Вторник , 7 Декабрь 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Наследники Аттилы делят власть

Наследники Аттилы делят власть

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИЯХ ГЕТОВ«Getica» Иордана.

Наследники Аттилы делят власть.

{259} После того как все было закончено, между наследниками Аттилы возгорелся спор за власть, потому что свойственно юношескому духу состязаться за честь властвования, — и пока они, неразумные, все вместе стремились повелевать, все же вместе и утеряли власть. Так часто преизбыток наследников обременяет царство больше, чем их недостаток. Сыновья Аттилы, коих, по распущенности его похоти, [насчитывалось] чуть ли не целые народы, требовали разделения племен жребием поровну, причем надо было бы подвергнуть жеребьевке, подобно челяди, воинственных королей вместе с их племенами

{260} Когда узнал об этом король гепидов Ардарих 634, то он, возмущенный тем, что со столькими племенами обращаются, как будто они находятся в состоянии презреннейшего рабства, первый восстал против сыновей Аттилы и последующей удачей смыл с себя навязанный его позор порабощения; своим отпадением освободил он не только свое племя, но и остальные, равным образом угнетенные, потому что все с легкостью примыкают к тому, что предпринимается для общего блага. И вот все вооружаются для взаимной погибели, и сражение происходит в Паннонии, близ реки, название которой — Недао 635.

{261} Туда сошлись разные племена, которые Аттила держал в своем подчинении; отпадают друг от друга королевства с их племенами, единое тело обращается в разрозненные члены; однако они не сострадают страданию целого, но, по отсечении главы, неистовствуют друг против друга. И это сильнейшие племена, которые никогда не могли бы найти себе равных [в бою], если бы не стали поражать себя взаимными ранами и самих же себя раздирать [на части].

Думаю, что там было зрелище, достойное удивления: можно было видеть и гота, сражающегося копьями 636, и гепида, безумствующего мечом, и руга, переламывающего дротики в его [гепида?] 637 ране, и свава, отважно действующего дубинкой 638, а гунна — стрелой, и алана, строящего ряды с тяжёлым, а герула — с легким оружием 639.

{262} Итак, после многочисленных и тяжелых схваток, победа неожиданно оказалась благосклонной к гепидам: почти тридцать тысяч как гуннов, так и других племен, которые помогали гуннам, умертвил меч Ардариха вместе со всеми восставшими. В этой битве был убит старший сын Аттилы по имени Эллак, которого, как рассказывают, отец настолько любил больше остальных, что предпочитал бы его на престоле всем другим детям своим.

{263} Но желанию отца не сочувствовала фортуна: перебив множество врагов, [Эллак] погиб, как известно, столь мужественно, что такой славной кончины пожелал бы и отец, будь он жив. Остальных братьев, когда этот был убит, погнали вплоть до берега Понтийского моря, где, как мы уже описывали, сидели раньше готы 640.

Так отступили гунны, перед которыми, казалось, отступала вселенная. Настолько губителен раскол, что разделенные низвергаются, тогда как соединенными силами они же наводили ужас. Дело Ардариха, короля гепидов, принесло счастье разным племенам, против своей воли подчинявшимся владычеству гуннов, и подняло их души, — давно пребывавшие в глубокой печали, — к радости желанного освобождения. Явившись, в лице послов своих, на римскую землю и с величайшей милостью принятые тогдашним императором Маркианом, они получили назначенные им места, которые и заселили.

{264} Гепиды, силой забравшие себе места поселения гуннов 641, овладели как победители пределами всей Дакии и, будучи людьми деловыми 642, не требовали от Римской империи ничего, кроме мира и ежегодных даров по дружественному договору 643. Император охотно согласился на это, и до сего дня племя это получает обычный дар от римского императора. Готы же, увидев, что гепиды отстаивают для себя гуннские земли, а племя гуннов занимает свои давние места 644, предпочли испросить земли у Римской империи, чем с опасностью для себя захватывать чужие, и получили Паннонию, которая, протянувшись в длину равниною, с востока имеет Верхнюю Мезию, с юга — Далмацию, с запада — Норик, с севера — Данубий 645. Страна эта украшена многими городами, из которых первый — Сирмий, а самый крайний — Виндомина 646. Из этого 647 же рода был Бливила, пентаполитанский вождь 648, и его брат Фроила и, в наше время, патриций Бесса 649.

{265} Савроматы же, которых мы называем сарматами 650, и кемандры 651, и некоторые из гуннов поселились в части Иллирика 652, на данных им землях у города Кастрамартена 653.

{266}Скиры 654, садагарии 655 и часть аланов со своим вождем по имени Кандак 656 получили Малую Скифию 657 и Нижнюю Мезию 658. Нотарием 659 этого Кандака Алановийямутиса 660 до самой его смерти был Пария 661, родитель отца моего, т. е. мой дед. У сына же сестры Кандака, Гунтигиса 662, которого называли ещё База, магистра армии, сына Андагиса 663 (сына Анделы из рода Амалов), нотарием — до своего обращения — был я, Иорданнис, хотя и не обученный грамматике 664.

