Среда , 27 Октябрь 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Мифы о конце героического века

Мифы о конце героического века

Греческая мифология. А.А. Тахо-Годи.

Мифы о конце героического века.
Проклятия, наложенные богами на отдельных героев и их потомков.

Боги, создавая героев в течение многих поколений, не только даровали им доблести и славу, не только испытывали их в подвигах и трудах, но и зорко следили за тем, чтобы присущая им сила была обращена на благо.
Однако герои, ощутив свои почти безграничные возможности, возгордились и стали злоупотреблять доверием богов.
Причин для гордости было много.

Аполлон и Артемида убивают детей Ниобы

Внучка Зевса Ниоба, дочь Тантала, гордилась числом своих сыновей и дочерей, то ли двенадцатью, то ли четырнадцатью, и на этом основании сочла себя выше самой богини Лето, матери только двоих детей, но зато каких — Аполлона и Артемиды. Ниоба забыла о том, что эти двое детей Лето — боги, а её многочисленные дети — смертные. По воле разгневанной богини Аполлон истребил своими стрелами сыновей Ниобы, Артемида же — дочерей. Несчастная мать от горя и ужаса окаменела. Но, как рассказывают мифы, это боги, сжалившись, превратили её в скалу. Ниоба, даже став камнем, всё продолжала плакать, источая капля за каплей влагу.

Внук Аполлона, Фамирид, сын царя Филаммона, гордился своим музыкальным даром. Он вызвал на состязание самих Муз и похвалялся перед ними, но был ими наказан за дерзость, побежден, лишен зрения и дара песен.

Сизиф, Иксион и Тантал в подземном царстве. Фрагмент рельефа римского саркофага. Около 170 г. н. э. Рим. Музеи Ватикана

Сын царя Флегия из племени лапифов, Иксион (по другой версии его отец — бог Арес), осмелился влюбиться в богиню Геру, но обнимал вместо неё только призрак, сотканный из облака. По воле Зевса этот гордец, сравнявший себя с богами, терпит вечные муки, распростертый на вращающемся огненном колесе то ли в небесных просторах, то ли в Аиде.

Сизиф, потомок Прометея и сын царя Эола, гордился хитростью ума и всезнанием. Подсмотрев похищение Зевсом нимфы Эгины, он не преминул сообщить об этом её отцу, богу реки Асопу, в обмен на дарование источников воды его родному городу Коринфу. Зевс низринул Сизифа в Аид, где тот вечно занят бесплодным и тяжким трудом, вкатывая на гору громадный камень, неизменно скатывающийся вниз. Это ему мы обязаны выражением «сизифов труд».

Сизиф. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания

По другой версии мифа, Зевс послал к Сизифу Смерть, которую этот герой обманул, заковав в цепи, и люди перестали умирать, нарушив привычный порядок вещей. Освободив Смерть по воле Зевса, Сизиф вынужден был все-таки умереть, но из Аида он снова вернулся на землю, якобы для того, чтобы наказать жену, которая не приносила жертв подземным богам. Таким образом, Сизиф прожил ещё долгие годы.

Царь из племени лапифов, Пирифой, пытался похитить богиню Персефону, за что оказался навеки прикованным к скале в пределах царства мёртвых.

Герой Диомед, сын этолийского царя Тидея, одного из Семерых вождей, шедших на Фивы, настолько был горд своей силой, что в битве под Троей, подстрекаемый покровительствующей ему Афиной, ранил Ареса и Афродиту, но Аполлона устрашился.

Салмоней, сын царя Эола и брат Сизифа, довел свою гордость до предела, объявив себя ничуть не хуже Зевса. Он разъезжал по стране на колеснице с жалким подобием громов и молний — зажженными факелами, грохочущими щитами и железными цепями на колесах. Зевс испепелил этого безумца.

Однако гордость и дерзость героев возрастали, и проступки уже накапливались в разных поколениях, а благодетельная сила, полученная ими от божественных предков, умалялась и угасала.

 Тантал.

