Ф. Укерт, К. Нойман и другие исследователи, действительно имеет островное положение, но этим и исчерпывается их аргументация. А контрдоводов набирается гораздо больше. Во-первых, местоположение этого острова никак не соответствует данным Плиния. По источнику, остров тирагетов отстоит от Псевдостомы (одно из устьев Истра) на 130 миль, т. е. на 192 км. Соответствующие измерения приводят нас на акваторию Днестровского лимана, в район города Тиры. Да и из самого описания ясно следует, что указанный остров Тира расположен в непосредственной близости от города Тиры. А участок поймы между Днестром и Турунчуком находится гораздо выше. Во-вторых, здесь не обнаружено никаких следов обитания тирагетов. В-третьих, неизвестно, существовал ли этот остров в античное время. Он образовался в результате перемещения основного русла реки и его меандрирования, но, когда именно, ответить трудно. Русло Днестра в низовьях перемещается, как известно, довольно часто. Так что вполне возможно, что остров, о котором идёт речь, появился лишь в средние века.

Мнение Э. Г. Муральта о локализации острова тирагетов на пересыпи Днестровского лимана подверг критике еще П. В. Беккер. Он совершенно правильно охарактеризовал эти песчаные наносы как «формацию позднейших веков». Но его критика была излишне резкой, тем более что и сам он в свою очередь впал в такую же ошибку. Указанный им остров в устье Днестра представляет собой также молодое образование. Это выносы реки за последнее тысячелетие.

Итак, в истории поисков острова тирагетов ни одна из точек зрения исследователей, которые занимались этой проблемой, не получила реального подтверждения. В последние годы новые комплексные историко-географические исследования позволили по-новому подойти к решению вопроса о местоположении башни Неоптолема, Гермонактовой деревни и других пунктов. Эти результаты заставили иначе посмотреть и на сообщение Плиния об острове на реке Тире. Возникла мысль о воссоздании той палеогеографической обстановки, какая была в низовьях реки в античное время.

И мы вновь обратились к материалам геологических исследований. При изучении батиметрической карты Днестровского лимана бросилось в глаза следующее обстоятельство. На дне лимана ясно прослеживаются две неглубокие ложбины. Они примерно повторяют контуры берегов: правая ложбина проходит вдоль правого берега, левая — вдоль левого. Расстояние от берега до ложбин равно в среднем 1 км.

Что же это за ложбины? Каково их происхождение? Найти ответ помог геологический разрез дна лимана. Оказалось, что ложбины — это не что иное, как еще не полностью заиленные долины, по которым протекали два рукава реки.

Таким образом выясняется, что море затопило дельту реки. Днестр при впадении в море имел характерную для крупных равнинных рек Дельту. В районе современного села Маяки русло реки разделялось на два рукава. Промежуток между ними представлял собой огромный остров, сложенный из иловых отложений реки. Существование таких островов в дельтах рек — обычное явление. Древние авторы указывают несколько дельтовых островов между устьями Истра, Танаиса (Дона) и других рек. Да и сегодня в дельте Дуная есть подобные острова. Так что в существовании днестровского острова нет ничего необычного. Это бесспорный геологический факт. Отсюда становится понятным, почему составитель хрестоматии из «Географии» Страбона (ВДИ, 1947, № 4, с. 242) и Птолемей (III, 10, 7; см. ВДИ, 1948, № 2, с. 243) говорят не об устье, а об устьях реки Тиры.

Остановимся теперь на топографии дельтового острова. В наше время его древняя поверхность перекрыта толщей лиманных отложений в несколько метров. Как показывает геологический разрез, самая высокая точка ушедшего под воду острова находится ниже современного уровня моря примерно на 3 метра. А в античный период уровень моря был ниже этой отметки. Следовательно, днестровский остров возвышался над водой на 1 —2 метра, а в северной части, вверх по реке, он был несколько выше. Длина острова в среднем равнялась 20-30 км, ширина — 5—8 км. С повышением уровня Чёрного моря его размеры уменьшались, и остров, постепенно скрылся под водой. В средние века над ним заплескались волны образовавшегося лимана.

Когда выяснилось, что Днестровского лимана в античное время не существовало, пришлось на многое посмотреть другими глазами. В связи с этим возникла мысль изучить средневековые морские карты. Ведь на них должны были найти отражение происшедшие за века географические изменения дельты и побережья. Поиски увенчались успехом. Удалось найти средневековые морские карты, на которых вместо Днестровского лимана была изображена дельта реки: два рукава, омывающие остров.

Так, на карте венецианского картографа Фра Мауро, составленной в 1459 г., между двумя рукавами реки показан обширный остров. На правом, коренном берегу условным значком в виде маленького замка обозначен средневековый Монкастро (Белгород), построенный на месте античной Тиры, а напротив, на острове, таким значком показан другой, безымянный город. Нужно подчеркнуть, что конфигурация рукавов полностью совпадает с палеогеографической реконструкцией, а местоположение Монкастра определено очень точно.