Руги же и многие другие племена испросили себе для поселения Биццию 665 и Аркадиополь 666. Эрнак, младший сын Аттилы, вместе со своими избрал отдаленные места Малой Скифии. Эмнетзур и Ултзиндур, единокровные братья его, завладели Утом, Гиском и Алмом 667 в Прибрежной Дакии. Многие из гуннов, прорываясь то тут, то там, подались тогда в Романию 668; до сих пор из их числа называют сакромонтизиев и фоссатизиев.

Ульфила — первый епископ Малых готов

{267} Были ещё и другие готы, которые называются Малыми, хотя это огромное племя; у них был свой епископ и примат Вульфила 669, который, как рассказывают, установил для них азбуку. По сей день они пребывают в Мезии 670, населяя местность вокруг Никополя 671, у подножия Эмимонта 672; это многочисленное племя, но бедное и невоинственное, ничем не богатое, кроме стад различного скота, пастбищ и лесов; земли [их] малоплодородны как пшеницей, так и другими видами [злаков]; некоторые люди там даже вовсе не знают виноградников 673, — существуют ли они вообще где-либо, — а вино они покупают себе в соседних областях, большинство же питается молоком.

Комментарии (634 — 673)

634 Ардарих (Ardarichus) — король гепидов, верный союзник и советчик Аттилы, сражавшийся вместе со своим племенем на стороне гуннов в Каталаунской битве 451 г. Иордан подчеркивает, что Ардарих был значительной фигурой среди других варварских предводителей. Он называет его «rex famosissimus» (Get., 199) и отмечает, что он, «fide et consilio clarus», был доверенным и уважаемым лицом в ставке Аттилы. Поэтому понятно, что Ардарих не потерпел презрительного отношения к дружественным ему племенам со стороны сыновей Аттилы, не сумевших удержать огромный союз племен, созданный их отцом. Ардарих был возмущен, что с целыми племенами обращаются, как с презренными рабами, и первый поднял оружие против потомков Аттилы. Гепиды в союзе с другими племенами одержали победу над гуннами при реке Недао, в 453 г.

635 Река Недао в Паннонии никем из авторов, кроме Иордана, не упоминается; пожалуй, Недао можно отождествить с одним из мелких левых притоков Савы Нетавой. Если это так, то битва произошла в пределах Славонии (ср.: С. С. Diculescu, Die Gepiden, Bd I, S. 65).

636 Копья готов Иордан называет «conti». Слово contus, о ??????, значит «багор», «длинный шест», которым можно оттолкнуться, стоя на лодке, от берега. Отсюда ясно, что это слово обозначает длинное копье, род пики (в противоположность метательному короткому копью, или дротику, telum).

637 Ввиду того что Иордан описывает, как сражались представители разных племен, то и про руга он, видимо, хотел сказать нечто, рисующее его доблесть. В данном случае не совсем понятно, в чем состоит доблесть руга, «переламывающего» дротики в ранах врагов. (О ругах см. прим. 59).

638 «Suavum pede, Hunnum sagitta praesumere». Если слово «pede» не было искажено переписчиком — а оно присутствует во всех рукописях текста Иордана то в сочетании со словом «sagitta» оно выглядит нелепо; буквально: свав с отвагой (глагол «praesumere») применял ногу, гунн — стрелу! Ввиду того что Иордан в данном отрывке одним-двумя словами определил действия каждого племени во время боя, то, возможно, он хотел сказать, что свав «пользовался ногами», т. е. отличался быстротой, крепостью, устойчивостью ног в сражении или же просто применял пеший, а не конный бой. Это неясное место текста Иордана вызвало попытку заменить слово «pede» словом «lapide»; тогда получается, что свав метал камни пращой (W. Frцhner, Kritische Analekten, — «Philologus», Suppl. 5, Gцttingen, 1889, S. 55).

Но можно предложить еще одно объяснение загадочного «pede», причем основанное на словаре эпохи. В трактате Сальвиана (V в.) «Ad ecclesiam» говорится, что бог «вырвал посох из руки апостола», «pedum de apostoli manu rapuit» (Salv. Ad. eccl., IX, 41). Слово «pedum», здесь в значении «baculum pastorum» («пастуший посох»), отмечено издателем Сальвиана в индексе редких и несвойственных данному памятнику слов («Index verborum et locutionum». Ibid., p. 175), хотя оно встречается и у Вергилия. В данном случае слово «pede», употребленное в значении одного из видов вооружения племен в битве при реке Недао, может означать боевую дубину, дубинку. Следовательно, в тексте «Getica» надо заменить вызывающий недоумение abl. sing. от «pes» тем же падежом от «pedum» и читать не «pede», a «pedo». Разница — в одной букве, которую либо неверно написал писец, выведя более привычную форму «pede», либо невнимательно прочел Моммсен; даже при сличении ряда рукописей конечное «o» могло легко быть принято за «e». Таким образом, если согласиться с указанным выше толкованием и чтением, надо признать правильным такой перевод: «…можно было видеть… свава, отважно действующего дубинкой, а гунна — стрелой».

