Вторник , 1 Декабрь 2020
Домой / Мир средневековья / Летто-литовские племена

Летто-литовские племена

Славяне и скандинавы.
Под редакцией Е.А. Мельниковой. Москва: Прогресс, 1986.

Автор  В. В. Седов. 
  Летто-литовские племена

Племена балтов, заселявшие юго-восточные районы Прибалтики, во второй половине I тысячелетия н. э. в культурном отношении мало отличались от кривичей и словен. Жили они преимущественно на селищах, занимаясь земледелием и скотоводством. Исследователи полагают, что пашенное земледелие здесь вытеснило подсечно-огневое уже в первых веках нашей эры. Основными сельскохозяйственными орудиями были соха, рало, мотыга, серп и коса. В IX–XII вв. выращивались рожь, пшеница, ячмень, овес, горох, репа, лён и конопля.

С VII–VIII веков в Прибалтике начинают сооружаться укрепленные поселения, где сосредоточивались ремесленное производство и племенная знать. Одним из таких центров в низовьях Даугавы было городище, занимавшее около 2 гаКенте-скалнс (латыш. Ķentes kalns, ) в Видземе (латыш. Vid-zemē —  «Средняя земля», латин. Livonia ), на окраине города Огре (на реке Ogres — старинное русское название реки Угр, угорь, в 35 км к юго-востоку от Риги), в Парогре (Pārogrē — «на Угре»), было защищено земляным валом высотой до 5 метров, имевшим внутри бревенчатую основу. Жилищами латгалов и ливов служили наземные срубные постройки с печами-каменками или очагами.  

В X–XII вв. городища в Прибалтике превращаются в феодальные замки. Таковы Тервете (Tērvete), Межотне (латыш. Mežotne — «межованое»; нем. Мезоттен), Кокнесе (латыш. с 1277 г. Koknese; до 1920 нем. Кокенгаузен), Асоте (латыш. Asote)— в Латвии. Городище куршей 854 году Апуоле (Apuolė — «Ополье» покорилось шведскому королю Олаф I Шёткнунг (швед. Olof Skötkonung,  980 — 1022 г.г.), Велюона (лит.Veliuona, бел. Вялёна; Великий князь Гедиминас был похоронен на одном из холмов Велены), Медвечалис (Medvechalis ) — в Литве. Это были поселения феодалов и зависимых от них ремесленников и торговцев. Около некоторых из них возникают посады. Так появляются города Тракай (лит. Trakai), Кернаве (лит. Kernavė, рус. Керново) и другие.

Во второй половине I тысячелетия н. э. латгалам, земгалам, селам, жемайтам, куршам и скальвам  были свойствены захоронения на бескурганных могильниках по обряду трупоположения. На куршских могильниках захоронения иногда обозначались кольцеобразным венцом из камней. В жемайтских кладбищах на дне могильных ям, чаще у головы и ног погребённых, клали крупные камни. Характерной балтийской обрядностью было положение в могилы мужчин и женщин в противоположном направлении. Трупоположения у латгалов ориентировались мужчин головой к востоку, женщин головой к западу. Аукштайты хоронили умерших под курганами по обряду трупосожжения. До VIII–IX веков в основании курганы обкладывали  камнями. Число захоронений в насыпях колеблется от 2–4 до 9–10 человек.

В последних веках I тысячелетия н. э. обряд кремации из восточной Литвы постепенно распространяется среди жемайтов и куршей и в начале II тысячелетия окончательно вытесняет трупоположения. Среди латышских племён и в начале II тысячелетия безраздельно господствовал обряд ингумации15.

Среди погребального инвентаря в балтийских захоронениях большое число бронзовых и серебряных украшений, нередко встеречается оружие и орудия труда. Высокого мастерства балты достигли в бронзолитейном деле и обработке серебра и железа. С большим вкусом изготавливались серебряные украшения. Народное искусство балтов своими корнями уходит в глубь веков. Стремление к красоте отразилось в различных областях материальной культуры, и прежде всего в одежде и украшениях балтов — головных венках, шейных гривнах, браслетах, фибулах, булавках16.

