Понедельник , 11 Декабрь 2017
Домой / Древнерусские обычаи и верования / Олицетворения солнца у восточных славян

Олицетворения солнца у восточных славян

Фаминцын Александр Сергеевич. Божества древних славян.
IV. Система славянской мифологии. 3. Олицетворения солнца у восточных славян.

Восточные славяне
У восточных славян бог солнца носил также различные названия и проявлялся в разных видах. Ныне народ местами представляет себе божество солнца в виде женщины, которая в середине зимы, при «повороте солнца на лето», наряжается в праздничное платье – в сарафан и кокошник, садится в телегу и едет в теплые страны, а на Иванов день, при «повороте солнца на зиму», выезжает из своего чертога на трёх конях – серебряном, золотом и алмазном. – Буквально такое же представление о солнце мы встретили у литвинов, так что естественно заподозрить в данном случае заимствование этого представления солнца литвинами у русских, или наоборот. У латышей находим сходное, хотя в сущности иное представление солнца в Купальский праздник, в ночь на Иванов день: «Я видела, что в Ивановскую ночь взошли три солнышка: одно ржаное, другое ячменное, третье чистого серебра«, – поют в деревенской простоте своей латыши.[Сахаров. Сказания русского народа. II. VII, 68-69.Спрогис. Пам. Лат. 292].

Нельзя не обратить внимания на то, что в песнях и заговорах русского народа солнцу чаще приписывается женская природа, в противоположность месяцу, которому предпочтительно приписывается мужская. Так, например, в колядках, при величании хозяина и хозяйки дома, первого обыкновенно сравнивают с месяцем, а вторую – с солнцем, иногда, впрочем, в более редких случаях, и наоборот. «Буде к вам трое гостей: первый гость – ясен Месячка, другой гость – ясная Сонейка» — поют в Черниговской губ. [Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу III, 755, пр. 1] В свадебных песнях мать невесты называется нередко красным солнышком или сравнивается с ним, например:

Не красен день без красного солнышка,
Не красна свадьба без родимой маменьки…

– Ты красное мое солнышко,
Ты родная моя матушка...[Шейн. Русские народные песни I, 445, 545]

словом, точно как у народов литовского племени.

В одной латышской загадке солнце и месяц сравниваются: первое с коровой, а второй – с быком: «Корова ложится, а бык встает» = солнце и месяц. [Мат. по этн. Лат. 88]. К вопросу об олицетворении солнца в женском образе я возвращусь ниже.


У балтийских славян мы встретили бога солнца Сварожича. Имя это мы встретили и в известном «Слове Христолюбца», где оно означает, однако, не солнце, а огонь: «Молятся под овином огневи, зовут его Сварожичем». С другой стороны, однако, слова Ипатьевской летописи: «Солнце царь сын Сварогов» позволяют до некоторой степени предполагать возможность существования в народном представлении и русского народа Сварожича или сына Сварогова, в качестве бога солнца; однако, главная точка опоры при поддерживании этого мнения будет находиться вне пределов России, – в Ретре, где существование солнечного бога Сварожича, несомненно, засвидетельствовано письменными памятниками. Словам же Ипатьевской летописи о сыновнем отношении Дажьбога к Сварогу нельзя придавать решающего значения по отношению к восточным славянам, так как все место, говорящее о Свароге и Дажьбоге, представляет перевод отрывка из хроники Малалы, где Гелиос назван сыном Феосты, следовательно, и у русского переводчика Дажьбог (Гелиос) невольно должен был оказаться «сыном Свароговым» (Феостовым). Отчасти говорит в пользу признания и в России солнца – Сварожича, не имевшего, однако, здесь популярности, так как о нём умалчивают наши письменные памятники, – только одно место апокрифа, приписываемого Иоанну Златоустому, где, между прочим, читаем: «Ини в Сварожитца вероуют и в Артемиду». [Тихонравов. Лет. р. лит. IV, 3:108]. Это сопоставление с Артемидой, богиней луны, позволяет предполагать, в данном случае, под именем «Сварожитца» – бога солнца. Впрочем, от упоминания имени его в апокрифе до существования в народном сознании ещё слишком далеко, чтобы придавать этим словам характер исторической достоверности и признавать, на основании их, существование Сварожича – бога солнца – в России.
Наиболее часто упоминаемым названием бога солнца было иноземное имя ХОРС, также: Харc, Хоурс, Хърс, Хръс, Хрос, встречающееся в многочисленных памятниках, обыкновенно рядом с Перуном , что несомненно свидетельствует о высоком значении этого бога. Доказательством тому, что под именем Хорса следует понимать именно бога солнца, служит, кроме указанного важного места, уделяемого ему в перечислениях русских богов, ещё то обстоятельство, что к этому имени, в смысле его пояснения, иногда прибавляется в памятниках название Дажьбога, именем которого, несомненно, назывался представитель солнца — Хорса.