639 Облик сражающегося варвара поражал людей античной культуры. Писатель IV века Аммиан Марцеллин, бывший сам некогда солдатом, в своем труде несколько раз возвращается к описанию варвара в бою. В повествовании о грандиозной битве под Адрианополем в августе 378 г. имеются такие строки: «Можно было видеть варвара, преисполненного ярости, со щеками, сведенными судорогой от пронзительного вопля, с подсеченными коленными сухожилиями, или с отрубленной правой рукой, либо с растерзанным боком, находящегося уже на самой грани смерти и все еще с угрозой вращающего свирепыми глазами. Схватившиеся в бою валили друг друга, и степи покрылись распростертыми по земле телами убитых. Слышались стоны умирающих или пораженных глубокими ранами, порождая великий ужас» (Amm. Marc. XXXI, 13, 4). Тот же автор подробно описал вооружение гуннов: у них были стрелы с костяными наконечниками и мечи, а также аркан непременная принадлежность кочевника-конника: «они сражаются издали летучими стрелами («missilibus telis»), к которым с замечательным искусством приделаны костяные острия в качестве кончиков жал («acutis ossibus pro spiculorum acumine arte mira coagmentatis»), но, пробежав [отделяющее их от врага] расстояние, они бьются врукопашную мечами (ferro), нисколько не помышляя о себе. Когда же они замечают опасность вражеских лезвий, то брошенными с размаху арканами (contortis laciniis) они опутывают [врагов], чтобы, охватив петлей, отнять у сопротивляющихся способность двигаться верхом или пешком» (Ibid., XXXI, 2, 9). Однако сведения авторов относительно вооружения варваров не всегда совпадают. В то время как Иордан называл вооружение алана тяжелым, Аммиан Марцеллин писал о подвижности аланов вследствие легкости их вооружения («armorum levitiate veloces», — Ibid., XXXI, 2, 21).

Копья, которыми, судя по данному тексту Иордана, были вооружены готы, не являлись оружием специфически готским; они употреблялись в бою и другими племенами. Так, в трактате «Стратегикон» (начало VII в.) сообщается, что каждый славянин (равно как и ант, потому что и те и другие описаны вместе) «вооружен двумя небольшими копьями» (?????????? ?? ????????? ??????? ????? ??????? ????, — Maur. Strateg., XI, 5). Словом «contus», ??????, определялось длинное копье в противоположность короткому дротику («telum»). У славян были копья («conti») меньшей, по-видимому, чем обычно, длины, однако не дротики.

640 Иордан, говоря об отходе гуннов к востоку, вспоминает места на припонтийском побережье, где до продвижения на Балканский полуостров сидели готы. Это — северо-западное Причерноморье, близ Днепро-Бугского лимана. Однако ниже Иордан говорит уже о «древних» местах расселения самих гуннов («Hunnorum populum suis antiquis sedibus occupare», — 264), по-видимому, имея в виду области, занятые в VI в. гунно-болгарскими племенами.

641 Гепиды заняли места, принадлежавшие до того гуннам («Hunnorum sedes»), а именно равнины по обеим сторонам Тиссы, между Дунаем, Олтом и Карпатами. Несомненно, что гепиды гуще населяли южные части этих областей, так как их интересы были обращены на юг, к нын. Славонии и к узловому пункту путей городу Сирмию, который они и захватили к концу V в. Когда Иордан ( 74) говорит о римской Дакии (Dacia antiqua), он приравнивает ее к «Гепидии», что не вполне верно. Здесь ( 264) он — тоже неправильно — сказал, что гепиды заняли земли «всей Дакии».

642 Strenuus обычно значит «храбрый», «бодрый», «предприимчивый», но иногда — «деятельный», «продвигающий дело». Здесь автор имеет в виду то обстоятельство, что гепиды учитывали соотношение сил и потому решили стать федератами империи.

643 «Annua sollemnia» (ниже — «consuetum donum») — денежные взносы, «подарки» от императора за союз, как федератам, или просто за ненападение. Иордан, закончивший свой труд в 551 г., уже не коснулся роковой для гепидов борьбы их с лангобардами, относившейся к началу второй половины VI в. Когда он писал, империя еще была принуждена откупаться от гепидов.