К концу II тясячелетия до н. э. появились мифы о героях, чей род проклят богами за страшные преступления. Подобные мифы были созданы не случайно. Героический век вместе с микенской Грецией уходил в прошлое, но какие силы разрушали этот некогда устойчивый мир, никто не знал и объяснить не мог. Мы-то знаем, что уходила в прошлое родовая община и обрывались те кровнородственные отношения, что крепко держали весь коллектив родичей, связуя в единое целое предков и потомков. Здесь были свои социально-экономические причины, исподволь расшатывающие прежнюю надежную основу патриархальной общины, когда ради захвата власти, земли, богатства, золота велись разорительные войны в соседних пределах и в заморских владениях и когда шло интенсивное имущественное расслоение спаянного в прошлом коллектива и выделение сословной верхушки. А власть басилевсов-«царей» сосредотачивалась в одних руках не только на войне, но и в мирной жизни, приобретая наследственный характер. На смену прежнему благочестию выдвигались совсем иные ценности, несравнимые с суровыми доблестями расцвета героического века.

Властители Микен, Аргоса или Фив, мыслившие себя потомками богов, истребляли друг друга, питая честолюбивые замыслы и не щадя ближайших сородичей. Доверяя мифологическому сознанию, современники могли объяснить, такой упадок нравов и такую неразборчивость в средствах, только проклятием, наложенным богами на дерзко возгордившихся героев.

Известны мрачные истории царственных домов Атридов, потомков Тантала (Микены), Кадмидов и Лабдакидов (Фивы), Алкмеонидов (Аргос).

Тантал, сын Зевса, пировал с небожителями за одним столом, но, как говорили, похитил там пищу богов — нектар и амбросию. Он же пригласил богов к себе на пир и угостил их блюдом, приготовленным из тела зарезанного им сына Пелопса. Однако разгневанные боги не прикоснулись, кроме Деметры, расстроенной пропажей дочери. К этой трапезе и приказали Гермесу возродить Пелопса к жизни, часть лопатки, отведанной Деметрой, была заменена слоновой костью, а самого Тантала, разгласившего к тому же тайну, доверенную ему Зевсом, предали мукам в Аиде, где Тантал испытывает вечный голод и неутолимую жажду (Од. XI 582-592).

В дальнейшем Пелопс тоже совершил злодеяние. Он убил, не желая делиться богатством, своего возничего Миртила, с помощью которого одержал победу в беге колесниц и добыл себе жену Гипподамию. Миртил, умирая, проклял род Пелопса, и вся последующая его история полна кровавых преступлений.

Сыновья Пелопса, Атрей и Фиест, сначала убили своего сводного брата Хрисиппа, а затем стали питать уже обоюдную ненависть.
Фиест соблазнил жену Атрея Аэропу. С её помощью он похитил златорунного барашка, обладание которым было залогом царской власти. Атрей изгнал Фиеста из города, а жену приказал бросить в море. Тогда Фиест подослал к брату убийцу — его собственного сына Плисфена, которого воспитал как своего. Однако Плисфен был схвачен и умерщвлен Атреем. Затаив злобу, Атрей притворно мирится с братом Фиестом и приглашает его на дружеский пир. Там он угощает брата блюдом, приготовленным из умерщвленных им маленьких сыновей Фиеста (см. трагедию Сенеки «Фиест»). Фиест, узнавший за пиршественным столом об этом злодеянии, проклинает брата и по совету оракула, вступив в брак со своей дочерью, становится отцом Эгисфа. Вот этот Эгисф и оказывается в конце концов мстителем за отца.

Мифы повествуют о том, как дочь Фиеста Пелопия впоследствии вступила в брак с овдовевшим Атреем, как она ещё до этого подбросила рожденного ею Эгисфа к пастухам, воспитавшим его, как мальчик понравился Атрею, был взят в дом, усыновлен, а затем послан убить Фиеста. Однако Фиест узнает сына по родовому мечу, и тот, исполняя волю отца, наконец убивает Атрея (Аполлод. Эпит. II 14).