В древней умбрийской надписи, на Игувинских таблицах встречается эпитет Марса Hurio, или новее: Hоrsо, именно в дательном падеже: Marte Horse. [Grassmann. D. ital. Gottern. 191], представляющий разительное сходство со славянским названием Хорс Дажьбог. Не входя пока в рассмотрение значения этого загадочного слова, попытаемся проследить, не оставило ли оно о себе следов в названиях географических, в именах собственных и нарицательных. Исходной точкой будет служить нам Умбрия, где имя Хорса, притом как эпитета Марса, засвидетельствовано древней надписью. Затем, прежде всего, разумеется, обращаем наши взоры к Киеву, где имя Хорса Дажьбога засвидетельствовано летописью. Не только в окрестностях Киева, но и вообще в России, следов этого имени мы почти не встречаем. Мало того, на всём протяжении от Киева, на юго-западе, до Хорватии, встречаем только одно название, происходящее от хоре (хръс), – название городка Хръсова в Болгарии, на правом берегу Дуная.  – Ниже, однако, выяснится, что сюда следует причислить и немногочисленные местности, названия которых происходят от оpс (без начального х), каковы города: Оpс или Оpск (Оренбург, губ.), Оpса и Орша в Могилевской губ., последняя при впадении р. Оршицы в Днепр, Оpшин – Вознесенский монастырь Тверской губ., Оpсова (Нов. и Стар.) на Дунае, в бывшей Военной границе. [Головацкий. Геогр. слов. 336]. Наоборот, направляясь от Адриатического моря на север, к Скандинавии, встречаем многочисленные названия деревень, местечек, округов, рек, гор, производные от Hors (s) (Hors [s]), Hers (Hirs) или Hros (Hras[s], Hrus[s]). Таковы, напр.: Hersina — селение и округ, Hersovo, Hersenica, Hersenki, Hersibotia, также Hrasca, Hrascan, Hrascani (= Rascane), Hrascica, Hrascina, Hrusevec (5 селен.) и др. – в Хорватии; Hersin (Herszeni) – B Семиградии; Hirsdorf – в Штирии; Horschau (Horschow), Horsin (Horschin), Horschitz, Herscheditz, Herslack, Horsehowitz, Horsowitz, Hrusowa, Hroznietitz, Hrozniowitz, Hroznits – в Чехии; Herspitz, Hrosinkau (2 селен), Hrozinko — горный проход в Карпатах, в Моравии; Hroschowa – в Австрийской Галиции; Horscha – в Силезии; Horsching, Horschlag  — 2 селения, Horsdorf — 3 селения – в Австрии; Horschlitt, Horsdorf, Horsel — река, Horselgau, Horsingen, Horsmar, Herschdorf или Hersdorf, Hersztopowo – в Саксонии, Ангальте Дессау и Пруссии; Horsum, Herssum – в бывшем королевстве Ганноверском; Horsbull (Horsaby), Horsbyk (Horsbygge) – в Шлезвиге; Horsdorf – в Голштинии, славянское название селения Hirsdorf в Штирии. Независимо от этого, имя Хорса распространяется в географических названиях от пройденной нами только что полосы средней Европы, в старину заселенной славянами, ещё на запад и север, а именно в Баварию, Виртемберг, западную Пруссию, Данию, Нидерланды и Бельгию, на острова Северного моря, достигая Англии и Шотландии и даже заходя во Францию — например, Herserance в Мозельском департаменте. [Hoffmann. Enc. d. Erdk., Головацкий. Геогр. слов., Sabljar. Miestop. riečn., Masselin. Diet. Gen. d. geogr. См. соответств. названия]. Кроме того, в Тюрингии, близ Эйзенаха, известна была гора Horseiberg, славившаяся в средние века тем, что служила местопребыванием Гольды или германской Венеры. Гора эта с 14-го столетия стала называться Venusberg, в ней находилась известная, по сказанию о Тангейзере, Венерина пещера.
Сюда же следует, быть может, отнести и имя нижнесаксонской писательницы X века, черницы Hrotsvith, Hrotsvitha или Hroswita. В англосаксонском дворянском роде Kent, который, подобно многим другим знатным родам, производил себя от бога Водена (Вотана), правнук Водена назывался Hors или Horsus.