644 Antiquae sedes — вероятно, приазовские степи.

645 При перечислении границ Паннонии, полученной готами по решению императора Маркиана после падения гуннской державы Аттилы, Иордан не руководствовался трудом Орозия, которым неоднократно пользовался при географических описаниях. У Орозия Паннония описана суммарно, вместе с Нориком и Рэцией. Иордан же вполне точно называет соседящие с ней провинции и северную ее границу — Дунай. Неясно только, причислял ли Иордан к Паннонии, отданной остроготам, также и восточную ее часть, носившую имя Валерии. Если причислял, то, казалось бы, он должен был назвать Дунай не только северной, но и восточной границей земель, занятых остроготами. Он же восточной их границей назвал только Верхнюю Мезию, как бы исключая Валерию.

646 Характеристика Сирмия (ок. нын. Митровицы) как первого города в Паннонии, а Виндомины (то же, что и Виндобона, нын. Вена) как города последнего соответствует географическим ориентирам Иордана, который писал ( 147), что Аларих, направляясь от Сирмия, вошел в Италию с правой стороны и что в Испании ( 230) с правой стороны находятся Галлеция и Лузитания. Автор смотрел с позиции человека, находившегося на юге, в Италии, или, может быть, на Балканском полуострове. Для такого наблюдателя Сирмий является первым, т. е. ближайшим городом, а Виндомина оказывается самой удаленной.

647 Слова «из этого же рода» («ex quo genere») относятся не к племенам сарматов, кемандров и гуннов, а к названным в 264 готам. (См. разъяснение в прим. 653.)

648 Пентаполь — «Пятиградие» («Pentapolis»). Наиболее известен африканский Пентаполь — пять городов римской провинции Киренаики (Кирена, Птолемаида, Аполлония, Арсиноя, Береника). Но так как владения вандалов в Северной Африке не простирались на Киренаику (королевство вандалов захватывало на востоке только Триполитанию), то едва ли правильно назван «пентаполитанский вождь»; может быть, по ошибке переписчика «вождь пентаполитанский» получился из «триполитанского». В середине VIII в. становится известен италийский Пентаполь, т. е. пять городов на восточном побережье Италии (Анкона, Римини, Пезаро, Фано, Синигалья). Но вряд ли название «Пентаполь» в Италии употреблялось ранее лангобардского и затем каролингского завоевания, поэтому италийский Пентаполь для объяснения данного текста Иордана отпадает. Был еще менее известный Пентаполь мезийский, засвидетельствованный античными надписями. Между хребтом Гема (Балканы) и Истром, на западном побережье Черного моря в надписях отмечен союз пяти городов, главным среди которых «блистательнейшей метрополией» (? ?????????? ??????????) были Томы (?????); остальные четыре: Истр (город), Одесс и попеременно — то Аполлония, то Дионисиополь, то Каллат, то Месемврия, то Маркианополь. В связи с Пентаполем в Нижней Мезии можно указать на сообщение Иордана (Rom., 221) о том, что Лукулл подчинил Риму города Пульпудеву (позднее — Филиппополь) и Ускудаму (затем Адрианополь), а также завоевал пять городов по понтийскому побережью: Аполлонию, Каллат, Парфенополь, Томы и Истр. Упоминаемые только Иорданом готы Бливила и Фроила относились, вероятно, именно к этому причерноморскому, т. е. мезийскому Пентаполю. Моммсен (Prooem., р. VI) относит их к Пентаполю африканскому.

649 Бесса (Bessa patricius) — один из крупных военачальников при Юстиниане, действовавший в войнах с остроготами в Италии и с персами в Лазике. Иордан упомянул о Бессе лишь вскользь, но это упоминание, хотя и неясное, не лишено интереса, а Моммсеном даже введено в анализ происхождения Иордана (Prooem., р. VI-VII). Называя разные племена в связи с их расселением после распада державы Аттилы, Иордан кратко указал, что около города Кастрамартены (в Прибрежной Дакии) поселились сарматы (аланы), кемандры и некоторые из гуннов, после чего записал: «из этого же рода» («ех quo genere») были Бливила, Фроила и Бесса. Естественно думать, что «ех quo genere» относится к предыдущей фразе. Но что получается при более тщательном разборе текста? Во-первых, невозможно представить, чтобы человек одновременно принадлежал к трем разным племенам; поэтому непонятно, кем был Бесса (и его сородичи, Бливила и Фроила) — аланом, кемандром или гунном! Во-вторых, имена Бливила и Фроила германские. Сравни с другими германскими именами: Унила (Ioh. Chrys., Epist. 14, 5. — MPG 52), Ульфила (Get., 267) — готские епископы; Оптила и Травстила приближенные Аэция (Rom., 334); Бравила или Бракила (Get, 243), Алла и Синдила (Chron. Gall., 653) — комиты Одоакра; Вела — гепид родом, дорифор императора (Bell. Goth., III, 1, 43); Бадвила-Тотила и др.; кроме того, германские (или германизированные?) имена у гуннов — Ругила, Аттила. В-третьих, имеется весьма четкое сообщение Прокопия, что Бесса — гот (Bell. Pers., 1, 8, 3; Bell. Goth., I, 16, 2). Бесса был современником писателя и участником тех войн, на театре которых присутствовал и Прокопий; поэтому свидетельство последнего, по всей вероятности, правильно. Как же объединить данные обоих авторов — Иордана и Прокопия? Фраза, в которой Иордан говорит о происхождении Бессы, Бливилы и Фроилы, выглядит вставкой в общем рассказе о том, какие земли заняли или получили от империи различные племена после разгрома гуннов на реке Недао. Иначе говоря, следовало бы поменять местами фразу о Бессе и фразу о сарматах, т. е. фразу «из этого же рода [= готов]… Бесса» поместить после слова «Виндомина». Таким образом, первое сообщение окажется связанным с 264, где идет речь о готах, расселившихся в Паннонии. Готы и являются тем «родом», из которого («ех quo genere») произошли названные Иорданом лица, в том числе и Бесса. Невозможно согласиться с мнением Моммсена, что Бесса «на самом деле, с полной достоверностью (sane locuplete), происходя от сарматов, кемандров и гуннов, сидевших в Прибрежной Дакии, тем не менее воспринимался как гот (Gothus habitus sit)» потому, что разные племена признавали за собой «имя готов» («Gothorum nomen») и пользовались «готским к ним благоволением» («et Gothica studia», Prooem., p. VII). Те же доводы Моммсен приводит и при решении вопроса, был ли Иордан аланом или готом.

