Пятница , 14 Август 2020
Домой / Новое время в истории / Крымские готы и Крым в нацистской идеологии

Крымские готы и Крым в нацистской идеологии

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба».  Глава 4. «Готский вопрос» в науке и идеологиях XII—XXI веков.

Крымские готы и Крым в нацистской идеологии

«Отсюда меня уже ни одна собака не вытащит», — заявил Гитлер после оккупации Крыма1. Позднее, в 1944 году, он прикажет своим генералам любой ценой удержать полуостров от захвата наступающей Красной армии. Его нежелание оставить этот важный плацдарм было вызвано опасением негативной реакции со стороны Турции, Болгарии и Румынии, а также тем фактом, что генералкомиссариат «Таврия» в течение более чем двух с половиной лет был образцовым объектом немецкой политики в Восточной Европе.

«Крым во многом представляет собой микрокосм [нацистской] восточной политики в оккупированном Советском Союзе», — писал английский историк Тимоти Маллиган2.

Как бы это парадоксально ни звучало, но готы и готская история сыграли определенную роль в формировании нацистской идеологии в целом и важнейшую роль в определении судьбы оккупированного Крыма в частности.

Гитлер лично занимался проектом этнической зачистки и германизации полуострова, который планировалось переименовать в «Готенланд». По мнению авторитетных исследователей, «Готенланд» был одним из самых важных проектов фюрера на территории оккупированного Советского Союза3. Нацистские идеологи Фрауэнфельд, Розенберг и Гиммлер мечтали возродить на полуострове древнюю «мечту готов» (Traum der Goten) о собственном государстве. В данном разделе нашей книги мы расскажем о роли крымских готов и их истории в нацистской идеологии и проектах германизации полуострова4.

Несмотря на то, что Германия являлась христианской страной, религиозные представления некоторых высших чинов НСДАП были далеки от христианских. Становлению нацистской идеологии, опиравшейся прежде всего на теорию о расовом превосходстве «арийцев» над прочими расами и народами, сопутствовала также активность разного рода оккультных, мистических и неоязыческих обществ, членами которых было ближайшее окружение самого Гитлера5. При этом источником вдохновения для этих обществ была и древнескандинавская мифология, и санскрит, и руническое письмо, и легенды о Святом Граале, и история «арийской» расы.

Крым в когтях «нацистского орла». Изображение на нацистском памятном знаке 1942 года «Крымский щит» или Krimschild.

Определенную роль в формировании нацистской доктрины сыграли и готы, воспринимавшиеся нацистскими идеологами как древние германцы, предки современных немцев, некогда покоривших практически всю Европу. Данная ассоциативная связь была важна для милитаристически (лат. militaris — военный) настроенных нацистских идеологов, в чьи замыслы также входило завоевание всего континента.

Сам Гитлер, в частности, ассоциировал себя с остготским королем Теодорихом Великим (451—526)6, чьи деяния были навеки записаны в анналы мировой истории. Альфред Розенберг (1893—1946), один из главных нацистских идеологов и рейхсминистр оккупированных восточных территорий, заявил в 1941 году, что остготы, завоевавшие в средние века северную Италию, придали местным «опустившимся племенам новую биологическую силу». Этим же, по его мнению, объяснялась свойственная итальянским фашистам «германская выправка». Отсюда выводилась определенная связь между итальянскими фашистами и крымскими готами, являвшимися последними потомками тех самых остготов, которые некогда заняли северную Италию. Интересно, что свой личный поезд Розенберг горделиво звал «земля готов» (Gotenland)7. Нацистские эксперименты по возрождению готского наследства и готов как нации в Крыму позволили Роберту Сесилю, одному из исследователей идеологии нацизма, назвать Гитлера и его ближайшее окружение «новыми готами XX века»8.

Альфред Розенберг (1893—1946), рейхсминистр оккупированных восточных территорий, посещавший Крым и интересовавшийся готской тематикой

«Готская тема» использовалась нацистами не только в оккупированном Крыму. Польский город Гдыня (нем. Гдинген), к примеру, был официально переименован в 1939 году в «Гавань готов» (Gotenhafen). Это название сохранялось за городом вплоть до 1945 года.

Иной пример: надеясь поднять престиж украинцев в глазах нацистской администрации, генеральный консул Отто Бройтигам «доказывал» существование расовой связи между остготами и украинскими казаками9. К историческому контексту нацисты апеллировали также при создании рейхскомиссариата «Кавказ». Разрозненные сообщения источников о готском присутствии на средневековом Кавказе и Таманском полуострове позволили нацистским идеологам объявить также и Кавказ исторической немецкой территорией. Для обоснования этих псевдоисторических притязаний в состав присланной на Кавказ штабной роты СС входила и зондергруппа немецкого археолога Герберта Янкуна (о нем мы расскажем ниже). Несмотря на то, что готический шрифт не имеет никакого отношения к историческим готам, стоит помнить, что его обыкновенно использовали для книгопечатания в гитлеровской Германии. Все это говорит о том, что в Германии в 30-е годы XX века «готская тема» была достаточно актуальна.

Интерес к крымским готам присутствовал в нацистской Германии и до нападения на Советский Союз. В 1939 году писатель Эдмунд Хёне опубликовал беллетристическое эссе о крымских готах под названием «Последние следы готов». Согласно этой работе, Бусбек встретил двух готов, которые не только поведали ему о своем языке, но и рассказали о детстве, говорящих на готском предках и даже прочитали готский перевод молитвы «Отче наш». Бурная фантазия автора позволила ему утверждать, что сын Сулеймана Великолепного, Мустафа, был рождён от крымско-готской пленницы10. Несмотря на то, что именно он должен был завоевать для османов город Вену, из-за своего наполовину германского происхождения Мустафа volens nolens на деле спас её. Ну, и наконец, чтобы продемонстрировать связь между прошлым и настоящим, Хёне сообщил, что последний потомок династии готских князей, Игорь фон дер Лауниц, проживает в Германии11. Это эссе было опубликовано вместе со статьей Кристофа Обермюллера о вандалах и должно было подкреплять властвовавшие тогда пангерманистские претензии нацистского руководства.

Сразу после нападения Германии на Советский Союз красочные статьи о крымских готах и немецком присутствии в Крыму стали появляться в периодических изданиях СС. Готы и германцы рассматривались в них как самый важный и значительный государственный элемент в истории региона. К примеру, в одной из статей утверждалось:

«С готами организованная сила высочайшего ранга впервые в истории появилась в этом всё ещё неразвитом и не сформировавшемся востоке Европы»12.

Крымским готам уделяли внимание и нацистские писатели. Готскими крепостями Крыма восхищалась, к примеру, главная героиня романа «Гардарики», опубликованного в 1944 году Марой Крюгер, немецкой писательницей национал-социалистической окраски, творившей под псевдонимом «Дагмар Брандт»13. Кстати, в повести «Гулеф становится Феодорой Византийской», являющейся частью того же романа, писательница живописует историю бегства императора Юстиниана II из Херсона; в произведении часто упоминается Даурос (т.е. Дорос) и крымские готы14. Один из немецких военных чинов, капитан Зеттеле (инициалы неизвестны), принимавший участие в военных действиях в Крыму, написал в 1943 году длинное пропагандистское стихотворение, посвященное крымским готам15.

Административная карта генерального округа «Крым». Иллюстрация к книге А. Фрауэнфельда «Крым» (Потсдам, ок. 1942)

Историческое присутствие готов в Крыму послужило национал-социалистам одной из основ для юридической легитимации оккупации Крыма. «Едва ли где-либо на земле в течение столетий так удерживался [немецкий] народных дух (Volkstum), как в Крыму; готы являются тому живым примером», — заявил Гитлер 2 июля 1942 года16. Если Розенберг утверждал, что крымские готы существовали и в XVI веке, то Гитлер и Фрауэнфельд упоминали о готском присутствии в XVIII веке как об историческом факте17.

Некоторыми нацистскими идеологами предполагалось, что немецкие колонисты, начавшие переселяться в Крым только лишь во времена Екатерины II, также каким-то образом были этнически связаны с крымскими готами. Таким образом, германское присутствие в Крыму представляло собой непрерывный континуум с III века н. э. и вплоть до времени вторжения нацистской армии.

