Понедельник , 19 Август 2019
Домой / Новое время в истории / Оборона крепости Осовец — «атака мертвецов».

Оборона крепости Осовец — «атака мертвецов».

Первая мировая война 1914–1918 годов оставила в истории немало примеров мужества и стойкости русских солдат. Одним из ярких примеров стали защитники крепости Осовец, против которых немцы применили 6 августа 1915 года отравляющие газы, но русские солдаты смогли подняться против врага в контратаку. Германские солдаты были настолько изумлены стойкостью и испуганы мужеством русских солдат, что в панике бежал с поля боя.

Этот героический эпизод контратаки русских солдат при обороне крепости Осовец 6 августа 1915 года стал известен в истории как «атака мертвецов».

Кость в германском горле

Русская крепость Осовец, на р. Бобр (Бебжа),в 50 километрах северо-западнее от города Белосток, ныне принадлежащего Польше, была основана в 1795 году, после вхождения польских территорий в состав Российской империи. Строительство различных фортификационных сооружений в самой крепости и вокруг неё строилось более ста лет, и продолжалось в 1882-1887 гг. К началу Первой мировой войны крепость Осовец состояла из 4 фортов и полевых укреплений, имеющих целью оборону Белостокского железнодорожного узла и Брест-Литовского направления, для обороны коридора между реками Неман и Висла – Нарев – Буг, и важнейшего стратегического направления Санкт-Петербург – Берлин и Санкт-Петербург – Вена.

Крепость имела важнейшее стратегическое значение — она являлась одним из центров обороны так называемого «Польского мешка», выступающей глубоко на запад и уязвимой с северного и южного флангов территории Царства Польского.

Как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, основной задачей крепости-заставы Осовец было «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей».

Первые боевые действия в истории Осовца начались в сентябре 1914, когда к ней подступили части 8-й германской армии. Немцы имели многократный численный перевес, и смогли подтянуть тяжёлую артиллерию, однако их штурм был отбит защитниками крепости.

Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – на север и на юг от крепости располагались непроходимые болота.

Единственной возможностью для германского командования продвинуться дальше на этом направлении было взять крепость штурмом.

Крепость разрушали «Большими Бертами»

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости Осовец. После шести дней боёв германским подразделениям удалось занять первый рубеж русской обороны. Это позволило в полной мере использовать тяжёлую немецкую артиллерию. К крепости были переброшены германские осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также пушки калибром 420 мм, солдаты называли их «Большая Берта».

Всего за одну неделю обстрела крепости Осовец немцы выпустили по крепости около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Свидетели обстрелов рассказывали, что Осовец был окутан дымом, из которого вырывались страшные языки пламени, а земля ходила ходуном.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжёлых потерях среди личного состава крепости, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские солдаты, оборонявшие крепость, смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Газовая атака

Первая мировая война стала периодом не только великих битв и разрушений, но и появления некоторых совершено новых видов вооружения, о которых ранее в мире никто не знал. На протяжении десятков лет в секретных лабораториях Германии и Австрии разрабатывалось химическое оружие – способное поразить сотни и тысячи людей одновременно. Ядовитый химический газ распыляли на поле сражения, если ветер дул в сторону солдат противника. Ядовитый газ вызывая у солдат острое химическое отравление, за которым практически всегда следовала смерть. Обладание химическим оружием могло бы решить многие проблемы военных, за исключением нравственных и политических, поскольку применение любого отравляющего вещества было запрещено ещё конвенциями 1898 года и последующих лет. Тем не менее, Германия пошла в нарушении всех имеющихся запретов о не применении отравляющих веществ и устроила газовую атаку в небольшом Болимовском сражении 1915 года, и во второй раз она применила химическое оружие на Западном фронте на реке Ипр 22 апреля 1915 года. Отравляющее вещество получило название иприт.

Химический германский миномёт

Иприт

Накануне запланированного наступления на Западном фронте немецкие войска установили более 120 батарей, снабженных газовыми баллонами. Ранним утром 22 апреля 1915 года наступление немцев началось не с обычной канонады, а с газовой атаки на 2 английскую армию и 20 французский корпус. Оказавшись в зелёном тумане ядовитого газа на основе хлора, первые ряды французских и английских отрядов буквально упали замертво.