Цепь преступлений в доме Атрея продолжалась. Врагами стали двоюродные братья Агамемнон, сын Атрея, и Эгисф, сын Фиеста. Пока Агамемнон находился в походе под Троей с войсками, Эгисф соблазнил его жену Клитемнестру. У неё же были свои причины ненавидеть мужа.Маска Агамемнона. Золото. XVI век до н. э. Афины. Национальный археологический музей

Во-первых, Агамемнон насильственно взял в жены Клитемнестру, убив её мужа (брата Эгисфа) и сына от первого брака. Во-вторых, Агамемнон принёс в жертву по требованию Артемиды перед троянским походом свою дочь Ифигению, горячо любимую им самим и матерью. Вернувшийся из похода в родной дом Агамемнон убит то ли одним Эгисфом, то ли обоими любовниками, а заодно убивают и его пленницу, прорицательницу Кассандру, дочь троянского царя Приама.

Сын Агамемнона, Орест, убивает и Эгисфа, и свою мать Клитемнестру, мстя за отца. В знак справедливой мести за попранную власть мужа и героя Орест очищен от скверны богом Аполлоном и прощен судом людей и богов в Афинском ареопаге (см. трилогию Эсхила «Орестея«).
По воле Аполлона Орест в дальнейшем привозит статую Артемиды из Тавриды, где чуть было не погиб от руки собственной сестры Ифигении, считавшейся погибшей, но спасенной богиней и ставшей жрицей Артемиды. Орест возвращается в Микены, убивает сына Эгисфа, вступает в брак с Гермионой, дочерью своего дяди Менелая, и наконец овладевает Аргосом и Спартой. В дальнейшем сын Геракла Гилл вытеснит его из родных владений в Пелопоннесе, и Орест погибнет в Аркадии от укуса змеи.

Не менее драматична судьба Кадмидов и Лабдакидов в Фивах, потомков Зевса и Ио через Агенора, кровными узами связанных также и с Посейдоном, и с Аресом, и с Афродитой.
Кадм, сын финикийского царя Агенора, правнука Зевса, в поисках своей сестры Европы, похищенной Зевсом, приходит в самое сердце Греции, в Беотию, где и основывает город Фивы. Там Кадм убил рожденного Аресом дракона, стерегущего источник воды.

По совету Афины Кадм посеял в землю зубы дракона, из которых появились вооруженные люди, так называемые Спарты — «посеянные». В борьбе друг с другом они почти все погибли, но пятеро оставшихся детей Земли — Хтоний, Удей, Пелор, Гиперион, Эхион — положили начало знатным фиванским родам.

Сам же Кадм после искупительной службы Аресу вступил в брак с прекрасной Гармонией, дочерью Ареса и Афродиты. В браке с Гармонией Кадм имел несколько детей, на которых и пало проклятие богов, именно Ареса, за то, что Кадм убил его дракона, и если следовать мифологической логике, то герой поднял руку даже на самого бога войны, так как змей, стерегущий источник, был или ипостасью Ареса, или его сыном. Подобную дерзость можно искупить лишь страданиями Кадма и его потомков.

Внук Кадма Актеон, сын его дочери Автонои, гибнет, растерзанный своими же собаками, то ли он увидел купающуюся Артемиду, то ли сватался к Семеле, любимой Зевсом.

Дочь Кадма Ино, обезумев (по воле Геры, когда Зевс отдал младенца Диониса на воспитание Ино), бросается в море со своим сыном Меликертом.

Третья дочь Кадма, Агава, охваченная вакхическим буйством, растерзала своего сына Пенфеяне, признавшего божественную власть Диониса. В дальнейшем погибнут и потомки Пенфея, сыновья Креонта Менекей и Гемон, покончив самоубийством.

Четвертая дочь Кадма, Семела, возлюбленная Зевса, гибнет от ревности Геры, но зато становится матерью Диониса, претерпевшего много страданий.