Вещая птица – кулик (Scolopax gallinago), первый в году крик которой, по германскому верованию, указывает человеку будущую судьбу его (ср. вещий дятел Марса), называется Horsgjok (швед.), Hrossagaukr (исланд.). Под именем Horsgok подразумевался в старину конь. Буквальный смысл только что приведенных скандинавских названий кулика Гримм передает словом «Pferdeguguk», конская кукушка. [Deut. Myth. 153, 780; N. 69. 380. – Horsho-mara (швед.) переводится Pferdemar. Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу III, 296].

На английском языке конь и ныне называется horse. Следовательно, слово хорс, столь распространенное между юго-западными и западными славянскими народами и германцами, скандинавами, англосаксами и другими — значит конь; отсюда заключаем, что Хорс Mapс = Конь Марс. В пользу родства между словами древней надписи «Horse Marte» и названием горы Hörselberg говорит связанное с этой горой сказание о Гольде или Венере, которая в римской мифологии сочеталась именно с Марсом.

Такое значение этого прозвища совершенно совпадает с культом Марса, которому, как солнечному божеству, ежегодно приносился в жертву конь, и к эмблемам которого принадлежал конь, точно так же, как и бык, волк и дятел. «Мы знаем из Риг-Веды, – замечает Ефименко, – что первоначальной зооморфической формой утреннего или весеннего солнца были конь и конская голова, как символ быстроты, с которою распространяется свет… Представление солнца в виде коня обще многим народам: так, у персов оно представлялось в образе белого, быстро бегущего коня, у скандинавов – в виде светлогривого коня». [О Яриле. 81-82].
О подобном же представлении «солнцева» коня у западных славян. Не отсюда ли и название одного из поколений сербского народа – коновляне?

Конской голове народом приписывалось, как в Германии, так и повсеместно у славян, особенное значение. Доказательством тому служит еще и в наше время не забытый во многих местах обычай – украшать крыши домов коньками, изображениями одной или двух конских головок. [Стасов. «Коньки на крест, крыш.» и «Коньки» – дополнение к этой статье: в Изв. Археол. Об. III, IV].

В Риме голова коня, принесенного в жертву Марсу во время октябрьского праздника в честь этого бога, прикреплялась к башне или к стене. [Preller. Röm. Myth. I, 366-367], очевидно, с целью предохранить соответствующую часть города от невзгод. Конский череп, воткнутый на шест, на месте ночлега табуна, по верованию белоруссов, защищает его от опасности [Древлянский. Белорусские народные предания 86-87]; головы лошадей (и коров), насаженные на заборах вокруг конюшен и хлевов, охраняют стада от моровой язвы, а положенные в ясли – отгоняют злых духов из конюшен у вендов. В Поднестровье втыкают кобылью голову на кол плетня в огороде, «чтоб все родило». Конская голова играет в разных местах России важную роль как предохранительное от всяких бед и недугов средство: её зарывают в плотине, чтобы последнюю не размыло в половодье на Украине, конскую голову бросают на Ивановский костер, чтобы отогнать нечистую силу, конский череп кладут под изголовье страдающего лихорадкой. Обычай втыкать на кол над воротами головы жертвенных животных, для защиты дома от злых духов, известен был в старину и у болгар. [Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу I, 635-637. Раковский. Показал. 34.] В Ефремовском уезде Тульской губернии находится Конь-камень, вокруг которого совершается обряд «опахивания» во время скотского падежа; у другого Коня-камня, на острове Коневце на Ладожском озере, ещё в XV веке приносили в жертву коня. [Снегирев. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. I, 15-16.].
Ввиду столь важного, повсеместно распространенного мифологического значения коня, можно заключить, что слово Hors или Hros, тем более сопоставленное с Марсом (Horse Marte), действительно означало коня.