 

Женская одежда состояла из рубахи, поясной одежды (юбки) и наплечного покрывала. Рубахи застегивались подковообразными или иными фибулами. Юбка в талии стягивалась тканевым или плетёным поясом, а по нижнему краю иногда украшалась бронзовыми спиральками или бисером. Наплечное покрывало (скенета у литовцев, виллайне у латышей) изготавливали из шерстяной или полушерстяной ткани, выработанной в технике саржевого плетения в три-четыре ремизки и окрашенной в тёмно-синий цвет. Некоторые наплечные покрывала украшали по краям тканым поясом или бахромой. Но чаще они богато украшались бронзовыми спиральками и колечками, ромбовидными бляшками и привесками. Наплечные покрывала застегивали булавками, фибулами или подковообразными пряжками. Мужская одежда состояла из рубахи, штанов, кафтана, пояса, шапки и плаща. Обувь преимущественно шили из кожи17.

Для изготовления бронзовых украшений очень широко употребляли литьё. Начиная с середины I тысячелетия н. э. всё чаще используется ковка металлов. В IX–XI веках часто изготавливали бронзовые посеребренные украшения. Применялись два приёма: 1) серебрение методом выжигания; 2) покрытие бронзовых изделий листовым серебром. Серебряными листочками часто украшали фибулы, подвески, булавки, поясные принадлежности. Серебряные листочки приклеивали к бронзе клеем, состав которого пока не изучен18.

Многие украшения и другие изделия богато орнаментированы. Для этой цели применялись чеканка, гравировка, инкрустация и т. п. Самыми распространенными были геометрические узоры.

Различаются головные уборы замужних женщин и девушек. Женщины покрывали головы льняными намитками, которые на правой стороне застегивались булавками. Распространены были булавки с треугольной, колесообразной или пластинчатой головкой. Девушки носили металлические венки, которые, согласно похоронным традициям, надевали и пожилым женщинам. Наиболее распространенными у земгалов, латгалов, селов и аукштайтов были венки, состоящие из нескольких рядов спиралек, перемежающиеся с пластинами. Наряду с ними у латгалов и земгалов встречаются и металлические жгутовые венки, нередко дополненные различными подвесками. В западнолитовских землях девушки носили нарядные круглые шапочки, богато украшенные бронзовыми спиральками и подвесками.

Очень распространенную группу украшений составляют шейные гривны. В богатых латгальских погребениях встречаются до шести экземпляров гривен. Очень модными I тысячелетия н. э. были гривны с тордированной дужкой, изготовливали из круглого в сечение или ограненного дрота, который в горячем состоянии перекручивали, отчего на его поверхности появлялась винтообразная нарезка, и гривны с утолщенными или расширяющимися, заходящими друг за друга концами. Гривны с расширяющимися пластинчатыми концами часто украшены трапециевидными подвесками. С IX века распространяются витые гривны.

Для западнолитовских районов характерны роскошные ожерелья из янтарных бус, из ребристых бус тёмно-синего стекла и бронзовых бус бочонкообразной формы. Иногда шейные ожерелья составлялись из бронзовых спиралей или спиральных бус и кольцеобразных привесок.

Латышские племена шейные ожерелья почти не носили. Зато успехом у женщин пользовались нагрудные бронзовые цепочки. В несколько рядов они обычно свешивались от пластинчатого, ажурного или проволочного держателя. На концах цепочек имелись разнообразные  трапециевидные привески из бронзы, бубенчики, в виде двухсторонних гребней, пластинчатые и ажурные зооморфные.

Ещё одну группу нагрудных и наплечных украшений составляют фибулы, подковообразные застежки и булавки. Арбалетовидные фибулы — кольчатые, с маковидными коробочками на концах, крестовидные и ступенчатые — характерны для западной и центральной Литвы. На территории куршей и латгалов мужчины носили дорогие совообразные фибулы — роскошные бронзовые предметы с серебряной плакировкой, иногда инкрустированные цветным стеклом.