Таким образом, внуки Кадма все во власти страшных стихийных сил, то ли божественных, то ли природных, сначала разрушающих сознание человека, а затем приводящих к гибели. Вспомним, что ведь и Кадм убил змея, хтоническое существо, так что вполне закономерна здесь наступательная, тоже стихийная, мощь земли, мстящая потомкам убийцы. Да и сам Кадм и Гармония, чтобы искупить проклятие богов (Гигин 6), покинут родные места, примут облик двух страшных драконов, разрушат свою собственную страну, встав во главе чужеземных войск и по воле Зевса найдут успокоение в Елисейских полях (Аполлод. III 5,4).

Однако проклятие богов будет преследовать род Кадма и Гармонии и дальше, но уже по линии их сына Полидора и всего его мужского потомства.

Полидор в браке с Никтеидой, дочерью спарта Хтония («Земляного»), породил Лабдака, чей сын Лай благодаря своему нечестию приумножит новым проклятием старое, родовое проклятье. К тому же женой Лая станет Иокаста, правнучка Пенфея, сына Кадма, вступившая в брак с родичем.

Далее преступления этой ветви Кадмова рода ещё более разрастутся, особенно когда сын Лая Эдип убьёт своего отца и женится на своей матери, даже и не ведая о содеянном зле.

Изгнанный из Фив после раскрытия преступления, Эдип ослепляет себя, а его мать, ставшая его женой Иокаста кончает жизнь самоубийством, сыновья их, Этеокл и Полиник, убивают друг друга, борясь за обладание властью, причём Полиник участвует в походе Семерых вождей на Фивы. Гибнет и дочь Эдипа Антигона.

«Семеро против Фив»

Эсхил написал в 467 г. до н.э. трагедию «Эдип» (о грешном правителе) и «Семеро против Фив» история о вражде двух братьев, сыновей Эдипа. Повествование о их борьбе за власть в Фивах, вражде и ненависти, которые спровоцировали братоубийственную войну, учит, что господство, полученное с помощью силы, не приносит счастья, но рано или поздно обрекает на смерть и страдания.

В Средней Греции существовало царство Фив, а в Южной — царство Аргос. Во главе царства Фив стоял Лай. В Фивах правил царь Лая, который подучил страшное пророчество о том, что если у него родится сын, то государству грозит погибель – «Не породи наследника, империю загубишь!».
Когда же у Лая и Иокасты родился на свет сын Эдип, отец приказан убить младенца, но тот спасся чудом. Жил на чужой стороне, а когда вырос, то убил Лая, даже не подозревая, что это его отец, а сам женился на его вдове, то есть на своей матери. От этого кровосмесительного брака у Эдипа и Иокасты родилось четверо детей — сыновья Этеокл, Полиник, дочери — Антигона и Исмена.

После того, как грех царя Фив Эдипа становится открытым, Эдип ослепляет себя, а его сыновья Этеокл и Полиник отрекаются от отца и решают править в Фивах самостоятельно. Несмотря на договор, что они будут править поочерёдно, сменяя друг друга каждый год, после первого же года правления Этеокл отказался уступить трон Полинику и изгнал его из Фив.
Полиник ушёл на юг в Аргос, и нашёл там поддержку союзников и вернулся в Фивы, чтобы силой захватить власть. В братоубийственной войне за власть в Фивах погибли оба брата Этеокл и Полиник, сыновья Эдипа, но Фивы уцелели.

Миф о Семерых в Фивах представлен в глиняном горельефе, найденном на стене храма, построенного в 460 г. до н.э. в Пирги, в южной Этрурии. Намного позднее пришли сыновья семерых вождей и стёрли империю с лица земли, так сбылось пророчество данное Лайю.

Борьбу за власть в Фивах продолжают Лаодамант, сын Этеокла, и Ферсандр, сын Полиника. Ферсандр также идёт на родной город в числе других Семерых вождей, так называемых эпигонов, то есть потомков участников первого похода.В битве под Фивами от руки Алкмеона гибнет Лаодамант, защитник города. Сын Полиника, Ферсандр, ставший правителем Фив, будет убит мизийским царем Телефом во время первого неудачного похода ахейцев против Трои.

Борьба за власть над Фивами приводит к гибели не только прямых потомков Кадма, основавшего город, но и многих великих героев, соблазненных богатствами семивратных Фив.