Так сведения Бусбека и других авторов о крымских готах были использованы нацистами для оправдания своей экспансии в Крым. Несмотря на то, что сами нацистские идеологи не упоминали, какие именно книги они использовали в качестве источников информации по готской истории Крыма, можно предположить, что эти данные они почерпнули из написанной на немецком научной монографии Р. Лёве, изданной еще в 1896 году. Таким образом, как бы это парадоксально ни звучало, но основным источником информации для нацистов была книга Лёве — еврея по национальности. Этот факт, по всей видимости, нацистам известен не был.

Свои планы относительно Крыма нацисты вынашивали ещё задолго до начала войны с Советским Союзом. Главным создателем и двигателем концепции преобразования Крыма в «Готенланд» был сам фюрер. Именно Гитлер самолично в 1941 и 1942 годах инструктировал, преимущественно устно во время «застольных бесед», своё окружение относительно будущего Крыма. Впрочем, один из главных нацистских идеологов Альфред Розенберг сформулировал свой собственный план ещё в начале 1941 года.

С Крымом у русскоязычного эстонского немца Розенберга вообще были связаны романтические воспоминания. Он впервые посетил полуостров ещё в юном возрасте в 1917 году и тогда же впервые познакомился там с готской культурой. Особое впечатление на него произвёл пещерный город Мангуп-Кале, о красотах которого он неоднократно упоминал в своих речах и воспоминаниях18. Согласно первому плану Розенберга, Крым должен был войти в состав Украины, важная роль в которой отводилась антирусски настроенным украинцам. Этот первоначальный проект Розенберга был раскритикован другими нацистскими идеологами, видевшими в украинцах, как и в других славянах, людей «низшего сорта». Позднее будут также отвергнуты проекты пантюркистких националистов, предлагавших передать Крым в ведение турок и татар.

«готская диадема» из Керчи — титульная страница нацистского журнала SS-Leitheft № 6b за 1941 год. Позднее окажется, что данная диадема на деле принадлежала гуннам, а не готам. Эта находка будоражила умы нацистских «учёных», желавших найти подобные объекты в оккупированном Крыму

В мае 1941 года Розенберг подготовил новый проект. Исследователи предполагают, что свои представления о Крыме Розенберг поменял под непосредственным влиянием Гитлера. Теперь Крым должен был рассматриваться как отдельная территория под названием «Таврия», которую следовало германизировать. Как именно должна проходить эта «германизация», не было до конца ясно, и стройная концепция «Готенланда» ещё не была сформирована. Это, впрочем, не мешало Розенбергу говорить о постоянном германском присутствии в Крыму, связанном с проживавшими там как минимум до XVI века готами и немецкими колонистами XIX века.

Именно в этом контексте становится понятно, почему Гитлер предложил оторвать полуостров от России и Украины и провести его тотальную германизацию. Он недаром неоднократно возвращался в мыслях к нашему полуострову и обдумывал его судьбу. Немалую роль в этом, по всей видимости, сыграла притягательность Крыма как туристического центра: недаром по время осады Севастополя фюрер неоднократно упоминал о природной «красоте Крыма». Судьба полуострова была во многом решена 16 июля 1941 года во время личной беседы Гитлера с его окружением, в состав которого входил и Альфред Розенберг. Именно тогда Гитлер сообщил, что Крым «должен быть очищен от всех инородных [элементов] и заселен немцами». Судьба депортированных «инородных» его волновала крайне мало: «Куда — мне совершенно безразлично. Россия достаточно велика». Об этнической чистке Крыма Гитлер вспоминал и после этого; по его мнению, «немецкий народ […] должен врасти в этот регион»19.

Именно тогда ему в голову пришла идея о грядущем преобразовании генерал-комиссариата Таврии в Готенланд (нем. «земля / область готов»), чьё название указывало бы на историческое присутствие в этом регионе древних германцев. Если в начале оккупации полуострова немецкими идеологами использовался в основном топоним Готенланд, то позднее стало чаще употребляться название Готенгау (нем. «округ готов»).20 Добавим, что в топониме Готенланд слово ланд упоминается в значении «земля, область», т. е. административная единица, аналогичная «земле» в тогдашней и современной Германии. Об этом почему-то часто забывают отечественные исследователи. Гитлер хотел в глобальном смысле преобразовать Крым в terra teutonica (лат. «тевтонская / немецкая земля») на Чёрном море, в то время как Геббельс видел в нём грядущий «второй Голливуд»21.

Будущим населением Крыма должны были стать немецкие Wehrbauern («вооруженные крестьяне»), т. е. солдаты, умеющие заниматься сельским хозяйством. Рейхсляйтер Роберт Лей, глава движения KdF22, курировавший вопросы отдыха рабочих, с энтузиазмом говорил о будущем Крыма как «крупного немецкого курорта», в котором должны были бы отдыхать заслуженные нацисты. Предполагалось даже построить гигантскую автомагистраль, по которой можно было бы доехать от Гамбурга до Крыма за два дня23.

«Любитель» Крыма и крымских готов, генеральный комиссар гау (округа) «Таврия» Альфред Эдуард Фрауэнфельд (1898—1977; стоит на снимке справа)

В конце 1941 года Розенберг, ставший к тому моменту рейхсминистром восточных оккупированных территорий, докладывал Гитлеру о прогрессе в проекте относительно германизации Крыма. Фюрер благосклонно выслушал предложения министра о переименовании Симферополя в Готенбург («город готов»), а Севастополя — в Теодорихсхафен / Теодориххафен («гавань Теодориха*»). Новая столица «имперской области Готенланд» должна была появиться на Ялтинской гряде24. Из всех запланированных нацистами глобальных переименований в жизнь претворить удалось лишь немногие. Так, одна из центральных улиц Симферополя, Февральская, была переименована в «Готскую» (Gotenstraße)25. «Готской короной» (Gotenkrone) был назван производившийся в крымских подвалах коньяк, а «готской головой» (Gotenkopf) — Перекопский перешеек — стратегически важный проход на севере полуострова26.

скала Дженевез-Кая

В нацистской пропагандистской книге «Мы сражались в Крыму» был помещен рисунок Курта Штендера, изображающий Gursuf mit Gotenkopf т. е. «Гурзуф с готской головой». Здесь, по всей видимости, под термином «готская голова» нацисты понимали скалу Дженевез-Кая, на которой находилась гурзуфская крепость27.

Для ускорения процесса германизации Крыма изначально предполагалось переселить туда этнических немцев, проживавших на территории Советского Союза. Позднее возникла идея заселения полуострова жителями немецких колоний за Днестром, населенных около 140 тысячами этнических немцев. Продвижением и обоснованием планов Гитлера и Розенберга на полуострове занялся генеральный комиссар гау (округа) «Таврия» Альфред Эдуард Фрауэнфельд (1898—1977)28. Его стараниями было подготовлено несколько отдельных книг, меморандумов, докладных записок и мемуаров, посвященных Крыму, его прошлому и будущему, а также роли готов в судьбе полуострова**. Он также читал публичные образовательные лекции о роли готско-германского элемента в истории Крыма. Фрауэнфельд, приехавший в Крым в декабре 1941 года, несколько неожиданно стал горячим поклонником Крыма, его природных, исторических и архитектурных памятников. Редко какой иной посетитель оставил столь восторженное описание красот полуострова, как генеральный комиссар Таврии. По его мнению, «крутые берега Южного Крыма, долины возвышенностей-яйлы» превосходили собой красоты Альп, Тироля, Швейцарии, французской Ривьеры, Неаполитанского залива, садов Таормины, Канарских островов, Тенерифе, Ливана, Адриатического моря и многих других курортов. Усматривая огромный потенциал у Крыма как грядущего немецкого курорта, Фрауэнфельд писал о том, что горы, синее море и вечнозеленые сады полуострова станут «жемчужиной Великой Германии, более того, жемчужиной Европы»29.