Газ, позднее названный ипритом, стелился по земле, достигая высоты 1-2 метров. Этого количества отравляющего газа хватило, чтобы поразить более 15 тысяч человек, причём не только англичан и французов, но и самих немцев. Пока ядовитый газ разъедал глаза и удушал солдат противника немцы, одетые в защитные костюмы шли за ним следом и добивали потерявших сознание людей. Армия французов и англичан обратилась в бегство.

В одно из мгновений ветер переменился и подул на позиции немецкой армии, в результате чего задохнулись многие германские солдаты, не надевшие защитных масок. Среди получивших серьезные увечья в результате применения химического оружия в апреле 1915 года был и молодой 26-летний Алоис Шикльгрубер (нем. Schicklgruber), будущий фашистский лидер, в дальнейшем известный, как Адольф Гитлер. Ветер не донёс ядовитый газ в нужной дозе, и молодой немецкий солдат выжил, чтобы стать настоящим позором для своей страны и угрозой миллионам жизней по всему миру.

Хлор

Не полагаясь более на мощь немецких осадных орудий, германское командование решило вновь использовать химические отравляющие вещества. На германских позициях под Осовцом было развёрнуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск хлора.

Ядовитый газ распространился на площади до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Никаких эффективных средств защиты от газа у русских солдат не было. В результате 226 Землянский полк, державший оборону Сосненской позиции в направлении главного удара, понёс тяжёлые потери. Полностью погибли солдаты 9, 10 и 11 роты, в остальных частях могли держать оборону крепости лишь несколько десятков человек. Русские артиллеристы, также попавшие под газовую атаку, не могли вести огонь. Всего выбыли из строя до 1600 человек, оборонявших крепость Осовец, остальные получили менее тяжёлую степень отравления.  По мнению коменданта крепости Осовец генерал-лейтенанта Н.А. Бржозовского, гарнизон крепости спасся благодаря тому, что утро выдалось сырым, и отравляющий газу прошёл над наполненным водой рвом и влажным воздухом болота.

Потери русских солдат от отравляющего газа оказались существенными. Как писал комендант крепости:

«Газ, выпущенный из баллонов, тёмно-зеленоватой окраски, быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака с одной стороны образовало завесу, скрывающую подступ противника, а с другой стороны смертельно отравляло всё, над чем проходило…. Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли; действие газов на окопы также надо признать смертельным, а в дальнейшем на расстоянии вглубь до 3-4 верст выходящим из строя. <…> из строя гарнизона крепости выбыло отравленных удушенных более 1 600 человек».

Вслед за газовой атакой начался обстрел крепости из мортир и пушек со стороны германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим началось наступление германской пехоты, в котором участвовало в общей сложности до 7000 человек.

После применения газа немцы сначала отправили вперёд разведчиков и штурмовые группы. Однако германцы сами попали под воздействие газов, на другом  направлении были остановлены командой русских разведчиков, на третьем направлении немцы не сумели прорвать проволочные заграждения.

Поручик П. Ефимов вспоминал о героизме русского пулеметчика на центральном участке Сосненской позиции: «Единственный русский пулеметчик, оставшийся в живых, успел выпустить в упор две ленты патронов и пал на пулемет, не успев вложить третью ленту».

«Всё живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зелёным слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления».

«Полу отравленные люди брели назад,  и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались дольше, и вторичное отравление вело людей к смерти».

Подвиг подпоручика Котлинского

Немцы с лёгкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше в сторону Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение крепости Осовца.

Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский

Комендант крепости Осовец генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника «всем, чем можно», взять в штыки.

Контратаку возглавил командир 13 роты Землянского полка подпоручик Владимир Котлинский. Вместе с остатками своей роты он повёл за собой бойцов 8, 12 и 14 роты, оставшихся в живых после газовой атаки, но имеющих признаки отравления.