650 Иордан, говоря о сарматах, вероятно, имеет в виду остатки язигов.

651 Название племени «кемандры» остается без объяснения. Его не упомянули даже Ф. А. Браун и Л. Шмидт. Не отметил его и Моммсен в разночтениях.

652 Имеется в виду префектура Иллирика, т. е. область, охватывающая два диоцеза: диоцез Дакии (пять провинций: Верхняя Мезия, Дакия Прибрежная, Дакия Средиземная, Дардания, Превалитана) и диоцез Македонии (шесть провинций: Македония Первая, Македония Вторая, или Salutaris, Эпир Новый, Эпир Старый, Фессалия, Ахайя). Особой областью являлся диоцез Иллирика, составлявший часть префектуры Италии. Диоцез Иллирика охватывал шесть провинций: Далмация, Верхняя Паннония (с выделением из нее Валерии), Нижняя Паннония, Савия, Норик Прибрежный, Норик Средиземный. Провинции устанавливаются по «Notitia dignitatum», составленной в начале V в. При Иордане, в связи с новыми передвижениями племен за время с середины V по середину VI в. эти деления колебались, но были еще вполне живы и понятны.

653 Кастрамартена (Castramartena urbs), город Castra Martis (около нын. Видина), в провинции Прибрежная Дакия, расположенной на правом берегу Дуная, между Верхней (или Первой) и Нижней (или Второй) Мезиями. Эта провинция входила в состав префектуры Иллирика (но не диоцеза Иллирика, относившегося к префектуре Италии), поэтому Иордан и говорит о «городе Кастрамартене в части Иллирика».

654 Скиры (Scyri, Sciri) — одно из германских племен, жившее в IV в. в юго-западном Причерноморье (еще до нашей эры имя скиров объединялось с именем бастарнов). В результате передвижений к западу скиры, — вероятно, в немалом количестве, — стали участниками похода Одоакра в Италию; они названы в числе основных племен, сопровождавших Одоакра (Rom., 344; Get., 242). Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 99, 317) считает, что Одоакр несомненно был скиром, сыном Эдекона, полководца и близкого советника Аттилы. Шмидт высказывает такое предположение потому, что находит возможным отождествить этого Эдекона с предводителем скиров Эдикой, названным Иорданом (Get., 277). Ко времени походов Одоакра скиры, некогда очень сильное племя, были ослаблены борьбой с готами (275-277). В решительных боях с ними скиры объединяли свои силы с сарматами (аланами), предводителями которых были Бевка и Бабай. У Иордана в 265 скиры также объединены с аланами, — они занимали вместе с ними земли в Нижней Мезии и в Малой Скифии. Ввиду выступлений этого племени то в восточной половине Балканского полуострова, то в Италии, существует предположение, что еще в конце IV-начале V в. племя скиров разделилось на две части (см.: Ф. А. Браун, Разыскания в области гото-славянских отношений, стр. 123).

655 Садагарии (Sadagarii) — возможно то же, что и садагии или садаги, которые названы Иорданом в 272-273 как племя, жившее «во внутренней Паннонии». На садагов (в 60-х годах V в.) с грабительскими целями двинулись готы, но были отвлечены походом гуннов, которые под предводительством сына Аттилы Динтцика осадили город Басиану (в южной Паннонии). Ввиду того, что Иордан изобразил поход гуннов как бы в защиту садагов (Динтцик пошел на готов, когда узнал, что они готовы напасть на садагов), можно думать, что садаги были гуннским племенем. Так полагает, например, Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 269). Едва ли с достаточным основанием считает Ф. А. Браун («Разыскания…», стр. 124, где он признает тождество садагариев и садагов), что садагарии были аланами (лишь на основании того, что есть чтение не «certi Alanorum», а «ceteri Alanorum» в смысле: садагарии и другие из аланских племен).