Титульная страница книги А. Фрауэнфельда «Крым» (Потсдам, ок. 1942). В ней автор уделил немалое внимание «готскому вопросу»

Особое внимание Фрауэнфельд уделял истории крымских готов. Им он посвятил отдельную главу в написанном в 1942 году служебном справочном издании по истории, природе и экономическому положению Таврии. В этой главе генеральный комиссар прослеживает историю крымских готов с момента их поселения в Крыму вплоть до немецкого вторжения в Советский Союз в 1941 году. Готы являются для него народом, «окутанным романтикой и волшебством тайн». На обложке своей книги, над изображением Крымского полуострова, Фрауэнфельд помещает изображение «готской короны из Крыма», датированной немецкими археологами того времени V—VI веками н. э. и хранившейся в Берлинском музее первобытной и ранней истории. Комиссар явно хотел тем самым показать, что готы являются как бы «короной», или «венцом» истории Крыма. Необходимо отметить, что и здесь нацистский «учёный» также опростоволосился. Данная корона, называвшаяся в литературе того времени также «керченской диадемой», действительно датируется V—VI веками н. э., т. е. временем готского присутствия в Крыму. Тем не менее, на деле она является гуннской, а не готской30. В другой раз нацистские эксперты ошиблись, приняв бронзовый римский шлем за скифский; возможно, претекстом для этой ошибки служил тот факт, что Г. Янкун считал скифов, равно как и готов, предками древних германцев31.

Следует отметить, что именно «керченская диадема», воспринимавшаяся как готский артефакт, в течение многих довоенных лет будила воображение нацистских учёных и идеологов, надеявшихся найти в Крыму аналогичные драгоценные объекты, которые подтвердили бы существование могучей «готской империи» на юге России. К примеру, доктор Вернер Брауне, командир действовавшей в Симферополе оперативной группы 11b, часто рассказывал своим солдатам о «готских сокровищах Керчи». В книге «Мы сражались в Крыму» были помещены фотографии диадемы, готских фибул и орлиноголовой пряжки с комментарием: «Готские сокровища из Керчи доказывают мощь и культуру этого германского народа [т. е. готов]»32. Рисунки и фотографии керченской диадемы были напечатаны в нескольких немецких журналах33. Зная о керченской диадеме, обнаружить готские находки в Крыму собирались также археолог Г. Янкун и Х. Райнерт34.

Данный рисунок был опубликован в нацистской книге «Мы воевали в Крыму» (1942) под названием «Готская крепость Эски-Кермен». На деле это, конечно, панорама Мангупа и деревни Ходжа-Сала

Вернёмся, однако, к книге Фрауэнфельда. В ней генеральный комиссар округа «Таврия» зачастую воспроизводит сведения о готах, почерпнутые им из трудов немецкоязычных исследователей крымской истории, таких как В. Томашек и Р. Лёве. Особое внимание комиссар уделил истории княжества Феодоро. По его мнению, проживание в княжестве готов, хранивших независимость в течение 1200 лет  — с III века н. э. и до османского завоевания 1475 года, несмотря на притеснения со стороны других народов, являлось настоящим чудом. Тем не менее, пересказав сведения практически всех источников о готском языке, известных ему из работы Лёве, Фрауэнфельд почему-то игнорирует яркое свидетельство Ст. Сестренцевич-Богуша, сообщавшего о возможном пребывании потомков готов в Мангупе во второй половине XVIII века. Объяснить это странное обстоятельство можно, на наш взгляд, только одним образом. Дело в том, что согласно Р. Лёве, Сестренцевич-Богуш принял «мангупских евреев [караимов] за говорящих на крымско-готском мусульман-татар»35. Именно поэтому не совсем «выдержанное» в расовом отношении свидетельство попросту не могло быть использовано нацистским идеологом. Видимо, по тем же соображениям, говоря о сватовстве сына Ивана III к дочери мангупского князя Исайко, Фрауэнфельд «забывает» упомянуть о ключевой роли в этом процессе крымского еврея Хози Кокоса (Ходжи Кёккёза)36.

Подводя итоги пребывания готов в Крыму, Фрауэнфельд утверждает, что «часть германского национального племени, весьма родственного нам, немцам, и говорящего практически на том же языке, что и мы… как минимум 1200 лет в большей своей части удерживала государственную независимость».

Тут следует заметить, что в утверждениях о расовом и лингвистическом родстве между немцами и древними готами Фрауэнфельд, равно как и другие идеологи пангерманизма и национал-социализма, безусловно, перегибали палку. Готы, конечно, представляли собой одно из древних германских племён. Однако, будучи пришельцами из южной Швеции и Готланда, они не были прямыми предками немцев (самоназвание Deutsch), а, скорее, их дальними родственниками. Точно так же и восточногерманский готский язык заметно отличался как от древних, так и современных немецких диалектов.

Вернер Боймельбург (1899—1963). Нацистский беллетрист и публицист, автор репортажа о посещении Мангупа в 1942 году

В заключительной части очерка о готах Фрауэнфельд призвал учёных провести археологические исследования на следующих объектах: Керчь, Тамань, побережье Крыма от Феодосии до Балаклавы, Мангуп, Эски-Кермен, Сюйрен, Бия-Сала и Партенит. Генеральный комиссар также указал на необходимость проведения расовых исследований среди горных татар и мариупольских греков с целью выявления среди них предполагаемых потомков готов, т. е. носителей германского расового элемента. Таким образом он собирался «выявить и спасти ценный человеческий материал», т. е. путём селекции восстановить готский расовый тип и таким образом «воскресить остатки готов после их 200-летней кажущейся смерти»37.

К июню 1942 Фрауэнфельд составил новый и окончательный проект «германизации» Крыма. Предполагалось, что полуостров будет заселён южными тирольцами, проживавшими в северной Италии. Тирольцев предполагалось переместить в Крым, чтобы провести его этническую «германизацию», а также одновременно разрешить существующие между Германией и Италией проблемы, связанные со статусом Южного Тироля. Фрауэнфельд обратился к тирольцам с призывом оставить «свою родину во имя улучшения отношений между Германией и Италией». В качестве награды генеральный комиссар Таврии обещал тирольцам отдать в полное распоряжение Крымский полуостров. В своём меморандуме он подчеркнул преимущества переселения в Крым и расписал перед тирольцами плодородие крымской почвы, обилие лекарственных растений и табака, возможность производства цемента и хорошее состояние крымских городов и сел. В качестве обслуживающего персонала тирольцам должны были служить «качественные расово» крымские русские и украинцы, в то время как «расово неполноценные» должны были быть ликвидированы. В общем, заключал Фрауэнфельд, по сравнению с современным Южным Тиролем Крым — это «земля, испоненная молоком и мёдом».38

В проекте «тиролизации» Крыма определенную роль играл готский вопрос. Фрауэнфельд видел в тирольцах, проживавших на территории, некогда принадлежавшей остготам, «застывших во льду готов»39. Таким образом, речь шла о переселении тирольцев — потомков готов из Северной Италии — в Крым, на историческую территорию, некогда также завоеванную готскими племенами. Однако этот «романтический» проект натолкнулся на серьезную проблему: 180 тысяч тирольцев было явно недостаточно, чтобы полностью заселить полуостров. Для решения этой проблемы Фрауэнфельд решил провести расовый эксперимент по «регерманизации» проживавших в Крыму отатарившихся и обрусевших потомков готов, носителей «готского наследственного вещества (Erbsubstanz)». Таким образом генеральный комиссар Таврии хотел «вернуть к жизни кажущийся вымершим [готский] народ». В другом проекте Фрауэнфельд предлагал заселить Крым датчанами, голландцами, а также двумя тысячами немцев, проживавших в Палестине40.

Гиммлер предполагал, что германизация Крыма в общем займет около 20 лет. В качестве первой стадии этого процесса местное население должно было быть обследовано нацистскими антропологами. Та его часть, в которой были бы найдены антропологические элементы нордической расы, могла остаться в Крыму; славяне и прочие «расово нежелательные» должны были быть изгнаны из Крыма, частично уничтожены, а частично превращены в рабов. На их место предполагалось переселить светловолосых и голубоглазых немецких «солдат-крестьян». Чтобы воссоздать для переселенцев общую атмосферу древних лесов северной Германии, Гиммлер планировал высадить в Крыму сотни тысяч дубов и берёз41.