На других картах изображен уже Днестровский лиман, а посередине его — рассматриваемый остров, причем величина его различная. Эти карты отражают разные этапы подтопления дельтового острова. Дело в том, что в XIV—XV вв. уровень Чёрного моря был ещё достаточно низким и дельта Днестра выглядела примерно так же, как и в античное время. Но уровень моря постепенно поднимался, в результате чего остров уменьшался в размерах и со временем был затоплен полностью.

Итак, можно считать установленным, что в античное время на месте Днестровского лимана находился обширный дельтовый остров. Но можно ли отождествить его с островом тирагетов? В ответ легко возразить, что в таком сыром месте, кишевшем змеями, тучами комаров, жить было невозможно. Да и зачем селиться на низменном острове, когда совсем рядом удобные коренные берега?! Все это, конечно, так. Но как же быть с таким фактом, что подобные дельтовые острова — Певка в дельте Истра (Дунай) и Алопекия в дельте Танаиса (Дона) — были заселены.

Вот что, например, пишет Страбон о Певке:

«Близ устьев Истра есть большой остров Певка; занявшие его бастарны получили название певкинов. Есть и другие острова, но гораздо меньших размеров, одни выше этого острова, другие — у моря. Истр имеет семь устьев. Самое большое из них — так называемое Священное устье, по которому до Певки 120 стадиев плавания, на нижней части этого острова Дарий построил мост, хотя он мог бы быть построен и на верхней. Это устье — первое слева для плывущих в Понт Эвксинский, остальные же следуют по пути вдоль берега по направлению к Тире; седьмое устье Истра отстоит от первого почти на 300 стадиев. Между устьями-то и образуются вышеупомянутые островки» (VII, 3, 15; ВДИ, 1947, № 4, с. 199).

А при описании устьев Танаиса (Дон) географ Страбон отметил «остров Алопекия, имеющий смешанное население» (XI, 2, 3). Танаис — древнегреческое название реки, которая впадает в Меотское озеро (Азовское море); река Танаис, ныне Дон, а верхнее течение Танаиса древние греки принимали реку Северский Донец.

А между тем эти острова ничем не отличались от днестровского: они также были сложены из дельтовых илов, также омывались рукавами реки, также подтоплялись во время ежегодных паводков, также были заболочены и также кишели змеями и тучами комаров. Но всё же были заселены! Что же в таком случае могло препятствовать тирагетам поселиться на острове в дельте Тиры?

Кроме неудобств местоположение острова имеет и большие преимущества: плодородные земли, богатые пастбища, прекрасные условия для охоты и рыболовства. Однако даже не это главное. Все недостатки компенсировались самым большим преимуществом — за водной преградой тирагеты чувствовали себя почти в полной безопасности. А это имело большое значение, так как проблема безопасности в придунайских и приднестровских степях в то время была довольно острой.

Насколько тревожной была здесь обстановка, видно из сообщения Страбона о том, что геты и трибаллы «принуждены совершать переселения вследствие того, что соседи нападают на более слабых: одни переселялись с той стороны Истра, вследствие того что скифы, бастарны и савроматы часто одолевали их, так что в погоне за вытесненными некоторые из них даже переправлялись через реку и оставались жить или на её островах или во Фракии; другие же, напротив, переселялись с этой стороны реки, терпя притеснения, в особенности от иллирийцев» (VII, 3, 13; ).

Преимущество островного положения наглядно показано в другом отрывке Страбона:

«Александр, сын Филиппа, во время похода на фракийцев, обитавших за Гемом, вторгшись в землю трибаллов и увидев, что их область простирается до Истра и до находящегося на нём острова Певка, а за рекой живут геты, дошел, как говорят, до берегов реки; вследствие недостатка в судах он не мог высадиться на остров, тем более что туда (на остров) бежал царь трибаллов Сирм и оказал сопротивление этому предприятию» (VII, 3, 8).

Более подробно эти события излагает Арриан в своём труде «Поход Александра»:

«Сирм, царь трибаллов, давно зная о походе Александра, заранее отправил женщин и детей трибаллов к Истру, велев им переправиться на один из островов на Истре. Остров этот назывался Певка. На этот же остров сбежались задолго до приближения Александра фракийцы, жившие по соседству с трибаллами; туда же бежал со своими и царь Сирм... Это самая большая из европейских рек; она протекает через многие и многие земли, образуя границу между самыми воинственными племенами. Большинство из них племена кельтские; в их земле Истр и берёт своё начало. У самых источников его живут квады и маркоманны, потом языги, племя савроматов и потом скифы — до самого устья, до того места, где пятью рукавами Истр впадает в Эвксинское море. На Истре он (Александр.— М. А.) застал пять военных судов, пришедших к нему из Византия по Эвксинскому морю и по реке. Посадив в них лучников и гоплитов, он поплыл к острову, куда бежали фракийцы и трибаллы, и попытался высадиться, но всюду, где бы ни пытались пристать корабли, их встречали варвары. Судов же было мало, и войска на них немного; крутые берега мало где позволяли пристать, а река около острова, сдавленная в теснине, неслась с такой стремительностью, что стать на якорь было невозможно» (I, 2, 2—З)5.

