Суббота , 24 Октябрь 2020
Домой / Мир средневековья / Новые основы истории

Новые основы истории

Славяне и скандинавы.
Под редакцией Е.А. Мельниковой. Москва: Прогресс, 1986

Йоахим Херрман.
Славяне и норманны в ранней истории балтийского региона.

Новые основы истории

Существенные изменения наступили во второй половине I тысячелетия н. э., особенно в последней его четверти, когда в действие вступили новые социально-экономические условия, вызвавшие распад родоплеменного строя, переход к классовому обществу и образование государств. Важнейшей предпосылкой этих процессов был рост производительных сил и устойчивый подъём производства прибавочного продукта; увеличение объёма торговли и перевозок стало наиболее существенным следствием, а расцвет культуры и искусства в различных областях и центрах — завершающим результатом этих процессов, определивших облик нового общественного уклада. Конечно, темпы, условия и формы этого социально-экономического прогресса были различными в разных областях Балтийского региона. Тем не менее выявляются некоторые общие черты, характеризующие развитие экономики, социального строя и культуры народов Балтики раннего средневековья.

илл.3. Распространение ржи в сельском хозяйстве Балтики I тыс.н.э.

Во-первых, повсеместное распространение ржи в качестве основной сельскохозяйственной культуры, заметно потеснившей ячмень и пшеницу у славян7 и скандинавов в VII-IX вв., вело к стабилизации и росту продуктивности земледелия (илл. 3).

Рожь возделывается с начала субатлантического периода (СА), однако значение в сельскохозяйственном производстве она приобретает  примерно с VII веке н. э. Значение проса по сравнению с рожью с этого времени снижается. До широкого распространения ржи, в качестве сорняка обильно представлен подорожник. По мере распространения ржи подорожник исчезает. Это может означать, что в противоположность растущему значению земледелия роль скотоводства снижается.

 

В климатических условиях Балтики рожь оказывалась продуктивнее пшеницы. Это способствовало увеличению площади запашки, возникновению новых поселений и преобразованию системы общинного землепользования8. С  VII—VIII вв., начинается расчистка лесов и освобождение новых посевных площадей. Для периода между 800-900 гг. Берглунд  констатирует воздействие расчистки лесов и изменившейся системы землепользования на изменения ландшафта и системы расселения.

Вместе с тем в некоторых областях, таких, как Лифляндия, подсечное земледелие сохранялось до рубежа I тысячелетия, и распространение ржи в качестве основной земледельческой культуры относится уже к первым столетиям II тысячелетия н. э.9

Во-вторых, уже со второй четверти I тысячелетия заметно возросла добыча железа из болотных руд, имеющихся во всех странах Балтики, а также из горных руд Швеции10. Убедительно показаны области концентрации железной металлургии и связь их со сбытом железа через Хельгё.


Подъём в производстве и обработке железа проявился в повсеместном распространении железных сельскохозяйственных орудий. Начинается производство плужных лемехов, а также серпов, кос, рабочих топоров, мотыг, конской сбруи. Примечательно появление в Норвегии и Швеции железного сырья в виде полуготовых, предназначенных для дальнейшей обработки поковок топоров; распространяются серповидные и лопатовидные поковки. В некоторых областях Скандинавского полуострова, в датских и славянских землях подсечное земледелие сменяется пашенным. Это способствовало росту оседлости населения.

илл. 4. Сани (реконструкция) Новгород, X в.

В-третьих, важным новшеством было распространение дуговой и шлейной упряжи, позволявшей значительно эффективнее использовать тягловую силу животных. Лошадь, применявшаяся до этого исключительно для верховой езды, с появлением дуговой, хомутной или шлейной сбруи становится упряжным животным (илл. 4). Самые ранние находки дуговой и шлейной упряжи на Балтике найдены в слоях X веке в Новгороде.

Хомут славянские племена переняли у степных кочевников юго-восточных областей, в свою очередь, вероятно, позаимствовавших их из Китая11; шлея, известная в поздней античности, судя по единичным изображениям, появилась у скандинавских племён не позднее IX века.12 Древнейший хомут со шлейной упряжью найден в слое конца XI — начала XII в. в Гданьске.

На ковре из Осеберга середины IX века изображены лошади в шлейной упряжи, запряженные в грузовые и экипажные повозки. На готландских поминальных стелах из Альскога и Оккельбу изображены дышловые повозки с тягловыми лошадьми в шлейной сбруе. Повсеместное распространение этого вида сбруи устанавливается по распространению металлических оковок дуги для шлейной сбруи и к хомутной дуговой упряжи.

Значительно позже, видимо, под славянским воздействием, у скандинавов распространилась дуговая сбруя: на изображениях упряжных лошадей дуговой сбруи ещё нет на ковре из Осеберга .

У славян дуга и хомут засвидетельствованы находками в Новгороде с X века. С этого же времени и позднее в Скандинавии появляются дуги (под хомут или под шлею), украшенные богато орнаментированными декоративными накладками (илл. 5).

илл. 5. Находки деталей дуговой сбруи

Использование упряжной лошади имело особое значение для развития пашенного земледелия: тягловая скорость лошади примерно вдвое выше, чем у быка или вола. На легких почвах возрастает быстрота и соответственно площадь распашки, разворачивается освоение новых посевных площадей, сопровождающееся увеличением урожайности.

В связи с использованием упряжной лошади совершенствуются орудия земледельческого труда. В восточнославянских, финских и балтийских областях, по-видимому, вместе с распространением упряжной лошади входит в употребление соха с железным сошником13. Она позволяла распахивать тяжёлые почвы. В других районах, к северу и югу от Балтийского моря, ещё, долгое время сохранялся деревянный плуг с деревянным ральником (рабочей частью).

В Скандинавии, кажется, уже в вендельский период (VII-VIII вв.) железный лемех находит повсеместное применение. В то же время нет отчётливых указаний на использование железного плужного лемеха в землях ободритов, лютичей, поморян и пруссов в отличие от малопольских, сербских, чешских и моравских областей14 (илл. 6).

илл.6. Находки деталей плуга и сохи VII-XI вв.

Наряду с изменениями в экономике сельского хозяйства появляются новые тенденции в других областях хозяйственной жизни населения стран Балтики раннего средневековья. Особое значение имело производственное освоение местных видов сырья для обмена, концентрация в постоянных центрах ремесленного производства  и прежде всего новый тип производства и расселения — крупные вотчины, принадлежавшие племенной аристократии. И здесь также имеются значительные региональные отличия, которые в дальнейшем проявляются более отчетливо и могут быть детально исследованы по крайней мере для отдельных областей.

Начальные формы производственных отношений классового общества наряду с сохраняющейся ещё родовой структурой, в которой, однако, уже проявляется социальная дифференциация, определяют тот общественный уклад, в котором формируется своеобразная культура и искусство второй половины I тысячелетия н. э.

Далее…  Социальные условия и формы развития культуры и искусства в странах Балтийского региона.

Язычество в развитии культуры и искусства в странах Балтики
Народы Балтики на рубеже античности и средневековья

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*