Трое немецких военных (предположительно, Л. фон Альвенслебен, Г.О. Кальк и В. Боймельбург) у северо-восточного входа в донжон мангупской цитадели

 

По указу Фрауэнфельда 14 июля 1942 года городище Мангуп посетили СС-бригаденфюрер и генерал-майор полиции округа «Таврия» Людольф фон Альвенслебен (1901—1970) в сопровождении полковника медицинской службы профессора Генриха Отто Калька (1895—1973) и капитана военной авиации, нацистского писателя Вернера Боймельбурга (Werner Beumelburg; 1899—1963; у русскоязычных авторов неверно именуется «Баумельбургом»). Последний оставил отчёт об увиденном в небольшой работе под названием «Готы в Крыму» (Die Goten auf der Krim). В самом начале отчёта Боймельбург, как бы парадоксально это ни звучало, совершенно справедливо критикует советскую историческую науку, пытавшуюся отрицать германскую сущность крымских готов и представлявшую их как «конгломерат из таких местных племен как аланы, гунны, авары и сарматы»***.

Прогуливаясь по Мангупу, Боймельбург чувствует готский дух во всех эпохах и памятниках, «говорим ли мы о старом замке готских князей, о византийской базилике, о новом здании замка 14 века, гробницах, подземных подвалах, городских стенах или угловых башнях». В данном случае нацистский идеолог выдает желаемое за действительное. В провинциальной византийской архитектуре позднесредневекового Мангупа — как раз с точностью до наоборот — нельзя найти совершенно ничего готского (или готического).

Далее, по мнению Боймельбурга, готы пережили все исторические эпохи Крыма, и только во время русского и советского владычества был уничтожен их национальный дух и переписана история. Завершает свой отчёт он утверждением, что Вторая мировая война означает начало новой эпохи германского присутствия в Крыму.

Для подготовки этой эпохи, по мнению писателя, «необходимо со всей энергией и усердием исследовать имеющиеся остатки готского народного духа. Мангуп Кале, древний затерянный готский город, представляет собой лучшую возможность подобного рода. Нет никаких сомнений, что систематическое исследование этого горного города приведет к новым и при известных условиях важным результатам»42.

Добавим, что Мангуп, воспринимавшийся нацистами как один из главнейших готских городов Крыма, во время Второй мировой войны стал туристическим объектом активно посещаемым немцами. Помимо группы фон Альвенслебена его неоднократно посещали и другие военные чины и ученые. К примеру, в 1942 году там побывал оберштурмбанфюрер СС доктор Шпенглер. Известно, что он собирался опубликовать снятый им на Мангупе фоторепортаж; сделать это ему запретил лично Гиммлер, не желавший вызвать этой публикацией недовольство штаба Розенберга, весьма ревниво относившегося к действиям людей Гиммлера в Крыму43.

Граффито с именем немецкого военного, посетившего Мангуп в 1943 году (прорисовка М. Кизилова)

Немецкие чины посещали Мангуп и после этого. Один из них, осмотревший крепость в 1943 году, процарапал в камне на внутренней стороне юго-восточного входа в донжон мангупской цитадели свое имя (Эрхард Баллерштедт(?)****) и дату посещения. Летом 1942 года оккупированный Крым, где дислоцировались румынские конные войска, отважился посетить Г. Брэтиану (1898—1953), классический исследователь крымско-готской истории. В качестве приложения к своей статье об увиденном он опубликовал несколько снимков, сделанных румынскими лейтенантами-полковниками Берданом и Пушке, также посетившими Мангуп незадолго до приезда учёного.44.

Несмотря на то, что современные отечественные авторы постоянно утверждают, что группа Альвенслебена, Калька и Боймельбурга занималась раскопками на Мангупе, на самом деле в цели этой группы входило лишь однократное посещение городища и написание отчёта об увиденном, что и было сделано Боймельбургом в его эссе «Готы в Крыму». Ни Альвенслебен, ни Кальк, ни Боймельбург не имели соответствующей для проведения раскопок квалификации. Ни один из них ни разу не упоминается в документах, связанных с исследованием крымских древностей45.

Раскопками готских древностей в Крыму собирались заниматься две другие нацистские структуры, враждовавшие между собой: общество «Аненербе», руководителем которого был сам Генрих Гиммлер, и исследовательская группа Альфреда Розенберга, министра оккупированных восточных территорий. К счастью для Крыма и его культурно-исторического наследия, дальше планов у нацистов дело не пошло, и раскопки, видимо, так и не состоялись. Расскажем об этом подробнее.

Эмблема общества «Аненербе» (Наследие предков)

Общество «Аненербе» (Ahnenerbe; «Наследие предков»)5* было основано ещё в 1935 году рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером. Его целью являлось доказательство расового превосходства германцев путём проведения исторических, антропологических, лингвистических и археологических исследований. Это «академическое» общество ставило перед собой задачу показать ключевую роль «арийской расы» в развитии человеческой цивилизации. В поисках доказательств для своей бесчеловечной теории обществом были организованы экспедиции в такие регионы, как Тибет, Непал, Ближний Восток, Швецию, Финляндию и — о чем мы будем говорить подробнее — в Крым. Гиммлер, родившийся в семье филолога-классициста, с детства был знаком с древнескандинавской и германской мифологией — отсюда, пожалуй, и проистекает его интерес к этой проблематике. В 1937 году он фактически интегрировал «Аненербе» в состав СС и перенаправил его на военные нужды; однако и после этого общество продолжало вести «научную» деятельность.

В июле 1942 г. генеральный секретарь «Аненербе» Вольфрам Зиверс поставил перед обществом ответственное задание: провести исследования в Крыму, чтобы «установить, было ли самое раннее немецкое поселение в Крыму связано с остатками готов, в каком объёме, и имело ли место в данных обстоятельствах продолжение связи с готской традицией»46. Для выполнения задачи в южную Россию и на Кавказ в том же месяце была отправлена исследовательская группа «Аненербе», состоявшая из археологов профессора и СС-штурмбанфюрера Герберта Янкуна (1905—1990)47, доктора Карла Керстена (1908—1992) и барона доктора Вольфа фон Зеефельда (последний владел русским языком). В 1943 году к группе Янкуна присоединился также доктор Виснер, заданием которого было изучение греческих колоний Крыма. О необходимости скорейшего исследования готского наследия в Крыму своим подчиненным постоянно напоминал сам рейхсфюрер. Гиммлер и его сотрудники надеялись обнаружить в Крыму остатки мощного остготского государства и его столицы и, тем самым, получить в свои руки достойный материал, который позднее бы помог в идеологической борьбе против «евреев и масонов»48. Таким образом, проблема исследования готской истории в Крыму имела не столько научное, сколько идеологическое значение.

Профессор и СС-штурмбанфюрер Герберт Янкун (1905—1990), глава исследовательского отдела «Аненербе», отправленный в 1942 году в южную Россию, Крым и Кавказ с целью исследования и изъятия исторических ценностей

Глава группы Герберт Янкун вскоре получил в своё распоряжение специальное подразделение (Sonderkommando), вместе с которым в составе 5 танковой СС-дивизии «Викинг» археолог начал свой путь на территорию Советского Союза. В начале августа 1942 года Гиммлер ознакомился с уже упоминавшимся нами выше отчётом Вернера Боймельбурга о посещении Мангупа. Эта работа произвела столь сильное впечатление на рейхсминистра, что тот немедленно сообщил Зиверсу о необходимости начать исследования Мангупа и других готских памятников Крыма49. 14 августа Зиверс, в свою очередь, потребовал от Янкуна немедленно приступить к изучению «готских городов Манкупа и Эскикерми» (нем. Gotenburgen Mankup und Eskikermi)50. Сам Янкун был более заинтересован в проведении раскопок и грабеже музеев на территории южной России и на Кавказе, чем в Крыму. По этой причине, продолжив свой путь на Кавказ, 18 августа 1942 года он отправил в Крым Карла Керстена, который должен был произвести предварительный осмотр и исследование крымско-готских древностей.

