Воскресенье , 17 Декабрь 2017
Домой / Античный Русский мир. / Культ коня в ведическом санскрите Риг-Веды

Культ коня в ведическом санскрите Риг-Веды

Теперь, учитывая, что у многих авторов, включая и названных в данной статье, при анализе истоков погребального обряда с конём делаются отсылки к ведическим традициям, посмотрим, как рассматривался образ коня у ведических ариев, в частности, ритуал жертвоприношения коня. Приведу отрывки из двух гимнов Ригведы.

Гимн I, 162 «Восхваление коня»

Да не проглядят нас Митра, Варуна, Арьяман, подвижный (Агни),
Индра, повелитель Рибху, Маруты,
Когда на месте жертвенных раздач мы будем провозглашать героические деяния,
Скакового коня, несущего награды, рожденного богами.
Когда они впереди покрытого праздничным убранством, унаследованным добром
(Коня) ведут (жертвенный» дар, спутанный веревкой),
……………………………………………………………………………….
Когда предназначенного для жертвы коня люди
По правилу трижды обводят кругом по пути богов,
То доля Пушана идёт первой
……………………………………………………………………………….

(Те,) кто срубает столб, а также, кто везёт столб,
(Те,) кто вытесывает навершие для конского столба,
Кто собирает (всё), что нужно для приготовления скакового коня, –
Их воспевание пусть также нам благоприятствует!
Он вошёл в пределы богов, (конь) с гладкой спиной
Мною сложена молитва, сопровождающая (его),
Ему вслед ликуют вдохновенные риши.
Мы сделали (его) добрым товарищем на ниве процветания богов.

Тот недоуздок скакового коня, приносящего награды, и узда,
Тот ремень на голове, его веревка,
Или же трава, засунутая ему в рот, –
Все это твоё пусть будет среди богов!

……………………………………………………………………………….
Этого коня пусть примут боги!
Тот убор, который расстилают для коня,
Верхнее покрывало, те золотые вещи (что кладут) для него,
Узда, конские ножные путы – (вся) принадлежащая (ему сбруя),
Пусть удержат его у богов!
……………………………………………………………………………….
Один – расчленитель коня Тваштара,
Двое бывают удерживателями (коня). Таков порядок.
……………………………………………………………………………….
Пусть не мучит тебя (твое) ощущение жизни, когда ты вступаешь!
……………………………………………………………………………….
Ты же тут не умираешь, не терпишь ущерба,
К богам ты идешь легкими путями.
Два буланых коня, два в яблоках стали с тобой в одной упряжке.
……………………………………………………………………………….
Пуст боевой конь (принесёт) нам прекрасных коров, прекрасных коней,
Детей мужского пола, а также богатство, кормящее всех!
Пусть Адити создаст нам безгрешность!
Пусть конь, сопровождаемый жертвенным излиянием, добудет власть!

(Риг-Веда, М., 1989. стр.196-198)

В этом гимне мы видим, что захоронение коня («Он вошёл в пределы богов») – это не захоронение «транспортного средства», а торжественный ритуал жертвоприношения, причём конь, как жертвенный дар, посвящается всем главным богам ариев, а также – меньшим богам или полубогам, занимавшим тем не менее важное место в мировоззренческой системе ариев: Митре-Варуне, Индре, Агни, Арьяману, Рибху, Марутам – спутникам и помощникам Индры. Важность данного ритуала подчёркивается словами о том, что он совершается «по правилам», согласно которым коня «трижды обводят по пути богов», иначе говоря, ритуал совершается по закону риты/рты (в авестийском языке ему соответствовало слово аша – М. Бойс) – основному закону ариев, обеспечивавшему порядок всего существующего в мире.

По словам переводчика Риг-Веды Татьяны Яковлевны Елизаренковой, в ряд определений многозначного понятия рита/рта входило и такое, как круговращение или движение регулярного и циклического характера, поэтому рита являлась законом круговращения вселенной, обеспечивавшим правильность функционирования природы и человека.

Функционирование «закона риты представлялось как смена циклов. Согласно взглядам мифопоэтического периода, в момент завершения определённого цикла Космос распадался, Хаос снова вступал в свои права, и… необходим был новый акт творения для создания упорядоченного мира, живущего по закону рита. Основным инструментом восстановления и поддержания космологического порядка был ритуал» (Елизаренкова Т.Я. Мир идей ариев Ригведы // Ригведа. Мандалы.V-VIII. М., 1995. С. 456-461). Отмечу кстати, что в древнерусской традиции известна своя параллель риты – рота, о которой говорится в летописях и в различных произведениях древнерусской литературы, но которая обойдена вниманием российской исторической мысли (о родстве русской роты и индийской риты см.: Серяков М.Л. «Голубиная книга». Священное сказание русского народа. М., 2001. С.578-610)

Жертвенный столб (конский столб в гимне) – одно из самых распространенных образов середины мира – категории моделирования пространства в мифологических системах. Через объекты, ассоциирующиеся с серединой мира, проходит мировая ось. Середина мира в мифологической структуре воспринималась и как источник космической гармонии, и как эмбрион вселенной, как зародыш мира. При этом в ритуале предмет, воплощавший середину мира, заключал в себе и образ космической середины, и образ центра собственного священного пространства: страны, города, общины.

Расчленение коня в ходе жертвенного ритуала было осуществлением космогонического акта, которым воспроизводилось творение Вселенной из частей сакрального тела (тела Первобожества или Первосущества), поскольку конь служил символом ряда богов, был символом солнца. Так что жертвоприношение коня с последующим захоронением было важнейшим ритуалом для ведических ариев. И прежде всего, как подчеркивает Т.Я. Елизаренкова, оно было одним из важнейших обрядов, связанных с царской властью. В гимне I, 162 Риг-Веды прямо указывается цель жертвенного дара: «Пусть конь, …добудет власть!». Неслучайно для обозначения коня в Риг-Веде, употребляется не менее 15 синонимов.

