Воскресенье , 22 Сентябрь 2019
Домой / Античный Русский мир. / О бюджете Боспорского царства

О бюджете Боспорского царства

Самая дорогая монета — Золотой статер Пантикапея с изображением на аверсе головы бородатого божества, а на реверсе — грифона и пшеничного колоса. IV век до н. э.

Владимир Дмитриевич Блаватский. «Земледелие в античных государствах Северного Причерноморья». Издательство Академии наук СССР, Москва, 1953 г. Приложение 1. О бюджете Боспорского государства.

Рассмотренные нами материалы по истории сельского хозяйства и хлебной торговли Боспора позволяют поставить вопрос о размерах бюджета государства Спартокидов. Поднимая данный вопрос, мы ясно представляем гипотетичность предлагаемых построений. Тем не менее, признавая их недостаточно надежными, мы всё же считаем вполне допустимыми наши расчёты, так как они дают хотя бы приблизительное представление о размерах бюджета Боспорского государства.

Выше мы уже неоднократно упоминали слова Демосфена о том, что боспорский царь Левкон I (389/8—349/8 гг. до н. э.) ежегодно отправлял в Афины 400 000 медимнов, т. е. около 16 700 тонн хлеба. Если принять во внимание цену медимна пшеницы в Афинах в IV веке до н. э. обычно была 5—6 драхм, а иногда поднималась значительно выше этой суммы, то окажется, что стоимость боспорского хлеба, ежегодно отправляемого Левконом I, была не менее 333—400 талантов. Указанная цифра: 333 — 400 талантов даёт некоторое представление не только о размерах оборота боспорской торговли, но также и о бюджете Боспорского государства в IV века до н. э.

Однако следует принять во внимание, что хлеб на Боспоре должен был стоить значительно дешевле, чем в Аттике  (греч. Ἀττική, Атики — букв. «прибрежная страна»), ибо хлебная торговля, как и всякая морская торговля, давала весьма значительные барыши. Свидетельство Демосфена в его речи против Лакрита показывает, что деньги для торговой операции, и отправки одного рейса корабля из Афин (через Менду или Скиону) на Боспор и обратно, давались в долг по 22,5 или 30%, в зависимости от продолжительности операции. Если считать, что барыши делились примерно поровну между купцом и его заимодавцем, а доходы от продажи товаров, привезенных из метрополии на Понт, в известной мере соответствовали выручке за боспорскую пшеницу в Афинах, то тогда мы можем предполагать, что цена хлеба в Афинах была примерно на 22,5—30% выше, чем на Боспоре. При таких обстоятельствах пшеница, стоившая в Аттике 333—400 талантов, должна была давать боспорскому правителю от 230—266 до 250—300 талантов ежегодного дохода, т. е. в среднем 260—270 талантов (др.-греч. τάλαντον). Необходимо отметить, что из этой суммы следует вычесть, связанные с хлебной торговлей, накладные расходы на транспорт, хранение зерна и проч., учесть размеры которых для нас не представляется возможным.

Диабол 413 г. до н.э.- Царь-лев Солнце и Баран, надпись — ПАNTI = Пантикапей, Керчь

Помимо указанной суммы, боспорские правители получали доходы от пошлины с купцов, вывозивших хлеб из боспорских гаваней. Вероятно, такой же пошлиной были обложены и другие предметы вывоза; к ним могли принадлежать упоминаемые Страбоном рабы, скот, шкуры и другие товары кочевников, вывозимые с Боспора. О значительном развитии скотоводства на Боспоре свидетельствуют многочисленные находки костей животных при раскопках боспорских городищ. Вывоз скота с Понта надежно засвидетельствован Полибием.

Боспорским архонтам приносили доходы и принадлежавшие им эргастерии, где изготовлялась кровельная черепица.
Нужно думать, что были и другие источники пополнения государственной казны. Следует учесть, что жители Пантикапея, согласно Диодору, пользовались правом беспошлинной торговли (τήν άτελειαν).

Диабол 413 г. до н.э. аверс -Грифон, стерегущий зерно, реверс — конь, надпись -ΣINΔΩN

Все остальные ресурсы, взятые вместе, вряд ли могли дать сумму, которую можно было бы сравнивать с доходами от хлебной торговли. Выращивание боспорского хлеба обеспечивалось трудом громадного количества производителей, несоизмеримо большего, чем число рабочих рук, занятых в это время в какой-либо иной отрасли хозяйства Боспора. В силу этого, нужно думать, что ежегодные доходы боспорского государства едва ли могли быть много больше 300— 350 талантов (др.-греч. τάλαντον).