656 Кандак (Candac) — имя предводителя аланов, расположившихся после «перераспределения племен» (последовавшего за смертью Аттилы) в Нижней Мезии и Малой Скифии. Имя Кандак (Иордан употребляет это слово, преимущественно несклоняемое, в родительном падеже: Candasic) не германское, а иранское (аланское). Подобных имен известно, по источникам, несколько; они принадлежали часто и неаланам. Таковы: Аддак — король аланов в Галлии, Сафрак — готский предводитель (вместе с Алафеем увел остроготов на Дунай от гуннов); Хернак, Эллак — сыновья Аттилы — имели «чужие», аланские имена, подобно своему отцу, который носил германское (или германизированное?) имя. Д. Шмидт (L. Schmidt, S. 254) думает, что и имя Амала Андаг (Get., 266) тоже аланское.

657 Малая Скифия (Scythia minor) совпадает с нынешней Добруджей в Румынии; Малая Скифия была ограничена черноморским побережьем от дельты Дуная до Варны и нижним течением Дуная от г. Силистрии до его устьев.

658 Нижняя Мезия (Moesia inferior) граничила с Малой Скифией по правому берегу Дуная; она располагалась между Дунаем и Балканами, вплоть до реки Вит (Utus), которая отделяла Нижнюю Мезию от Прибрежной Дакии, лежавшей выше по Дунаю, также на его правом берегу. Река Искыр (Oescus, Hiscus) протекала по Прибрежной Дакии.

659 Нотарий — человек, владевший искусством письма и осведомленный в дипломатике, т. е. умевший составлять документы соответственно принятым формулам. Нотарий при варварском вожде был отнюдь не только писцом, но и лицом, посвященным в политические дела. (Ср. сказанное Моммсеном, — Prooem., р. VI.)

660 Алановийамутис (Alanoviiamuthis). В такой именно форме дошло до нас в ряде лучших списков это странное «имя». Два крупных лингвиста второй половины XIX в., Мюлленгофф и Моммсен, расходились во мнении относительно этого имени. Мюлленгофф полагал, что написанное во всех рукописях в одно слово Alanoviiamuthis представляет собой два слова, оба в родительном падеже. Первое слово Alanovii (в именительном падеже Alanovius) служит определением к имени «Кандак» и значит «аланский», «аланского происхождения»; второе слово Amuthis является именем (несклоняемым в латинской фразе) отца Иордана. Мюлленгофф, отмечая, что прилагательное alanovius не встречается ни у одного из писателей, допускал, что подобная противоречащая всяким правилам латинского языка форма могла встретиться в придунайской латыни. Имя же «Амут» (Amuthis) он считал германским и сближал его с готским причастием gahamфths в значении «облаченный» (предполагается — в военные доспехи). Таким образом, в толковании Мюлленгоффа утверждается аланское происхождение Кандака, вождя аланов. Моммсен полагал, что в латинском языке, каким бы испорченным он ни был, никак не могло этническое определение Alanovius произойти от слова Alani. Поэтому слово Alanoviiamuthis нельзя делить на две части: по Моммсену, это — единое слово, хотя, по-видимому, и в искаженной переписчиками транскрипции. Таким образом, в толковании Моммсена утверждается имя отца Иордана в виде длинного и вызывающего недоумение слова Alanoviiamuthis.

Моммсен, уверенный, что это — имя отца Иордана, ставил вопрос: кем был по происхождению Иордан — аланом или готом? С одной стороны, он считал неоспоримым заявление самого Иордана, что он гот (Get., 316), с другой допускал, что Иордан мог быть и аланом, а называл себя готом в общем смысле, как принадлежащего к племени, с которым его племя — аланы — было тесно связано, верховенство и вождей которого он признавал (Prooem., р. VI-VII).

Нельзя не видеть, что в предположениях Моммсена нет определенности и нельзя не подозревать, что имя Alanoviiamuthis дошло до нас в сильно искаженном виде и потому отличается редкой длиной и нагроможденностью слогов, требующей двух ударений. Уже Ф. А. Браун заметил, что предполагаемое имя отца Иордана искусственно: «Относительно имени Alanoviiamuthis (gen.)…, вторая часть которого напоминает готск. Wiljamoths, нужно заметить, что рукописные чтения так разноречивы, что было бы опасно основывать на нем [на имени] какие бы то ни было выводы. Даже если форма, которую принял Моммсен, верна, — в чем можно сомневаться, — то мы все-таки имели бы тут дело с искусственным, не народным образованием» (Ф. А. Браун, Разыскания…, стр. 98-99).