17 сентября 1942 года прибывший в Крым Керстен получил письмо от командира полиции безопасности Таврии о планируемом в ближайшем будущем визите рейхсфюрера СС Гиммлера, пожелавшего осмотреть «готские горные крепости и пещерные города Крыма». В этом послании предписывалось разработать соответствующий экскурсионный план и самолично осмотреть вышеуказанные достопримечательности. Керстен провёл целых шесть дней в Симферопольском музее и тщательно изучил доступную ему литературу по истории Крыма6*. 23 сентября, взяв с собой водителя, переводчика, двух полицейских и десять работников татарской милиции, он отправился исследовать пещерные города. В качестве базы для своих путешествий Керстен избрал город Бахчисарай. Посетив Инкерман, Баклу и Чуфут-Кале, он осмотрел Тепе-Кермен, предложив «Аненербе» начать раскопки на этом городище. По мнению нацистского специалиста, «готское происхождение города» не должно было вызывать сомнений. Отметим, что с этой точкой зрения, конечно, не согласятся современные исследователи крымских пещерных городов. Большие надежды Керстен связывал с посещением Эски-Кермена, считавшегося наукой того времени наиболее вероятным местом локализации Дороса, столицы Крымской Готии. Ожидания археолога не оправдали себя: пещерный город вовсе не был похож на столицу могучей готской империи. Далее Керстен собирался посетить Мангуп. Однако визит пришлось отменить из-за того, что городище стало небезопасным местом: жители соседних деревень заметили прятавшихся среди руин Мангупа партизан51. Заметим, кстати, что помимо чисто научных заданий, Керстен и Янкун также занимались сбором информации о настроениях у местного населения и партизанской активности, и этими данными они напрямую делились со службой безопасности рейхсфюрера СС52.

Г. Гиммлер во время посещения Крыма (второй справа; слева от него — Л. фон Альвенслебен). Рейхсфюреру так и не удалось посетить столь интересовавшие его готские древности Крыма

27 октября 1942 года в Крым приехал и сам Гиммлер. 28 октября он посетил Бахчисарайский музей, уделив особое внимание хранящимся там эпиграфическим памятникам, найденным при раскопках Мангупа; в тот же день он отправился в Севастополь, заехав по дороге в Инкерман. Гиммлеру так и не удалось посетить Мангуп и Эски-Кермен, основные готские достопримечательности, ради осмотра которых он и приехал в Крым. В это время настолько активизировалось партизанское движение, что посещение этих городищ было слишком небезопасно. Раздосадованный рейхсфюрер покинул Крым несолоно хлебавши. Во время визита Гиммлера против партизан, прятавшихся в пещерных городах, проводилась операция Lederstrumpf (нем. «кожаный чулок»). В одной из местностей в распоряжении партизан была посадочная площадка, так что Советская армия могла поставлять им оружие и провиант прямо по воздуху53. Несколько ранее немецкие солдаты преследовали советских партизан, скрывавшихся в окрестностях Чуфут-Кале54.

Несмотря на столь бесславно закончившийся визит рейхсфюрера, нацисты не оставили замыслы относительно изучения истории и археологии Крыма. Для проведения археологических работ на готских памятниках полуострова Янкун предложил в октябре 1942 года открыть в Симферополе местный отдел «Аненербе»55. В начале 1943 года Керстен получил от Гиммлера дополнительный приказ о подготовке официального отчёта и документального фильма о крымских готах56.

Сам Янкун до Крыма так и не добрался, занимаясь грабежом советских музеев и выслеживанием эвакуированных советскими властями музейных экспонатов. 26 августа 1942 года Янкун и Зеефельд нашли ряд ценных объектов в экспозиции Майкопского музея. Несмотря на то, что среди них не было готских древностей, самые важные и ценные из найденных ими экспонатов нацистские эксперты отправили с попутным транспортом в Германию. 28 августа 1942 года Зеефельд обнаружил в Армавире ящики с экспонатами, эвакуированными из Севастопольского и Керченского музеев. Среди них были древнегреческие вазы, терракотовые статуэтки, античные монеты, мраморный рельеф и многое другое. Особенно любопытно, что среди экспонатов находилась коллекция краеведческих книг одной из библиотек Симферополя, видимо, из библиотеки «Таврика». Вскоре 14 ящиков с самыми ценными экспонатами отправились в штаб-квартиру «Аненербе» в Берлине.

В январе 1943 года Вольфрам Зиверс писал о том, что наиважнейшая часть этнографических экспонатов, а также географической и исторической библиотеки с книгами о Крыме и Кавказе благополучно достигла Германии. В одном из документов это собрание именовалось «готским сокровищем» (нем. Gotenschatz)57. 16 февраля 1943 руководство «Аненербе» приняло решение о том, что обработкой первобытных и греческих материалов из южной России, включавших, вероятно, и крымские артефакты, должны были заняться немецкий специалист доктор Виснер, а также доцент из Вены, доктор Ганчар58. Дальнейшая судьба этой коллекции остаётся неизвестной.

Городище Эски-Кермен. Немецкая аэрофотосъемка

Параллельно с исследователями «Аненербе» в Крыму также действовали учёные из зондерштаба первобытной и древней истории Альфреда Розенберга. Кстати, их присутствие в Крыму чрезвычайно раздражало Янкуна и его коллег, видевших в людях Розенберга своих соперников. Одним из таких учёных был профессор Рудольф Штампфус, также активно занимавшийся в сентябре 1942 года исследованием крымских пещерных городов в контексте готской истории59; главой зондерштаба был профессор Ханс Райнерт. Из жалоб сотрудников «Аненербе» известно, что работники штаба Розенберга подробно описали и определили в своё ведомство «практически все поселения готов»60.

Люди Розенберга постоянно сталкивались и конфликтовали с работниками «Аненербе» как в Крыму, так и за его пределами. В частности, сотрудники Розенберга установили на территории нескольких археологических памятников Крыма таблички с надписями о том, что права на раскопки этих объектов принадлежат их ведомству. Сотрудники «Аненербе», тем не менее, полагали, что все права на раскопки принадлежат им, а не людям Розенберга. При этом они ссылались на то, что Общество взаимопомощи немецкой науки, посетившее Крым еще в 1929 году, передало права именно «Аненербе». По этой причине Керстен планировал летом 1943 года убрать установленные работниками штаба Розенберга таблички и наконец-то начать раскопки61.

Городище Эски-Кермен.

Несмотря на постоянный интерес нацистских учёных и идеологов к крымско-готской проблеме, начать предполагаемые раскопки им, видимо, так и не удалось. Военно-политическая ситуация изменилась — Германии необходимо было сосредоточить все силы на ведении войны.

В ноябре 1942 г. Гиммлер с разочарованием писал о том, что «в ближайшие месяцы ни мы, ни — как я предполагаю, люди рейхсляйтера Розенберга — не будем располагать временем для проведения раскопок. Сейчас мы должны сконцентрировать все силы лишь на том, чтобы выиграть войну»62.

В июне 1943 г. Карл Керстен и другие исследователи провели предварительные раскопки на могильнике в районе села Никольское на Днепре. Ожидаемых готских находок эти раскопки не принесли. Летом того же года Керстен писал в отчёте о необходимости скорейшего проведения раскопок на Эски-Кермене, Суук-Су и Мангупе. Он настаивал на этом прежде всего для того, чтобы опередить людей Розенберга, также собиравшихся вести раскопки на этих объектах; в качестве рабочей силы на указанных памятниках должны были работать советские военнопленные63.

И этот проект также не был реализован. Весной 1944 года немецкие оккупационные войска были изгнаны с территории Крыма. Крым так и не стал Готенландом, а нацистским «учёным» так и не удалось обосновать историческое право Германии на владение крымской землей.