Если бы можно было указать естественный путь проникновения этого слова под видом Хорс, Хърс или Хръс на киевский Олимп, то сопоставление его с Дажьбогом, – Хорс Дажьбог – вполне соответствующее древне-умбрийскому «Horse Marte», окончательно разъяснило бы смысл киевского божества. Хорс-Дажьбог = Конь-Дажьбог. О солнечной природе Хорса несомненно свидетельствует следующее обстоятельство: в извлеченном Срезневским отрывке из одного древнего памятника речь идёт об Аполлоне; между тем в соответствующих местах других памятников имя Аполлона, бога солнца, является замененным именем Хрьс. [Древности. Тр. М. Арх. Об. I. сл.: «Алешин»]. В «Слове о полку Игореве» Хорс называется великим: «Великому Хръсови (то есть великому Коню-Солнцу) влъкмь поуть прерыскаше».
Гедеонов, доказывающий многими весьма вескими данными, что варяги, призванные управлять восточными славянами, были не норманны, а единоплеменные восточным славянам венды, то есть балтийские славяне, пишет следующее: «Начальная летопись (русская) сохранила память о факте, уже не раз обращавшем на себя внимание исследователей, – а именно о перевороте, происшедшем в русском язычестве, в первые годы княжения Владимира. Г-н Соловьев толкует поведение Владимира, в эти первые годы, торжеством языческой стороны над христианскою; объяснение, представляющее все признаки исторической вероятности. Но проявление этого торжества, постановление новых кумиров на холме в Киеве, идола Перунова в Новгороде, едва ли не окажется прямым следствием трехгодичного пребывания Владимира в земле варяжской, то есть в Балтийском Помории… Что у нас были кумиры и до Владимира, нам известно по летописи и из Ибн-фадлана; но сохранившееся и до Нестеровых времён предание о невиданном дотоле великолепии Перунова идола — «постави… Перуна древяна, а главу его сребрену, а ус злат», напоминает об изваяниях вендских богов у Масуди, Дитмара, Сефрида, Саксона Грамматика и другихКак у нашего Перуна серебряная, так у вендского Сатурна голова золотая (Charmoy. Relat. de Mas. 320); идол Черноглава в Книтлингсаге является «Argenteo mustace insignis»; y нашего Перуна «ус злат». Не наводит ли это на мысль, что Владимир вывез из Поморья или готовые уже изображения богов, или, по крайней мере, вендских художников? – О присутствии вендского начала в нашем идолопоклонении свидетельствует и другое любопытное обстоятельство. В истории изящных искусств Аженкура (Storia dell’arte D’Agincourt, Prato, 1829. VI. 380. Atl. tav. CXX), приводится русская икона (XIV века), на которой, между прочим, изображены, под видом попираемых крестом и изгоняемых в преисподнюю демонов, древнеславянские, вендские божества, в чем меня преимущественно убеждает сходство иконы с описанием Поренутова идола у Саксона Грамматика; о включении в грудь или чрево идола добавочной головы, как у двух из изображаемых на нашей иконе демонов, мне неизвестно никакое другое свидетельство, кроме Саксона о Поренуте… Каким путем, если не варяжским, могло перейти на Русь одним только вендам известное изображение языческих идолов? – прибавляет Гедеонов. – И не доказывает ли сохранившаяся до XIV столетия память об этом нерусском языческом представлении, что дело идёт здесь о факте, когда-то сильно взволновавшем народное воображение?«[Вар. и Русь I, 350, 352-355] Итак, заимствование Владимиром идола с иноземным именем Хорс от балтийских славян не выходило бы из пределов возможности; балтийские же славяне знали это имя – на это указывают географические названия, производные от Hors, в Полабской области. Его знали здесь, как и в землях других славянских народов, где еще более многочисленные названия местностей, несомненно, свидетельствуют о том, что имя Хорса пользовалось в среде прочих западных славян большой распространенностью.