Остроумная догадка относительно «искусственного образования» Alanoviiamuthis была высказана Гринбергером (Th. Grienberger, Die Vorfahren des Jordanes, S. 406). Он раскрыл это имя так: Alan(orum) d(ucis) Viiamuthis. Понятно, что при подобном чтении первые два слова относятся к имени Candacis, а третье (готское имя Veihamфts) является именем отца Иордана. Таким образом, Гринбергер предлагает следующее чтение: «cuius Candacis, Alanorum ducis, Uiiamuthis patris mei genitor Paria». Полностью присоединился к такому осмыслению И. Фридрих (J. Friedrich, Ьber die kontroversen Fragen…, S. 380-381). Предположение Гринбергера является, по всей вероятности, наиболее близким к истине.

Если даже не делить надвое слово Алановийамутис (против его деления возражает Моммсен), то представляется более правильным отнести его не к последующему существительному в род. падеже (patris), а к предыдущему в том же падеже (Candacis). Во-первых, у Иордана ясно сказано, что Кандак был предводителем аланов (аланы — certi Alanorum — названы в перечислении племен последними: скиры, кемандры, аланы). Во-вторых, никто не может возразить, что в дошедшей до нас форме (в род. падеже) загадочного Alanoviamuthis присутствует этническое название (alano-, alani — во всех разночтениях). Это же встречаем у Иордана в словах Gepedoios ( 96) или Gothiscandza ( 26 и 95). Иначе говоря, Иордан, дав имя аланского вождя, определил его — в том же род. падеже, что и Candacis, — еще одним, скажем, прозвищем. Этого вождя звали Candac Alanoviiamuth. Затем из фразы Иордана видно, что ему было важно сообщить именно о своем деде, который был нотарием при вожде племени, так же как позднее был нотарием и сам Иордан при другом вожде. Поэтому Иордан привел имя своего деда — Paria; но мог и не привести имени своего отца, очевидно, ничем не отличавшегося.

К сожалению, Л. Шмидт, крупнейший специалист по истории германских племен, не высказался по поводу вышеупомянутого имени ни в связи с Иорданом, ни в связи с аланами. В одной из новых монографий о Теодерихе Энсслин, автор книги, ограничился словами, что Иордан был потомком готов и аланов, не коснувшись предполагаемого имени его отца (W. Ensslin, Theoderich…, S. 280).

661 Имя деда Иордана — Paria (в разночтении есть «patria») не поддается пока объяснению.

662 Гунтигис (Gunthicis, Gunthigis). Это имя не склоняется, так же как, например, и хорошо известное имя короля остроготов Витигис (Vitigis). Другое имя, относимое к Гунтигису, — База (Baza) не поддается пока объяснению. Гунтигис был магистром армии («magister militum»); по приблизительному расчету, этот высокий военный пост он мог занимать в начале VI в., находясь, конечно, в зрелом возрасте, когда Иордан, будучи, вероятно, еще молодым, состоял у него нотарием. Гунтигис, племянник Кандака, был аланского происхождения по матери и, как записал Иордан, «de prosapia Amalorum», представитель знаменитого рода Амалов по деду и отцу. Так косвенно Иордан вскрыл обстоятельства, при которых он соприкоснулся с Амалами.

663 Андагис (Andages, Andagis) или Андаг — несомненно острогот, так как происходил от Амалов. По-видимому, Андагис (как сообщил Иордан в 209) сражался в 451 г. на Каталаунских полях на стороне Аттилы вместе с остальными остроготами; от его копья погиб король везеготов Теодорид I (419-451). Описание Каталаунской битвы Иордан мог заимствовать из труда Приска, как и все, что касалось гуннов; но исключительные подробности относительно расстановки войск противников, хода боя и его результатов Иордан мог воспринять из рассказов, слышанных либо от сына Андагиса, Гунтигиса, либо от соратников его отца.

664 Это единственное место, где Иордан приводит свое собственное имя. Словом «agrammatus» автор хотел показать, что он не получил правильного грамматического образования в школе, т. е. не прошел науки о речи и ее содержании, не изучал «тривия», состоявшего, как известно, из трех дисциплин: грамматики, риторики и диалектики. Иордан правильно назвал себя «agrammatus»; ему не далось искусство речи, его язык и слог тяжелы, он не всегда хорошо подбирает слова и строит предложения, у него нет умения точно выразить свою мысль и изложить ее последовательно. Зная манеру письма Иордана, можно с уверенностью сказать, что материал, который он брал из труда Кассиодора, не приводится им дословно. Между «варварским» языком Иордана и обработанным, то торжественным, то спокойно-серьезным, достаточно грамматически выдержанным, великолепным для Италии VI в. стилем Кассиодора (это видно по его «Variae») нет ничего общего.

665 Бицция (у Иордана в винительном падеже — Bizzim; Bizye, Bizvy, ?????, нын. Вица, Viza) — город во Фракии, в ее наиболее восточной, доходящей до Босфора и Мраморного моря части, которая называлась Европой (provincia Europa).