воин-гоплит в броне и коринфском шлеме — 520 г. до н.э. Рисунок на гидрии

Самой крупной статьей расхода было содержание наёмной армии. Как показывает одна из найденных в Пантикапее надписей, в качестве наемников у боспорского царя Левкона I служили аркадяне. Более обстоятельные сведения сообщает нам Диодор Сицилийский о составе армии боспорского царя Сатира, сына Перисада, 310/309 гг. до н. э. В его армию входили 2000 эллинских и столько же фракийских наёмников. Едва ли можно сомневаться в том, что эллинские наемники были гоплитами. Как нам известно, плата гоплитам-наёмникам обычно колебалась от 4 оболов до одной драхмы в день.  Исходя из этою расчёта, 2000 гоплитов должны были получать в год примерно от 80 до 120 талантов.

Фракийские пельтасты 5 века до н.э.

Судя по словам Фукидида, фракийские пельтасты оплачивались примерно так же, как и гоплиты: они получали по драхме в день, хотя эта плата и представлялась дорогой. В силу этого можно думать, что 2000 фракийских наемников на Боспоре также обходились суммой от 80 до 120 талантов в год. При таких обстоятельствах ежегодные расходы Боспорского государства на содержание армии должны были составлять в среднем около 200 талантов.

Греко-скифское городище Керкинитида — Амазонка на коне

Боспорская конница, наличие которой засвидетельствовано Диодором (Diod., XX, 22), видимо, не была наёмной и не требовала постоянных средств для ее содержания так же, как и союзники Боспора — скифы.

Другой значительной статьей расхода, очевидно, было содержание флота. Афинский декрет 346 года до н. э. в честь боспорского царя Спартока и Перисада свидетельствует о том, что боспорские правители нанимали афинян на службу в качестве матросов. Какова была эта сумма, мы не знаем, даже приблизительно, так как ни один из источников не упоминает о числе судов в боспорском флоте, а свидетельство Страбона о размерах пантикапейских доков, рассчитанных на 30 кораблей, даёт слишком отдаленное представление. Ведь эти доки служили для постройки и ремонта не только военных, но и торговых судов и притом, конечно, как боспорских, так и иностранных.

О составе боспорского флота мы можем сказать, что во времена боспорского царя Левкона II в боспорскую флотилию входили триеры, как это допустимо заключить из рассказа Полнена о войне с гераклеотами. Число боспорских военных кораблей едва ли могло быть очень значительным. Содержание экипажа боевого корабля (триеры) стоило довольно дорого. Если исходить из того, что обычное жалованье афинских моряков было равно 3 оболам в день, а экипаж триеры состоял из 200 человек, то расходы по содержанию личного состава корабля равнялись 100 драхмам, т. е. 1 мине в день.

Мина (др.греч. μνᾶ, μνέα, μνᾶς,) — одна из древнейших известных единиц измерения веса и счётно-денежная единица. При таком расчете приходилось расходовать на одну триеру примерно 6 талантов в год, не считая средств, необходимых на содержание экипажа, обновление снастей и текущий ремонт корабля, не говоря уже о том, что приходившие в ветхость суда нужно было заменять новыми. Боспорские цари выделяли от 40 до 60 мин в год на одну триеру.

Боевой корабль атакует торговое судно. Роспись на чернофигурной вазе VI века до н.э.

Учитывая все эти расходы, можно предполагать, что боспорский флот едва ли насчитывал более 20 триер. В этом предположении нет ничего невероятного, ибо даже довольно сильное на море припонтийское государство Гераклея, видимо, не располагало большим числом кораблей. По свидетельству Псевдо-Аристотеля, гераклеоты снарядили против боспорских тиранов 40 кораблей, что, нужно думать, превосходило морские силы Боспора. В III веке н. э. Гераклея посылала на помощь царю Никомеду I всего 30 триер. Во времена правления боспорского царя Митридата Евпатора у гераклеотов было 30 кораблей. По свидетельству Иосифа Флавия, римское господство на Понте Эвксинском (Чёрное море) было обеспечено сорока восемью военными кораблями.

Нам известна ещё одна статья расходов Боспорского государства, а именно, привлечение на свою сторону путём подкупа тех или иных политических деятелей. Так, по свидетельству Динарха, Демосфен получал ежегодно от боспорских тиранов по 1000 медимнов хлеба. При стоимости медимна от 5 до 6 драхм цена такого транспорта хлеба достигала 1 таланта.

Значительные суммы шли на содержание двора боспорских правителей, на воздвигавшиеся ими храмы, статуи, а также и на оборонительные сооружения.

Боспорский царь Митридат Евпатор

Очень ценное свидетельство о ресурсах Боспорского государства в I веке до н. э. мы находим у Страбона. Древний географ сообщает, что жители Херсонеса, т. е. Крымского полуострова, а также азиатских территорий возле Синдики давали дань боспорскому царю Митридату Евпатору в размере 180 000 медимнов хлеба и 200 талантов серебра. Состав дани подтверждает то, что земледельческое население платило подать натурой, денежные взносы в казну Боспорского царства должны были поступать от торговцев и владельцев эргастериев — землевладельцев.

О стоимости скота в Ольвии
Боспорское царство эпохи Сарматской династии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*