Слово hors (hros), y англичан и ныне еще означающее «конь» (Horse), на немецком языке получило форму Ross, с тем же значением: в Германии, в том числе и во многих местах, в старину заселенных славянами, встречаем массу географических названий, произведенных от этого последнего слова, в форме Ros(ss,s) и Rus(ss,s), причем следует обратить предпочтительно внимание на названия, пишущиеся через одно s, разумеется, не имеющие ничего общего с позднейшим германским нарицательным Ross. Не нахожу возможным дать здесь место этой массе названий, тем более, что многие из них могут происходить и от других слов, например от «роса» – слова, имеющего на всех славянских языках то же значение, что и в русском, но укажу только на некоторые, представляющие наиболее вероятное происхождение от Hors, Hros, без начального h, напр.: Rusdorf в Альтенбурге, Rosdorf в Ганновере и Мейнингене (ср. выше: Horsdorf в разных местах), Rosenow — 3 селения, Rosnow — 3 селения в Пруссии, Ruschowa или Hrusovany, Rusowitz или Rosejowitz (ср. Horsehowitz) в Чехии, Roseg в Штирии, Rosek в Каринтии, Rusan, Rusevica или Hrusvica в Далмации и т.п. Как Hros естественно превращается в Ros(s), так Hors – в Ors(s): названия Орс или Орск, Орса, Орша, Оршица, Орсова и т.п. могут быть отнесены сюда же.

Известно, что в древние времена многие роды, поколения и даже народы охотно производили себя от богов, иногда даже называли себя по имени того или другого, наиболее чествуемого ими, бога или боготворимого предмета, таковы, напр., гирпины, пиценты, марсы (от Hirpus, Picus, Mars) в древней Италии, герминоны и гермундуры (от Hermes) в древней Германии, славянские народы: вильцы (хорутане), враны, велеты (от волка [хорта], вoрона, Велеса- на Балтийском поморье; в «Слове о полку Игореве» русская рать называется «Дажьбожьим внуком».
Предположим, что поставленная мною выше гипотеза доказана, что Хорс-Дажьбог значит Конь-Дажьбог и что название это перешло в Киев вследствие заимствования его Владимиром от балтийских славян; представим себе, что варяги, более чем за сто лет до Владимира призванные в Новгород, принесли с собою сознание высокого своего происхождения от бога солнца; в таком случае они естественно могли бы называть себя по богу солнца, Хорсу, именем Hors или Hros, или же в видоизмененной, свойственной как славянам, так и германцам форме этого имени: Ros или Rus, то есть росами или русами, русью (греч. ρωσικός), что соответствовало бы названию «Дажьбожий внук». Должно заметить, что в Скандинавии, откуда привыкли производить варяго-русов норманнов, в географических названиях форма Ros почти не встречается, напротив того, мы очень часто находим её в названиях местностей славяно-германских, в том числе и на Балтийском поморье, где прежде жили славяне.