Так, благодаря острову Певка фракийцы и трибаллы избежали разгрома, а для Александра Македонского этот поход закончился не совсем удачно. Так что нет ничего удивительного в том, что тирагеты поселились на острове в дельте Тиры.

Таким образом, не остается сомнений в том, что остров тирагетов был дельтовым островом, существовавшим на месте современного Днестровского лимана6. Первое время для того, чтобы окончательно доказать это, не было необходимых археологических материалов. Поэтому нашу гипотезу встретили довольно осторожно. Не обошлось, конечно, без сомнений и возражений. Но специалисты по античной географии приняли эту локализацию. А через некоторое время были получены и археологические подтверждения.

Несколько лет назад земснаряд прокладывал траншею через Днестровский лиман по линии Белгород Днестровский — Овидиополь. В средней части лимана вместе с илом стали попадаться обломки амфор, лепной посуды, мелкие камни. Находки были обнаружены в 2—3 км от коренного берега и перекрыты слоем ила до нескольких метров. Условия их залегания свидетельствуют о том, что они не могли попасть в лиман случайно и не относятся к поселению, которое стояло на коренном берегу и было подтоплено лиманом. Эти археологические материалы могли попасть туда только в период существования острова. Следовательно, это следы обитания тирагетов, о которых сообщает нам Плиний.

В 1981 г. здесь начались целенаправленные археологические разведки. Поиски проводились в приморской части древнего острова. Сейчас она находится на дне моря, и иловых осадков здесь почти нет. Это даёт широкие возможности для обследования дна с помощью аквалангистов.

В результате исследований нам удалось обнаружить три затопленных поселения, которые существовали на острове в IV—III вв. до н. э. Сейчас их остатки лежат на морском дне на глубине 3—4 м. Здесь были обнаружены обломки амфор, гетской и скифской лепной посуды. мелкие камни и т. д. Большинство находок сильно окатано волнами. Но на поселении Виктория II встречается малоокатанная керамика со следами старых сколов. Это говорит о том, что тут сохранился не размытый водой культурный слой. Исследования такого поселения чрезвычайно важны для археологов, геологов, палеогеографов и других специалистов. Они позволят получить конкретные сведения о жизни тирагетов на острове, уточнить кривую изменения уровня моря в античное время, скорость повышения уровня моря, опускания суши, разрушения берегов и других геологических процессов.

Летом 1982 г. при дноуглубительных работах по улучшению фарватера к Белгород-Днестровскому порту в средней части лимана, примерно в 7 км южнее порта, земснаряд случайно выявил остатки ещё одного поселения эллинистического времени, существовавшего на древнем острове. Вода в лимане очень мутная, и видимость здесь равна практически нулю. А древняя поверхность острова, как уже говорилось, перекрыта толщей осадков до нескольких метров. Учитывая эти условия, мы решили провести разведки с помощью гидролокатора. Исследования, проведенные под руководством инженера-конструктора Э. Б. Ионеса, показали, что в этом районе под небольшим слоем ила находятся инородные затопленные объекты, по всей вероятности, развалы камней. Можно предполагать, что это остатки построек на одном из затопленных поселений. Окончательный ответ дадут подводные раскопки, проведение которых запланировано на ближайшее время. Вот, пожалуй, и всё, что сегодня можно сказать об острове тирагетов. Будущие работы, несомненно, прольют свет на его конкретную историю.

——————————————-  ***

1 Peyssonel Ch. Observations historiques et géographiques, sur les peuples barbares qui ont habite les bords du Danube-et du Pont-Euxin. P., 1765, p. 150.

2 Potocki J. Histoire primitive des peuples de la Russie. St. Petersbourg, 1802, p. 116.

3 Histoire Naturelle de Pline, trad, en francois, aves le texte latin, t. 2, P., 1771, p. 358, not. 401; С. Plitiii Secundi. Naturalis Historiae, cum interpretatione et notis integris J. Harduini…, vol. 2. Lipsiae, 1773, p. 165; C. Plinii Secundi. Naturalis Historiae, ex edit. G. Brotier…, vol. 2. Londini, 1826, p. 810.

4 Григорович В. И. Записка антиквара о поездке его на Калку и Кальмиус, в Корсуньскую землю и на южное побережье Днепра и Днестра.— Собрание сочинений В. И. Григоровича. Одесса, 1916, с. 335.

5 Арриан. Поход Александра. Перевод М. Е. Сергеенко. М.—Л., 1962, с. 49—50.

6 Агбунов М. В. Материалы по античной географии Причерноморья.— ВДИ, 1983, № 4, с. 110—116.

Далее… Офиусса, или «Змеиный остров»

Офиусса, или «Змеиный остров»
Башня Неоптолема

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*