Подковообразные застежки литовско-латышских земель довольно многообразны. Самыми распространенными были застежки с концами, загнутыми спирально или трубочкой. Подковообразные застежки с многогранными, звездчатыми и маковидными головками. Некоторые экземпляры подковообразных застежек имеют сложное строение из нескольких свитых жгутов. Широкое распространение получили также застежки с зооморфными концами.

Булавки использовали курши и жемайты для застегивания одежды и скрепления головного убора. Среди них выделяются булавки с колечкообразными головками, булавки с раструбовидными, треугольными и крестовидными головками. Крестовидные головки булавок, распространенных преимущественно в западной Литве, покрыты листовым серебром и украшены тёмно-синими стеклянными вставками.

Браслеты и перстни носили на обеих руках, нередко по нескольку сразу. Одним из самых распространенных типов были спиральные браслеты, что, по-видимому, обусловлено широким бытованием среди балтийских племен культа змеи. Спиральные браслеты напоминают своей формой змею, обвитую вокруг руки. С этим же культом связана и распространенность браслетов и подковообразных застежек со змеиноголовыми концами. Многочисленную и очень характерную группу составляют так называемые массивные браслеты, полукруглые, треугольные или многогранные в сечении, с утолщенными концами. Распространены были и браслеты иных форм, украшенные геометрическими узорами.

Широкое распространение получили спиральные перстни и перстни с расширенной средней частью, украшенной геометрическими мотивами или имитацией витья и спиральными концами.

Обнаруживаемый у Балтийского моря янтарь способствовал широкому изготовлению из него различных украшений.

Среди литовских и пруссо-ятвяжских племён с первых веков нашей эры был распространен обычай хоронить коня вместе с умершим или погибшим всадником. Этот ритуал связан с языческими представлениями балтов19. Благодаря этому в литовских материалах хорошо представлено снаряжение всадника и верхового коня.

Снаряжение коня составляли узда, удила, попона, седло. Самой роскошной была узда, изготовленная из кожаных ремней, разнообразно скрещенных. Места скрещений скреплялись бронзовыми или железными бляшками-оковками, часто инкрустированными или полностью покрытыми серебром. Ремни узды украшались двумя-тремя рядами серебряных конусиков. Иногда уздечки дополнялись бляшками и бубенчиками. Мотивы орнамента на бляшках: чеканные точки, кружочки, ромбы и двойная плетенка. На верхнюю часть узды надевались еще бронзовые спирали или цепочки с трапециевидными подвесками.

Удила были двухчленные или трехчленные и заканчивались кольцами или нарядными псалиями. Прямые псалии украшались иногда стилизованными зооморфными изображениями. Посеребренные железные псалии являются обычной находкой. Встречаются и костяные псалии, обычно орнаментированные геометрическими мотивами. На конце костяной псалии из могильника Граужяй (лит. Grauzhyay) изображена стилизованная голова коня.

Попоны украшали ромбическими бляшками, а по краям — бронзовыми спиралями. Разнообразны железные пряжки и стремена от сёдел. Дужки стремян орнаментированы косыми и поперечными нарезками и нередко покрыты серебром и украшены чеканными треугольниками, треугольниками с зернью или зооморфными изображениями.

——————————————-   ***

15 Люцинский могильник. СПб., 1893; Latviěsu vẽsture. Riga, 1936; Нукшинский могильник. Рига, 1957; Kulikauskas P., Kulikauskiené R., Tautavičius A. Lietuvos archeologijos bruožai. Vilnius, 1961.

16 Senovés lietuviụ papuošalai. Bd. 1, 2 Vilnius, 1958, 1966.

17 Zarina A. Seno latgalu apgerbs 7–13. gs. Riga, 1970.

18 Volkaité-Kulikauskiené R. Lietuviai IX–XII amziais. Vilnius, 1970.

19 Куликаускене Р. К. Погребения с конями у древних литовцев. – Советская археология, т. 17, 1953, с. 211–222; Jaskanis J. Human Burials With Horses in Prussia and Sudovia in the First Millennium of Our Era. – In: Acta Baltico-Slavica, 4, 1966, S. 29–65.

Далее… Эсто-ливские племена

Эсто-ливские племена
Племена восточных славян, балты и эсты

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*