Вот ещё один гимн из Риг-Веды, который дополняет сведения о том, какое значение придавалось захоронению коня у ведических ариев:

Гимн I, 163 «Восхваление коня»

Когда ты заржал впервые, рождаясь,
Вздымаясь из океана или из первородного источника, –
Крылья сокола, передние ноги антилопы –
Достойное хвалы было твоё великое рождение, о скакун.

Его, подаренного Ямой, запряг Трита,
Индра впервые сел на него верхом.
Гандхарва схватил его поводья.
Из солнца вытесали вы коня, о боги.

Ты – Яма, ты – Адитья, о скакун,
Ты – Трита по тайному обету.
Ты наполовину отделён от сомы.
Говорят, что у тебя три привязи на небе.

Три у тебя, говорят на небе привязи,
Три в водах, три в океане.
А ещё кажешься ты мне подобным Варуне, о скакун,
(Там,) где, говорят твоё высшее место рождения.

……………………………………………………………………………….
Здесь я увидел твои несущие счастье поводья,
Которые охраняют пастырей закона.
……………………………………………………………………………….
Следом за тобой – колесница, следом – юный муж, о скакун,
Следом – коровы, следом – благосклонность девиц,
Следом за твоей дружбой идут войска.
Боги наделили тебя героической силой.

Он с золотыми рогами, его ноги из железа,
Он стремителен как мысль, – Индра остался позади него.
Сами боги пришли вкусить жертву у того,
Кто первым сел верхом на коня.

……………………………………………………………………………….
Он отправился в ту высшую общую обитель,
Скакун – к отцу и матери.
Так пусть сегодня он пойдёт к богам как самый приятный (для них)
И испросит тогда желанные дары для жертвователя.

(Риг-Веда, М., 1989, стр. 198-200)

В этом гимне конь явно ассоциируется с Первосуществом (появился «из первородного источника») и с сыном Адити (букв. свободная, несвязанная, земля, земля и небо). По словам Н.Р. Гусевой, Адити предстает в Ведах как разлитое во вселенной женское начало, мать богов и всего сущего, как «матритамá» – наивысшее воплощение материнства. В молитвах, обращенных к ней, называют имя любого бога, потому что Адити – это «все боги, вместе взятые, и каждое божество в отдельности». Н.Р. Гусева приводит слова мудреца-риши Готáма, который согласно традиции, так определял её сущность: «Адити – это мать, и отец, и сын… Адити – это всё, что рождено, и все, что будет рождено» (Гусева Н.Р. Указ. соч. С. 125).

К сыновьям Адити или Адитьям относились сыновья-боги Варуна, Митра, Арьяман, Бхага, Дакша, Анша. Отождествление коня с ведическими богами, связанными с солнцем (Митра) и с космическим законом (Варуна), придает ему значение Первобожества у ведических ариев. Как основной зооморфный символ солнца у ведических ариев, конь может перевоплощаться и в другие зооморфные солнечные ипостаси, например, сокола («крылья сокола») или оленя («он с золотыми рогами»).

Из приведенных гимнов видно, что захоронения предметов конской узды имело также большое и особое символическое значение. Их преподносили богам в числе самых ценных вещей: «…те золотые вещи (что кладут) для него, узда, конские ножные путы – (вся) принадлежащая (ему сбруя), пусть удержат его у богов!», поскольку они отождествлялись с браздами власти, охраняющей порядок жизни («…твои несущие счастье поводья, которые охраняют пастырей закона»). Теперь понятно, какой глубокий смысл вкладывали создатели поминально-погребальных комплексов — курганов Аржана и царских курганов на Алтае, осуществляя захоронения коня/конской упряжи или захоронения с конём.

Петух символ восходящего солнца

Основной смысл захоронения коня и конской упряжи хорошо разгадывается при сравнении археологического материала данных комплексов с ведическими гимнами в честь жертвоприношения коня. Но только вот ведических ариев в период создания этих комплексов на Алтае, вроде бы уже не было, а к кочевому населению описанные традиции не относились.

Кто же был тогда создателем этих курганов?

Полагаю, что данные этнографических исследований по северорусской вышивке ритуального характера, подкрепленные результатами исследований в области ДНК-генеалогии о носителях гаплогруппы R1a как насельниках в Восточной Европе с III тыс. до н.э., позволяют поставить вопрос о древнерусской традиции как доноре сакральных традиций для представителей алтайской семьи языков, включая и традиции погребального обряда.

Археолог В.И. Городцов (1860–1946) первым обратил внимание на русскую вышивку как изобразительный источник для исследования древнерусских сакральных традиций. Северорусская вышивка была представлена на выставке крестьянского искусства в Государственном Историческом музее в 1921 г. По признанию В.И. Городцова, его поразили пережитки глубочайшей старины, заключавшиеся в вышитых узорах. Учёный проанализировал символику узоров на вышивках и щедро снабдил свою работу «Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве» иллюстрациями вышивок, что позволяет и нам ознакомиться с этим прекрасным визуальным источником.

Образцы Северорусской вышивки представляют большой интерес и для рассматриваемого в статье вопроса о культе коня у индоевропейских народов, поскольку изображения северо-русского шитья обнаруживают, на мой взгляд, родство с ведическим мировоззрением, раскрытым в ведических гимнах Риг-Веды, посвященных, в частности, жертвоприношению коня.

«Подсолнечное царство на огромных евразийских пространствах.» Лидия Грот,
кандидат исторических наук.

Далее…  Древо Жизни — женское божество

Древо Жизни - женское божество
Ритуальные захоронения коня

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*