Немецкие солдаты обсуждают диспозицию. Фото предположительно сделано в 1942 году на мысе Эль-Бурун возле городища Эски-Кермен

С Крымской Готией и её городами связан ещё один интересный эпизод Второй мировой войны. Захвату Севастополя фюрер придавал первостепенное значение. По его мнению, Севастополь был «понятием, известным всему миру», и только лишь немецкая армия могла захватить его64. В июне 1942 года в татарской деревне Юхары-Каралес (современное Залесное) разместил свой штаб главнокомандующий крымской армией генерал-полковник Эрих фон Манштейн. Из деревни, по вполне понятным причинам, нельзя было вести наблюдение за ходом севастопольской кампании. Поэтому свой наблюдательный пункт будущий фельдмаршал расположил «на скалистой вершине, поднимающейся над деревней, в скалистых горах Черкес-Кермена7*, где некогда построили свою крепость готы». Там был сооружен «небольшой земляной блиндаж, из которого можно было вести наблюдение при помощи стереотрубы». Утром 7 июня 1942 года Манштейн мог вести наблюдение за ходом наступления на Севастополь:

Перед нами открылось незабываемое зрелище. Это был единственный в своем роде случай в современной войне, когда командующий армией видел перед собой всё поле сражения.
На северо-западе взору открывалась лесистая местность, скрывавшая от нас тяжёлые бои на левом фланге 54 ак, и дальше высоты южнее долины Бельбека, за которые велись такие упорные бои. На западе виднелись Гайтанские высоты, за которыми вдалеке сверкала водная поверхность бухты Северной у её соединения с Черным морем. В хорошую погоду была видна даже оконечность полуострова Херсонес, на котором мы впоследствии обнаружили остатки эллинской культуры.
На юго-западе угрожающе поднимались высоты Сапуны и возвышались скалы прибрежных гор. На всём широком кольце крепостного фронта ночью видны были вспышки орудий, а днём облака из пыли и обломков скал, поднимаемые разрывами снарядов и бомб нашей авиации. Поистине фантастическое обрамление грандиозного спектакля!8*

Традиционно крымские учёные предполагали, что ставка Манштейна находилась на Мангупе. Это совершенно не следует из текста мемуаров самого фельдмаршала, говорившего о Черкес-Кермене (т.е. Эски-Кермене) как о месте нахождения его наблюдательного пункта. Главнокомандующий, который должен был вести в этой местности военные действия, вряд ли бы перепутал Мангуп с Эски-Керменом. С Мангупа можно видеть только Северную бухту, а не весь ландшафт от долины Бельбека до Балаклавы, о котором пишет сам Манштейн. На прилагающейся к его воспоминаниям карте наблюдательный пункт главнокомандующего также обозначен флажком в районе Эски-Кермена.

Карта Севастопольской кампании (из мемуаров Эриха фон Манштейна). Флажком обозначено местоположение ставки Манштейна в районе крепости Черкес-Кермен (т.е. Эски-Кермен)

На карте, опубликованной в книге П.А. Моргунова в 1979 году, место нахождения наблюдательного пункта Манштейна обозначено на горе Эль-Бурун, расположенной южнее Эски-Кермена, т. е. сравнительно недалеко от деревни Юхары-Каралез65. В нацистской книге «Бессарабия-Украина-Крым» есть фото группы немецких солдат, сидящих, по всей видимости, на горе Эль-Бурун и осматривающих местность. Эти солдаты, вполне вероятно, были из штаба Манштейна66. Все это позволяет нам утверждать, что наблюдательный пункт будущего фельдмаршала действительно был на Эль-Буруне, а не на Мангупе.

В результате поездки на гору Эль-Бурун с группой киевских документалистов и С.А. Борисовым (8.06.2012) нами были обнаружены остатки блиндажа, в котором, как можно с достаточной уверенностью предполагать, находился наблюдательный пункт Манштейна. Открывающийся с Эль-Буруна великолепный вид действительно позволяет обозревать значительную часть юго-западного Крыма. Именно по этой причине здесь находился наблюдательный пункт немецкого главнокомандующего9*.

«Чаша Виганда» I века н. э., обнаруженная в Ольвии. По мнению Р. Харриса, по форме она могла быть похожей на чашу Святого Грааля

В заключение хотелось бы сказать о том, чего в истории немецкого интереса к крымско-готской истории попросту не было. Многочисленные газетные и веб-публикации последних лет о том, что нацисты якобы искали на Мангупе чашу Святого Грааля, не основаны на исторических данных и являются досужими выдумками. Давайте проанализируем историю возникновения данной мифологемы. Это важно прежде всего для того, чтобы прекратить распространение ложных псевдонаучных теорий. Впервые гипотеза о поисках чаши Святого Грааля в крымском контексте появляется в 2006 году в популярной книге А.В. Васильева и М.Н. Автушенко «Загадка княжества Феодоро». В ней авторы дословно пишут следующее:

Почему нацисты думали, что Грааль находится в Крыму? Возможно, им было известно об экспедициях Барченко. Быть может у они ориентировались на мнение авторитетного библеиста и востоковеда Рендела Харриса. Последний был уверен в том, что Грааль может находиться в Таврике, и одно время считал, что ему удалось стать обладателем Святой чаши. Ещё в феврале 1927 года мадридская газета «La Estera» опубликовала фотографию стеклянной чаши без ручек и основания с комментарием Харриса. Эта чаша была найдена во время экспедиции в Крым, и Харрис приводил аргументы в пользу того, что она могла быть Святым Граалем67.

Далее Васильев и Автушенко говорят о том, что в годы Второй мировой войны поисками Святого Грааля в Крыму занимались бригаденфюрер Людольф Альвенслебен и Отто Олендорф. Дополнительные подробности о поисках Грааля в Крыму были также помещены А.В. Васильевым на специальном для этого созданном Интернет-сайте68.

Попытаемся проверить предоставленную нам информацию. Для этого начнём с Варченко. По Васильеву и Автушенко, А.В. Варченко был русским писателем-фантастом, доктором медицинских наук, интересовавшимся оккультными и мистическими явлениями. В 1927 году Варченко и несколько его коллег вели некие до сих пор малоизвестные науке исследования на территории крымских пещерных городов. В 1938 году Варченко был расстрелян, оставив в НКВД составленный перед смертью подробный отчёт о его исследовательской деятельности. Что именно было там написано, остаётся и поныне неизвестным, однако, как намекнули в своей книге Васильев и Автушенко, содержание этого отчёта сознательно держится в тайне работниками органов безопасности69. Как явствует из приведенной выше цитаты из книги, Варченко мог заниматься в Крыму поисками Святого Грааля. Тем не менее, 3 сентября 2011 года в интервью, данном Интернет-газете «Новый Севастополь», Васильев нашёл мужество признаться в том, что в своей книге он и его соавтор попались на ложные данные об экспедиции Варченко, оставленные В. Деминым, писателем и популяризатором наследия Варченко70. Так что Грааль в Крыму Варченко не искал.

Вернёмся, однако, к аргументации Васильева и Автушенко. Испанская газета «La Estera» действительно опубликовала в 1927 году репортаж о статье Рендела Харриса с фотографией стеклянной чаши без ручек, якобы найденной во время экспедиции в Крыму71. Тем не менее, в своей статье на английском языке Харрис даже не намекает на то, что бывшая в его распоряжении стеклянная чаша I века н. э., как пишут упомянутые авторы, «могла быть Святым Граалем».

Учёный-библеист Рендел Харрис (1852—1941) действительно написал в 1927 научную статью о том, что, по его мнению, чаша, из которой Иисус вкушал на Тайной вечере, должна была быть сделана из стекла, с греческой надписью на боку. В качестве образцов сосудов, на которые мог бы быть похож Святой Грааль, учёный привел в своей статье фотографии шести известных стеклянных чаш I века н. э. Одна из них, ставшая его собственностью, «чаша Виганда» (Wiegand’s сир), по словам Харриса, «была найдена в Крыму или как, вероятно, необходимо уточнить, при раскопках Ольвии». Учитывая, что греческая колония Ольвия находилась не в Крыму, а неподалеку от современного Николаева, даже это уточнение выводит чашу из крымского контекста. Повторимся ещё раз, Харрис полагал, что чаша Виганда могла быть похожей на чашу Святого Грааля. То, что эта чаша могла быть Святым Граалем, учёный нигде и никогда не утверждал72.