Так, например, в нынешнем герцогстве Мекленбургеком, возникшем на месте прежних поселений бодричей, встречаем в разных местах названия: Rosenow в актах XIII века: Rosenowe, Rosenow, именно в округах, носящих мифические названия: 1) Гадебушском — Gadebusch = «Божья роща», 2) Штернбергском Stemberg = «Звездная гора» и 3) Ставенгагенском; Kirch-Rosin и Muhlen-Rosin в актах XIII века: Versus Ressin, Villa Resin в Гюстровском округе (ср. Hersin в Семиградии, Horsin в Богемии, Herszina в Хорватии); Rossewitz в актах XIV века: Rossewitze, ср. Horsehowitz в Богемии там же; Rossow в актах XIV века: Rossouw, Rossowe, ср. Орсова или Оршова (Стар. и Нов.) в бывшей Военной Границе: 1) в Плаунском и 2) в Стрелицком округах; Russow в актах XIV века: Rossow, Russowe, ср. опять Хърсово, Орсова) в Буковском округе. [Kühnel. Die Sl. Ortsnam. 122, 124]. Замечательно ещё, что в герцогстве Мекленбургеком, в стране, где жили бодричи, изобилующей, как видно, названиями местностей, производными от Ros и Rus, неизвестно названий, произведенных от имени Hors или Hros, в этом первоначальном его виде, вследствие чего можно сделать предположение, что здесь имя это очень рано стало выговариваться Ros или Rus. К западу же, в Шлезвиге и Голштинии, а также далее на юге, именно на широкой полосе, начиная от герцогства Мекленбургского вплоть до Адриатического моря и потом на восток, по течению Дуная, как видно из вышеприведенных многочисленных географических названий, оно сохранилось до сих пор как в форме Ros и Rus, так и преимущественно в форме Hors, Hors, Hers, Hirs, хърс, орс (орш).

Как я раньше высказал предположение о связи названий некоторых народов славянских с названиями и мифологическим значением священных солнцевых зверей: волка (вильцы, хорутане [?], сербы [?]), вoрона (враны или варны), коня (коновляне), так и теперь позволяю себе высказать предположение, не происходит ли от названия Hors (Hers) или Hros имя хорватов или хроватов (hrvati, hervati, horvati). Не в связи ли с последним находится название horvat? 

И в Германии «конь» – Ross в географических названиях – сближается с солнцем, так, например, на горе Rossberg (в Шварцвальдских Альпах) высшая точка называется Rossfeld, а на краю последней – скала носит название Sonnenfels.

– В Ведах hári = огненно-цветный, harī = огненно-цветные кони Индры; hari-vant, эпитет Индры – снабженный конями. Замечу, что в Игувинских таблицах Hurie (Marte) – древнейшая форма, Horse – более новая. [(Sonne. Charis. 112 и сл.) (Hoffmann. Enc. d. Erdk. 2151; Grassmann, d. ital. Goettem. 191). Эмблемой бога солнца повсеместно служил белый конь, ему повсеместно приносились в жертву кони белой (светлой) масти. Не отсюда ли особенное поколение бело-хорватов, т.е. как бы бело-коновлян? Не происходит ли точно так же от видоизмененной формы Хорса: Ros или Rus – название россы или Русь? Что слово Hors (Hers, Hirs и т.п.) действительно имеет в географических названиях мифологическое значение, подтверждается тем, что, например, Hersibotia называется также Poganac veliki, разумеется в смысле языческого, нечестивого, безбожного места [Sabljar. Miertop. riečn. 134]; гора Horseiberg непосредственно связана с языческим сказанием о Венере-Гольде; что иногда коренной слог Hors или производный от него имеет действительно значение солнца, притом преимущественно в смысле восходящего или возрождающегося светила, можно заключить и из того, что, например, находящееся в Штирии село Hirsdorf носит также название Prosenisko. [Hoffmann. Enc. d. Erdk. 1046]. «Просинец» называется у хорватов, болгар и чехов – декабрь, у словинов – январь месяц, в который солнце возрождается, просиявает.

Гедеонов, доказывая вендское происхождение варяго-русов, обращает внимание на то, что в старину многие славянские вожди и князья, подобно целым народам, назывались именами животных, вероятно, при таких наименованиях имелось в виду мифологическое значение этих зверей. Например, брат Рогволода назывался Тур, в Ипатьевской летописи под 1208 г. упоминается Петр Туpович. Другие славянские вожди называются Волками, имя Сокол встречается между чешскими дворянскими родами, также Дятел (Dietel de Schalitz) и т.п. Точно так и имя Рюрик или Rerik значит Сокол.  Подобные прозвища встречаются в народных песнях сербов: «A moj синко Вујочића Туро!» [Вар. и Русь. I, 195 и сл.(Караџић. Срн. р]ечн. Сл. «Туро»).].