Германские солдаты увидели ужасающее зрелище — в штыковую атаку шли люди харкающие кровью и вместо криков «ура» издающие страшные, нечеловеческие хрипы, их лица были серого землистого цвета со следами химических ожогов, рот и нос был обмотан окровавленными тряпками. Тканевые повязки были единственным средством защиты русского солдата от газа.

Контратака нескольких десятков умирающих от хлора русских солдат обратили в бегство всю германскую пехоту. К восьми часам утра немецкий прорыв к крепости Осовец был ликвидирован полностью, а к 11 часам стало ясно, что штурм отбит. В ходе боя за первую и вторую линии укреплений крепости Осовец был смертельно ранен подпоручик Котлинский.

Всё дело в кавычках

Впервые термин «атака мертвецов» был введён в оборот в 1939 году военным инженером фортификационных войск Сергеем Александровичем Хмельковым в работе «Борьба за Осовец». Сергей Хмельков в 1915 году лично сражался под Осовцом и получил отравление во время газовой атаки, ему посчастливилось выжить и он стал одним из руководителей Военно-инженерной академии Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА).

«13 и 8 роты, потеряв до 50% личного состава отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13 рота, встретив части 18 ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыковую атаку. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии», — писал Сергей Хмельков.

Тема «атаки мертвецов» обрела популярность после распада СССР, когда изучению событий Первой мировой войны стало уделяться больше внимания. И если Хмельков в своей работе, брал «мертвецов» в кавычки, то новые авторы писали уже просто — «атака мертвецов».

В итоге сегодня события 6 августа 1915 года порой описывают как победу 60 умирающих русских солдат над 7000 немцев, что вызывает у многих удивление и недоверие.

Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало.

Психологический эффект и артиллерийский удар

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа 1915 года. Описывая случаи применения химического отравляющего газа, немецкие генералы отмечали, что газовая атака, нанося тяжёлый ущерб противнику, неправильно воспринималась германскими солдатами и офицерами — пугала их, приводила их в ужас.

В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поднимаясь в атаку после применения газа на Осовец 6 августа 1915 года, германская пехота не ожидала контратаки русских, и была морально не готова к сопротивлению противника.

От затянувшейся борьбы за Осовец немцы устали не меньше русских солдат. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Их тешила мысль о том, что проклятая крепость наконец-то падёт без боя после применения газовой атаки.

Частично боевой потенциал наступающих германских солдат был уничтожен ими самими. На ряде участков немецкая пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат, отравившись своим же хлором.

В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат — половина 13 роты, половина 8 роты, часть бойцов 12 роты и более половины личного состава 14 роты. Противостояли штыковой контратаке русских солдат не 7000 немецких, а только 18 полк 70 бригады 11 дивизии ландвера — около 1000 солдат.

Как отмечает Сергей Хмельков, что немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.

Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, против наступающих заработала русская артиллерия.

Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

Неизвестные герои

Значит ли это, что подвига не было? Разумеется, подвиг стойкости русских солдат был. Нужно великое мужество для того, чтобы, подвергнувшись воздействию химического оружия массового поражения, не просто подняться на ноги, но и, взяв в руки оружие, пойти в контратаку на врага. Несомненно русские солдаты под Осовцом продемонстрировали беспримерный героизм.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, командовавший «атакой мертвецов» 6 августа 1915 года был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени в сентябре 1916 года. Имена большинства других участников атаки остались неизвестны.

События 6 августа 1915 года стали последним героическим актом обороны крепости Осовец. Положение на фронте было таково, что её дальнейшая оборона не имела смысла. Спустя несколько дней Генеральный штаб русской армии отдал приказ прекратить бои и начать эвакуацию гарнизона крепости Осовец.

В связи с общим отступлением русских войск из Польши Осовец был оставлен русской армией после того, как были взорваны крепостные сооружения и вывезена вся артиллерия. Эвакуация русского гарнизона была завершена 22 августа 1915 года. Уцелевшие крепостные укрепления и всё имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими сапёрами. 25 августа 1915 года руины крепости Осовец, оставленные русской армией, были заняты германскими войсками.

Терновый венец России

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*