Все вышеуказанное приводит к тому, что у немецких властей не было ни малейших оснований искать Святой Грааль в Крыму. От нацистов действительно можно было ожидать чего угодно, учитывая уже упоминавшееся выше увлечение верховных кругов НСДАП (и в особенности Гиммлера) оккультизмом и мистицизмом. Тем не менее, доступные нам архивные и опубликованные источники и научно-исследовательская литература ничего не говорят о якобы имевших место поисках Грааля группой Людольфа фон Альвенслебена или Отто Олендорфа на Мангупе. Олендорф покинул Крым ещё в июле 1942 года. Альвенслебен действительно посетил Мангуп 14 июля 1942 года, однако, как мы уже писали выше, никаких раскопок или научных исследований ни он, ни другие нацистские военные чины и учёные на Мангупе не вели.

Таким образом, рассказу о розысках Святого Грааля в Крыму следует отвести место среди мифов, наряду с россказнями о крымских пирамидах и другими псевдоисторическими байками, столь охотно создаваемыми в последнее время  «любителями истории».

Примечания.

*. Как мы помним, Гитлер ассоциировал себя с этим остготским королем.

**. См. следующие работы генерального комиссара: Frauenfeld A.E. Und Trage Keine Reu: vom Wiener Gauleiter zum Generalkommissar der Krim: Erinnerungen und Aufzeichnungen. Leoni am Starnberger See, 1978 (воспоминания о Крыме); он же. Die Krim. Ein Handbuch / Hrsg. Aufbaustab für den Generalbezirk Krim. Potsdam [1942?] (учебный справочник по истории Крыма). По его собственным словам, Фрауэнфельд также подготовил несколько газетных статей о Крыме, стихотворный перевод крымско-татарских легенд, а также подарочное издание «Солнечная земля готов у синего моря» (Sonniges Gotenland am blauen Meer, весь тираж двух последних книг был уничтожен во время военных действий 1945 года). См. полный список архивных документов о Крыме, подготовленных Фрауэнфельдом, в Kunz. Die Krim… S. 261, Anm. 148.

***. Здесь нацистский идеолог, по-видимому, критикует стадиальную теорию готской истории В.И. Равдоникаса.

****. Фамилия солдата читается с трудом. Предлагаемое нами чтение — Баллерштедт или Баттерштедт.

5*. Фонетически правильно было бы транскрибировать название общества как «Аанэн-эрбэ»; мы, тем не менее, будем придерживаться общепринятой в отечественной науке формы «Аненербе».

6*. Можно предположить, что нацистский «учёный» трудился в библиотеке «Таврика»; не владея русским, он, по всей вероятности, использовал по сей день хранящиеся в библиотеке многочисленные книги по истории Крыма на немецком и французском языках.

7*. Черкес-Кермен называлась деревня возле городища Эски-Кермен; иногда так называли и само городище.

8*. Манштейн Э. Утерянные победы / Сост. С. Переслегин, Р. Исмаилов. М., 1999. С. 276—277. Ср. оригинал источника: von Manstein E. Verlorene Siege. Erinnerungen. Bonn, 1991. S. 272. Добавим, что принятый в отечественной историографии перевод названия мемуаров фельдмаршала, на наш взгляд, не совсем верен. Здесь слово verlorene значит не «утерянные», а «проигранные». Отсюда, правильный перевод названия его мемуаров — «Проигранные победы», своего рода оксюморон, который явно и имел в виду автор книги.

9*. Хотелось бы также выразить благодарность пользователям ranglex и arnobill за ценные сведения о локализации наблюдательного пункта Манштейна, вывешенные ими в 2007 году на форуме сайта <www.sevastopol.ru>. На некоторых картах мыс Эль-Бурун называется также Ели-Бурун или Чилтер-Кая.

1. Цитирую по Kunz N. Die nationalsozialistische «Gotengau»-Konzeption und die Krim im Zweiten Weltkrieg während der deutschen Besatzungsherrschaft / Hausarbeit zur Erlangung des Akademisches Grades eines Magister Artium. Johannes Gutenberg Universität. Mainz, 1997. S. 1.

2. Mulligan T.P. The Politics of Illusion and Empire. German Occupation Policy in the Soviet Union, 1942—1943. New York; Westport; London, 1988. P. 131.

3. Kunz N. Die Krim unter deutscher Herrschaft 1941—1944. Germanisie-rungsutopie und Besatzungsrealität. Darmstadt, 2005. S. 234.

4. В общем о немецком господстве и нацистских планах относительно судьбы полуострова см. Kunz. Die nationalsozialistische…; он же. Die Krim…; Романько О.В. От «немецкого Гибралтара» до арийского «Готенланда» // ИНК. 2006. № 14. С. 115—121; он же. Крым под пятой Гитлера. М., 2011; Аморт Ч. Нацистские планы порабощения и истребления народов СССР (по документам секретного архива Генриха Гиммлера) // История СССР. 1966. № 2. С. 163—188. См. также популярную статью Горбачев С. Готенланд — «Крымская Готия» // Остров Крым. 1999. № 6. С. 36—39.

5. С другой стороны, роль оккультизма и мистицизма в формировании нацистской идеологии не следует преувеличивать, объявляя Третий рейх «оккультным государством» (см. критику этой концепции в Жуков Д. Оккультизм в Третьем рейхе. М., 2006).

6. Kunz. Die Krim… S. 261, Anm. 143.

7. Там же. S. 31, 393, Anm. 161.

8. Англ. new twentieth-century Goths (Cecil R. The Myth of the Master Race: Alfred Rosenberg and Nazi Ideology. London, 1972. P. 211).

9. Kunz. Die Krim… S. 393, Anm. 161. Как мы знаем из 3-й главы нашей книги, впервые о происхождении запорожских казаков от хазар и готов заявил в 1710 году Ф. Орлик.

10. Матерью Мустафы действительно была крымская пленница, черкешенка Бахарай (Махидевран). Тем не менее, о её якобы готском происхождении доступные нам источники ничего не сообщают.

11. Hoehne E. Die letzten Spuren der Goten // Monatsschrift für das deutsche Geistesleben. 1939. № 1. S. 359—362.

12. G.M. Das Germanenreich am Schwarzen Meer. Gespräche unter dem Himmel der Krim // SS-Leitheft. 1941. Jahrgang 7. Folge 6b. S. 5; ср. S.K. Goten in der Krim und Wikinger in Nowgorod [раздел статьи S.K. Vom Herberstainer… und von vielen Deutschen, die Rußland entdeckten, seine Völker erzogen und ordneten] //1941. SS-Leitheft. Jahrgang 7. Folge 4a. S. 8; Caspers H. Auf den Spuren der Goten vor Sewastopol // Mitteldeutsche Nationalzeitung. 24.04.1942. S. 3.

13. Brandt D. [Krüger M.] Gardariki. Ein Stufenbuch aus Russischem Raum. Berlin, 1944. S. 807—808.

14. Там же. S. 67—120.

15. Sättele. Die Goten // Wir erobern die Krim. Neustadt, 1943. S. 277.

16. Цитирую по Kunz. Die nationalsozialistische… S. 23.

17. Kunz. Die nationalsozialistische… S. 23; Rosenberg. Letzte Aufzeichnungen… S. 58.

18. В опубликованных воспоминаниях Розенберг лишь кратко упоминает о горах, где «пребывали остатки последних готов» (Rosenberg. Letzte Aufzeichnungen… S. 58). В архивных же документах он говорит об этом подробнее (Kunz. Die Krim… S. 29—30, 261, Anm. 146).

19. Цитирую по Kunz. Die nationalsozialistische… S. 29—30.

20. Третьим вариантом был топоним Остготенгау (нем. «Округ остготов»; см. Kunz. Die Krim… S. 50; Kunz. Die nazionalsozialistische… S. 24, Anm. 123).

21. Kunz. Die Krim… S. 37, 2.

22. Kraft durch Freude, т. е. «Сила через радость».

23. Аморт. Нацистские планы… С. 183.