Достойно внимания, что бодричи, называвшие местности свои по имени Ros или Rus, a не Hors или Hros, сами, по свидетельствам Адама Бременского и Саксона, носили прозвище: Pерики (Reregi) или Соколы. Если призванный в Новгород варяжский князь действительно был князь бодричский, то ему более всего приличествовало называться прозвищем своего народа «Сокол» = Рерик или Рюрик, и если он считал род или народ свой происходящим от солнца – Хорса, то, ввиду вышеизложенного, опять самым естественным родовым наименованием должно было быть Ros или Rus (греч. ρωσ). Может быть, русские купцы, в начале X века приносившие, по словам Ибн Фадлана, жертвы истуканам на берегу Волги, и были такие вендо-русы, то есть бодричи. С мифологической точки зрения, с которой исключительно я касаюсь этого вопроса, предположение моё находит себе некоторое подтверждение: вспомним сообщенные Ибн-Фадланом слова «русского купца», когда он приносил жертву большому и малым идолам. Большой идол он называл владыкою, господином, о малых же говорил, что это жены и дочери владыки. Такой взгляд на божества вполне совпадает с тем, что сообщает Гельмольд о религиозном мировоззрении балтийских славян: «При всём разнообразии богов, – говорит Гельмольд, – они признают одного небесного бога, властвующего над прочими… (= господин, владыка). Прочие боги происходят из его крови и почитаются тем выше, чем ближе они стоят к этому богу богов (= дочери, жены и пр.)«. [Chron. II, 83].
Обращаюсь к названиям местностей Руси: Орс, Орша, Оршица, Орсова и т.п. Имена эти на Руси возвращают нас к имени Рос или Рус: в древней Руси село Оршанское именовалось также Ршанское или Pша; в то же самое время одноименная этому селу река Pша, Киевской губернии называлась также Рось или Русь, окрестности этой реки назывались Поpосье или Порусье, а жители этой области – Поршане. [Карамзин. Ист. Гос. Рос. I, прим. 423; ?, прим. 290, 318, 364; III, прим. 74].

Соответственно тому, немецкое и мадьярское название Орсова (Старая и Новая) у сербов произносится Ршава [Головацкий. Геогр. слов. 270], т.е. тем же почти именем, как в древней Руси река Рось или Русь (Рша). Тесное родство между названиями Рось (s = Рша) и Ршава или Орсова очевидно. В России между названиями местностей, упоминаемых в летописях, в древнейшем периоде русской истории, встречаем целый ряд имён, происходящих от Рос или Рус (= Ръс, Рыл), напр.: Рось (-Ръсь, Рсь, Рша, Русь) – река Киевской области (980 г.), Рша, город Смоленской области (1066 г.), Ръша-Камень называется в числе древних городов литовских, Русотина Переяславской области (1147 г.), Росусь (Росуса) река в земле вятичей (1160 г.). Руса город Новгородской губ. (1167 г.), ныне Старая Руса (Барсов. Матер. 177-179). В географических словарях Щекатова и Семенова находим и многочисленные более новые названия, каковы, напр., Росова (Расова), Росоше, Русаловка Киевской губ., Русава Подольской губ., Русановка Полтавской губ., Русаново Тамбовской губ., Россиены (литовс.: Rosejnej) Ковенской губ., на реке Россиенке, Рось Гродненской губ., на реке Роси, Россасна Могилевской губ., Россошь (слобода, село) Воронежской губ., Самарской губ., Русаново, Русиново Калужской губ., Росо-Мох (болото) Олонецкой губ. и др. Надобно заметить, что на Руси имя Рось или Русь издревле было самым распространенным названием рек: «От Волги-Рось до Немана-Русь и до куришгавской Русны, все пространство земли, занимаемое словенскими и родственными им по языку и по вере литовскими племенами, покрыто реками, носящими названия Рось, Русь, Роса, Руса«, – говорит Гедеонов и затем, насчитав таковых 14, упоминает ещё о «множестве других». Гедеонов предполагает, что русский народ получил своё имя от имени боготворимых им рек Рось, Русь, как мораване – от Моравы. Полагаю, что совпадение древних названий рек в России: «Рось», «Русь» с именем солнечного бога «Хръс», в форме «Рос» или «Рус» звучащем в многочисленных географических названиях в землях западных и юго-западных славян, где это имя не служило общим названием для рек, не лишает вероятности высказанного мною предположения, что название Рос или Рус перешло к нам от балтийских славян (бодричей, венедов), как эпитет солнечного бога, применённый к народу. Такое толкование согласовалось бы и со свидетельством Нестора, если под именем варягов, имевших, по словам летописца, один язык со словенами, понимать, как то доказывает Гедеонов, вендов с Балтийского поморья: «А словенский язык и рускый один, – говорит Нестор, – от варяг бо прозвашася Русью, а первое беша словене«. [ПСРЛ I, 12].