И здесь с проклятым домом Кадма переплетается судьба аргосских царей. Губительную роль и в первом и во втором походе играет Эрифила, падкая на богатые дары. Она сестра аргосского царя Адраста и жена его родича, царя-прорицателя Амфиарая. Оба они боролись за власть в Аргосе, причем Амфиарай убил отца Адраста. Враги внешне примирились. Адраст, став в Аргосе царем, выдал свою сестру Эрифилу за Амфиарая, но затаил на него злобу. Поэтому, когда Полиник собирал вождей на Фивы, Эрифила сыграла в судьбе мужа зловещую роль.

Эрифила была подкуплена даром Полиника — ожерельем Гармонии. Оно вместе с пеплосом Гармонии тоже несло на себе часть общего проклятия Кадмова рода. Это был к тому же свадебный подарок Гармонии, преподнесенный Афиной и Гефестом, пропитавшими свой дар ядом из ненависти к Афродите, матери невесты. Эрифила уговорила мужа идти в поход, хотя тот, как прорицатель, знал о гибельном исходе похода и взял клятву у своего сына, чтобы он отомстил за него матери.

Поход семерых против Фив

Под стенами Фив погибли все вожди, кроме Адраста, а сам Амфиарай вместе с колесницей по воле Зевса был заживо поглощён разверстой землей там, где в последующее время был оракул Амфиарая.

Приблизительно через десять лет, когда возмужали дети вождей, осаждавших Фивы и нашедших там смерть, они собрались уже в новый поход. И снова Эрифила, теперь уже она мать Алкмеона, была подкуплена Ферсандром, сыном Полиника. Она получила в дар великолепный пеплос все той же Гармонии, чье ожерелье её некогда соблазнило. Эрифила уговорила Алкмеона возглавить поход эпигонов. После убийства Ааодаманта, Эдипова внука, защитника Фив, Алкмеон вернулся домой, но, помятуя о клятве, данной отцу, требовавшему отомстить коварной Эрифиле, он убивает свою мать.

Однако, преследуемый Эриниями, богинями мести, Алкмеон впал в безумие и после долгих странствий, попав к царю Фегею, был им очищен от скверны, получил в жены его дочь и принес ей в качестве свадебного дара ожерелье и пеплос Гармонии.

Проклятие богов продолжало действовать, и страну постиг голод. Тогда Алкмеон по решению Аполлона оставил семью, отправился к течению Ахелоя, был очищен этим последним от убийства и женился на его дочери Каллирое. Жена тотчас потребовала от него всё тот же роковой дар — ожерелье и пеплос Гармонии. Вынужденный прибегнуть к обману, Алкмеон получил от Фегея эти драгоценности. Он обещал принести их в храм Аполлона, но преподнес новой жене.

Когда обман раскрылся, сыновья Фегея убили Алкмеона, что послужило в дальнейшем поводом для мести Каллирои за мужа. Теперь уже ее сыновья умертвили убийц Алкмеона, самого Фегея и его жену. Только после всех этих несчастий ожерелье и пеплос, обладавшие губительной силой проклятия, были наконец посвящены сыновьями Алкмеона Дельфийскому богу (там же III 7, 2-7).

Характерно, что здесь в канун заката героического века божественное проклятие материализуется в ожерелье и пеплосе, исполняющих функции архаических фетишей. Обладание таким фетишем делает человека сопричастным заложенной в нём губительной силе и целиком зависимым от неё. Нейтрализация фетиша возможна только в том случае, если он возвращён богам, его первым обладателям. Ожерелье и пеплос, попадая в Дельфийский храм Аполлона, бога, очищающего от проклятий и освобождающего от заклятий, теряют свою губительную силу и становятся предметом благочестивых поклонений. Семьи героев, попавшие под проклятие богов, в течение долгих лет истребляют друг друга, утрачивая былую власть, силу и славу.

Далее… Проклятия, наложенные богами на отдельные народы. Троянская воина и гибель героев

Маска Агамемнона. Золото. XVI в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей

 

Проклятия, наложенные богами на отдельные народы.
Красота героического бытия

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*