24. Там же. См. также Kunz. Die Krim… S. 283, Anm. 200. О том, что он самолично переименовывал крымские города по указу фюрера, Розенберг упоминал также во время Нюрнбергского трибунала (Trial of the Major War Criminals. Nuremberg, 1947. Vol. XI. P. 575).

25. Kunz. Die nazionalsozialistische… S. 79. Всего в Симферополе было переименовано около 70 улиц.

26. Kunz. Die Krim… S. 223.

27. Wir kämpften auf der Krim 1941/42. Kertsch-Sewastopol / Zusammengest. H. Göbel, L. Wiedemann. Dresden [1942/3; пагинация отсутствует]. Добавлю, что в историческом введении в этой книге повышенное внимание уделяется готам; однако Мангуп в ней ошибочно именуется Эски-Керменом.

28. О биографии Фрауэнфельда см. Bräuninger W. Meisterstück falscher Behandlung. Alfred E. Frauenfeld und die Probleme der Verwaltung der besetzten Ostgebiete // Он же. Hitlers Kontrahenten in der NSDAP. 1921—1945. München, 2004. S. 247—257.

29. Frauenfeld. Die Krim… S. 79.

30.  Пиоро И.С. Крымская Готия: очерки этнической истории населения Крыма в позднеримский период и раннее средневековье. К., 1990. С. 48. Автор благодарен А. Стояновой за консультацию в этом вопросе. «Керченская диадема» до сих пор находится в Германии. В 2009—2010 годах она была на выставке «Пылающая Европа — искусство эпохи Переселения народов» в Римско-германском музее г. Кёльна.

31. Pringle H. The Master Plan. Himmler’s Scholars and the Holocaust. London, 2006. P. 221, 225.

32. Wir kämpften auf der Krim…

33. SS-Leitheft. 1941 Jahrgang 7. Folge 6b. (первая страница обложки); Germanische Leithefte. 1942. 2. Jahrgang. Heft 3/4. S. 130; Stampfuß. Germanen… S. 136; ср. Stampfuß. Geschichte… S. 276.

34. Mahsarski. Herbert Jankuhn… S. 254—255.

35. Loewe. S. 200—201. Интересно, что Фрауэнфельд не считал евреями в расовом смысле ни караимов, ни крымчаков (Frauenfeld. Die Krim… S. 10, 25).

36. См. подробнее Кизилов. Крымская Иудея… С. 191—194.

37. Другой возможный перевод: «разбудить остатки готов после их 200-летней летаргической смерти» (Frauenfeld. Die Krim… S. 51—53).

38. Аморт. Нацистские планы… С. 183—184. Кунц указывает, что это были скорее слова самого фюрера (Kunz. Die Krim… S. 64).

39. Frauenfeld. Die Krim… S. 39.

40. Kunz. Die Krim… S. 63—64, 72, 283, Anm. 200. Немцев из Палестины предполагалось поселить в Алуште.

41. Pringle. The Master Plan… P. 219, 220.

42. См. оригинал документа в Бундесархив Берлин NS 19/2212: «Die Goten auf der Krim». Bericht des Hauptmanns der Luftwaffe Werner Beumelburg über die Besichtigung der gotischen Bergstadt Mangup Kale durch den SS- und Polizeiführer in Taurien, SS-Brigadeführer und Generalmajor der Polizei von Alvensleben, und Oberstarzt Prof. Dr. Kalkl942. Опубликован Г. Зимоном в сети Интернет (<homepages.uni-tuebingen.de/gerd.simon/Beumelburg.pdf>).

43. Freitag G., Grenzer A. Der nazionalsozialistische Kunstraub in der Sowietunion // «Betr.: Sicherstellung»: NS-Kunstraub in der Sowjetunion / Hrsg. W. Eichwede, U. Hartung. Bremen, 1998. S. 49. Ср. Бундесархив Берлин NS 19/3052: Untersuchung der gotischen Fundplätze auf der Krim. Bericht des «Ahnenerbes» über Kompetenzstreitigkeiten mit dem Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg (ERR).

44. Brătianu G.I. Notes sur un voyage en Crimée // Revue Historique du Sud-Est Européen. 1942. № XIX. 1. P. 176—182 (см. прим. 1 на стр. 181 и иллюстрации в конце статьи).

45. Альвенслебен же, напротив, в нацистских документах упоминается очень часто, но ни разу в контексте проведения археологических работ; у него как бригаденфюрера и генерал-майора было достаточно других обязанностей (см. Kunz. Die Krim… S. 297—302).

46. Цитирую по Kunz. Die Krim… S. 34; этот же текст несколько в ином виде цитируется в Hufen C. Gotenforschung und Denkmalpflege. Herbert Jankuhn und die Kommandounternehmen des «Ahnenerbe» der SS // «Betr.: Sicherstellung»… S. 88.

47. О биографии и деятельности Янкуна см. Mahsarski. Herbert Jankuhn…

48. Hufen. Gotenforschung… S. 88, Anm. 46.

49. Там же. S. 84; Pringle. The Master Plan… P. 224.

50. Цитирую по Steuer H. Herbert Jankuhn — SS-Karriere und Ur- und Frügeschichte // Nationalsozialismus in den Kulturwissenschaften. Band 1. Fächer — Milieus — Karrieren / Hrsg. H. Lehmann, O.G. Oexle. Göttingen, 2004. S. 502.

51. Керстен оставил подробные отчеты об осмотренных им памятниках (Pringle. The Master Plan… P. 233—235, 389).

52. Mahsarski. Herbert Jankuhn… S. 256, 266—267.

53. Подробнее об этом рассказывается в Pringle. The Master Plan… P. 233—235, 389; Mahsarski. Herbert Jankuhn… S. 267.

54. Abenteuerim Labyrinth des Jaila // Signal. 1942. 1 März-Heft. S. 5—7.

55. Hufen. Gotenforschung… S. 88, Anm. 46.

56. Kater M.H. Das «Ahnenerbe» der SS 1935—1945: ein Beitrag zur Kulturpolitik des Dritten Reiches. Stuttgart, 1974. S. 158; Mahsarski. Herbert Jankuhn… S. 265, 268.

57. Kater. Das «Ahnenerbe»… S. 157; Pringle. The Master Plan… P. 224—226; Mahsarski. Herbert Jankuhn… S. 261.

58. Бундесархив Берлин NS 21/997.

59. Hufen. Gotenforschung… S. 79, 87. Во время Второй мировой войны Штампфус опубликовал несколько статей о крымских готах (Stampfuß. Germanen… S. 130—140). Из текста одной из его статей явствует, что Штампфус лично посетил Мангуп и Эски-Кермен (Stampfuß. Die Geschichte… S. 269—276).

60. Steuer. Herbert Jankuhn… S. 492.

61. Mahsarski. Herbert Jankuhn… S. 270—271.

62. Hufen. Gotenforschung… S. 89.

63. Там же. S. 90.

64. Kunz. Die Krim… S. 252, Anm. 34.

65. Моргунов П.А. Героический Севастополь. М., 1979. С. 332.

66. Bessarabien-Ukraine-Krim. Berlin, 1943 (без пагинации).

67. Васильев А.В., Автушенко М.Н. Загадка княжества Феодоро. Севастополь, 2006. С. 370.

68. <www.graal.org.ua>

69. Васильев, Автушенко. Загадка… С. 302—319.

70. Расшифровывая код «крымского Грааля» // Новый Севастополь. 03.08.2011.

71. Мы, равно как и А.В. Васильев и М.Н. Автушенко, нашли не саму статью в газете «La Estera», но краткое упоминание о ней в Revista Aragón. Año III. № 24. Septiembre. 1927.

72. Harris J.R. Glass Chalices of the First Century // Bulletin of the John Rylands Library. Manchester, 1927. № 11. P. 286—295.

Далее… Идеологическая борьба с «готской проблемой» в послевоенном Советском Союзе

Идеологическая борьба с «готской проблемой» в послевоенном Советском Союзе
Готы и «готская проблема» с конца XIX века и до начала Второй мировой войны

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*