Прибавлю еще, что мадьяры слово русский называют Орос (Orosz), например, Orosz-Var = «русский город» — таких «русских» местностей в Венгрии насчитывается большое число.[Головацкий. Геогр. слов. 137, 223]. 

Орос = Хрос (Хръс). Отсюда можно было бы вывести, что «орос» (= хръс) или «русский» имеет значение «конский», в смысле «солнечный».
Достойно внимания, что «русские» (орос) местности, по словам Головацкого, в большом числе встречаются не только в северных, но и в средних и южных уездах Венгрии, где русских вовсе нет, да и вообще в западно- и южно-славянских местах, даже вовсе не принимая во внимание Галиции и Венгрии, где живут русские, в местах, где влияние русского имени, как названия народа, немыслимо, – встречаем массу «русских» мест, например, Russichi в Далмации, Ruschowa, Ruszinocz в Австрии, Сербии, Russ (Reussen, Rusch), Russdorf в Семиградии, Russane, Russev в Словении, село Russbach в Крайне и в Австрии — 4 селения, Rousinow в Моравии, Rusko в Чехии, Russdorf (несколько селен.), Russdorf, или Rusdorf Russeina в Саксонии, Russen в Ганновере, Russen, Russenau, Rusiec, Rusko, Ruszkowo, Russoczyn в Пруссии и многое др. Это ещё более убеждает нас в том, что под именем Рус или Рос скрывается какое-то древнее общеславянское слово, в основании которого, после всего вышесказанного, можно, кажется, с некоторою вероятностью предположить слово хръс или хърс, как эпитет бога солнца.

Итак, не выходя из пределов славянских земель, мы можем с убедительною наглядностью проследить весь цикл постепенных видоизменений свойственного всем, преимущественно же западным и юго-западным, славянам названия бога солнца, то есть коня или Хорса – солнца (Хърс, Хорс, Херс, Хирс, Хръс, Хрос, Рос, Рус, Орс, Орш, Рш), оставившего глубокие следы в многочисленных географических названиях, которые вместе с производными от того же корня названиями народов: хорватов и руси, находятся, следовательно, в теснейшей связи с наиболее распространенным в среде западных, юго-западных и восточных славян культом солнца, в образе быстрого, как солнечный свет, светлогривого коня – Хорса. Вспомним о сохранившемся до сих пор в народных преданиях южных и западных славян представлении о белых солнцевых конях, о светлом коне с солнцем во лбу, о солнцевых двенадцати сивках златогривках, вспомним, что в Арконе и Ретре, в святилищах солнцеподобных божественных витязей, Святовита и Радегаста Сварожича, оракулом служил конь, представитель солнца, вспомним о Конях-камнях, почитавшихся в древней Руси, о величании белоруссами Юря-коника, о приписываемой русским народом конскому черепу силе отвращать всякие невзгоды, о повсеместно распространенном обычае украшать крыши домов коньками, вспомним, наконец, о великом Хорсе, которому Всеслав волком перебегал путь(в «Слове о полку Игореве», и поставленная мною гипотеза, что Хорс – Дажьбог, соответствующий буквально Хорсу – Марсу, есть Конь – Дажьбог, должна получить историческую достоверность. (Ср. ниже Phol – Balder = Конь – Белбог древних германцев).

Фаминцын Александр Сергеевич. Божества древних славян.
IV. Система славянской мифологии. 3. Олицетворения солнца у восточных славян. Древнерусский обычай «водить кобылку» на святках.

Древнерусский обычай «водить кобылку» на святках
Крестовое дерево - Солнце

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*