666 Аркадиополь, Аркадиуполь (Arcadiopolis, Arcadiupolis) — город во Фракии, между Гераклеей и Биццией, на месте древней Бергулы (Bergule, ????????), переименованной императором Феодосием I в Аркадиополь в честь его сына Аркадия. Этот город лежал на пути из Адрианополя в Константинополь. В 442 г., когда Аттила приблизился к столице Восточной империи, Аркадиополь был захвачен гуннами. Бергула — Аркадиополь — нын. Люлебургаз в Турции.

667 Реки Ут, Гиск, Алм (Utiis, Hiscus, Almus — нын. реки Вит, Искыр, Лом) — правые притоки Дуная, впадающие в него между городом Бононией (нын. Видин) и устьем Алюты (нын. река Олт). Упоминая эти реки, Иордан свидетельствует, что часть гуннов, предводительствуемая двумя сыновьями Аттилы (в тексте consanguinei eius, его единокровные: либо Аттилы, либо его сына Хернака), Эмнетзуром и Ултциндуром, заняла земли на правобережье Дуная, по названным выше его притокам.

668 Романия (Romania, ? ???????) — Восточная Римская империя, Византия. Гунны перешли на правый берег Дуная и, таким образом, оказались на территории империи: они «прорывались» (proruentes) в Романию.

669 Вульфила (Vulfila, Wulfila) или Ульфила (????????) — готский епископ (311-383 гг.). По свидетельству Филосторгия (Philostorg., Hist. eccl., II, 5), Вульфила был потомком каппадокийских христиан, захваченных в плен готами во время набегов последних на Малую Азию в середине III в. Вульфила провел молодость в Константинополе; кроме готского, он знал еще латинский и греческий языки. По-видимому, под влиянием патриарха Евсевия (338-341) Вульфила стал христианином и был им направлен на проповедь христианства к придунайским готам. Возможно, что он был епископом в области, которой управлял Атанарих. Вульфила пробыл среди готов (везеготов Атанариха?) семь лет, с 341 по 348 гг., но к концу этого периода подвергся гонению со стороны готского предводителя, который стал преследовать готов-ариан; в результате Вульфила со своей паствой укрылся на территории империи, в Нижней Мезии; по разрешению императора он поселился близ Никополя, в предгорьях Гема. Здесь эти готы осели надолго; они отмечены Иорданом, как «малые готы» («Gothi minores»), в середине VI в. на территории Нижней Мезии.

Вульфила знаменит изобретением и введением в практику готской азбуки (у Иордана, Get., 267: litteras instituisse; у Сократа, Socr., Hist. eccl., IV, 33: ???????? ?????? ???????), а также переводом Библии на готский язык. Как известно, словарь этого перевода, «язык Вульфилы», до сих пор берется в основу изучения готского языка.

670 Имеется в виду Нижняя Мезия.

671 Местность вокруг Никополя, regio Nicopolitana, у подножия Эмимонта (Гема, т. е. Балкан, см. следующее примечание). О городе Никополе Иордан уже писал в 101. Никополь «близ Гема» или «близ Истра» — город, основанный Траяном около 102 г. н. э. после победы над даками. Но этот Никополь не был расположен ни на самом Дунае, ни близ гор Гема. Он находился на берегу Россицы, впадающей в Янтру, правый приток Дуная. Иордан правильнее других авторов определяет его местоположение: «juxta Jatrum fluvium». По-видимому, Никополь связывается с Дунаем (как с общеизвестной рекой) для отличия от города с тем же именем, основанного также Траяном, но расположенного на впадающей в Эгейское море реке Несте (позднее это название изменилось в Месту) во Фракии. Еще один, более поздний Никополь — на самом Дунае — построен в 629 г. императором Ираклием после победы над персами.

672 Эмимонт (Emimontium, правильно Haemimontium) — название одной из шести провинций диоцеза Фракии, получившееся от названия горного хребта Гема (Haemus, ?????) — Балкан, или Старой Планины. Иордан употребил название провинции (Эмимонт) вместо названия горного хребта (Гем).

673 Здесь Иордан говорит о своей современности (hodieque), о стране (часть Нижней Мезии вокруг города Никополя у подножия Гема), которая несомненно была ему хорошо знакома. Автор отмечает: если эта область не изобилует пшеницей и другими злаками (хотя еще на монетах гетских царей из южной Добруджи изображалась голова Деметры с колосьями), то в ней развито скотоводство и молочное хозяйство; в ней есть и пастбища, и леса. Однако он рассуждает, как человек, который склонен считать виноградарство важнейшим элементом агрокультуры, необходимым для благосостояния страны. По-видимому, сам Иордан находился, когда писал, в местах, изобиловавших виноградниками.

Далее… Иордан о расселении остроготов в Паннонии {268 — 281}

Иордан о расселении остроготов в Паннонии
Смерть Аттилы

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*